A terrible story: He is a cat

Слэш
NC-17
Завершён
2876
автор
Final_o4ka бета
Размер:
373 страницы, 43 части
Описание:
Джисон погиб, вступившись за незнакомца в случайной уличной драке. Все должно было кончиться осенней ночью в той темной грязной подворотне, но тот, кому Хан пришел на выручку, возвратил ему жизнь и забрал на изнанку привычного мира, похоже, имея на него другие планы. Была ли их встреча случайностью и...
...насколько глубока кроличья нора?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2876 Нравится 804 Отзывы 1173 В сборник Скачать

Нить

Настройки текста
Дуло пистолета было холодным. Боковое зрение цепляло отсветы неоновых огней на металле. Несмотря на то, сколько Лэвен выпил, — его рука была тверда, пистолет не двигался ни на миллиметр. Джисон запоздало подумал, что, очевидно, алкоголь не действовал на него так же, как на людей. Страшно почему-то не было, все чувства будто исчезли — он сидел, как полая внутри восковая кукла, и неподвижно смотрел в лицо Лэвена. Кто знал, что он отреагирует вот так. Вообще-то, вспоминая реакцию Чана на его силы в самом начале — можно было догадаться, что светить этим не стоит. Сзади раздался едва слышный звук движения, и Лэвен вскинул брови: — Уверен, что хочешь проверить, кто быстрее? — он прищурившись смотрел на Минхо. — Стой на месте. Потом он перевел взгляд на Джисона и обратился уже к нему: — А ты, малыш, даже не думай светить глазками, если не хочешь получить дополнительное отверстие в голове. Что ты только что сделал? — Использовал внушение, — Хан старался отвечать ровно и честно, чтобы не вызвать непредсказуемой реакции. — Я думал, что ты тоже так можешь, поэтому не ожидал, что ты отреагируешь вот так. Лэвен сощурился и наклонил голову набок. — Ты думал, что каждый второй может управлять поведением других не-людей? Ха, думаешь, я в это поверю? — он скривился. — Нет, я думал, что все инкубы… могут… как и я, — видимо, это предположение было несколько поспешным. — Инкубы не могут делать такого. И в том, что ты просто инкуб, я очень сильно сомневаюсь, — его челюсти сжались. — А тебе что, в вашей школе законных не рассказывали, что происходит с такими как ты, когда их силы раскрываются? — Я не понимаю… — Хан растерянно смотрел на него, хлопая ресницами. Пистолет прижался ко лбу сильнее. — Про эту его способность не знают, — Минхо говорил негромко, но твердо. — Известно, что он может управлять людьми и цзянши, что может вызывать любовь и манипулировать энергией — это все. По спине Джисона пробежал холодок. Ему нельзя было применять внушение? Кроме Минхо был как минимум один человек, к которому он применял его. Тот парень из библиотеки. И хоть он не заставлял его ничего делать, но тот шатен точно слышал его голос в голове. Вот теперь стало страшно. — Но ты знаешь об этом, — Лэвен не мигая смотрел на Минхо. — Да. — Ты что… позволял ему применять внушение против себя? — Его глаза расширились. — …да. — Блять. Да ты чокнутый, — он неверяще покачал головой. — Лэвен, опусти пистолет. Он не знал. Он не сделал ничего плохого. — Ха, ну да, — он криво усмехнулся. — А потом он внушит мне, чтобы я ответил на все ваши вопросы и прострелил себе башку. Спасибо, обойдусь, — он сжал губы и перевел жесткий взгляд на Джисона. Плечи Хана поникли. Вот, значит, как другие реагируют на его силу. — Но… я же сказал, что не причиню тебе вреда, — он произнес тихо, глядя в серые глаза. Лэвен нахмурился и отвел взгляд, думая о его словах. Минхо использовал это как возможность. Он резко толкнул Хана в бок, так, что тот слетел со стула на пол и ушел с траектории выстрела, и запустил бутылкой из-под виски прямо в голову Лэвена, подныривая под его руку. Рефлексы Минхо были нечеловеческими. Лэвен не успел среагировать и пошатнулся, когда бутылка рассекла ему бровь и лоб и упала на барную стойку, оглушительно лопаясь и заливая все вокруг алкоголем вперемешку с битым стеклом. Минхо схватил его за запястье и вскинул его руку с пистолетом вверх. Даже без трансформа он был сильнее. Только вот у Лэвена были его способности инкуба. Он положил вторую руку на шею Минхо, чтобы коснуться кожи, и тот охнул, пытаясь отстраниться и не прекращая борьбу. Их руки с пистолетом описали дугу и остановились внизу, а потом раздался выстрел. Минхо упал на пол возле его ног, зажимая рукой живот, а Лэвен вытер кровь из рассеченного лба, заливающую глаза, и громко выругался. Джисон рванул к Минхо, не обращая внимания на крики Лэвена: — А ну стой! Он проигнорировал требование, сел сбоку от Минхо и аккуратно убрал в сторону его руку, немного задирая ткань тонкой кофты и осматривая рану от выстрела. Пулевое отверстие было у самого бока: с высокой вероятностью органы не были задеты. — Джисон, пистолет все еще… — Лэвен пытался урезонить Хана, но тому было откровенно плевать. — Так стреляй. Тон Хана был ледяным. Он даже не обернулся к нему, продолжая осматривать рану — к сожалению, пуля не прошла навылет. Он легко коснулся щеки Минхо: — Все будет в порядке, слышишь? Органы не задеты, но пуля еще внутри. Мне нужно ее вытащить, прежде чем я смогу тебе помочь, хорошо? Минхо посмотрел за спину Джисона, а потом на него самого из-под полуопущенных век и коротко кивнул. Его губы были сжаты — ему, очевидно, было больно. В этот момент Хан почувствовал прикосновение к плечу и испуганно обернулся — Лэвен протягивал ему бутылку с прозрачной жидкостью. Джисон молча взял бутылку и осмотрел — водка. Подойдет. Он открутил крышку и по очереди плеснул на свои руки, растирая спирт пальцами. — Так, это будет больно, — Хан растянул края раны и поднес вторую руку. — Если получится — расслабь мышцы, насколько это возможно, хорошо? Я постараюсь сделать это быстро. Минхо снова коротко кивнул и сразу же выгнулся от боли — Хан погрузил указательный и большой палец в рану, пытаясь нащупать пулю. Лэвен сел с другой стороны и прижал его к полу, надавив на плечо. — М-м-м-мх! — Потерпи еще немного, пожалуйста. Я чувствую ее, сейчас… — Джисону приходилось раздвигать разорванные выстрелом мягкие ткани, чтобы ухватить пулю, наверняка причиняя чудовищную боль. Минхо снова выгнулся, мелко дрожа, если бы Лэвен не держал его, он бы, наверное, вывернулся из-под рук Джисона. К счастью, пуля была не очень глубоко. — Я знаю. Я знаю, что больно. Все, уже почти все, — Хан лепетал бессмыслицу, пытаясь хоть немного отвлечь его своим голосом. С третьего раза он подцепил края пули и кое-как смог ухватиться — она была очень скользкой из-за крови. — Ты молодец, еще пару секунд и станет легче. Он вытащил маленькую тяжелую пулю и бросил ее на пол, сразу же зажимая пулевое отверстие ладонью. — Все, уже все… — Хан наклонился к его лицу и мягко поцеловал, чувствуя металлический привкус крови из его прокушенных губ. Можно было и не целовать, но так было быстрее. Он отдавал энергию щедро, стремясь поскорее вылечить его раны и избавить от боли. Ладонь покалывало, а под ней стало обжигающе горячо. Постепенно ранки на губах затянулись, а через пару минут и под ладонью ощущалась только гладкая горячая кожа. Погладив Минхо по щеке и вытерев испарину с его лба, Джисон отстранился и принялся осматривать его бок — рана затянулась покрасневшей кожей, осталось только смыть следы крови. Лэвен недоуменно смотрел на место, где только что было пулевое ранение: — Как ты это сделал? — Отдал свою энергию, — Хан пожал плечами, аккуратно ощупывая бок пальцами и глядя на реакцию Минхо. — Я не думал, что можно вот так. Даже не пробовал… Зачем просто отдавать кому-то свою энергию… — Лэвен даже наклонился ближе к его животу, разглядывая розовую кожу. — Чтобы помочь. Лэвен поднял голову и их глаза встретились. Он понимал, что прямо сейчас может получить мысленный приказ: засунуть ствол в рот и вышибить себе мозги. Джисон видел, как эта мысль пронеслась у него в голове, но он отбросил ее и продолжил смотреть, немного хмурясь. Хан поднял руку, и он слегка дернулся, как будто ожидая удара; его глаза расширились, когда Джисон, грустно улыбнувшись, провел большим пальцем по его брови и лбу, залечивая рассечение от удара бутылкой и вытирая кровь. В Лэвене сейчас было очень много эмоций — все они отражались в прозрачно-серых глазах: недоверие, вина, страх, уважение, любопытство. В глазах Джисона была только боль и усталость. Он закончил лечить и отвернулся. Хан сел рядом с Минхо и приподнял его, обнимая сзади и облокачивая спиной себе на грудь. — Ты в порядке? Как себя чувствуешь? — он негромко спросил на ухо. — Все хорошо… Спасибо, — Минхо повернул голову и уткнулся лбом в его щеку, прикрывая глаза. Хан чуть повернулся и поцеловал его в горячий лоб, переплетая пальцы их рук. — Я… Мне очень жаль, — Лэвен присел напротив них, прислонившись спиной к барной стойке. — Я не собирался стрелять, только хотел обезопасить себя. Когда ты сказал, что не навредишь мне, я уже был готов опустить пистолет, но… — его взгляд переместился к Минхо. — Почему ты напал? — Потому, что чувствовал, что Джисону угрожала опасность, — он хмурился. — Это было как тогда на парковке? — догадался Хан, обеспокоенно глядя на его лицо. — Да. Джисон помрачнел. То есть это даже от формы не зависело. Но что это? Почему он как сумасшедший инстинктивно кидается его защищать от своих и чужих? — Я смотрю, между вами двумя все ой как не просто, — Лэвен едва заметно усмехнулся. — В общем… я правда сожалею, что так получилось. И прошу прощения. У вас обоих. Джисон немного растянул губы в вымученной улыбке и кивнул. Минхо повернул к нему лицо и проговорил: — И ты извини, — он указал на его лоб, на котором все еще оставались следы крови. — И за это, — с усыпанной осколками барной стойки на пол капал виски. Лэвен тихо рассмеялся. — Если… у тебя еще остались какие-то вопросы, — он неуверенно поймал взгляд Джисона. — Я отвечу на что смогу. Безвозмездно. Думаю, после произошедшего можно забыть про условности. Джисон думал, успокаивающе поглаживая руку Минхо. — Почему ты так отреагировал на внушение? Лэвен пропустил кудри через пальцы, откидывая их назад, и шумно выдохнул. — Сам подумай. Ты влезаешь в голову и заставляешь других делать то, что тебе нужно. Если возможности людей просты и понятны — то возможности сверхъестественных существ очень разнообразны. Получая контроль над владельцем — ты получаешь контроль над всеми его способностями, понимаешь? Это страшно… Джисон. Он больше не звал его «малыш», видимо, язык не поворачивался. — Обладатели таких способностей, как у тебя, делали страшные вещи. Всегда чужими руками. Их очень сложно было обнаружить, потому что при должной тренировке они затирали воспоминания о своем воздействии, — он согнул ногу в колене, закидывая на нее расслабленную руку. — А если сами по себе они не имели ни притязаний на власть, ни недобрых намерений — их использовали те, кто был хитрее. — Чан бы не поступил так с тобой, — хмуро буркнул Минхо. — Но тем не менее, от него ты это все равно скрыл, если я правильно понял, — Лэвен приподнял бровь. Между бровей Минхо залегла складка. Лэвен примирительно поднял ладони. — Это не мое дело. От меня эта информация никуда не уйдет, можете быть спокойны. — Почему? Не то чтобы я тебе не верил. Мне правда интересно. — Джисон смотрел с легким любопытством. — У тебя светлая душа, Джисон. Я не хочу тебе вредить. А если этого недостаточно… — он невесело хмыкнул. — Расскажи я кому-то об этом — и это будет последнее, что я сделаю в своей жизни. Да, эта информация именно такого рода, Джисон, — он кивнул в ответ на изумленный взгляд Хана. — Меня пришьют почти сразу же, чтобы я не растрепал кому-то еще. — Я надеюсь, что это знание не подвергнет тебя опасности, — Хан обеспокоенно теребил рукав кофты Минхо. — Чтобы выбивать информацию прицельно — надо знать, где искать. У меня ничего искать не будут. Так что за меня не волнуйся, — он легко улыбнулся Хану. — А мы… — Джисон смутился, опуская взгляд, — мы могли бы общаться? Серые глаза напротив стали абсолютно круглыми. Несколько мгновений Лэвен просто удивленно смотрел, приоткрыв рот. — Правильно ли я понял, — похоже, предложение Хана удивило его настолько сильно, что он решил переспросить, — что после всего, что между нами произошло, ты хочешь со мной подружиться? Взгляд Джисона неспокойно скользил по черному блестящему полу, он робко кивнул, не поднимая глаз. — Я… эм. Хм, — Лэвен закашлялся, поперхнувшись воздухом, — я был бы очень рад. Джисон взметнул взгляд к нему — он мягко улыбался. Хан несмело улыбнулся в ответ.

* * *

— Знаешь, это самое сумбурное приобретение союзника, при котором мне доводилось присутствовать, — Минхо включил поворотник и перестроился в крайний правый ряд, возвращая руку на колено Хана, накрывая его ладонь и переплетая пальцы в замок. Каким-то образом сидеть в машине вот так — стало для них естественным. Они ехали на красном джипе Чана — машина Минхо еще была в ремонте. Джисон смотрел на экран своего смартфона, контактная книжка которого пополнилась новым номером. Лэвен сказал, что будет рад видеть их в клубе в любое время, и что Джисон может связываться с ним, если у него возникнут какие-то вопросы или сложности. Это куда больше того, на что он рассчитывал изначально. Но с Минхо сложно было не согласиться — несколько раз ситуация грозила выйти из-под контроля и обернуться абсолютно безрадостными последствиями. Он снова скользнул взглядом по кровавому пятну окружающему пулевое отверстие на его кофте и крепче сжал его ладонь. Они справились довольно быстро и уже возвращались в кампус, но Джисон все равно дергался, опасливо вглядываясь в мрачные тени между деревьями, когда они проезжали то самое место трассы, где засада настигла их в прошлый раз. Он вообще начал ловить себя на мысли, что после того разговора с Чаном иногда откровенно параноит. Но было ли в этом что-то удивительное? Он и должен переживать. Есть из-за чего. — Я бы хотел поговорить кое о чем. Только не прямо сейчас, — Джисон уточнил, заметив, что Минхо выжидающе смотрит на него. Говорить сейчас он не был готов, но решил самостоятельно отрезать себе пути к отступлению, предупредив Минхо о предстоящем разговоре заранее. — Может быть, вечером? — Я буду в патруле во второй половине дня — вернусь только к ночи, — он с сожалением помотал головой. — Тогда… ничего, если я приду ночью? — Хан смутился. Он на самом деле не имел в виду ничего такого, но прозвучало все равно как-то двусмысленно. — Просто поговорить, — он добавил поспешно. — Эм… — Минхо, казалось, тоже немного растерялся, — да, конечно. Чан подошел к машине, как только они подъехали к кампусу, и тактично постучал в боковое стекло со стороны Хана, глядя, как они трепетно целуются, не обращая внимания ни на что вокруг. Минхо, слегка подняв бровь, встретился взглядом с Чаном, не отрываясь от Джисона. Лидер указал на наручные часы и сердито скрестил руки на груди. Минхо едва заметно лукаво сощурился и прикрыл веки, поглаживая Хана по скуле и углубляя поцелуй. Чан на это лишь укоризненно закатил глаза и отвернулся. Минхо замедлился, нежно прикасаясь к зацелованным губам. Он ласково чмокнул его в уголок рта, щеку и нос, после чего удовлетворенно отстранился. — До вечера, — хитрые черные глаза улыбались, с удовольствием разглядывая разомлевшего Джисона. Тот не использовал силы, они целовались просто так, но… Боже, как же это было потрясающе. Хан бы всю жизнь целовался с ним, если бы у него была бы такая возможность. Он глубоко вздохнул, с трудом возвращая ясность мыслям. — Да… до вечера, — он не удержался и еще раз мягко поцеловал его напоследок. — Береги себя, хорошо? Минхо кивнул, легонько сжав его ладонь прежде, чем отпустить. Хан вышел из машины, сразу же нос к носу столкнувшись с Чаном и залившись густым румянцем под его строгим взглядом. — Ммм… Привет, Чан… Я, пожалуй, пойду, — он бочком протиснулся мимо и засеменил к кампусу. Чан только снисходительно улыбнулся и покачал головой, глядя ему вслед. Пока у Джисона было свободное время до вечера — он решил попробовать найти Феликса. Мысль о том, что проклятие пока что не спешило развеиваться самостоятельно, не давала покоя. Может ему удалось что-то выяснить? Задача оказалась куда проще, чем он ожидал, — он нашел Чанбина обедающим в столовой. Тот охотно подсказал ему, где искать их комнату; она, к слову, оказалась совсем недалеко от комнаты Минхо, на противоположной стороне коридора. Джисон взлетел по лестнице пулей — как ни крути, говорить с Феликсом тет-а-тет ему было на порядок комфортнее, чем когда при разговоре присутствовал Чанбин, беспрестанно беззлобно подкалывающий их с Минхо. Он торопливо постучался в дверь и вошел на пару секунд раньше, чем Феликс пригласил его. В этой комнате кровати были сдвинуты вместе к окну, на стене напротив висела средних размеров плазма, а в углу стоял шкаф из темного дерева — и все, в комнате больше ничего не было. Феликс лежал на темно-сером покрывале и что-то задумчиво записывал в блокнот, очень похожий на тот, что был в комнате Джисона. — Привет, — Джисон подошел поближе, а Феликс приветливо улыбнулся и сел, хлопая по покрывалу рядом с собой. — Здравствуй! Слышал, вы утром уезжали в город, все в порядке? — он сложил блокнотик и положил его на подоконник, который, видимо, служил импровизированным письменным столом в этой комнате. — Да, в целом неплохо. Вампиры на обратном пути не встретились, так что уже хорошо, — Хан нервно рассмеялся. — Я на самом деле пришел, чтобы спросить у тебя о проклятии… Получилось ли что-то узнать? — он торопился, чтобы успеть договорить, до того как Чанбин вернется с обеда. — О, — лицо Феликса стало серьезным, — да, кое-что есть, но я бы хотел сначала убедиться в этой информации, потому что новости там не слишком радужные. — Понятно, — Джисон поник. — Джисон, я хотел спросить еще тогда — пожалуйста, расскажи мне, откуда ты узнал про это проклятие? — Феликс доверительно положил ладонь ему на плечо. Может ли он рассказать? Да в принципе, наверное, может. — Мне рассказал Хоа, — он пожал плечами, как бы извиняясь. В глазах Феликса засветилось понимание. — Интересно, — он заметил вопрос в глазах Джисона и пояснил, — цветочки очень редко вмешиваются в отношения между другими людьми. Они всегда вместе, но держатся особняком ото всех. — Ясно. А как ты сам узнал об этом? — Джисон спросил и понял ответ в ту же секунду, как произнес это. — Я видел сон Минхо о том времени, — Феликс кивнул, замечая, как глаза напротив озаряются пониманием. — А ты… мог бы показать мне его? — Хан спросил и сразу же стушевался — скорее всего, такая просьба была неприличной в квадрате — по отношению и к Феликсу, и к Минхо. — Если это не слишком… Феликс глубоко задумался, глядя в окно. — Знаешь, в обычной ситуации я бы ни за что на такое не согласился, — он нахмурился. — Но с вами… мне почему-то кажется, что показать его тебе будет правильным. Хан робко улыбнулся, все еще до конца не веря в то, что Феликс так легко согласился. — Давай, ложись вот сюда, — он указал на кровать, а сам подвинулся ближе к окну. Хан с готовностью устроился на покрывале, стараясь унять внезапно появившуюся дрожь в руках. Глаза Феликса засветились золотым, он бережно положил ладонь на его лоб и произнес своим низким глубоким голосом: — Засыпай. Веки потяжелели, и Хан постепенно провалился в теплую тьму, радушно распахнувшую для него свои объятья.

* * *

— Син! Син, просыпайся! Смотри, что я тебе принес! Это точно был голос Минхо, но интонация была совершенно нетипичная для него — восторженная, почти детская, даже по голосу было слышно, что он широко улыбается. Джисон открыл глаза и замер. Он лежал на прогревшемся под ярким солнцем коньке покатой крыши. Минхо, одетый в простые хлопковые штаны и белую рубаху с завязками на груди, закрывал калитку простенького забора и оглядывался, пытаясь отыскать кого-то глазами. Потом он наткнулся взглядом на Джисона и широко улыбнулся, отчего его глаза превратились в щелочки. Джисон смотрел как завороженный — Минхо еще никогда не улыбался ему вот так. Внутри постепенно разливалось тепло. — Вот ты где! Спускайся, смотри, что у меня есть! — он приподнял что-то завернутое в кулек из холщовой ткани и подошел к краю крыши. За символическим деревянным забором была широкая протоптанная дорожка, а сразу за ней начинались окрестные поля с высокой, волнующейся от порывов ветра густой травой, создающей иллюзию перекатывающихся по равнине зеленых морских волн. Справа, почти у самого дома, начиналась опушка светлого лиственного леса, пестрящая густыми невысокими кустами с крупными красными ягодами, а далеко впереди за полями виднелись золотые блики речной глади и еще несколько маленьких домиков. Двор, помимо основного дома, имел несколько хозяйственных построек: сарай для какой-то домашней птицы, судя по курлыканью и перьям возле двери, чаны для зерна, увитый сухим плющом навес для хранения дров с невысокой поленницей и круглой каменной печью с чугунной задвижкой неподалеку. Кое-где по углам стояли рабочие инструменты: вилы, тяпки и метлы. На открытом пространстве под палящим солнцем сушилась свежескошенная трава, дразня приятным пряным ароматом. Минхо поставил кулек на землю у своих ног и протянул руки наверх, лучезарно улыбаясь. — Прыгай, я тебя поймаю. Джисон будто сам по себе поднялся с места и мягко ступая пошел к нему. Когда он наконец взглянул вниз, то увидел черные аккуратные кошачьи лапки, которые без особого труда балансировали на покатой крыше. Похоже, тут он только наблюдатель. — Ты ждал меня? — Весь. День, — кот мявкнул утвердительно, пригибаясь к крыше и пытаясь примериться, как лучше спрыгнуть, и Джисон с удивлением обнаружил, что понимает его даже во сне. — Да прыгай уже, не трусь! — Не торопи! — он целил в плечо, но ласковые руки подхватили его в воздухе и прижали к груди. Кот устроился на плече и потерся головой о его уши, немедленно начиная мурчать. — Ну вот, делов-то, — парень рассмеялся и аккуратно присел, подхватывая кулек, а потом поднялся на невысокое крыльцо, ногой открывая дверь в дом. Внутри царила приятная прохлада летней тени, пахло деревом и свежевыстиранным бельем. Сразу за дверью была небольшая комната, по-видимому, служившая столовой. На темном дощатом полу в самом центре стоял прочный невысокий деревянный стол, вокруг которого лежали плоские подушки, а возле стены стояли шкафы и полки с разными безделушками. Кот сразу же запрыгнул на стол, нетерпеливо помуркивая и поторапливая Минхо. Джисон на мгновение задумался, а кого в этой ситуации он должен называть «Минхо»? Так как другого имени для парня, реинкарнацией которого он, предположительно, являлся, у него не было; он решил, что он будет звать его Минхо, а кота — Син. — Тебя. Долго. Не было, — Син болтал не переставая, — Я. Так. Скучал. Он беспокойно спрыгнул со стола и начал крутиться возле ног Минхо, мешая ему идти и заставляя негромко посмеиваться. — Да погоди ты, сейчас, сейчас, — он положил кулек на стол и принялся развязывать узелок. Син встал на задние лапы, упираясь передними в стол, и с любопытством изучил содержимое на кусочке холщовой ткани. Внутри была целая куча небольших мотков цветных ниток самой разной фактуры — от тонких и блестящих, до толстых шерстяных. Бобины тоже были разной формы: конусообразные, шарообразные и цилиндрические. Джисону это показалось очень красивым, но Син пришел просто в неистовый восторг. Он зацепил когтями краешек холщовой ткани и сдернул ее со стола. Бобины с нитками дробью рассыпались по полу и покатились в разные стороны. Син принялся гонять их по комнате, отфутболивая лапами, то и дело переключаясь с одной на другую и припадая к земле, словно охотился на разбегающихся от него цветных зверьков. Минхо сидел и заливисто смеялся, наблюдая за ним. Его смех был очень высоким и звонким, чем-то напоминающим птичью трель. Немного поиграв, Син подбежал к нему и, упираясь передними лапами в его грудь, стал пытаться лизнуть лицо. Минхо уворачивался, не прекращая смеяться, и в итоге завалился назад, обнимая кота и ероша его черный мех ласковыми прикосновениями. Он сложил губы трубочкой и чмокнул его в лоб, издав звонкий звук. Син свернулся клубочком на его груди и уложил голову на горячую шею, утробно мурча. — Я рад, что тебе понравилось, — парень легко гладил его по бокам и спине, глядя в потолок. — Я. Так. Сильно. Тебя. Люблю, — кот промурлыкал это едва слышно, утыкаясь мокрым носом в ухо. Его буквально разрывало от этого чувства, которое его кошачье сердце просто не должно было ощущать вот так. Джисон, даже как наблюдатель, чувствовал это. — Минхо? Ты дома? Минхо? То есть… он взял не только его внешность, но и имя? Крик раздавался со двора. Джисон почувствовал, как настроение Сина кардинально изменилось буквально за секунду. Любовь, только что наполнявшая его, вскипела и почернела, он почти не шевелился, только прижал уши, сильнее припал к груди Минхо и обвил того лапами вокруг шеи. — Эй, меня зовут, слышишь? — Минхо мягко потрепал его по макушке, но Син не отреагировал. Он перестал мурчать и теперь просто прижимался к нему всем своим маленьким кошачьим тельцем. — Ну же, Син, это невежливо, — он попробовал поднять его, но тот выпустил когти, вонзаясь ими в шею. — Ай! Син! Мне больно, отпусти! Но он и не подумал. Минхо отрывал от себя его тело, но тот жался головой и грудью, изгибаясь. Вдруг он резко зашипел: — Не. Ходи. — Син, ну хватит, ты мне так всю шею раздерешь… — НЕ! ХОДИ! — кот почти зарычал, вонзая когти еще сильнее. — Ай! — парень сбросил его с себя, руками отцепив лапы и ощупывая глубокие красные царапины на шее. — Да что с тобой такое! Он поднялся и вышел из дома, с досадой глядя на своего кота. Джисон почувствовал, как сердце Сина защемило от обиды, перемешанной с виной. Он рванул за ним, но дверь закрылась прямо перед его носом. Снаружи послышались приглушенные голоса. — Прости… — Син мяукнул надрывно, надеясь, что Минхо его услышит, и принялся бессмысленно скрести деревянные доски. — Не… уходи… — кот жалобно мяукал в щель между дверью и косяком все тише. Голоса снаружи тоже постепенно затихали, удаляясь. — Пожалуйста… прости… Син лег прямо под дверью, уткнувшись носом в дверной косяк. — Не… оставляй… меня… Но на улице был слышен только ветер и чириканье птиц. Он опять остался один.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты