Не подбирайте парней из мусорного ведра

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
62
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
http://www.jjwxc.net/onebook.php?novelid=3511075
Размер:
планируется Макси, написано 548 страниц, 61 часть
Описание:
Чи Сяочи – выходец из семьи четвёртого сорта, трёхкратный обладатель награды «Король экрана» с второсортным характером и первоклассной внешностью, выбрался из чёртова ада, чтобы стать победителем по жизни.
После чего на него рухнула люстра и он впал в кому.
Примечания переводчика:
061: «Здравствуйте, вот краткое описание Системы восстановления гунов-отбросов. В этой системе в качестве единицы измерения используется величина сожаления гуна. При достижении 100 очков, можно покинуть текущий мир. Дружеское напоминание: обычно наши сотрудники через самоотверженность и самопожертвование воспитывают чувство зависимости в гунах-отбросах, шаг за шагом делая их неотделимыми…

Чи Сяочи: «Сколько очков сожаления можно получить, если они потерпят полный крах и покроют себя позором? И сколько очков сожаления стоит падения с алтаря? Сколько можно заработать, если они чего-то желают, но никогда этого не получат?

061: «……»

Всего 270 глав +13 экстр.
https://tl.rulate.ru/book/28243
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
62 Нравится 7 Отзывы 57 В сборник Скачать

Глава 40. Избавление от большого босса (17)

Настройки текста
Поговорив с Чжао Гуаньланем, Чи Сяочи уехал на машине из больницы. Он сказал: «Отец Су Вэньи прибыл в Торонто вчера днём. Он намеревается обвинить Чжоу Кая в убийстве второй степени. Я назначу встречу с ним, чтобы поговорить». 061 напомнил ему: «Родители Шэнь Чанцина прилетают сегодня вечером». Чи Сяочи замолчал. 061 сразу понял, что это плохая тема: «…Куда мы направляемся сейчас?» Чи Сяочи свернул за угол и направился к больнице для домашних животных, в которой находилась Хэлп. Как он мог не догадаться, о чём думал 061? Но такое соображение заставило его почувствовать себя немного некомфортно. Чи Сяочи засмеялся и сказал: «…Лю Лаоши, ты думаешь, я сделан из стекла?» Его молчание было не из-за того, что он сентиментально относился к своей надоедливой семье. В основном это потому, что он не очень хорошо общался с родственниками, включая «родителей». Когда Чи Сяочи ехал, он рассказал 061: «Когда моя мама была моложе, её можно было считать «цветком» на фабрике, на которой она работала. У неё не было недостатка в мужчинах, добивавшихся её, но мой отец преследовал её наиболее безжалостно. Изначально она вовсе не планировала выйти замуж за отца, но потом произошёл несчастный случай, и она забеременела мной, так что у неё не было выбора. Позже, когда они ссорились, они поворачивались ко мне, одна сторона говорила, что если бы не я, он бы не взял её в жены, а другая говорила, что если бы не я, она бы не вышла за него замуж. Так что, в конце концов, эти двое взрослых, живущих не очень хорошо, взваливали всю вину на меня, кто на тот момент был всего лишь эмбрионом». Чи Сяочи никогда не произносил таких слов публично, поэтому 061 впервые услышал об этом. Чи Сяочи сказал это слишком легко, даже со слабой улыбкой на лице. Сколько раз этот шрам вскрывался вот так, чтобы он мог настолько легко и практично говорить об этих прошлых событиях? Чи Сяочи сменил тему: «Позже я усвоил урок. В тот момент, когда они начинали ссориться, я сбегал в дом брата Лоу». Чи Сяочи вспомнил, как в бесчисленные хаотичные ночи, в пижаме он сбегал вниз и стучал в дверь дома Лоу Ина. Стены в таких общежитиях использовались только для разделения квартир. Они не обладали никакой звукоизоляцией. Любой, у кого нормальный слух, мог слышать, смотрят ли люди наверху новости или короткие видео из «избранного». Дом Чи находился наверху, немного в стороне, а не прямо над квартирой Лоу Ина, поэтому каждый раз, когда он слышал звук ссоры сверху, Лоу Ин шёл к двери, ожидая Чи Сяочи. Через две минуты Чи Сяочи украдкой проскальзывал вниз, его тёмные глаза были яркими, когда он подпрыгивал от холода: – Брат Лоу, брат Лоу, быстрее, быстрее, снаружи холодно. – Если так холодно, почему ты не надел больше одежды? Чи Сяочи забирался на кровать Лоу Ина и сворачивался калачиком в чужом одеяле. – Потому что здесь тепло. Лоу Ин запер дверь. – Ты не вернёшься сегодня? – Не вернусь. – Ты ужинал? – Поел. Лоу Ин тогда подошёл и коснулся его впавшего живота. Он беспомощно покачал головой. – …Я приготовлю тебе что-нибудь поесть. Тетя Лоу Ина всегда работала в ночную смену, а его дядя не любил оставаться дома и часто гулял с группой братьев, чтобы выпить и поболтать, поэтому Лоу Ин обычно оставался один. Он вынул кое-что из холодильника и пошёл на общую кухню. Через некоторое время тело Чи Сяочи немного нагрелось, поэтому он встал с кровати, закутался в куртку Лоу Ина и прошёл к общественной кухне. Вода на плите только закипела, макароны, помещённые в кастрюлю, сделали суповую воду молочно-белой, и из неё поднимались клубы пара. Лоу Ин стоял перед кастрюлей, наполненной ароматом лапши, его силуэт был окутан паром. Он равномерно нарезал свинину и положил её в кастрюлю. Вскоре запах мяса распространился вокруг, от чего у Чи Сяочи потекли слюнки. Он подошёл, высунув голову, и посмотрел, как готовит Лоу Ин. Лоу Ин взял палочки для еды и начал осторожно помешивать содержимое кастрюли, чтобы лапша не прилипала к стенке. – Хочешь яиц? Я могу расколоть для тебя яйцо. – Я хочу одно. Лоу Ин разбил скорлупу и обнаружил, что внутри двойной желток. Чи Сяочи ахнул от восхищения: – Ух ты! Удивительно! – Что удивительного? Это ведь не я снёс. При этих словах они оба расхохотались. Каждый из них взял белую фарфоровую миску и порцию лапши из кастрюли. Затем они присели на корточки дома, их головы прислонялись друг к другу, когда они прихлёбывали еду. Чи Сяочи приглушённо сказал: – Мы сегодня не накормили Собачье мясо, давай оставим немного ей. Лоу Ин давно привык к тому, что он и Чи Сяочи использовали разные имена. – Я уже оставил часть Маймай. Поэтому после еды Чи Сяочи и Лоу Ин вышли покормить маленькую палевую собаку. Ей нравилось есть лапшу, перемежая еду радостным повизгиванием. Покормив собаку, Чи Сяочи, который не умел готовить, закатал рукава и начал мыть посуду, шумно стуча тарелками. Когда он нёс три чистые миски, приставив их к спине Лоу Ина, сердце Чи Сяочи наполнилось теплом. Наевшись, Чи Сяочи свернулся калачиком на кровати и разделил маленький столик с Лоу Ином, работая над своими домашними заданиями. Когда его домашнее задание было закончено, он лёг под одеяло и заснул. Лоу Ин был на два года старше, поэтому его домашняя работа была больше, чем у него, и сложнее. Естественно, он заснул позже. Сверху доносились звуки разбивающихся предметов. Когда звук спора стал резче, Лоу Ин отложил ручку. Серьёзно обдумывая свои вопросы, он обеими руками прикрыл уши Чи Сяочи. Любовь семьи для Чи Сяочи была слишком далёким и расплывчатым понятием. То, что он чувствовал, было совершенно другим видом эмоции. Когда он думал об этом в детстве, он называл это дружбой. Позже он позволил этому перерасти в смутную привязанность. По правде говоря, если бы приехали родители Шэнь Чанцина, у него действительно не было достаточного опыта, чтобы иметь с ними дело. Но ничего страшного. Он просто приспособится к ситуации. Как только стало известно о домашнем насилии со стороны Чжоу Кая, это подняло огромную волну, вызвавшую бурную реакцию в обществе. Больница, которая принимала Хэлпа на лечение, была ещё больше потрясена и сразу же повысила уровень лечения. Когда Чи Сяочи добрался до больницы, его провела внутрь медсестра, и он увидел Хэлпа, которого не видел долгое время. Больница для домашних животных, которую выбрал Чжоу Кай, располагалась далеко от людей, имела первоклассные условия и игровую площадку, специально созданную для собак. Когда Чи Сяочи пришёл на игровую площадку, там были десятки собак, которые гонялись друг за другом и резвились. Какое-то время он не мог сказать, кто есть кто, поэтому просто крикнул: – …Хэлп! Лабрадор, который держал диск во рту и качал головой, повернулся. Увидев Шэнь Чанцина, он на мгновение растерялся, как будто не знал, кто он такой. Лицо было тем же знакомым, но всё же он был не тем человеком. Однако всего через мгновение он уронил диск и подбежал к Чи Сяочи. Обнюхивая его ноги, он радостно кружил вокруг него, издавая счастливое, восторженное фырканье. Чи Сяочи присел на корточки и обнял Хэлпа за шею. Хэлп доверчиво вытянул пушистую шею, доверив ему самое хрупкое и уязвимое место, мягко гавкнув. Его лапы лежали на плечах Чи Сяочи, как будто он вёл себя мило, но также как будто утешал его. Чи Сяочи начал проверять его травмы. Поскольку мех на груди и животе, который был сбрит для необходимых лечебных процедур, ещё не вырос, пёс скрыл его, не позволяя Чи Сяочи взглянуть. Он настойчиво тыкался влажным, блестящим чёрным носом против в лицо Чи Сяочи. Чи Сяочи, казалось, понял, о чём он думал. Он погладил шею пса сзади и нежно успокоил его: – …Даже без меха ты всё равно красив. Только тогда Хэлп стал послушным. Он лёг и перевернулся, подставляя живот Чи Сяочи, чтобы погладить его. Только после того, как он лёг на спину, Чи Сяочи обнаружил, что мех на его груди был выбрит в форме сердца. Чи Сяочи разразился приступом безудержного насмешливого смеха: – Ха-ха-ха. Хэлп склонил голову набок. Инстинктивно зная, что его хозяин счастлив, он прижал лапы к его икрам, моргая большими влажными глазами и тихонько прижимаясь к нему, и вёл себя хорошо. Чи Сяочи забрал Хэлпа, сел на скамейку у площадки и задумчиво уставился в пасмурное небо. Что касается правильного предположения, о чём думал Чи Сяочи, 061 уже имел некоторый опыт. – Собачьему мясу там будет хорошо. – Конечно, будет хорошо, – сказал Чи Сяочи. – Собачье мясо родилась с повреждёнными глазами, но когда дело доходило до кражи еды, я не видел никого лучше. Она была очень хитрой и даже умела прятать кости, голодать точно не будет. Чи Сяочи вырастил собаку и мог понять чувства Шэнь Чанцина. Он лично наблюдал за тем, как Собачье мясо покинула мир. Перед тем, как Собачье мясо скончалась, она уже находилась в серьёзном старческом возрасте. Она уже не могла бегать, лаять, не могла даже грызть кости, которые были приготовлены, пока не становились мягкими. Чи Сяочи лично кормил её, но она не могла глотать, только держала пищу во рту. Но даже в этом случае она не умирала. Она держалась день за днём, получая уколы, постепенно истончаясь до такой степени, что на костях почти не осталось мяса, превращаясь в просто скелет. В это время Чи Сяочи отложил всю работу, оставаясь с ней весь день. Он обнял её, сказав: – В собачьем мясе больше нет мяса, теперь из него можно варить только суп. Собачье мясо в знак протеста слабо залаяла. Но, конечно, так не могло продолжаться вечно. Прежде чем её страдания стали ещё хуже, Чи Сяочи доставил собаку в больницу, чтобы усыпить. Но даже спустя более двадцати минут после инъекции она всё ещё пыталась дышать, дышала нерегулярно, её лапы обвились вокруг руки Чи Сяочи, отказываясь отпускать. Чи Сяочи обнял её. – Давай, Собачье мясо. Собачье мясо отказывалась умирать. Её глаза уже были затуманены тенью смерти, но она по-прежнему смотрела прямо на Чи Сяочи. Чи Сяочи закрыл глаза. – … Давай, Маймай. Примерно через минуту после того, как Чи Сяочи произнёс эту фразу, Собачье мясо ушла. Вероятно, потому, что она ошибочно подумала, что другой владелец пришёл забрать её. Больше не было в этом мире другой собаки, которая была бы такой же хитрой, такой коварной, с такой же готовностью крала бы еду у своего хозяина, как Собачье мясо. Для владельца питомца каждая собака, которую он выращивал, была уникальной, поэтому только смерть Хэлпа в самом начале могла так сильно разрушить последний проблеск надежды Шэнь Чанцина на выживание. 061 убеждал его: «Умереть старым и умереть от болезни – вполне нормальное явление». Собачье мясо, способная спокойно умереть в преклонном возрасте – это уже можно считать довольно счастливым концом для бездомной собаки. Чи Сяочи ответил: «Я знаю. Я давно к этому привык». Чи Сяочи подумал о том человеке, который вместе с ним кормил Собачье мясо. Ошеломлённый, он внезапно почувствовал рядом с собой что-то странное. Он повернул голову, чтобы посмотреть, и неожиданно увидел игрушечную собаку, появившуюся в неизвестное время, лежащую у его руки. Тёмные блестящие глаза были направлены на него и выглядели несравненно мило. Нежный голос 061 прозвучал в его ухе: «Я обменял это в магазине на некоторые из сожалений Чжоу Кая. Чтобы немного утешить тебя». Ему пришлось на мгновение признать, что он действительно хотел материализоваться и обнять Чи Сяочи. Но он сдержал импульс. Чи Сяочи не мог принять физический контакт, но объятия и прикосновения игрушки должны быть нормальными. Если сказать это вслух, то прозвучит это странно, но вид кажущегося всемогущим Чи Сяочи, иногда проявляющего смятение или беспокойство, неожиданно породил у 061 безграничное желание защитить его. Увидев, как из воздуха появилась игрушечная собачка, Хэлп, лежащий на его ноге, немного заинтересовался. Он открыл рот, желая укусить её, но Чи Сяочи прижал его голову к колену. Хозяин не позволял ему прикасаться, поэтому он стал послушным, только пара безропотных глаз заставляла не суметь удержаться от смеха. Чи Сяочи взял игрушечную собачку в руки и внимательно осмотрел её. «Лю Лаоши». 061: «Да?» Чи Сяочи спросил: «Сколько очков стоит система? Когда я уйду, могу я взять тебя с собой?» Когда Чи Сяочи спросил об этом, его тон был полушутливым, ни в коем случае не неприличным. Но сердце 061 было словно поражено этой блестящей улыбкой. Он долго не мог взять себя в руки. Он серьёзно обдумал вопрос, а затем сказал: «После того, как я закончу вести вас, у меня останется ещё 90 задач. Когда придёт время, если будет возможно, я приду в ваш мир, чтобы навестить вас». Чи Сяочи кивнул: «Хорошо. Когда наступит это время, я приготовлю тебе обед». Начался дождь, и медсестра отвела Хэлпа внутрь вместе с другими собаками. Он неохотно попрощался с Чи Сяочи. Чи Сяочи поехал обратно на виллу и приготовил себе обильный обед. После еды он умылся и пошёл спать. Он выбрал учебник философии для чтения ему 061, готовясь ко сну. Когда дыхание Чи Сяочи выровнялось, 061 закрыл книгу в руках и закрыл глаза. Когда он открыл их снова, свет вокруг него рассеялся. 061, одетый в белую рубашку и чёрные брюки, стоял в зале пространства Господа Бога. Он двинулся к «Пространству между мгновениями». …У него были некоторые вещи, о которых он хотел поговорить с Господом Богом. _______________________ Автору есть что сказать: Сегодня тёплая и нежная глава qwq Надеюсь, к каждой собаке будут хорошо относиться хозяева.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты