Насу-рамен

Naruto, Boruto: Naruto Next Generations (кроссовер)
Слэш
R
Завершён
241
автор
Размер:
34 страницы, 12 частей
Описание:
сборник драбблов по каканару.
Примечания автора:
**Дисклеймер:** работа предназначена для лиц старше восемнадцати (18) лет. Она написана исключительно в развлекательном характере без намерения кого-либо оскорбить. Все персонажи и описываемые события являются вымышленными. Любое совпадение с реальными событиями и живущими или жившими людьми случайно.

Статус **завершен**, но драбблы выкладываются по мере написания.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
241 Нравится 63 Отзывы 57 В сборник Скачать

Рыбка

Настройки текста
Наруто смотрит вперед, сидя на полу перед маленьким, стоящим на низкой тумбе аквариумом, в котором плавает рыбка. Ее красная чешуя переливается золотистыми оттенками, когда лучи заходящего солнца просачиваются сквозь чуть задернутое шторой окно, преломляясь в воде. Мальчику всегда нравится методично наблюдать за тем, как она плавно перемещается, заплывая в свой крошечный домик с камушками или добираясь до еды, которую Наруто отщипывает строго по норме. Он прислоняется лбом к прохладному стеклу, улавливает взглядом то, как рыбка пускает пару пузырей, и закрывает глаза, шмыгая носом. Эту рыбку подарил Какаши, которого сейчас не было дома. Он снова на задании, спасает Коноху от вражеского вмешательства, возглавляя отряд Анбу. Ему всего двадцать, Наруто — шесть, и в следующем году он должен поступить в Академию, в которой его начнут ненавидеть еще сильнее. Какаши никогда не мог объяснить, почему взрослые в деревне смотрят на него, как на изгоя, а Наруто не мог понять, что он, обычный ребенок, мог сделать этому миру, если только недавно появился на свет. Видимо, людям было достаточно ненавидеть его за одно существование. Друзьями Наруто толком не обзавелся, лишь пару раз его приглашали поиграть в прятки или догонялки. Справедливой игрой это нельзя было назвать, потому водящим всегда был Наруто, и мальчишки порой жестоко обходились с ним, откровенно игнорируя или обвиняя в жульничестве. После того, как его в порыве детского спора толкнули в грудь и свалили с небольшого склона, об который он истесал кожу на коленках и истер руки в кровь, пока пытался ухватиться за торчащие корешки и не свалиться в воду, Наруто перестал с кем-либо общаться, прекрасно зная наперед, чем это закончится. Виноватым будет только он один. Какаши защищал его всегда, когда возвращался с миссий, с пеной у рта доказывал, что Наруто совершенно нормальный, а потом злился, видя, что люди кругом ничего не понимают. Он старался проводить с ребенком больше времени, но не получалось, потому что обстановка между странами накалялась все сильнее, отчего выходные убавлялись, а работа активнее прибывала. Наруто иногда оставался с Гаем, одним из немногих взрослых, который относился к нему обычно, и веселился практически весь день, но когда оставался один, то снова чувствовал на себе чужие косые взгляды, напрочь отбивающие желание бродить по улицам Конохи. Лишь в Ичираку можно было укрыться и хоть немного расслабиться, наевшись рамена, за который позже расплачивался Какаши. До сих пор безымянная рыбка появилась в их доме спонтанно, в обычном прозрачном пакете. Наруто сперва отнесся к ней скептически, потому что рыбу они обычно ели, а не держали дома, но затем маленький водоплавающий питомец ему даже понравился, особенно в тот момент, когда они вместе с Какаши выбирали для него аквариум. Наруто стало не так скучно проводить время дома, из которого в последнее время выходил только на задний двор для того, чтобы потренироваться в метании кунаев. А потом красная рыбка стала ему практическим лучшим другом и единственным существом, которое он видел гораздо чаще, чем раз в неделю. Наруто вновь шмыгает носом, открывая глаза. Рыбка в последнее время вела себя очень беспорядочно и беспокоила мальчика, ведь он не знал, что с этим делать. Она мало ела, все медленнее плавала и иногда на несколько часов зависала, находясь в одном положении и не двигаясь. Даже легкие постукивания по стеклу не пугали ее, она словно была равнодушна к тому, что происходит. Какаши рядом не было, Гая тоже, а взрослые на улице всегда с издевкой отвечали ему и просили убраться подальше. Лишь один старик, заядлый рыбак, сказал, что, вероятнее всего, ее время пришло. Она отжила свое. Наруто было страшно, крайне страшно потерять ее, потому что она напоминала Какаши, который не ночевал дома, которого нельзя было увидеть, к которому нельзя было прикоснуться и обнять, уткнувшись в широкую грудь, успокаивая беспорядочные мысли в голове. Наруто никогда не видел Какаши в крови, но тот приносил с собой свежие раны на теле, новые шрамы на сердце из-за потерянных товарищей, беспокойство за будущее страны Огня и запах пота и поля боя, которое всегда и без исключение знаменовало собой новую смерть. Наруто боялся, что в какой-то момент война и междоусобица в отдаленных деревнях оставит Какаши там навсегда, лежать одного на промерзлой земле и чувствовать, как жизнь медленно растворяется меж окровавленных пальцев. Рыбка смотрит своими стеклянными глазами и медленно всплывает наверх, переворачиваясь на бок. Наруто понимает, что происходит, но сделать ничего не может: руки хватаются за аквариум, а по щекам текут злые, беспомощные слезы, ведь изменить что-то ребенок просто не в силах. Он задыхается, чувствуя, что легкие начинает жечь, а затем отворачивается, когда рыбка окончательно всплывает и умирает. Внутри булькает невыплаканная боль, которую Наруто пытается удержать, и руки упрямо трут глаза, ведь он не хочет лить слезы, он не хочет чувствовать себя одиноким, он не хочет продолжать думать о том, что это не рыбка умерла, а кто-то другой. Тело подводит и не слушается: Наруто дрожит и всхлипывает, утыкаясь лбом в холодное дерево и тарабаня кулаком об пол. Слишком накатило. Его плеча касается что-то холодное и мокрое, и мальчик вздрагивает, резко поворачиваясь. Какаши виновато улыбается через оборванные лоскуты маски, больше не существующей, и тянет Наруто к себе, которого было просто необходимо увидеть, пускай и в таком непригодном для встреч виде. Он весь в крови, пропах въевшейся под кожу гарью, тело покрыто липким потом и сажей, а руки, которыми он совсем недавно закапывал тела, трясутся. Наруто никогда не видел его таким уставшим, с невысказанной болью в глазах и тоской, которую теперь он ничем не мог скрыть. Кровь на его теле кажется ребенку чем-то слишком опасным, и он чувствует, как не выдерживает и заходится в сильных, несдерживаемых рыданиях, ведь умершая рыбка — красная, и Какаши сейчас тоже красный и кажется нереальным и таким далеким. Наруто обнимает его так крепко, как только может и собственной щекой ощущает холодную сталь амуниции Анбу, на которой слишком много глубоких царапин и могильной земли. Какаши стискивает Наруто в ответ, поглаживая по мягким белокурым волосам, и позволяет выплакаться, полностью разделяя с ним разную, но такую похожую боль. — Не уходи, — задыхаясь, с трудом произносит Наруто, и Какаши старается хотя бы немного успокоить его рыдания, грозившие перейти в паническую атаку. — Не уйду, — обещает Какаши и пытается улыбнуться, заглядывая мальчику в глаза. И Наруто после этих слов прижимается сильнее, чувствуя облегчение, потому что чужой убаюкивающий голос успокаивает, потому что ему хочется верить в этот обман, потому что Какаши — это вся его семья, которую терять он не собирается. Он все еще часто дышит, заглатывая воздух ртом, но слезы потихоньку уходят, а за ними медленно тянется усталость и полная опустошенность. Именно в этот момент Какаши думает о том, что с него действительно хватит, и одинокая, какая-то даже бессмысленная слеза катится из левого глаза, которым он еще несколько часов назад отчетливо видел войну.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты