Чья-то вещь

Гет
NC-17
В процессе
64
Размер:
46 страниц, 12 частей
Описание:
.... Да, Каччан был прав, я вещь и всегда ей буду. Я вещь, которая используется для всего да хах просто вещь.
Посвящение:
Всем кому понравилось.
Примечания автора:
Ну я попробовала буду продолжать если вам понравилось я очень старалась. Надеюсь на отзывы и критику спасибо за внимание!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
64 Нравится 95 Отзывы 13 В сборник Скачать

Глава 5.

Настройки текста
Жёлтые глаза яростно смотрели, то на Изуку, то на Томуру. Они горели так, как будто если выключить свет, они будут освещать всю комнату вместо лампы. Этот взгляд для Изуку был в новинку, но что все будет явно хуже, чем раньше было уже ясно. А она ведь только наладила отношения с Каем. Мидория уже было хотела открыть рот и взять вину на себя, но Чисаки за один прыжок перепрыгнул через всю комнату к этой «парочке». Изуку среагировала моментально и откинула парня, а сама подставилась под руку Кая, которая была без перчатки с явным намерением кого-то убить, а если точнее Томуру. Но если бы не Изуку у него это скорее всего получилось бы. Мидория растворилась, а Шигараки благополучно упал в портал. Чисаки восстановил Изуку моментально. Схватил за волосы и потащил за собой. Татами срывал кожу, коленка с каждым разом всё болезненее напоминала о своем существовании, а волосы вырывались из головы. Слезы капали огромными горошинами, одна за другой. Она кричала, но Чисаки было по барабану. Изуку ни о чем не думала кроме того как побыстрее расцарапать руку Чисаки, чтобы он ее отпустил хоть на мгновение. Но даже кровоточащие царапины ни на секунду не остановили его. Это убивало. Только бы он остановился она бы ему все объяснила. Но нет. Татами сменился холодным белым кафелем, а комната для переговоров тем самым коридором, по которому ее казалось бы совсем недавно водили к Каю. Страх, боль, слезы и воспоминания буквально душили ее. Она вспомнила все в этот момент. Она вспомнила вдруг почти все свои смерти. Это тяжело забыть. Сколько в каждой предсмертной агонии ужаса и он сколько бы ты не умирал, никогда не исчезает, так же как и Каччан и другие ее кошмары. Та темень из которой ей никогда не уйти, она завязла по самое горло и с каждой попыткой спастись только быстрее идёт ко дну. Боже, если бы только она не заметила Эри, тогда все было бы по другому! Она жила бы спокойной жизнью с мамой, стала бы полицейской и возможно смогла бы подружиться с Каччаном. Все было бы иначе! Тогда ее никогда бы не нашел Чисаки и её бы не убивали! Она умерла за три месяца наверное раз 87. И это только те которые она обрывками может вспомнить и то обрывки смутные, но безумно жуткие. Почему она все это заслужила? Почему он ее тупо не убьет, ведь так будет проще и лучше всем, даже ей. Хотя судя в какой он ярости, может и вправду убьет и все ее мучения наконец то закончатся. Только бы уже прикончил бы, она бесполезна и никому не может помочь. Ни Эри, ни себе, ни Каю, ни тому парню, никому. А тот парень жив или он умер? Если он умер, то она ещё более жалкая. Его не спасла, а сейчас и наказание получит. А ведь все было хорошо до того самого поворота! Спокойный мир! Свежий воздух, солнце, голубое небо, трава, цветы, птицы, озера, реки море, дом, мама, да все у нее было! Только, вот только сейчас это осознаешь. Всегда так неожиданно и печально. *** За три месяца до этих событий. — Сколько можно?! Бесишь! — П-прости Каччан! Я не хотела, правда! — Чего ты там не хотела?! Доставлять мне неудобства ты не хотела?! Пора спуститься на землю Деку, ты одним своим бесполезным существованием доставляешь всем одни неудобства! — П-прости, — Всхлипнув пробубнила она — Что ты там бурчишь себе под нос, а?! Смотришь на меня свысока?! Так вот Деку, смотри. В нашем мире ты вещица с браком. Беспричудное чмо, которое ни на что не способно, кроме того как стать шлюхой, так что советую стать хоть немного сексуальной или спрыгнуть с крыши наконец, чтобы избавить себя и этот мир от такого дерьма как ты! — он рычал это ей прямо в лицо, смотря как слезы текут из ее глаз на его пальцы, которые сжимают ее мягкие щёки. Она вся раскраснелась от слез. Какая же она красивая. Зачем он так с ней? Он и сам не знает. Может он понимает конкуренцию и хочет искоренить из нее любую надежду на отношения, а потом стать ее хозяином подарив ей надежды на счастливую жизнь? «Отвратительно», — он отпустил ее и ушел. Оставив ее одну в классе с учебниками и красными отпечатками его горячих от взрывов пальцев. Она сжимала свою юбку пытаясь сдержать слезы которые как назло капали только сильнее. *** Волосы натянулись сильнее, подымая их обладательницу в воздух. Она беспомощно брыкалась шипя, царапаясь и из-за всех сил пытаясь вырваться, но увы это бессмысленно. Рука Кая замахнулась и кинула Изуку в какую-то комнату с такой лёгкостью как будто это не тело, а теннисный мячик. Прямо на ребра. Ужасная боль, но жизнь все-таки дороже.Мидория начала ползти вперёд, подальше от Кая в эту спасительную темноту, только бы он ее не нашел, только бы она успела. В голове была только одна мысль «бежать», но бежать она не могла, она не чувствовала ног, то ли от страха, то ли от боли. Руки предательски потели и скользили по кафелю, не давая сдвинуться с места, при этом издавая мерзкий скрип. Кай стоял в проёме и медленно тянулся к выключателю дабы включить свет, наслаждаясь всей этой картиной, вопиющей беспомощности и безысходности. Это немного забавляло. Эта комната в которой он брал кровь из Эри, но теперь он повеселиться с Изуку. Хотя крики, слезы и мольбы о помощи не приносят такого удовольствия, как например чувствовать тело Мидории, которое наконец расслабляется рядом с ним, когда она засыпает или например чувствовать рукой вибрации от сердца и слушать ее мирное сопение. Да это приносит гораздо больше удовольствия нежели ее пытки. Но неужели она и вправду предпочла ему Томуру? Немыслимо. Томура даже не красавчик по сравнению с Чисаки. У Кая красивая ровная кожа как будто из фарфора тем не менее, не бледная. У него нет шрамов тело как у плейбоя, а этой сучке нравится какой-то непонятный Шигараки? Это высокое нечто? Серьезно? Щелк. Освещение включилось, комната светилась ярким белым светом, который чуть ли не выжигал заплаканные глаза. Ее взяли за волосы, слегка приподняли, но не полностью, а так, только голову с торсом и замахнулись. Это действие проделали несколько раз. На белом кафеле были брызги крови и несколько зубов. Лоб, нос, рот Изуку были в крови. Раздолблены об пол несколькими стильными ударами об белый кафель, на котором уже начинала высыхать абстрактная картина из брызг ее крови. Наверное за такую картину на холсте заплатили бы тысячи долларов, как жаль что все это не на холсте и уж написано точно не красками. Сознание было возвращено мгновенно, боль прошла по лицу и снова вернулась к волосам, теперь её явно подняли. Воспоминания проскользнули в голове, когда она увидела стену. «НЕТ! НЕТ! НЕТ!» — внутри все сжалось, когда она лицом полетела в стену «заботливо» придержанная за волосы и шею Каем. Она вытянула руки. Мерзкий хруст и не сразу ощутимая адская боль. Они сломаны. Теперь у неё нет шагов для отступления. Снова крики и мольбы, попытки побить мучителя ногами…и…бесполезно. Все бесполезно. «П-пожалуйста! Пожалуйста, дай я, я все объясню! Ты н-не так п-понял! Прошу!» — ее видимо никто не слушал, потому что буквально в следующую секунду ее череп громко хрустнул и звук громко касающийся на пол крови наполнил эту белую с красным комнату. На стене красовались раздавленные глаза, немного прилипшей окровавленной кожи и пару зубов, которые медленно стекали по стене, размазывая ее кровавый портрет. Снова восстановление, слезы, крики и тишина. Учащенное дыхание, в глазах потемнело. Сердце начало колотиться как бешеное, рвота подошла прямо к горлу. Нет. Нет. Нет. Нет. НЕТ. Это не ее лицо. Нет, нет, нет. Это точно не ее прилипшие к стене глаза. Точно не ее. Это иллюзия. Пусти меня, пожалуйста! Пусти! Отпусти! Рвота. Слезы и паника. Тело трясёт в судорогах. Она не знает что делать, как ей себя вести. Этот портрет. Это ее портрет? Это подарок? Что это? Я…боже… «Тебе нравится? Это твой отпечаток лица. Помнишь, как в твоё первое серьезное наказание за побег? Но вот только теперь ты увидела последствия. Куда ты опустила голову? Нет, надо смотреть, давай. Вот ты сука! Блять!» её выронили. Она испачкала руку Чисаки в своей блевоте. Ужасно. Она не смогла выдержать. Какая она жалкая. Хех она сделала то что больше всего ненавидит Кай. Забавно. Ей с размаху прилетело ботинком прямо в щеку, слегка распоров ее. Теперь вкус железа и блевотины все было перемешано. Хотелось ещё раз вырвать, вот только безумный страх перекрыл горло раньше, за что Изуку была безумно ему благодарна. *** «АГХ-АААААА!» — сколько душераздирающих криков покрываемых всхлипами и до ужаса сиплыми вдохами. Хлюп и некий глухой бульк. Ее глаза выдавлены, она уже не кричала, сорвала голос. Какие-то непонятные звуки вперемешку со всем этим, она что пытается что-то сказать? Это уже неважно. Сколько он уже не наказывает? Час может два? «Знаешь Изу для чего тебе нужен рот?» — он говорил это предельно спокойным, даже можно сказать бархатистым голосом. А потом нагнулся к самому уху и промурчал. — «Для того чтобы глотать МОЮ сперму и выкрикивать МОЕ имя. Понимаешь солнышко?» — не нужно было видеть ее глаза, чтобы понять, насколько сильно они округлились от страха. Ее сердце билось быстро. Резкие сиплые хрипы. А потом адский крик которого уже не было слышно, ведь кроме всепоглощающего страха, сжимающий  хрупкое горло своей склизкой костлявой ладонью не давая выдавить ничего кроме протяжного и болезненного хрипа, больше ничего не осталось. Она мотала головой из последних сил, пытаясь вытряхнуть из своей головы эти слова, которые отдавались в ее голове эхом, бесконечно повторяясь в темноте. Кресло превратилось в трясину и торф, глаза ничего не видят, ни единого лучика света. Она дёргается, пытается вырваться, но ремни, которые держат руки только сильнее утягивают ее под воду. Изуку тянулась во все стороны, пытаясь, выбраться, но она ничего не видит, ничего не понимает. Ничтожно. Рот открывается как у рыбы в немом крике. Резко и с большими перерывами заливается прохладный воздух обжигая бьющееся в истерике маленькое слепое тело как у новорожденного щенка. Хлюпанье. Вибрации. Чье-то ругательство которое неслышно из-под воды. Кто-то близко. Помогите. Я тону. Помогите. Пожалуйста. Пальцы. Холодные влажные пальцы. Распутывают прилипшую к телу тину. Спасите. Прошу. Руки освобождаются, но она не в силах ими двигать, воздух превратился в вакуум, он давит не давая вдохнуть. Сдавливая лёгкие и мозги, только рот открывается в попытках вдохнуть. Маленькие хрупкие пальцы от которых мало что осталось с висящими ошметками мяса на них протянулись в слепой попытке найти спасителя. Четно. Его нет. Она одна в темноте пытается найти тину на ногах, но четно, бессмысленно, пальцы отдаются ужасной болью, но ничего не могут почувствовать из окружения. Лицо все в крови с немой гримасой боли, с каждым движением приобретает очертания все большего ужаса, хотя подумать только куда ещё больше? Несильный удар. Всплеск ледяной воды. И ещё более холодный пол. «Кха-Кха-ХА-АХ», — кашель. Без сипов, такой родной кашель. Она не в болоте. Это кафель. Он белый с красными разводами. Какой же он прекрасный. Она видит свет. И цвета она тоже видит! Алый, белый, бежевый, серый со стальным блеском и переливом в бордовый! Она в порядке. Она не тонет. Воздух. Такой желанный воздух обжигает грудь, шею, лёгкие, глаза, все тело бьёт то ли в экстазе, то ли в ознобе, то ли в лихорадке. Глаза наполняются слезами, улыбка сама тянется чуть ли ни до ушей. Это Кай. Он тут он рядом. Он спас ее. Истеричный гогот вперемешку с рыданиями. И глаза полные нездоровой благодарности вместе ужасом. И бьющееся тело в конвульсиях. И снова темень
Примечания:
Ух эта глава далась мне нелегко. Ну что же надеюсь вам понравилось!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты