I Love You, You’re Perfect, Now Change

Слэш
R
В процессе
7
автор
Размер:
49 страниц, 5 частей
Описание:
Истории, рассказывающих о разных людях, соединенных чувствами, обещаниями, родством и просто наручниками. Все нужны друг другу, даже когда им этого не хочется. Здесь Рэй застрянет на самой неподходящей заправке в Штатах, Джерарду придется представить Фрэнка своим родителям, Пит и Патрик в очередной раз столкнутся с ложными слухами, Майки, может быть, примет самое главное решение в жизни, а Брендон будет обречен провести свой день рождения с бывшим на фоне многих прочих бед.
Посвящение:
Дню прошедшему, потому что каждый вечер я не хочу просыпаться утром. И еще Чон Мин из «Энциклопедии Страсти», потому что «Этот гей… И этот гей… Все геи…»
Примечания автора:
Состоит из:
The Statistical Probability Of Love At First Sight:
По пути из Нью-Йорка в Лос-Анджелис с друзьми, слишком увлеченными друг другом, Рэй оказывается в тяжелой ситуации, когда он остается один на заправке без связи с Фрэнком и Джерардом. Ладно, технически он не так одинок. Неулыбчивый парень в очках и желтой униформе пытается помочь ему выбраться, только вот все без толку.

Carry On, My Wayward Son:
После многих лет Джерард оказывается в опасной близости от родного города, а их с Фрэнком беспечность и случайная встреча с его младшим братом приводят к тому, что парню приходится навестить родительский дом. Ах, да! И признаться, что встречается с парнем, конечно, является невероятно тяжелым шагом. И какого черта творится с Майки?

Guess I Love You in a Heterosexual Way (it's not the kind of thing they say — but worse):
Патрик и Пит — самые близкие друзья, которые только могут существовать на свете. Но есть одна огромная проблема: абсолютно каждый, буквально каждая собака в этом городе думает, что они встречаются. Что ж, они действительно вместе; У Патрика есть Пит, у Пита — Патрик, а еще у него есть Майки, но между ними все не так просто. И вот на одной вечеринке друзья должны доказать, что любят друг друга исключительно не по-гейски.

Seasons Change, So Why You Don't?
Райан прибывает в Лос-Анджелис, и уже эта новость становится катастрофой для Брендона. Небеса обязаны разверзнуться, если бывшие заговорят.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Carry On, My Wayward Son. Part 2/3

Настройки текста
Джерард не был рад, что приехал. И Фрэнк не был. Но, сидя за столом рядом друг с другом и четой Уэй и соединив руки для молитвы, они могли разве что сквозь зубы благословить это день. Джерард уставился в свою тарелку, на которой расползлись спагетти и, на удивление, точно выражали то, что в это момент творилось у него в голове. Этот вечер был безнадежен; ужин обязан был помочь Джерарду свести счеты с жизнью. Вопрос только: когда? Это было похоже на бомбу замедленного действия, у которой вообще нет таймера, потому что ее купили в магазине сюрпризов. Очень плохих сюрпризов. Лавке ужасов. Он нервно подергивал ногой под столом, надеясь, что Фрэнк увидит это и как-то незаметно успокоит, но тот настолько глубоко погрузился в мир переживаний, что ему просто было не до этого. — …Аминь, — мягко закончила Донна и опустила ладони на стол. — Рэй, Фрэнк, как давно вы дружите? — Почти пять лет, — сразу ответил кудрявый. Донна заинтересовано посмотрела на второго парня, который только спустя пару секунд смог собрать мысли в кучу. С завитыми обесцвеченными волосами, мимическими морщинками и тонкой улыбкой мать Джерарда не выглядела опасной, но Фрэнк побаивался ее не поэтому. — С Джи и Рэем я встретился чуть больше двух лет назад, — слегка севшим голосом сказал он, — на хэллоуинской вечеринке в одном баре. — Ему уже было восемнадцать, — быстро добавил Джерард, даже не будучи уверенным, почему он должен был это сказать. После слов своего брата, он не мог перестать думать о том, что Фрэнк до сих пор выглядел как старшеклассник, несмотря на многочисленные татуировки… Твою ж мать, его тату! Еще неизвестно, что она себе надумала о Фрэнке. — Ладно тебе, — посмеялся Дональд. — Нет ничего плохого в том, чтобы встречать друзей в барах, даже если они несовершеннолетние. Не так далеко от истины: Фрэнк тогда как раз отпраздновал свое совершеннолетие. — Но вот если бы ты начал роман с девушкой, с которой познакомился в баре… — Донна оборвала фразу на серьезной ноте, но сразу же шутливо хмыкнула. Фрэнк, Джерард и Рэй натянули на лица улыбки, а Майки явно развеселило слово «девушка», и он этого особенно не скрывал. — Правда, Джерард, надеюсь ты понимаешь, что с такими барышнями ничего хорошего ждать не приходится. Майки спрятал весьма громкий смешок в ладони, чем заслужил осуждающий взгляд со стороны матери, обеспокоенный — Рэя, смущенный и задиристый — Фрэнка, а еще взгляд, приказывающий сдохнуть, от Джерарда. Дональду же это еще больше подняло настроение. — Не верь своей маме. Это она сейчас такая ответственная и мудрая, но ты просто не видел ее на нашем выпускном… — Дон, не надо! К тому же, мы уже тогда встречались, поэтому это другое. Женщина жутко смутилась и отвернулась к окну, но на лице не все еще играла улыбка. Выходило по печального забавно. До отъезда Джерард любил болтовню и суматоху перед ужином, а сейчас не мог дождаться, когда окажется за дверью. Он просто не мог вынести все эти минуты, когда мама могла мило беседовать с Фрэнком, потому что он его друг. Он не знал, как жить после этого. — По-моему, все на выпускном творят великие вещи, — произнес Фрэнк, накручивая макароны на вилку. — И самые глупые за всю историю вселенной. — И что же мог совершить такой милый мальчик? — поинтересовалась Донна. К слову, Фрэнк заслуженно был назван милым, но это в глазах Джерарда казалось преуменьшением. Надо отдать должное красоте Фрэнка Айеро. Даже перед лицом опасности в лице матери его парня (а та даже не подозревала, насколько все запущено), тот мило розовел, скомкано описывая историю о том, как разгромил гитарой школьный усилитель. Но Джерард-то знал, что, во-первых, он сильно сгладил углы, и, во-вторых, это только половина Удивительных Приключений Айеро в последний день в школе. Монашки были счастливы избавиться от него. — Да, — комментирует Джерард. — Веселее было только первого апреля лет шесть назад… — Мы не говорим о первом апреля, — пассивно-агрессивно предупредил Майки. Донну приятно удивило, что лучший друг ее сына закончил католическую школу, хотя сама была протестанткой, что могло считаться некоторым лицемерием. В целом казалось, все шло гладко. Фрэнк, однако, в этом не был уверен. Еще ни разу в жизни он так тщательно не продумывал то, что ему следует говорить. Чего стоила одна кастрированная история о том, как выйдя на школьную сцену, чтобы отыграть несколько песен христианских групп, он разошелся настолько, что полностью уничтожил свою первую гитару и усилитель, который вообще был ни при чем. Естественно, он не упоминал о том, как нехило напился алкогольной контрабандой перед этим. И как до этого помогал проносить несколько бутылок. И точно ни слова о том, как потом оскорбил половину монахинь за то, что те не по-божески доставали его все годы учебы, ведь на выпускном они уже ничего не могли ему сделать. Впрочем, монашки ему нравились как концепт. Не то чтобы он был извращенцем: не ему на них заглядываться уж точно. А миссис Уэй все расспрашивала его и расспрашивала. В какой-то момент Фрэнк утомился настолько, что стал ждать помощи не только от Джерарда, который и так подвергался словесному напору родителей при любом удобном случае, но и от Рэя, удобно пропавшего из беседы еще в самом ее начале. Пока все на минуту замолчали, чтобы едой восполнить энергию, потраченную на метение языком, он внимательно посмотрел на главного кудряша их компании. Тот, наклонив голову набок, переговаривался о чем-то с Майки. В этом что-то было такое. Рэй всегда очень внимательный, но сейчас его внимание казалось еще более пристальным чем обычно, и еще эта склоненная голова, то как Рэй поправляет волосы и копается в тарелке… Это снова начало наталкивать на интересную мысль, про которую Фрэнк уже начал забывать. — Джерард, ты переехал в хорошую квартиру? — мило интересовалась Донна. — Да, в неплохую, хотя она далековато находится от издательства. Женщина кивнула, спрашивая о том, как устроился ее сын. Джерарду казалось, что разговор начал перетекать в лучшее русло. Фрэнк чуть нахмурился, продолжая украдкой наблюдать на другим концом стола. Майки не смеялся и не выглядел так, словно замышлял убийство; Фрэнк даже мог предположить, что парень чувствовал себя едва ли не умиротворенно. — С кем ты ее снимаешь? — продолжала Донна, уже покончив с ужином. Джерард чуть ухмыльнулся, вспоминая свою свободную маленькую жизнь в Нью-Йорке. — С Фрэнком, — по существу ответил он. — Оу, вам комфортно? Просто два холостых парня в одной квартире — вы друг другу не машаете? Фрэнк слегка прищурился. Рэй говорил о нью-йоркской мелкой сцене, ярко улыбаясь, пока Майки неотрывно смотрел на его лицо и выглядел… сложно описать, как. — Конечно, нет, у нас все хорошо, — почти беззаботно признался Джерард, быстро взглянув на своего тайного парня. Тот, к слову, был абсолютно отвлечен от разговора. Донна продолжала выглядеть дружелюбно, но, знаете, атмосфера почему-то потяжелела. Джерард сглотнул. — У вас? — впрочем, прозвучало вполне невинно; Донна опустила веки, придавая себе расслабленный вид. — Да, Фрэнк и я — мы. Мы живем в одном месте, — он постарался не произнести это быстро, но все же на одном дыхании, чтобы не давать матери лишних пауз для подозрений, — знаешь ли. Я чего-то не понимаю? — Фрэнк спросил себя. Майки теперь наблюдал за руками Рэя, сложенными на столе, и выглядел все так же. Женщина нахмурилась, не убирая улыбку с лица; голос ее совсем не был радостным. — Вы оба так молоды. Неужели вы не мешаете друг другу, когда приводите домой подруг? Ты сказал, что квартира однокомнатная. — Да, это так. — Джерард спрятал взгляд в салфетнице. — И мы друг другу совсем не мешаем… У нас нет проблем с личной жизнью также, не беспокойся. Сердце заходилось под ребрами пропорционально тому, как нарастала тревога в его мыслях. Мать Джерарда смотрела на него серьезным взглядом, и тот не знал, чего ждать от нее. Майки снова поднял глаза на Рэя. Фрэнк понял, что между ними есть то самое взаимное нечто. — У тебя есть девушка, сынок? Джерард непроизвольно закусил щеку. Дональд, утомленный разговорами уже какое-то время назад, придвинулся к столу, с любопытством посмотрев на него. Рэй отвлекся на что-то, происходящее за столом. А Майки все продолжал разглядывать его. Конечно, — подумал Фрэнк, окончательно убедившись в своей теории. — Нет, — на удивление крепким голосом сказал Джерард. Он хотел просто не выдавать всю правду, но не лгать. Пазл сложился. Он почувствовал острую необходимость получить поддержку от Фрэнка и осторожно прикоснулся к него ноге. Тот проморгался и с такой же скрытностью взглянул на парня. И когда их глаза все-таки встретились, Джерард больше не хмурился: его губы расплылись в плавной, тонкой улыбке, а глаза засияли хрупким светом. Если Фрэнку придется когда-нибудь доказывать, что та любовь, которую он испытывает к этому человеку, настоящая, он обязательно вспомнит этот момент. Но при этом казалось, будто это тихое мгновение может развеять малейшее движение. Это движение сделала Донна, сжав в руке столовый нож, который был самым острым предметом в ее распоряжении. Джерард беспомощно взглянул на мать. — Перекур, — объявил в эту минуту Дональд. — …Я хотел сказать, перерыв. Однако сам он никуда не поднялся, как и его супруга. Фрэнк услышал, как Джерард задышал чаще, едва справляясь с переживаниями. Он коротко пробежался подушечками своих пальцев по его кисти (под столом, чтобы никто не видел), и это, вероятно, немного помогло. Майки же свободно поднялся. Рэй проводил его взглядом до самого поворота, а затем, чуть помедлив, вышел из-за стола. Фрэнк просто знал, что необходимо поговорить с ними, словно Вселенная или высший разум, которому они молились перед ужином, настойчиво нашептывал ему на ухо. — Все нормально, ты можешь тоже… — почувствовав это, негромко произнес Джерард, и Фрэнк оставил его, с извинением посмотрев на своего парня. Он последовал на веранду за его другом и братом Джерарда. Сердце Джерарда трусливо поджималось. Сейчас он понимал, каково приходится главным героям фильмов ужасов. И вероятно, он не был далек от истины. Еще раз: его родители не самые прогрессивные люди, типичные представители своего поколения, они яро поддерживают республиканцев и едва ли относятся терпимо, как бы это странно не прозвучало, к всеобщей современной толерантности. А еще миссис Уэй религиозна. И обо всем догадалась. Наверное. Не дай ее Господь это чертово «наверное». — Какие славные у тебя друзья, — улыбнулась она, пытаясь скрыть этот фальш; теперь она казалась немного расстроенной. — Рэй похож на хорошего парня, — кивнул отец. — Рад, что вы дружите. — Да-да. — Донна поднялась и стала собирать со стола тарелки. — …Он кажется очень надежным другом. Джерард начал помогать ей и, на секунду до боли прикусив губы, спросил: — А Фрэнк? Просто ты с ним больше говорила, а не с Рэем. Он примерно понимал, на что идет, но чем дольше тянулось ожидание бури, тем хуже. Женщина легкомысленно пожала плечами, но ее взгляд оставался все таким же напряженным. Тарелки, складываемые одна на другую, громко позвянькивали и отсчитывали секунды, словно часы. — Понимаешь, — неловко начал Дональд, — он немного похож на… нетрадиционного парня. С этими его длинными волосами, татушками, манерами… — Манерами? — Брови Джерарда взлетели на лоб. — То, как поправляет волосы, смущается, разводит руками, — при этом он сделал странный жест поднятыми со стола ладонями и широко растопыренными пальцами, стериотипно-гейски разводя ими. Конечно, Фрэнк никогда не делал ничего подобного. — И когда же ты такое увидел? — оскорбленно поинтересовался Джерард. — Джер, твой отец хочет сказать, что Фрэнк отличается от обычных мальчиков, — дипломатично вмешалась Донна. — Это не так плохо, он вполне приличный человек. Мы просто беспокоимся. Парень резко повернул к ней голову. — Отчего же вы беспокоитесь? Разве он как-то опасен? — Ну… — Что? — Вы живете вместе, так что у нас есть повод предположить… — Удиви меня, пап. — Что он может плохо на тебя повлиять, — заместо Дональда жестко произнесла женщина, раздраженная поведением сына, — что может испортить тебя. Он гомосексуал! Джерард вздрогнул и посмотрел на нее широко раскрытыми от боли глазами, но затем выражение его лица изменилось спустя одно короткое мгновение, как их взгляды пересеклись. — Тебя это так пугает? — Ты не отрицаешь, — растерянно выдохнула Донна. То есть, несмотря на все ее слова, она не была уверена? — Ты правда думала, что я буду оправдываться? — едва не взорвался Джерард. — Вы поняли, какой природы Фрэнк. Молодцы! Но мне все еще интересно, что в этом такого ужасного. Оба родителя неверяще распахнули глаза. В их головах не укладывалась мысль, что быть геем не что-то неправильное. Они были наивны в каком-то смысле, они до сих пор жили по принципу «не вижу — значит, нет», поэтому прямое столкновение с гомосексуальностью дало им понять, что этот мир ближе, чем они думали. Конечно же, их это пугало и злило. По крайней мере, Джерард надеялся, что они ведут себя так с непривычки. — Я не хочу, чтобы такие, как он, были рядом с моими детьми, — сказала Донна. — Такие как он. Спасибо, мама. А знаешь, мне есть, что еще рассказать тебе и папе. — Он сглотнул жесткий комок в горле. В этот момент руки Донны дрогнули, и они едва не отпустила стопку грязной посуды. С верхней тарелки слетела ложка и громко ударилась о стол. Это был момент его смерти, и все эти воспоминания он рассказывал из своей могилы. Во взглядах родителей читались определенные вопросы. Вообще-то и у Фрэнка было несколько вопросов. Если расставлять по приоритетам, получалось: выяснение того, что на самом деле происходит между Рэем и человеком-покерфэйсом; выяснение того, нравятся ли Майки парни; выяснение, нравятся ли Рэю парни и в подробностях, когда он это понял; наконец, нахождение способа помочь им. Первый пункт, на самом деле, вытеснял два последующих, но Фрэнку просто было интересно, что они скажут. А насчет последнего… В мозге не прекращала мигать мысль, что у этих двоих какие-то личные проблемы, и он мог бы что-нибудь посоветовать. Он закурил, и белый дымок одинокой сигареты разнесся по веранде; Рэй уже давно бросил эту привычку; Майки тоже не курил — совсем или только сейчас, Фрэнк не мог знать этого, но тот просто задумчиво пялился в свой смартфон, так что выводы напрашивались. Почему-то он думал, что раз эти двое решили выйти наружу, то должно произойти что-нибудь интересное. Но атмосфера была куда менее живой, чем несколькими минутами ранее за столом. Майки, казалось, игнорировал и Рэя, и Фрэнка, занимаясь своими важными делами с очень серьезным видом, но Фрэнк-то видел ленту Инсты или еще чего в отражении его очков. — Так как вам ужин? — для начала поинтересовался Фрэнк. — Не хозяин, чтобы спрашивать, — фыркнул Майки. — Было вкусно, — почти безразлично ответил Рэй, уголком глаза наблюдая за Уэем. Тот просто пожал плечами, а может, просто решил размять плечи или сесть поудобнее — Фрэнк уже начинал сомневаться, когда парень реагирует, а когда даже не замечает ничего вокруг. — Если хочешь вмешаться во что-то, то не стоит, — неожиданно для него произнес Майки, поднимая на него взгляд. — Я же знаю, что ты собирался. Фрэнк откинул волосы и нахмурился, пытаясь сыграть возмущение. Он понятия не имел, как Майки почувствовал его намерение, но, наверное, Фрэнк просто недостаточно хорошо его скрывал. Впрочем, он также не был уверен, что сейчас убедил парня хоть в чем-то. — Что за глупости? — пробормотал он, и решил начать другую тему: — Донна кажется милой… — Кажется, — подчеркнул Майки. — Что ты хочешь этим сказать? — Фрэнку уже не нравилось то, к чему ведет этот очкарик. — Ты ей не нравишься, — легко вынес вердикт он, — и она в курсе, что ты по-мальчикам. Этот самый парень «по-мальчикам» (тот с татуировками) подавился воздухом и неверяще распахнул глаза, пока Майки выглядел как Шерлок, который теряет очки IQ, просто находясь здесь. По всей видимости, он все-таки решил обронить частичку своей дедукции и прояснить ситуацию, когда начал говорить: — Во-первых, ей не нравятся тату, тем более в таком количестве; во-вторых, эта футболка настолько свободная, что когда ты наклоняешься, можно буквально увидеть твою душу; в-третьих, ты ни разу за весь разговор не упомянул отношения с девушками, а она считает это очень важной штукой; в-четвертых, она заметила, как ты нервничал, а с ней как с опасным хищником: не дай почувствовать свой страх. Наконец, даже я заметил, как ты смотришь на Джерарда. Она не глупа. — Она думает так же, как ты? — с сомнением выдавил из себя Фрэнк. — Донна – моя мама, у нас это наследственное. — Как бы она отреагировала, если бы узнала, что ее сын любит парней? — вопрос был скорее риторическим, но Майки это не остановило. — Ее бы это расстроило, она была бы зла и разбита и желала бы сломать тебе все кости… — Я не о Джерарде. Хотя о нем тоже, но я говорил о тебе. — Что ты такое говоришь? — пролепетала Донна, ставя посуду обратно на стол и присаживаясь на край стула. Она казалась шокированной, напуганной и совершенно беспомощной, словно внезапно осталась одинокой в огромном мире. — Хватит защищать его, Джер. Джерард сам с трудом мог дышать. Он наконец-то рассказал вещи, которые давно нужно рассказать им, хотя не хотел делать такой тяжелый шаг. Он знал, что правда ранит их. Поэтому похоронил все это в себе и позволял ранить себя многие годы. — Я серьезно… И я буду защищать Фрэнка: мы встречаемся. — Он удивился, с какой легкостью дались ему эти слова. Воодушевившись своим признанием, Джерард набрался смелости посмотреть на отца, в глубине души надеясь, что Дональд скажет: Что ты несешь? Но тот шумно выдохнул и откинулся на спинку стула. В его глазах читались те же растерянность и разочарование, с которым смотрела на сына Донна. — Ты был неправильным мальчиком, — все же произнес он. — Сыновья всегда больше любят мам, а ты до последнего таскался везде за мной и лез обниматься. Чувство предательства обожгло все внутренности Джерарда, он не хотел больше слушать их и вообще переживать этот кошмар. Спасибо, но он предпочитал никогда больше сюда не возвращаться, чем пытаться унять и объясниться с семьей. Да и какая они ему семья, раз пять лет он так прекрасно прожил без них? Джерард быстро нашел телефон и схватил дрожащими руками ветровку, и так же резко направился к выходу, проходя мимо матери и даже не взглянув на нее. Уэи в оцепенении наблюдали за тем, как из сын вышел в коридор и спустя пару секунд услышали, как он шагнул наружу. Перед выходом тот крепко сжал ручку двери и, снова повернувшись к Альфреду, буквально на мгновение позволил себе посмотреть на родной дом таким взглядом, каким не смотрел на него никогда в жизни. У него самого не хватило бы слов и мыслей, чтобы описать этот взгляд и все разъедающие его чувства. Он вырвался на крыльцо, как ураган. Без сомнения разговор с родителями был закончен.
Примечания:
Окей, я хотела переписать эту часть к чертям, но не смогла сделать это достаточно хорошо. Так что просто решила сократить эту главу и теперь дописываю третью, чтобы история казалась более-менее нормально завершенной. А так да, часть вышла скучная и отрывистая даже по меркам этого фанфика.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты