Расскажи мне о ваших традициях

Слэш
PG-13
Закончен
19
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Для того, чтобы побыть вместе, можно немного потерпеть даже приобщение к культурным ценностям
Примечания автора:
Захотелось чего-то светлого, атмосферного, мимолетного. И на катке было холодно.
Как и обычно, я не сильна в расставлении меток – в мире же должна быть какая-то стабильность.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
      - И это вы называете развлечением? – Юстасс скривился, однозначно выражая своё отношение к происходящему, а Ло добродушно фыркнул, наблюдая за тем, как отчаянно тот цеплялся за бортик катка, пытаясь балансировать на коньках. Взмокшие алые пряди липли ко лбу, по щекам расползся предательский румянец, Кид то и дело шмыгал носом, но упрямо не сдавался, словно на кону стояли его честь и достоинство.       - Да, Юстасс-я, это забава, с которой даже дети справляются, – Ло не мог не острить, без каких-либо усилий кружась возле него, а Кид не мог не прожигать его гневным взглядом. Нет, Юстасс был уверен, что Трафальгар просто рисовался перед ним, вовсе не было ему так легко, как тот пытался сделать вид, но, будто в подтверждении слов Ло, мимо них промчалась шебутная группка детей лет шести, играющих в салочки на льду с такой непосредственностью, словно родились с лезвиями на пятках. Мало того, что этот ублюдочный Трафальгар умудрялся не только дерзить, но ещё и поразительно грациозно передвигаться на этих убийственных штуках, которые обозначил, как «коньки», так ещё и дети, едва достигающие Киду колен, носились по округе на этих же самых орудиях пыток, выглядя радостными и беззаботными, словно балансировка на тоненьких лезвиях не вызывала у них никаких затруднений. Такого удара гордость Юстасса пережить не могла.       Кид пожалел, что дал волю своему любопытству, поинтересовавшись у Трафальгара традиционными развлечениями жителей Норт Блю.       Мороз щипал кожу, ресницы слипались, припорошённые инеем, инстинкт самосохранения вопил о необходимости транспортировки тела в теплое, хорошо отапливаемое помещение, а уязвленное эго требовало реванша. Кид был уверен, что в Норт Блю должны были быть какие-нибудь безобидные, не суицидальные развлечения. Иначе все жители Норт Блю были отмороженными еблоидами, с которыми Юстасс не хотел иметь дел. Конкретно с этим вот, ехидно взирающим на него своими серыми глазищами, Кид точно больше не хотел иметь ничего общего. Что, спрашивается, хорошего было в этих коньках? Какое веселье? Люди радовались тому, что пережили этот акт самоистязания? Ло поэтому был таким ебанутым – часто падал на льду в детстве, приземляясь, по всей видимости, преимущественно на голову?       Руки неприятно покалывало от холода, в подсознании сама собой всплыла вся имеющаяся в распоряжении у Юстасса информация об обморожениях, гаденько намекая, чем были чреваты такие долгие прогулки по морозу, поэтому Кид разжал кулаки, пытаясь согреть пальцы, из-за чего потерял точку опоры, и ноги начали разъезжаться в разные стороны, как у портовой шлюхи.       Юстасс почти пожалел, что покинул родимые – теплые – края. И уж точно пожалел, что вообще был знаком с Трафальгаром Ло.       Ло усмехнулся и, продолжая бурить Юстасса взглядом, проехался спиной вперед, на ходу умудрившись перепрыгнуть с одной ноги на другую – Кид буквально готов был раскрошить лёд его головой, дабы не выпендривался. Но вместе с тем янтарные глаза зацепились за мельтешащего на заднем плане ребенка лет девяти, что выделывал настоящие пируэты на льду, названия которых Кид не знал и знать не хотел.       Он хотел просто убраться отсюда.       Но он не мог позволить Трафальгару насмехаться над ним.       Мысленно прикинув, каковы были шансы у Киллера стать хорошим капитаном на случай, если он сейчас убьется на этом чертовом льду, Кид оттолкнулся от бортика – единственной устойчивой конструкции на всём этом проклятом катке, отправившись в свободное своё последнее плаванье. Серые глаза заискрились одобрением, граничащим с издевкой, и Ло обогнул Юстасса по кругу, будто Киду недостаточно было головокружения от осознания того факта, что его жизнь сейчас буквально покачивалась на тонком лезвии.       Юстасс встряхнул головой – что чуть было не привело к трагическому падению – и отбросил в сторону свои глупые, но вполне себе обоснованные, опасения. Он был пиратом! Одним из Одиннадцати Сверхновых! Его боялись во всех морях, на самых отдаленных уголках планеты, и он не мог пасовать из-за каких-то там коньков. А если бы его кто сейчас здесь увидел бы и узнал?! Это же был бы самый настоящий позор! Жался он тут по углам, как девственница в борделе! Нет-нет-нет, пора было заканчивать с собственным бездействием. Лучше он умрёт в процессе, чем прославится трусом. Кид поплотнее запахнул свою новоприобретенную бордовую шубу, сделав себе пометку приказать команде впредь всё же по возможности минимизировать их пребывание на зимних островах, и рванул в неравный бой с гладкой скользкой поверхностью.       Если уж у этого сероглазого выскочки получалось, то и Юстасс сможет.       Пыл Кида не продлился долго – только лишь до первой потери равновесия, после чего он поспешил вернуться к спасительной стабильности бортика. Ло же сделал небольшой круг по катку, благосклонно позволяя Юстассу в одиночестве зализать свои душевные раны, и, в качестве награды за стойкость, сунул ему под нос стаканчик свежеприготовленного глинтвейна, который с помощью силы своего Дьявольского фрукта позаимствовал в ближайшей таверне. Юстасс тяжело сглотнул, зачарованно уставившись на тоненькую струйку пара, поднимающуюся над стаканчиком, надеясь, что ублюдок не измывался над ним, и внутри находилось что-то действительно горячее и съедобное. И Кид был практически готов застонать от наслаждения, когда вкусовые рецепторы зарвались восторгом от глинтвейна, согревающего тело и душу. Каток по-прежнему был ужасен, Трафальгар всё ещё неимоверно бесил, но глинтвейн сглаживал острые углы недовольства Юстасса, делая его чуть терпимее к чуждым ему традициям.       Хотя кое-чего Кид всё же не понимал.       - Объясни мне, почему вы такие ебанутые? У вас же там холодно, что пиздец просто, не логичнее было бы развлекаться в тепле, согреваясь, а не ебашиться на этом злоебучем морозе? – Ло хмыкнул и, отобрав у Кида стаканчик, сделал несколько глотков, после чего вернул емкость Юстассу – тому явно было нужнее.       Трафальгар не знал, почему из всех вариантов выбрал каток. Но почему-то в голову пришло именно это; в зимнее время во Флевансе обожали заливать большой каток на центральной площади, расставляя по периметру уютные будки для обогрева, где можно было перехватить кружку-другую горячего чая, а по вечерам на радость детворе там зажигались разноцветные огни, притягивая жителей. Сам Трафальгар не вставал на коньки долгие годы – лишь однажды Шачи и Пенгвин затащили его на каток – но на фоне абсолютной бездарности Кида Ло выглядел, как истинный фигурист.       - Что-то мне подсказывает, что логика времяпрепровождения в ваших краях тоже хромает, – серые глаза поблескивали вызовом, а Кид готов был тюкнуть Трафальгара за то, что тот посмел оскорбить его родину, пусть особым патриотизмом никогда и не страдал. Но одно дело, когда над пороками родного края издевался он сам, а другое – когда какой-то недоумок из сугробов, не имеющий никакого представления об укладе жизни его отчизны.       Места, из которых Кид был родом, не были радужными, безоблачными и счастливыми. Но там хотя бы было тепло – сейчас Юстассу этого было более, чем достаточно.       - Да что ты вообще знаешь о Саут Блю? – Кид сплюнул, а губы Трафальгара изогнулись в коварной ухмылке – он обожал выводить Юстасса из себя, наслаждаясь видом его, готового потерять контроль. Это касалось издевок, драк, постели – всех аспектов их общения. Но ещё больше Ло нравилось наблюдать за тем, как Кида внезапно посещало озарение о злонамеренности этих провокаций – в такие моменты он покрывался густым румянцем негодования, отчетливо видневшегося на его мертвецки бледной коже, и Трафальгар начинал подстегивать его с новой силой, приговаривая, что цвет лица Юстасса становился похож на его волосы, что заканчивалось либо дракой, либо животным сексом. А чаще – и тем, и другим. Они вообще любили ругаться друг с другом и пух и трах – именно так и никак иначе, в противном случае это не имело никакого смысла.       - По правде, я знаю совсем немного. Вот и расскажи мне – какое увлечение популярно у вас? – Ло дернул молнию своего пальто вниз, расстёгиваясь, будто в конец запарился, а Кид прожёг его выразительным осуждающим взглядом. При такой температуре невозможно было зажариться. Только окоченеть. Хотя Кид когда-то краем уха что-то слышал о той стадии обморожения, когда человеку начинает казаться, что ему жарко. Что ж, если такая участь постигла и Трафальгара, то он сам был виноват, честное слово. Это он их сюда привёл. Кид не будет даже пытаться ему помочь.       - У нас хотя бы понимают, что, когда холодно, нужно согреваться, а если жарко, то охлаждаться. А не добивать себя, как вы, – Ло фыркнул и без каких-либо усилий вновь обогнул Юстасса по кругу, напоследок обдав его ледяной крошкой, выскакивающей из-под острых лезвий. Кид мог лишь закатить глаза на это позёрство, одновременно с тем кутаясь в шубу – даже глинтвейн уже не помогал. Но не отметить плавности движений Трафальгара Юстасс – как бы его это не раздражало – не мог. Ло очень гармонично смотрелся на катке, хотя Кид догадывался, что Трафальгар редко позволял себе подобные шалости, уж больно сбитым с толку выглядел, когда Юстасс спросил его об увлечениях жителей Норт Блю. И тем приятнее было наблюдать за ним сейчас, когда тот погружался в атмосферу своего детства – даже черты его лица становились чуточку мягче, из-за чего хотелось увидеть больше, капнуть глубже, погрузиться в такого Трафальгара. И это пугало даже сильнее, чем проклятые коньки.       - Юстасс-я, если бы я попросил тебя показать мне традиционные увлечения твоего края, то что бы ты мне предложил? – Кид нахмурился, сделав несколько осторожных шагов, которых сам же и не заметил, полностью сосредоточившись на вопросе. Ло же не оставил без внимания успешную попытку Юстасса, тут же подстроившись под его шаг. Трафальгар вообще не понимал, в чём состояла проблема Кида – лезвия коньков были буквально из стали, и при должном желании Юстасс мог без труда контролировать их силой своего Дьявольского фрукта. Посему напрашивался вывод, что, либо Кид хотел играть на равных, либо слишком зациклился на процессе, чтобы обдумывать то, как его облегчить. В любом случае Ло взял это на заметку – приятно было получить дополнительный повод для издевок над Юстассом. Тот всегда так забавно злился.       Кид же перебирал в голове всё, что только знал и помнил. Достаточно распространенной забавой у них, из-за жаркого душного климата, были заплывы – мальчишки практически поголовно плескались в карьерах, реках, озерах и море, то и дело соревнуясь на скорость, долготу задержки дыхания, и прочее-прочее. Но этот вариант был не про Ло с Кидом. Нет, отрадно было бы посмотреть на то, как Трафальгар барахтался на мелководье, пытаясь не сдохнуть, но что-то подсказывало Юстассу, что Ло утащит его за собой и погубит их обоих. Поэтому эта идея отметалась, приходилось выжимать из памяти что-то иное.       Было у них ещё пристрастие к пляжному волейболу – Кид представил, как Трафальгар отряхивался бы от вездесущего песка, пытаясь принять подачу, и с ужасом для себя осознал, что это было очень пикантное зрелище. Смуглая, покрытая ровным загаром кожа Ло блестела бы от пота, грудная клетка тяжело вздымалась бы от неровного дыхания, тесные шорты выгодно подчеркивали бы бедра и эту аппетитную задницу, мышцы перекатывались бы под кожей от каждого его выверенного движения…       Когда Кид, пораженный яркостью своего видения, запутался в собственных ногах, завалившись на лёд, Ло не сумел сдержать смешка. Он пытался сдержаться, но вид раскинувшегося звездочкой на катке Кида определенно был по-доброму смехотворен, а неспособность Юстасса совладать с собственными конечностями навевала воспоминания о другом человеке, которые в этот раз почему-то не были омрачены горечью и болью. Напротив – вызвали приятную, щемящую грудь ностальгию.       С глинтвейном нужно было заканчивать.       - Костёр, – Ло склонился над Кидом, инстинктивно оглядывая его на предмет серьезных ранений и ушибов, дабы понять, почему тот нёс околесицу – было ли в этом повинно сотрясение мозга или можно было не переживать, потому что мозга у Юстасса и в помине не было, но из всего его внешнего вида опасения вызывали лишь горящие энтузиазмом янтарные глаза. Трафальгар протянул ему руку, чтобы помочь встать, но Юстасс напрочь проигнорировал этот жест, продолжая бурить Ло взглядом.       - Мы бы прыгали через костёр. Ну, знаешь, у нас обычно где-то на пляже разжигают большие костры, и нужно через них перепрыгнуть. Устраивают соревнования, кто преодолеет большее число костров, жарят шашлыки, поют песни, танцуют на углях.       - То есть в Саут Блю жарко и, чтобы отдохнуть, вы прыгаете через, мать его, горящий костёр, потом ещё танцуете на раскаленных углях, а ты наговариваешь на мою родину и каток, верно? – Ло скептически изогнул бровь, а Кид засмеялся, как сумасшедший. Всё же Трафальгар был прав, в чём-то логика их досуга тоже хромала. Видимо, мир был ненормален везде.       И Кид и Ло тоже были ненормальны. Вместе и каждый по-своему.       Юстасс схватил Трафальгара за щиколотку и резко дернул на себя, заставляя повалиться следом. Нечего тому было возвышаться над Кидом, элегантно балансируя на этих чертовых коньках и ежесекундно напоминая о своём превосходстве в этой конкретной сфере деятельности. Их бесконечное «быстрее-выше-сильнее», дух конструктивного соперничества не могли иссякнуть здесь и сейчас, из-за каких-то глупых зимних забав глупого народа, застрявшего во льдах своего глупого моря.       Ло зашипел, приземлившись Юстассу на грудь – Кид прекрасно видел, что у Трафальгара была возможность упасть мягче, но нет, тот, конечно же, решил навалиться ему локтем на грудину, выбивая воздух из легких. Но Юстассу грех было жаловаться, сам же притянул Ло к себе. Да и удары по туловищу ощущались не так болезненно, как удары по гордости. Зато, пока Трафальгар пытался выровняться, Кид сумел украсть у него короткий смазанный поцелуй, слизывая с мягких губ холодные капельки винного напитка, разбавленного нотками цитрусового, корицы и сладости – последнее было природным вкусом Ло, который Юстасс так ценил.       Вместо того, чтобы встать, Трафальгар разместил голову у Кида на плече, устраиваясь поудобнее. Ло знал, что долго они так не пролежат – их либо затопчут сумасбродные дети, либо они всё себе отморозят, но достаточно было и парочки секунд, чтобы смочь поймать момент, насладиться им и запечатлеть в памяти. Это были краткие мгновения на безумно холодном льду, которые ещё долгие годы будут согревать сердце пуще самого горячего пламени. Что-то теплое копошилось в грудине, распространяя волну жара по всему телу – от сердца к кончикам пальцев, проходясь разрядами тока по нервам и фейерверками в низу живота. И этому чему-то не хотелось давать названия.       Потому что это – не про любовь. Такую роскошь они себе позволить никак не могли: слишком обременительно, слишком опасно, слишком страшно, что вновь можешь лишиться чего-то столь важного. Поэтому лучше так, без привязанностей, без обещаний, без лишних слов. Поэтому это – не про любовь. Это про взаимное притяжение, про идеальную сексуальную совместимость, про обоюдные подколы, не преследующие цели унизить, лишь только поддеть, про долгие разговоры по Ден Ден Муши, про вычитывание с замиранием сердца новостей друг о друге и про иррациональную гордость за чужие успехи. Но не про любовь, нет.       К тому же, нельзя было забывать, что они всё ещё оставались соперниками.       Не врагами. Соперниками.       Внезапно пошедший снег упал на щеки и ресницы, а напрочь замершие пальцы Кида коснулись челюсти Ло, заставляя того передернуть плечами от этого ледяного, словно дыхание самой смерти, прикосновения. Снежинки плавно кружились, дети сходили с ума от восторга, а Трафальгар знал, что Юстасс был теплолюбивым засранцем – разве стал бы тот в противном случае всюду щеголять сначала в пальто, а теперь так вообще в шубе? Кид лишь делал вид, что таскал этот тяжеленный сгусток меха ради стиля и образа, на деле же он был обычным мерзляком, выращенным в тепличных условиях Саут Блю, и переносить морозы зимних островов было для него равносильно пытке. И Ло вдвойне ценил то, что Юстасс, несмотря на свою натуру, всё же попытался проникнуться атмосферой здешних мест, напоминающих Трафальгару о родимом крае.       Знал бы ещё Кид, что Ло крайне недолюбливал снег из-за некоторых психотравмирующих событий детства.       Но сейчас снег не напоминал о скорби – уж больно хорошо смотрелся на фоне алых волос, аккуратно ложился на меховой воротник, выгодно подчеркивая бледную кожу и бордовую помаду. Словно кровь и молоко. Трафальгар ловил эстетическое наслаждение, скользя взглядом по чуть отросшим за последние месяцы огненным прядям, высокому лбу, не скрытому привычными очками, по расширенной переносице, тонкому носу, квадратному подбородку. Из покрасневшего носа Юстасса текло, как из крана, и Ло догадывался, что Кид будет ещё долго нелестно отзываться об этой вылазке, пусть и, в некотором роде, был сам виноват. Во-первых, это он решил приобщиться к культуре зимних островов. Во-вторых, это было его сознательное решение не надевать шапку, шарф и перчатки. В-третьих, нужно было закаливаться.       - Юстасс-я, а знаешь, что у нас любят делать после хорошего заезда на катке?       - Боюсь даже представить, – пусть Кид и едва слышно буркнул это себе под нос, Трафальгар его прекрасно услышал и рассмеялся. Хотел Юстасс или нет, но ему придется принять участие во всех запланированных Ло мероприятиях.       Но Трафальгар, вопреки распространенному мнению, не был садистом. И за все страдания Киду была положена награда.       Взмах руки и их накрыло голубоватое свечение. Миг – и вот они уже в другом месте. Уши всё ещё улавливали крики оголтелой детворы, счастливо рассекающей лёд, поэтому Юстасс предположил, что телепортировались они куда-то неподалеку, но это его всё равно раздражало – Кида всегда выводило из себя, когда Ло переставлял его, как безвольную куклу. Да и в целом способности Трафальгара напрягали – было в них что-то пугающее и темное. А ещё некоторое время назад Юстасс подметил, что, если в течение дня Ло часто прибегал к своим способностям, как, например, на одном из островов, когда их пиратские команды угодили в засаду дозорных, то ночью на второй раунд его уже не хватало. Кид не знал наверняка и мог лишь догадываться, что между двумя этими фактами была прямая взаимосвязь. Но спрашивать он не собирался – это было что-то глубоко личное. То, от чего они оба старались держаться подальше.       Им было достаточно того, что у них было: кратких случайных (или не совсем) встреч, долгих ночей, проведенных в объятиях друг друга, и отсутствия каких-либо обязательств друг перед другом. На свою связь они смотрели, как закостенелые фаталисты. Когда они могли – они были вместе, рядом. Когда не получалось – они не убивались из-за этого. И не стремились к большему. Потому что большее предполагало ответственность, глубокую привязанность, чувства, и, в конечном итоге, неизбежную потерю.       - И что теперь? Мы будем валяться в сугробе, жрать сосульки или что? – тон Юстасса был сварливым, а серые глаза глумливо поблескивали, не скрывая веселия. Вместе ответа Ло махнул головой в сторону, указывая Киду их дальнейшее направление.       Трафальгар ведь знал, что Юстасс был мерзляком.       - Настала пора отогревать тебя, – янтарные глаза блеснули, а Трафальгар без каких-либо дополнительных объяснений двинулся вперед, вынуждая Кида следовать за ним. Но разъяснения и не требовались.       Горячие источники не нуждались в представлении.       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты