Decadence

Гет
NC-17
В процессе
21
автор
Размер:
планируется Макси, написано 10 страниц, 3 части
Описание:
Что, если бы Гели всё-таки выжила после попытки самоубийства?
Примечания автора:
События работы происходят на основе фильма "Гитлер: Восхождение дьявола".

Автор не разделяет мнение личностей, упомянутых в работе, и ни к чему не призывает. Произведение вдохновлено фильмом, и эта работа — не более чем альтернативная версия отражённых в нём событий.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 12 Отзывы 6 В сборник Скачать

Chapter 1

Настройки текста
Иссиня-чёрный мерседес припарковался под окнами квартиры, находившейся в самом центре Мюнхена. В разгар рабочего дня шум автомобиля затерялся бы среди сотен других звуков, однако в утреннем безмолвии Гитлер различил даже то, как водитель заглушил мотор. Бросив беглый взгляд на улицу, мужчина шумно выдохнул и нехотя поднялся со стула. Пришло время ехать. Хлопнула входная дверь. Резкий звук, раздавшийся в практически полной тишине, невольно заставил Ангелу вздрогнуть. Адольф наверняка думал, что его сестра сейчас спит, а потому ушёл, не попрощавшись. И всё же за несколько часов женщине так и не удалось сомкнуть глаз: воспоминания о событиях минувшей ночи неустанно терзали её слабое сердце. Всё произошло так внезапно, что несчастная мать сначала даже не поверила телефонному звонку. Не могла же Гели и вправду попытаться покончить жизнь самоубийством? Женщина всю дорогу тешила себя мыслью о том, что случившееся могло быть какой-то глупой ошибкой, но её надежды разбились вдребезги в момент встречи с братом. Ангела давно не видела его таким. Работа в партии превратила некогда ранимого художника в опытного оратора, способного управлять массами людей. Близкий человек научился в совершенстве контролировать свои эмоции, и понять, что было у него на душе, даже для сестры стало практически невозможно. Только в эту ночь всё было иначе. Маска, скрывавшая истинные чувства, сорвалась и с треском разбилась, когда в больницу доставили едва дышащую Гели. Ангела зажмурилась от неприятных воспоминаний. Будто бы не желая оставаться наедине со своими мыслями, она поднялась с постели и подошла к распахнутому окну. По городским улицам стелилась пелена призрачного, ещё не тронутого холодным ветром тумана, но яркое солнце уже начинало подниматься над горизонтом. Серебристые детали мерседеса искрились в его свете, а в чёрном корпусе автомобиля отражалось голубое небо с перистыми облаками. Возле машины стояли двое. Водитель, грузивший сумки, и измученный, буквально сломленный произошедшим Адольф. После возвращения в квартиру Ангела долгое время не хотела оставлять брата в одиночестве. Такое оправдание она выбрала для себя, хотя на деле просто боялась признать то, что ей самой невероятно, безумно нужна была поддержка… Певчие птицы вспорхнули с веток и устремились ввысь, напуганные шумом автомобиля, а женщина тут же отошла от окна. За всю ночь Адольф не проронил ни слова. Ему для того, чтобы прийти в себя, вероятно, нужен был полный покой. Его сестре же, в свою очередь, необходим был кто-то рядом. И сейчас единственный близкий человек уезжал, оставляя её одну с тяжёлым грузом на душе… Ангеле вдруг захотелось позвать кого-то и выговориться, поделиться всеми своими переживаниями, чтобы наконец стало легче. Но в квартире ответом на её беззвучный зов была лишь тишина. Женщина без сил опустилась на кровать и, закрыв лицо руками, заплакала. От собственного бессилия и, наверное, страха. Страха, что её дочь больше никогда не очнётся.

***

— Их фантазии позавидовал бы любой писатель, — негодовал Геббельс, меривший шагами и без того небольшое пространство гостиничного номера. Сидевший на старомодном диване Гитлер лишь мрачно наблюдал за главой партийной пропаганды. Разгорячённый мужчина перед ним активно жестикулировал, держа в руках стопку утренних газет. Он поочерёдно вынимал из неё то одно, то другое издание, зачитывал вслух заголовок, а затем язвительно комментировал его, однако Адольф практически не вникал в суть разговора. Его мысли были заняты совершенно другим. Гели. Лидер партии отвёл взгляд от назойливого собеседника и повернулся к окну. За стеклом вновь моросил сентябрьский дождь. Но не такой, грозный и сильный, каким он был прошлой ночью, а тихий и будто бы даже скорбящий. По крайней мере Адольфу сейчас он казался именно таким. Что, если его племянница не выживет после столь серьёзного ранения? Гитлер никак не мог перестать думать об этом. Ему даже хотелось запечатлеть её образ, пока он не начал исчезать из памяти. Никогда не рисовавший людей художник теперь готов был взять в руки карандаш. — Нет, вы только посмотрите! — внезапно раздавшийся возглас вырвал мужчину из размышлений. Йозеф протянул лидеру партии свежий выпуск популярного издания, на первой полосе которого красовались фотографии с места происшествия. Адольф поднял измученный взгляд на своего помощника, но всё же принял газету. «Променяла на пистолет. История девушки, попытавшейся совершить самоубийство из-за отношений с родным дядей…» Дальше читать ему расхотелось. — «Несчастная девушка чуть не покончила жизнь самоубийством из-за дяди-тирана»… — продолжал Геббельс, убеждённый в том, что его слушают. — Вот где пропадают талантливые сценаристы криминальных драм. В жёлтой прессе! Гитлер ещё какое-то время равнодушно смотрел на газету, после чего наконец поднялся с дивана. Глава партийной пропаганды молча проследил за тем, как мужчина взял простой карандаш и, забрав с собой свежий номер, сел за письменный стол. Открыв разворот, на котором было меньше всего текста, Адольф начал делать первые штрихи. Нарисовать. Успеть, пока память ещё жива. — Поймите, — Йозеф отложил стопку газет в сторону и обратился к собеседнику, — если эти глупые, абсолютно необоснованные слухи распространятся среди простого населения, репутации партии будет нанесён непоправимый урон. Мы должны действовать, пока не стало слишком поздно. К его удивлению, никакой реакции не последовало. Гитлеру всегда было свойственно обращать внимание лишь на то, что казалось ему действительно важным, а теперь он продолжал рисовать так, как будто бы не слышал ни единого сказанного Геббельсом слова. — Простите, но вы совсем не слушаете меня, — Йозеф понизил тон голоса, однако у него едва ли получилось скрыть своё раздражение. Такое равнодушие его явно не устраивало. — Хорошо, — Адольф шумно выдохнул и всё же отложил карандаш в сторону, надеясь быстрее закончить ненужный по его мнению разговор. — Что нам теперь делать? — Что делать? — Геббельс остановился на полуслове, удивлённо глядя на Гитлера. — Я же только что говорил об этом… Уже порядком уставший от объяснений Йозеф собрал в охапку раскрытые газеты и переложил их на стол, ненароком закрыв чужой рисунок. Адольф сложил руки на груди, смерив помощника недовольным взглядом, но ничего не сказал. — Люди поверят во что угодно, если вы сами не скажете им правду, — мужчина сел рядом и наконец посмотрел в глаза своему собеседнику. — Вы ведь и без меня это прекрасно знаете. — А что я должен им ответить? — грубо отозвался Гитлер. У Геббельса, казалось, был готов ответ и на этот вопрос, однако Адольф не дал ему вставить ни слова. — Сказать, что все их домыслы — полная чушь? Сделать всё для того, чтобы стать оправдывающимся неудачником в их глазах?! Лидер партии, прежде казавшийся безразличным к происходящему, теперь готов был перейти на крик. Не ожидавший подобной смены настроения Йозеф вынужден был отступить, и на некоторое время в помещении воцарилась напряжённая тишина. — Мне всё равно никто не поверит, — едва слышно добавил Гитлер, после чего вновь уставился в окно, показывая, что любое обсуждение этой темы было закончено. Впрочем, увидевший возможность продолжить разговор Геббельс определённо не собирался сдаваться просто так. — Но можно было бы, — глава партийной пропаганды чуть наклонился к собеседнику, надеясь изложить ему свой план, — попробовать решить вопрос хотя бы с газетами… — Да делайте, что хотите! — Адольф резко поднялся со своего места, в порыве ярости ударив костяшками по столу. Его терпению пришёл конец. Йозеф с неким испугом отпрянул от лидера и зарёкся больше никогда не поднимать эту тему. Вместо этого он решил спасать положение партии своими силами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты