Broken Angel

Слэш
NC-17
В процессе
5
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 7 страниц, 1 часть
Описание:
AU, где Остров Потерянных — это Ад, куда сосланы все демоны и падшие ангелы. Оказавшись там из-за несправедливого обвинения, Карлос Де Виль понимает, что выжить в этому Аду, когда ты чистое и светлое существо, совершенно незаслуженно оказавшееся там — далеко не просто. Наверное, нет во всём мире более сильной, худшей и страшной боли, чем та, что испытывает падающий с небес в адскую тьму ангел.
Примечания автора:
Думаю, в самом начале лучше всего пояснить за нефилимов. Нефилим, в одной из многих интерпретаций, — дитя демона и ангела, обладающее силами обоих. В течение своей жизни, нефилим может развить либо тёмную, либо светлую сторону, и если "уклон" достаточно силён, то зачастую можно и не отличить нефилима от чистокровного ангела или демона. Очень редки бывали случаи, когда нефилим оставался нейтральным и мог одинаково управлять обоими силами. Нефилимы появляются очень редко, и считаются изгоями как среди ангелов, так и среди демонов. Их удвоенное могущество и способность подчинить себе и свет и тьму зачастую внушает ужас, поэтому нефилимов стараются истребить, считая, что они смертельно опасны. Поэтому, чтобы сохранить свою жизнь, нефилимы очень часто развивают в себе ту или иную сторону, чтобы замаскироваться либо под ангела, либо под демона. Однако, даже если одна сторона развита в сто раз сильнее, другая при этом не исчезает и не притупляется, а так же может проявлять себя. Это может отражаться как и на внешнем облике нефилима, так и на его характере и его способностях.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава I

Настройки текста
Он не понимал, в чём его вина. Всю свою жизнь Карлос Де Виль старался развить в себе силы добра, стремился к свету и к истинной добродетели. Его мысли всегда были чисты, поступки — искренни и бескорыстны, он никогда не держал ни на кого зла, не допускал даже мысли о том, чтобы причинить кому-нибудь вред. Карлос был тихим, милым и скромным ангелом, никогда не зазнавался, никогда не использовал свою силу против кого-либо, никогда ни с кем не воевал, даже с демонами. Умный и миролюбивый, он всегда умел находить общий язык со всеми, и душа его была, наверное, самой чистой и невинной на всём белом свете. Тогда почему же сейчас его ведут, закованного в цепи, со связанными крыльями, по огромному мрачному коридору, прямиком к Залу Большого Суда?.. — Послушайте, ребята. — Карлос снова неуверенно подал голос, обращаясь к сопровождающим его стражникам. — Я невиновен ни в чём, тут явно какое-то огромное недоразумение. — Молчать! — рявкнул один из них, сильнее дёрнув за сковывавшую парня цепь, и тот испуганно вздрогнув, поспешно умолк. Карлос уже долго пытался убедить их отпустить его. С того самого момента, как эти четверо громил ни с того, ни с сего ворвались к нему в дом, арестовали непонятно за что, заковали в тяжёлые неразрываемые цепи и бросили в темницу. Всю ночь провёл в ней Карлос, тщетно стараясь вспомнить, что же такого ужасного он сделал, чтобы к нему применяли такие строгие меры, но в голову ничего не приходило. Быть может потому, что за всю свою ангельскую жизнь Де Виль никогда не сделал ничего плохого? Наутро он снова попытался поговорить с пришедшими забрать его стражниками, но всё было бесполезно. Поэтому у него оставалась лишь одна надежда — убедить в своей невиновности самого Начальника Большого Суда. Карлос предполагал, что это будет далеко не так просто, но он должен попытаться, ведь это его последний и единственный шанс. Наконец парня подвели к огромным золотым воротам. Распахнув их, стражники ввели его в просторный зал, который ослепил Карлоса своим светом после тёмного коридора, заставляя его зажмуриться. Зал казался бесконечным в ширину и бездонным в длину. Из огромных окон ярко били лучи райского солнца, на золотых стенах красовались большие картины, изображавшие различных великих ангелов в моменты их триумфа, а в центре зала возвышался массивный золотой стол, на котором стояла чаша справедливости. Именно здесь и судили всех провинившихся ангелов, и если тем крупно везло, их постигало какое-либо наказание, ну а если нет (что и происходило в большинстве случаев), то им отрезали крылья и изгоняли из Рая навсегда. Они становились падшими ангелами и жили в Преисподней, постепенно превращаясь в настоящих демонов. Именно по этому залу и вели сейчас Карлоса, прямиком к столу, за которым, держа в руке молот справедливости, сидел сам Начальник Большого Суда. По всему залу стояли огромные трибуны, которые заполняли тысячи, миллионы ангелов. Все их взгляды тотчас устремились на Де Виля, и болтовня резко смолкла. Парень улавливал лишь тихие перешёптывания, доносящиеся со всех сторон из уставившейся на него толпы. — Вы только посмотрите на него! — Какой ужас… — Беджняжка, он же не виноват, что он такой… — Он лгун и предатель, и, кроме того, опасен для общества! — Таких как он сразу надо скидывать туда, где им место. — Подумать только, всё это время он жил бок о бок с нами, а мы ничего и не подозревали… — Ну ничего, сейчас этот выродок получит по заслугам. Вздохнув и повесив голову, Карлос поморщился и отвернулся, чтобы не встречаться глазами с этими презирающими, испуганными, осуждающими взглядами тех, кого он когда-то называл своими друзьями. Кто бы мог подумать, что даже в ангелах может быть столько злобы, презрения и ненависти к ближнему, который всего лишь немного отличался от них. Однако, впрочем, скоро все насмешки этих ангелов, возможно, прекратятся. Только в одном случае. Однако о таком исходе парень не хотел даже и думать, хоть и понимал, что всё именно к этому и идёт, и что если ему сейчас не удастся доказать свою невиновность, то крупнейшие проблемы не закончатся, а только начнутся. От этой мысли по спине юного ангела пробежали мурашки и он тряхнул головой, стараясь отогнать эти опасения, которые постепенно заполняли каждый уголок его сознания, заставляя сердце сжиматься, а душу рваться на части от страха. Нет, сейчас определённо было не время для паники. Сейчас нужно всеми силами ухватиться за последний шанс на спасение и пустить в ход все свои дипломатические умения, чтобы самому себе послужить и свидетелем, и адвокатом. Наконец стражники подвели Карлоса к судейскому столу, грубо поставив на колени на скамью посудимых. Раздался удар молота, и весь шёпот в зале тут же утих. Все глаза были устремлены на Де Виля, он их не видел, но чувствовал, как они буквально прожигают его уничтожающими взглядами. Нервно сглотнув, парень медленно поднял голову, встретившись взглядом с Начальником. Тот взирал на него сверху вниз, сердито сдвинув брови и пронзая взглядом острее меча. Да, похоже это будет намного сложнее, чем он думал. — Карлос Де Виль. — громогласный бас Начальника разнёсся по всему залу, заставляя несчастного посудимого сжаться и похолодеть. — Вы обвиняетесь в самозванстве, лжи и предательстве Сил Света, а так же в утаивании своих преступлений и своей тёмной натуры, обманывая всех вокруг и развращая чистые ангельские сердца своим чёрным грехом. Такое преступление непростительно и не может быть оправдано абсолютно ничем. У Карлоса челюсть отвисла от подобных обвинений. Он, разумеется, ожидал, что, раз уж его привели сюда, то явно не для того, чтобы по головке погладить. Но предательство? Самозванство? Преступления? Развращение чистых сердец? Нет, к таким серьёзным обвинениям юный ангел совсем не был готов. Казалось, будто речь шла о совершенно другом человеке, ведь у него даже в мыслях никогда не было совершить что-то подобное. Взяв последние остатки смелости в кулак, Де Виль выдохнул, прежде чем поднять взволнованный взгляд на грозно смотрящего на него Начальника. — Послушайте, господин Судья, произошло огромнейшее недопонимание. — сбивчиво начал он, чувствуя, как дрожат его колени. — Я… Я совершенно невиновен, клянусь, я всю жизнь старался творить только добро, я никогда и ни за что бы не предал свет, у меня даже в мыслях не было подобных ужасов! Пожалуйста, объясните мне в чём именно моя вина, что я сделал не так, и я уверен, мы сможем всё прояснить и забыть об этой чудовищной ошибке… Тут Карлос мигом умолк, судорожно вздрогнув, когда огромный меч Начальника резко оказался направлен в его сторону, упираясь острым кончиком прямо в горло парня. — Чудовищная ошибка это ты! — рявкнул судья так громко, что все подскочили на своих сидениях, и даже грозные стражники попятились назад. — Много десятилетий, столетий, тысячелетий мы боремся с вашим проклятым родом, неимоверно опасным для мира. Мы жертвовали жизнями, истребляя вас всех, чтобы в конце концов узнать, что какой-то щенок затесался среди нас, притворяясь таким добреньким, тихим ангелочком и отравляя наше общество изнутри, как паразит в яблоке? Так знай, не бывать же этому! Обойдя вокруг Карлоса, всё больше испепеляя его ненавидящим взглядом, Начальник стукнул мечом по полу, и в белоснежном пространстве разверзлась огромная чёрная дыра, похожая на засасывающую воронку, глубины которой не было видно. При виде этой пропасти Де Виль ещё больше побледнел, испуганно сжимая руки в кулаки и прикусив губу. Страх постепенно начал заполнять каждый уголок его души и сознания, но он будет бороться до последнего, хвататься за последнюю ниточку надежды, удерживающую его от падения в бездну отчаяния. — Пожалуйста, выслушайте меня!.. — судорожно всхлипывая взмолился парень, когда стражники подтолкнули его к воронке, но Начальник снова направил на него свой меч. — Ничего не желаю слушать! Долгие годы ты водил нас за нос, делая из нас дураков, мерзко обманув и предав все Силы Света. Но мы подобное терпеть не станем. Ты можешь закрасить белой краской черноту своих волос, но черноту твоей души тебе не скрыть никак. Ты искусно притворялся всё это время, но твоя дьявольская натура сама проявила себя. — с этими словами, усмехаясь, судья подошёл к обескураженному Карлосу и вырвал из белоснежного крыла одно чёрное перышко, бросая его в бездну. — Таким как ты не место в Раю. Испуганно вздрогнув, Карлос проследил за падающим в мрачную дыру пёрышком, понимая, что вот-вот отправится следом за ним. Тут стражники грубо толкнули его вперёд, освобождая от всех цепей, кроме тех, что сковывали крылья, и больно заламывая ему руки за спину, до синяков сжимая хрупкие, тонкие запястья. — Пожалуйста, не надо, остановитесь! — отчаянно прокричал он, упорно отказываясь глядеть в бездну, в которую его ткнули почти носом. Юный ангел понимал, что шансов на спасение у него никаких не осталось, и чувствовал, как нить надежды медленно ускользает из его рук, оставляя наедине с чёрной воронкой и наполнившим всю душу страхом. И сейчас оборвётся его последняя связь со светлым миром ангелов. С ужасом подняв голову, Карлос увидел, как презренно глядящий на него Начальник заносит свой острый раскалённый меч прямо над ним. Глаза юноши расширились, а дыхание остановилось. Сознание всё ещё отказывалось принимать то, что сейчас неизбежно произойдёт. — Нет! Прошу вас, не надо, нет!.. — последний отчаянный крик мольбы разнёсся по бесконечному пространству необъятного зала, утонув в удушающей тишине. — Гори в Преисподней… Де Виль. — холодно произнёс Начальник, одним резким махом обрубая оба крыла Карлоса и сталкивая того прямо в зияющую чёрную бездну. Оглушительный крик невыносимой боли, отчаяния и страха сорвался с губ юноши, стремительно падающего в бездонную, затягивающую дыру. Наверное, нет во всём мире более сильной, худшей и страшной боли, чем та, что испытывает падающий с небес в адскую тьму ангел. Он падал всё ниже и ниже, прямо в зияющую пасть Преисподней. В глазах потемнело, дыхание перехватило, в голове проносилась вся его жизнь, мелькая, словно картинки в калейдоскопе. Карлос родился не таким как все. Некоторые называли это даром, но это было самое настоящее проклятье. Потеряв обоих родителей в раннем возрасте, он понял, что учиться выживать ему надо будет самому. Белая краска на волосах, белая перчатка на левой руке, скрывающая чёрные ногти, вечная беззаботная улыбка и невинный взгляд: это оказалось не так уж и сложно. Главное — быть хорошим не смотря ни на что, не позволять себе ни одной злой мысли, ни одного плохого поступка, и тогда будет нечего бояться. Ведь это же ангелы, они не накажут тебя, если ты не сделал ничего дурного. Каким же наивным он был… Ведь все существа, на самом деле, одинаковы. Ангелы, демоны, люди… Достаточно лишь немного выделяться из толпы, отличаться от всех, и тебя готовы за это уничтожить, сломить, раздавить, обрубить тебе крылья, скинув на дно Преисподней. Глухой звук падения собственного тела на твёрдую землю был слышен словно через вату. Невыносимая боль разливалась по всему телу, парализуя каждую клетку и мешая дышать. Кажется были сломаны все кости. Но могут ли ангелы вообще себе что-то ломать? Ах да, он же больше не ангел… Из последних сил приоткрыв глаза, Карлос измученно поглядел вверх. Один мрак. Густой, непроглядный мрак, не пропускающий ни один лучик света. Теперь путь назад окончательно отрезан. Точка невозврата достигнута. Двери Рая навсегда закрылись для него, и последний луч надежды угас в израненной душе, погружая её в кромешную тьму. Тот, что когда-то был прекрасным, светлым ангелом, теперь лежал на самом дне Преисподней, разбитый, обманутый, преданный, отвергнутый всем миром, всеми силами света, и даже самим Богом. Теперь его душа пала в объятия тьмы, которая будет его единственным вечным спутником. Милый, добрый, хрупкий, нежный, светлый Карлос Де Виль навсегда утратил веру во всё хорошее. Из затуманенных болью и отчаянием глаз потекли слёзы, чёрными дорожками стекая по бледным веснушчатым щекам. Карлос вспомнил, что когда-то слышал, что слёзы у демонов чёрные, потому что отражают черноту их души. Но он никогда не думал, что когда-нибудь познает это на своём собственном наглядном примере. До сих пор остатки его сознания отказывались верить в реальность происходящего. Хотелось просто закрыть глаза и исчезнуть, почувствовать, что это просто дурной сон, а ещё лучше не чувствовать вообще ничего. Чуть слышно выдохнув, Карлос измученно прикрыл глаза, чувствуя, как последние силы ускользают из него. Внезапно лежащее на холодной земле неподвижное тело обдало ледяным порывом ветра. Карлос вздрогнул и поёжился от холода, но сил не было даже на то, чтобы открыть глаза, не то, чтобы подняться. Где-то вдалеке послышался громкий лай, похожий на собачий. Он становился всё громче и ближе, приобретая угрожающие нотки страшного рычания. Кое-как приподнявшись, Де Виль начал всматриваться в даль, пытаясь разглядеть откуда доносились эти звуки, но в непроглядной тьме ничего не было видно. — Кто здесь?.. — дрожащим голосом тихо проговорил парень, но в ответ ему был лишь тот же жуткий рык. Вдруг что-то тяжелое ударилось о землю, и Карлос почувствовал сзади чьё-то присутствие. С бешено колотящимся сердцем, он медленно повернулся и испуганно вскрикнул, увидев, что стояло у него за спиной. Прямо над бывшим ангелом чёрной громадой возвышался трёхголовый не то пёс, не то волк неимоверных размеров. Густая чёрная шерсть была местами выдрана клочьями, обнажая кровавые царапины, за спиной раскрывались огромные чёрные крылья на подобии летучей мыши, а сзади гневно болтался, хлестая пса по бокам гигантский хвост со стрелкой на конце. Казалось одним ударом такого хвоста можно было целую крепость разнести на мелкие камешки. Каждая из трёх голов глядела на Карлоса наводящим ужас взглядом свирепых красных глаз, огнём горевших в темноте, три окровавленные пасти с острыми зубами угрожающе щёлкали, а чёрные железные когти гневно били по твёрдой земле, разрывая её словно песок. Поймав испуганный взгляд оцепеневшего от ужаса Де Виля, пёс поднялся на дыбы, словно конь, издавая оглушительный свирепый вопль, прежде чем броситься на несчастную жертву. С криком подорвавшись с места, Карлос бросился прочь от жуткого чудовища, спотыкаясь на еле держащих его ногах. Парализующий до мозга костей страх заставлял забыть о пронзающей боли и из последних сил бежать в темноту, чувствуя за спиной огненное дыхание пса и его жуткое рычание. Он не знал куда бежит, ослеплённый ужасом, он не видел перед собой ничего, но в голове была одна мысль: спастись от этого чудовища любой ценой. Перед глазами всё плыло и темнело, в висках противно стучало, и Де Виль чувствовал, что долго он не протянет. Он задыхался, и боль в спине от отрезанных крыльев этому совсем не помогала. Сердце бешено колотилось в груди, Карлос боялся обернуться на преследующее его чудовище, а оно бежало всё быстрее и быстрее, угрожающе щёлкая зубами, отчего блондина ещё больше кидало в дрожь. Он бежал настолько быстро, насколько мог, не разбирая дороги, спотыкаясь о какие-то камни и коряги и царапаясь об острые не то ветки, не то железки, и всё равно понимал, что адский пёс быстрее него. Казалось, что этой сумасшедшей погоне не будет конца, и Карлос уже мысленно готовился быть разорванным и сожранным этой тварью, как вдруг он с размаху влетел в высокую кирпичную стену, понимая, что дальше тупик. Испуганно оглянувшись, парень увидел, как жуткая псина неумолимо настигает его, разверзнув все три кровожадные глотки. — Проклятье!.. Мельком окинув стену паникующим взглядом, Карлос заметил вьющуюся вокруг по ней колючую проволоку. Это был его последний шанс. Собрав все последние остатки сил, бывший ангел ухватился за проволоку и принялся карабкаться вверх. Острые железные шипы больно впивались в хрупкие, нежные ладони, раздирая их в кровь, однако Карлос понимал, что если он не сбежит от этого пса, то будет намного больнее, поэтому продолжал упорно взбираться по стене. Посмотрев наверх, чтобы осознать, что до возможности перелезть эту стену ему как до звёзд на небе, Де Виль вдруг услышал позади грозное рычание пса, и в ту же секунду острые зубы вцепились в ткань его одежды, потянув вниз и грубо роняя на землю. Испуганно вскрикнув и вжавшись в стену спиной, Карлос с неподдельным ужасом глядел на подступившее почти вплотную чудовище, отрезающее всякий путь ко спасению. Это конец. Зажмурившись, Карлос судорожно сжался в клубок, второй раз за день ощущая, как жизнь промелькнула перед глазами. Оглушительно рявкнув, пёс снова взмылся на дыбы и оскалил все три пасти, готовые разорвать несчастного. Парень уже чувствовал на себе его зловонное огненное дыхание, как вдруг послышалось громкое шипение, и что-то большое и тёмное стремительно промелькнуло над ним. Раздался звук сильного удара, сопровождаемый яростным недовольным рыком пса, и, осторожно приоткрыв глаза, Карлос увидел огромную чёрную кобру, вставшую между ним и его трёхголовым преследователем. Змей был гигантских размеров, почти как и сам пёс, с переливающейся чёрной чешуёй покрытой красными и золотыми узорами. Резко замахнувшись тяжёлым хвостом, он со всей силы ударил им по всем трём головам сразу, отчего пёс гневно взвыл и в свою очередь набросился на противника. Однако змея это никак не пугало. Яростно шипя, он колотил большим хвостом кидающегося на него пса, кусал его огромными ядовитыми клыками, не давая приблизиться к Карлосу. Тот ошеломленно смотрел на битву двух гигантов, не в силах пошевелиться то ли от парализующего ужаса, то ли от того, что измученное тело дало полный сбой. Во все глаза глядел он на загадочную, непонятно откуда взявшуюся кобру, которая совершенно не боялась озлобленного адского пса, кусающего её в три морды и пытающегося разорвать её. Плотным кольцом обвив хвост вокруг всех трёх шей чудовища, змей на мгновение повернулся к Де Вилю, мельком окинув его быстрым взглядом горящих золотистых глаз, а потом со всей силы до хруста впился зубами в собачьи морды. Истошно завопив, монстр попытался вырваться, полоснув когтями по змеиной чешуе, но тут же был грубо отброшен в сторону яростно шипящей и угрожающе надвигающегося на него рептилией, и прежде чем последовал новый удар, пёс яростно взвыл и умчался прочь, хромая и скуля. Змей подался вперёд громко шикнув ему вслед, словно предупреждая, что в следующий раз ему пощады не будет, а затем повернулся к лежащему на земле дрожащему Карлосу, медленно приближаясь к нему. Тот уже практически не осознавал происходящего вокруг. Протянув подрагивающую руку, он попытался привстать, но в конце концов рухнул обратно на землю, окончательно теряя сознание. Где-то во мраке сверкнули огоньки янтарных змеиных глаз, и последнее, что Карлос почувствовал, это как мощный хвост бережно обвивается вокруг его талии.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты