Сёрферы реальностей

Шерлок (BBC), Grand Theft Auto (кроссовер)
Смешанная
R
В процессе
4
Размер:
121 страница, 11 частей
Описание:
Джон Ватсон всегда считал себя адекватным, здравомыслящим и в высшей степени нормальным человеком. Похоронив лучшего друга, он вскоре женился на любимой женщине и жил было обыкновенной и нормальной жизнью. До приезда в Лос-Сантос. До первого высокоактивного с̶о̶ц̶и̶о̶п̶а̶т̶а психопата.
События происходят в конце второго-начале третьего сезонов. На дворе примерно 2013 год. Майкл Таунли умер в Людендорфе. Эвр никогда не существовало.
Примечания автора:
Это действительно как ориджинал, но я старалась максимально сохранить исходные характеры персонажей.
Работа написана по заявке, однако Майкрофт Холмс здесь не играет большой роли. Также нет Лейстрейда.
Присутствуют отсылки к творчеству Дэвида Линча и сериалу "Твин Пикс" в частности. Впоследствии будут отсылки и к аниме "Девочка-волшебница Мадока".
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 10

Настройки текста

19 августа (продолжение)

      Мне не нравился чёрный цвет. Казался мрачным, траурным, неприятным. Ассоциировался с готами, субкультурой, которая мне не очень-то нравилась: с излишним пафосом, влечением к смерти, странной музыкой и нелепым макияжем. Ассоциировался с прошлым Мэри, с сильными мира сего, с покинутой квартирой на Бейкер-стрит.       Теперь я считаю чёрный самым нарядным из всех цветов. Отличаю его оттенки, любуюсь игрой света на нём. Обсидиановый чёрный и угольный чёрный на самом деле очень разные, вы не знали? Я тоже, пока не встретил Тревора. Мою черноглазую и чернокрылую любовь. Тьма не кажется такой страшной и мрачной, когда она желает вам доброго утра или согревает собой. Она становится тёплой и ласковой, успокаивающей.       Я любуюсь игрой света в таких родных глазах. В них больше не было страха или злобы, лишь тот самый чёрный бархат. Этот-то бархатный взгляд я в нём и полюбил. Как, впрочем, и всё остальное.       Мы сидели и смотрели друг на друга. Тревор готов был расплакаться, но держался. Я пытался быть предельно спокойным. Снова обнял его, давая понять, что всё еще люблю. Он вскоре отстранился, деловито хлопнув крыльями. - Что ж, твой черёд рассказывать, - улыбнулся я. – Где был, что делал? Почему пьяный вчера явился? - Вот последний пункт можно было и опустить, - буркнул Ти, но ответил. – Меня не было в стране. - В смысле? - Помнишь ту странную реальность из сна? Помнишь новости, Шерринфорд? - Помню. Так в чём дело? - Это всё правда. Как насчёт вернуться в Лондон? - Что-что? - В Лондон возвращайся. Уже со мной, - он потянулся ко мне и ласково обнял. Погладил его по выгнутой спине, по мягким перьям. - Я не очень понимаю, зачем это. - Шерринфорд действительно есть. Там занимаются изучением крылатых, возможно, на не очень законных условиях. Кстати, Шерлок жив. - Чёрт возьми, как? - Жив. Это железобетонно. Информация из надёжных источников. - Боже мой… - я тихо подошёл к столу и налил себе воды. – Прошло два года. Два года! И ни одной весточки, ни единого намёка! Это странно. Приятно, странно и больно одновременно. - С тобой всё в порядке? – спросил Тревор. - Не в порядке. Абсолютно, - я едва смог сказать эти несколько слов. У меня подкосились ноги, а Ти тут же поддержал меня. – Спасибо, моя любовь. Что бы я без тебя делал?       Тут силы мне изменили, и я очнулся в постели. Ти лежал рядышком, стараясь меня не тревожить. Обморок, чего и следовало ожидать.       Вскоре я взбодрился, и мы с Ти говорили почти всю ночь. Пэмми, возвращаясь домой, только и подивилась нашему времяпрепровождению. Я снова рядом с моей любовью, снова провожу рукой по каштановым волосам, по чёрным крыльям. Раз за разом нежно целую переставшие в кои-то веки кровоточить сухие губы, обнимаю гибкий мускулистый стан.       

20 августа

      На работу я собрался абсолютно помятый. Ещё и Тревор руку отлежал, сволочь крылатая! Так хотелось взять и разбудить его. Впрочем, совесть не позволила.       День как день. Прошёл – и ладно. Времени только своего жаль. Вернулся домой. Пэмми на работу не пошла. С порога она объявила, что ей предложила контракт звукозаписывающая компания. И ещё пригласили на какое-то мероприятие по пиару конкурса. Пэмми визжала от радости, но не знала, что с этим со всем делать. Ти прижал её к себе, а потом задорно воскликнул: - Подписывай контракт, дура! – снова обнял дочь. – Пригодится! - Но у меня же нет ни одной своей песни! – возмутилась она. – Даже если и есть, то это личное. На альбом не хватит. - Напишешь. Тем более, за пару месяцев вдохновения у тебя будет навалом. - Тебе легко говорить. - Поедешь в Лондон, вдохновишься. Ещё в Ливерпуль, там родина «Битлз». Дальше сама решишь, куда ехать и чем вдохновляться. У нас с Джоном там дела, а у тебя – две недели туризма. - Мне на следующей неделе в школу. - Плевать! Отмажу. К тому же, конспекты попросишь у одноклассников. Главное – музыка. Если что, я тебя на домашнее обучение переведу. Музыка важнее. Насчёт мероприятия – сама решай. - Ну его к чёрту! Я не хочу говорить на камеру то, что от меня хотят услышать. Там народу будет, все пафосные. Ещё и в платье… Не хочу. Что я им там, кукла какая? Не люблю показуху.

22 августа

      Взял отпуск. Мы с Тревором и Пэмми сидим в аэропорту ЛС. Пэмми смотрит какой-то видеоклип в кафе. Мы с Ти стоим у окна, и он всё рассказывает мне о самолётах. Что-то про конструкцию, историю, технические характеристики и прочее. Честно говоря, мне не очень-то интересна эта тема, но когда к ней обращается он, я с удовольствием слушаю.       Первую ночь остановились в отеле. Пэмми долго что-то бренчала на гитаре, потом писала. Неужто начала работать над альбомом? «Так, проба пера», - буркнула она.       

23 августа

      Отель был всё-таки чересчур дорогим вариантом, да и Ти чувствовал себя неуютно. Я подумал о съёме квартиры. На этот счёт у меня было только одно место, куда мы и отправились: это Бейкер-стрит, 221В.       Миссис Хадсон была шокирована. Хорошо, что я попросил Ти и Пэмми переждать напряжённый диалог в кафе поблизости. Я позвонил ей заблаговременно, но это ничуть не умалило её удивления. Она пригласила меня в дом и заварила чай. - Боже правый! Джон, неужто ты возвращаешься? –восхитилась она. - Я решил двигаться дальше, - улыбнулся я. – Это ненадолго, всего пара недель. От силы месяц. - Ты ведь эмигрировал? - Это не очень верно. Живу и работаю в Штатах, но гражданином США не стал. - Много платят? - Больше, но я живу скромно. - Как ты без Мэри? Наверное, тоскуешь по ней? - Говорю же, я двигаюсь дальше. Поэтому въезжать собираюсь не один. - Кто он? Или она? - Его зовут Тревор. Он странный, но не лишён обаяния. И у него есть дочь, Памела, ей 17. Выиграла недавно в крупном музыкальном конкурсе. Возможно, Вы даже об этом читали в газете. - Сколько ему лет? - Мы ровесники. - Как давно вы встречаетесь? - Несколько месяцев. Мы познакомились в больнице. - Ну-ка, расскажи, - миссис Хадсон очень любит истории, и я не мог не порадовать её ещё одной. Разве что пришлось умолчать об «особенности» моего избранника.       Тревора она забраковала с первого же взгляда. Вроде бы, она мило улыбалась, отдавая ключи, но на деле ей не нравился ни мой выбор, ни решение поселиться с этим самым «выбором» на Бейкер-стрит.       В квартире было пыльно и мрачно. Точно таким же я покидал это место. Угрюмым, осиротевшим. Здесь больше не зазвучит скрипка, не проведётся очередной химический опыт.       Теперь квартира заиграет другими красками. Другой голос позовёт меня по имени рано утром, вместо скрипки зазвучит гитара, в холодильнике вместо отрубленных пальцев будет стоять ящик пива. Правильно ли это? Не знаю.       Пока мы с Пэмми разбирали вещи, Ти улёгся на кожаном диване в гостиной. Шерлок плюхался на этот диван, когда погружался в чертоги разума. Так странно видеть всё это… Место, где вдруг внезапно переплелись моя старая влюблённость и новая любовь. Глупо звучит? Так всё и есть.       Сегодня я впервые увидел Тревора с дневником. На все мои просьбы взглянуть он огрызался и ушёл в нашу спальню. Пэмми заняла комнату Шерлока. Сидела, смотрела ноты. - Годные наработки, - заметила она. – Этот твой кореш был талант, бесспорно. Можно что-нибудь сыграть? Или позаимствовать мотивы? - Мотивы можно, сами ноты нельзя. - Замётано, - она сфотографировала некоторые. – Я потом ещё посмотрю.       Что ж, посмотрим, как она сыграет что-нибудь из творчества моего лучшего друга. Главное держать себя в руках, когда я это услышу. Либо потянет ушибить её, либо разрыдаться. Впрочем, это не для гитары было писано, так что вряд ли у неё что-то получится.       Впрочем, у нас с Ти свои планы. Какие – он мне не говорит. Придётся, видимо, показывать ему город и водить по злачным местам.       

24 августа

      Бродили с Ти по городу. Показывал ему любимые районы, места. Чувствуется, что он был в городе. Единственное, что его смущает – это необходимость прикрывать крылья. Он знает, что в Лондоне есть крылатые. Мы видели некоторых в метро. Кто скрывается за плащом с капюшоном, кто отбрехивается, что это «мерч» и косит под субкультурщика. Люди неодобрительно на них косятся. Здесь все явно понимают, что к чему.       Как давно в нашем мире появились крылатые? Почему люди к ним недружелюбны? Надо будет узнать у миссис Хадсон. Та неодобрительно зыркнула на Тревора и взглядом проводила его по лестнице. Это на неё не похоже.       Вечером я зашёл к ней на чай. Пэмми ушла куда-то гулять, её отец попросил дать ему время побыть одному. Меня хозяйка была рада видеть. Заварила чай, как в былые времена. - Отлично готовите, миссис Хадсон! – заметил я. - Как же иначе? – гордо ответствовала она. – Ты-то сам так и не научился готовить? - Не срослось. - Парень твой, - она произнесла это словосочетание с каким-то пренебрежением, - тоже бесхозяйственный? - Так уж срослось, - отшутился я. – Любовь такая штука. Не в еде счастье. Кстати, миссис Хадсон, почему он Вам так неприятен? - Джон, я не хотела бы об этом говорить. - Извините, но я настаиваю. - Что ж… Ну, Джон, он же из этих… Существ. Ещё и американец. Я ведь сразу поняла, что у него крылья под накидкой. Как ты мог полюбить такое чудище? - Он превратился на моих глазах, считай. Я не знал, что он из них. К тому же, он похорошел с крыльями. - Тебе разве не противно? - Что такого? - Перья, чужая биология. Они ведь не считают себя людьми, ты понимаешь? Рано или поздно эта их натура возьмёт верх, и он тебя бросит. Мы для них – слабые, глупые существа. Они опасны, Джон. Ты живёшь с тикающей бомбой, которая вдруг бабахнет и всё! Вот переклинит что-нибудь в голове, и он тебя мучить начнёт. Или пойдёт убивать. Уходи от него, Джон. И девочку забери. Кто она ему, я не поняла? - Памела его дочь. Родная, просто метиска, оттого непохожей кажется. - Тоже превратится, но тут 50 на 50. Или да, или нет. Если нет, он её может сам обратить. Мучить будет, до смерти доведёт. Крылатыми ведь становятся, пережив клиническую смерть. Тебе ли этого не знать? - Я не верю. Не знаю, кто Вам рассказал такой бред, но Тревор не такой. Он любящий, верный, ласковый. Он на Пэмми в жизни руку не поднимет! А Вы – «мучить будет», «до смерти доведёт». Может быть, в Америке всё не так. Откуда такие стереотипы? - Будто ты не слышал? У нас тут повязали такого вот, как этот твой любовник. При задержании бригаду спецназа вырезал. Причём безоружный был. Ему пока крылья не сковали, не удавалось скрутить. - Что он натворил? – Я представил, каково это – когда крылатому цепью сковывают основание крыльев. Если Ти от лёгкого почёсывания отшатывается, то тут? Это слишком жестоко. Наверное, бедолагу травмировали на всю жизнь. Невольно мне представилось, как Тревора так же скрутили. Я потупил глаза. - Нападение какое-то на что-то. Поди в старых газетах почитай, - бросила миссис Хадсон. – В новостях была шумиха. Кстати, раз уж вы любовники, то задам нескромный вопрос. - Какой? - Он тебе спину не царапает? - Вовсе нет! Он очень нежный. - Значит, держится. А то если спину драть начнёт, то пиши пропало. Значит, крови скоро захочет. Крови захочет – всё, убивать начнёт. - Зачем? Не для питания же! - Такова их природа. - Вы очень плохо знаете крылатых, миссис Хадсон, - я пытался оставаться спокойным. - Если бы человек устроил что-то вроде теракта, как я понимаю произошедшее, стали бы мы хуже относиться ко всей социальной группе, к которой принадлежал террорист? Возможно, да. Но это не значит, что все представители этой социальной группы – террористы. Все разные. И крылатые в том числе. - Джон, ты с такой позицией нарвёшься на крупные неприятности. - Знакомство с Шерлоком меня многому научило. Выпутаюсь, если что, - улыбнулся я. - Они не люди. Это другой вид. Помни это.       Пэмми наигрывала новую мелодию, но раз за разом сбивалась. Тем не менее, старания у неё было не занимать. Ти уныло пялился в беззвучный телик, посему был несказанно рад моему возвращению. Я уселся рядом с ним на диване, а он укрыл меня крылом. - Ты чего? – спросил он. – Сидишь тоскливый, даже не обнимаешь меня. - Ти, пожалуйста… - устало уткнулся ему в плечо. – Просто будь рядом. Я не хочу ни о чём говорить. - У тебя лоб горячий. - Переволновался.       Лондон вовсе не такой, каким я его помню. Когда впервые появились крылатые? Откуда они? Почему появились? Мутация ли это или приобретённая «особенность»?

25 августа

      Пэмми всё играет какие-то странные мотивы. Они тяжёлые, сложные, неестественные. В них много грусти, тоски и отчаяния. - Что играешь? – спросил я. - Поздний Шерлок и свои наработки. Ты прав: это писалось не для гитары. Я пытаюсь это исправить. - Я думаю, не пристало такой юной красавице играть такие тоскливые мелодии. - Может быть, ты предоставишь мне право самой решать, каким будет мой репертуар? Я всегда смогу изменить стиль. - Почему вдруг именно такое настроение? - В моей жизни произошло много всего. Точнее, всякого. Мир странен и безумен, в нём непросто больше найти какую-то стабильность. Всё меняется. А я не готова к переменам. К тому же, одной тяжелее. Вы с папой есть друг у друга, а у меня, - она вздохнула, - никого нет. Мне не стоило этого говорить, наверное, - Пэмми собиралась уйти. – Шерлок писал что-то похожее. Скажи, кто такая Ирен? Слышал ли ты тот вальс, что он написал для тебя и какой-то Мэри?? - Ирен Адлер – фигурантка одного из наших дел. Шерлок испытывал к ней какие-то чувства, а она сначала им манипулировала, а потом в него влюбилась. Поэтому и была арестована. Вальс он играл на нашей свадьбе, это был его подарок для нас с Мэри. - Кто эта Мэри? - Моя жена. Покойная. - Прости, - ей искренне было жаль. – Я опять лезу не в свои дела. Просто привыкла, что у нас с папой все секреты Полишинеля. Мы о них знаем, но смотрим сквозь пальцы. Даже пошутить на ту тему можем. А тут… Зажатые все, замкнутые. - Ты сказала, что у тебя «никого нет». Это неправда. Мы трое есть друг у друга. - Я не о том. Я говорю о любви. Не той, как любовь к родне или к делу. О другой любви, о чувственной. - Тебя отвергли? Отказали? - Нет. Всё не так. Просто, - она запнулась, - просто есть одна тян. Но всё сложно. Мы подруги, а я…хочу чего-то большего. Ей же нравятся только парни. И сейчас она засматривается на какого-то Джимми, с которым её косвенно познакомила мамка. А я одна. У меня нет никого. Плачу иногда, а так креплюсь. Хоть в песнях всё выплесну. - Это хорошая идея. Я где-то читал (кажется, в «Поющих в терновнике»), что самые выдающиеся произведения искусства пишутся только через великое страдание. - Чёрт его знает. Удачно вам прогуляться. - Ты сама-то, наверное, из дома не выходишь? - Выхожу, но вам не скажу.       Мы с Ти должны были встретиться с одним человеком, который досконально изучил Шерринфорд. Это персона очень скрытная, поэтому добираться из центра пришлось долго. Тревор знал эти места не в пример лучше меня.       Мы зашли в квартиру в кооперативном доме. Открыли нам не сразу. Вот только открывшего я тут же узнал. Эти белые крылья, до боли знакомая выправка… - Себастьян! – воскликнул я, зайдя в квартиру. – Дружище, ты ли это? Давно не виделись! - Джонни, а ты всё тот же! Без трости, как всегда. Я скучал, - пробасил он, и мы обнялись. - Ти, это Себастьян Моран, мой бывший однополчанин. Благодаря ему я начал изучать ваш вид. - Мы знакомы, - буркнул Тревор. - Откуда вы друг друга знаете? - Скажем так, через моего брата. - Разве твой брат не умер? - Это другой. Тот был брат родной, а это названый.       Нам с Себастьяном предстояло много обсудить. После демобилизации из Афганистана служба была для него закрыта: крылатых в армию не пускали. Пенсию платили, даже выслугу лет какую-то, но этого было мало. Работу ему почти не давали, и то временную, неквалифицированную. Поэтому единственным выходом оказался Даркнет и помощь некоего «куратора», которым и оказался брат Тревора.       Своё сверхострое зрение он использовал либо для шпионажа, либо для работы наёмником. Работал один, в команду не брали из-за того, что крылатый. Платили всегда при помощи карты, он даже не видел своих нанимателей.       Так продолжалось до встречи с «куратором». Это оказалась достойная его работа. Много платят, адекватные условия. Недавно прикупил себе кое-какое имущество, помог родне. Не жалуется, словом. Это ещё одна работа для него, но меня он видеть определённо рад.       Выслушав мою историю, Себ заметил: - Всё такой же. Ничуть не изменился. Разве что постарел. Такой же рвущийся в приключения дурень. Я скучал, Джонни, - он смачно хлопнул меня по спине. - Ты доволен жизнью? – спросил я. - Относительно, - бросил Себ. – Не нуждаюсь, и то хорошо. Этот твой Тревор везучий. - Почему? - Свой бизнес есть. Никто ему не указ. Да и в провинции с этим попроще, я уверен. Тем более, Америка, свобода нравов. - Не скажи. Местные к нему вроде как нейтрально относятся, а пришлая гопота может и напасть. Впрочем, он умеет постоять за себя. - Тебе самому не страшно? - Чего мне бояться? - Что тебе тоже достанется. Всё же ты с ним в отношениях. Вас, скорее всего, не поймут. Может дойти до тяжких телесных или даже убийства. Люди боятся крылатых, абсолютно игнорируя опасность себе подобных. - Разгул преступности? - Причём мелкой, опасной и плохо организованной преступности. Хулиганов много развелось. Ещё неонацисты. Эти вообще отмороженные. На всю башку.       Мы обсуждали пути в Шерринфорд. Где и у кого добыть пропуска, как пробраться, куда идти. Не думаю, что Шерлок был единственной целью. Это было бы нерационально. Однако нет, именно за Шерлоком мы и явимся. Странно всё это. Ещё и брат Тревора ни разу так и не показался. Даже голос явно искажён. Все свои, кого ему бояться? - Может быть, не стоит? – спросил я. – Это ведь дискредитирует ваш вид в глазах правительства ещё больше. Даже если отключат камеры, удалены все отпечатки, то перья могут выпасть сами собой. - Кто говорил, что мы пойдём внутрь? – усмехнулся Себ. – Это ты пойдёшь. Я снайпером, Тревор запасным. - Ти, у тебя разве есть какие-то способности помимо полёта и прочего «базового комплекта»? - Чёрт его знает, - бросил мой возлюбленный. – Что там у нас дальше по программе? - Почему Шерлок – единственная цель? Разве не интересно докопаться до правды или утащить какой-нибудь образец оружия или вроде того? - Начинаешь мыслить, как преступник, - усмехнулся Ти. – Скоро будешь мне напарником при таком раскладе. Нет, ты, конечно, можешь собрать всякие бумажки или обчистить архив, но Шерлок важнее. - Почему? - Он такой же, как мы с тобой, - Тревор положил руку мне на плечо. – К тому же, он стратегически важен. - В каком смысле? - Его способности позволяют рассчитать множество различных вариантов ближайшего будущего. - Нам придётся устроить рейд в Шерринфорд? Нельзя ли попытаться решить всё законным путём? - Майкрофт уже давно не тот добрый парень из правительства, который будет тебя отмазывать. Он закручивает гайки везде, где только можно. Договориться не получится. Тем более на такую, - Себастьян хлопнул крылом, - животрепещущую тему. Им плевать на наши проблемы. Сколько существуют крылатые? Примерно десятилетие как минимум. Сколько законов о защите наших прав было принято на Даунинг-стрит? Нисколько. Что они сделали, чтобы на нас перестали нападать на улицах? Ничего. Мы такие же граждане своих стран, почему правительству на нас плевать? Особенно им «польстит», если команда будет состоять только из людей. - Ты поддерживаешь того террориста? - Тот крылатый чувак, что пришёл на Даунинг-стрит, просто стоял с плакатом. А его повязали. Он вспылил. К тому же, СМИ всё приукрасили. Он убил от силы двоих. Ему даже двадцати одного не было, а дали пожизненное. С человеком обошлись бы куда мягче. Как минимум – его бы сразу не вязала бригада спецназа. Максимум – вызвали бы полицию и посадили на какие-нибудь пятнадцать суток. Нападение – вот лучшая защита. Но мы не будем высовываться, чтоб не подставлять своих.       Когда мы с Ти вышли из той квартиры, было очень темно. Зачем всё это? Будто мне мало войны. Я люблю свою страну и хочу ей добра. Вот только нельзя так поступать по отношению к своим гражданам. Крылатые – тоже граждане Соединённого Королевства и имеют такие же права. Раз уж представителям других рас разрешили, то почему не разрешить и крылатым?       В соседнем переулке мы услышали крики и чью-то ругань. Я, по привычке, побежал туда. Трое чавов загнали в угол девушку-крылатую. Синие волосы, розовая кофточка. Белые крылья открыты. - Ты почему с крыльями? Чертовка, что ли? – гоготал один из них. - Это мерч. Я, - она назвала какую-то субкультуру. - Чего? Хули с крыльями? - Пошли прочь от неё! – рявкнул я. - Ты-то тут чего делаешь, дядя? – взвизгнул один из чавов. - Отошли от неё! И дайте девушке уйти. - А потом она вас в клочья разорвёт, сука крылатая. Все они нас сожрут, - плюнул товарищ гогочущего. - Пока что лично вам конкретно эта девушка ничего не сделала. Отпустите её, я сказал! - А то что? – ухмыльнулся третий товарищ с повадками наркомана. - Последнее китайское предупреждение, детишки, - я достал пистолет и выстрелил в воздух. Как же хорошо, что в таких местах почти никогда не чинят электричество! – Сейчас по вам начну, если её не отпустите. - Шибанутый, походу, - пробормотал «хохотун». – Ты сам-то кто по жизни? - Каково это – предавать свой вид? – гаркнул вдали «наркоман». – Сам-то на чьей стороне, сучий потрох? - На стороне мира, - я ушёл к Тревору, ожидавшему меня в уголке. Он не считал лишним ввязываться, пока не грозила реальная опасность.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты