Васильки под французским акцентом

Гет
NC-17
В процессе
8
автор
ppoem бета
Размер:
планируется Макси, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Она самая богатая девушка в Англии.
Он мультимиллиардер испытавший удачу на себе.
Романы на работе это плохо, но не все ведут прямиком в Швецию.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
8 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 1. Начало

Настройки текста
Всё тот же строгий костюм, привычный парфюм, оставляющий дивный шлейф за собой, и туфли на невысоком каблуке. С утра пораньше пыхтящая прислуга и быстрый завтрак на скорую руку. Я могла бы просто попросить, сделав одно движение руки, но нет, никто не станет готовить мне завтрак. Я просто не стану это есть — вечный принцип, нерушимый временем. Накрахмаленные воротники горничных и дворецкого, мистера Джонсона, единственного человека, которого я могу перенести в этом скучном доме. Мужчина поливал цветы на кухне, когда я поднесла к его дряхлым рукам небольшую чашку кофе. Он отставил лейку и развернулся ко мне. — Mlle Agatha, bonjour, une bonne surprise de café nefera de mal à personne*, не правда ли? — утонченные манеры француза всегда оставались на виду. Мужчина делал небольшие акценты на столь дивный язык. Конечно же, он изначально поинтересовался насчёт моего знания французского, короткое «Oui»* послужило внятным ответом. — Надеюсь, оно будет таким же многообещающим как мотивационная речь по радио, — я уставилась на аккуратно высаженные фиалки. Мистер Джонсон старательно обхаживал эти растения. Вот чего-чего, а этого я не умею. — Неужто вы слушаете радио? — мужчина был потрясён, но кофе не давал сделать что-то большее, чем поднятие бровей или незамысловатая ухмылка одним лишь уголком губ. — Отчаянные времена требуют отчаянных действий, — старая молва тётушки — она частенько прибегала к этой речи. Надо бы навестить старушку. Тостер выплюнул два ломтика хлеба, ранее всунутых туда, я выложила композицию из еды, намазала тосты гуакамоле и посыпала кунжутом, положила ягоды клубники и голубики. Ко всему этому — кофе, уже отпитый наполовину. — Угощайтесь, — я придвинула тарелку дворецкому. — Что вы, я завтракал меньше часа назад, — мужчина не принял такую поблажку с моей стороны, а жаль. — Ох, мистер Джонсон, я жутко опаздываю, — схватив один тост, я вцепилась в сумку и выбежала в прихожую. Как можно быстрее я влетела в пальто и, бегло посмотрев на улицу, заметила дождь. Привычный Лондонский дождь. Поэтому я вынула один зонт и села в машину. Дорога занимала не больше 20 минут, обычно пробок не было. Я не стремилась приходить на работу раньше 9, но опоздания тоже не входили в мои планы. Молодой водитель не сильно торопился на дороге, зная, что я не люблю скорость, когда рядом много машин. Он лишь изредка поглядывал на моё незаинтересованное лицо в зеркало заднего вида. Я хмуро глядела в запотевшее окно, рассматривала капли стекающие вниз, крыши зданий и множество машин, резво колесящих по скользким дорогам. Осень вечно нагоняла тоску приближающейся зимы. Хоть Рождество и являлось моим любимым праздником, я предпочитала отмечать его где-нибудь на Мальте в кругу тётушки, но никак не в Лондоне. Подъезжая к зданию, я дала указания о возвращении намного раньше. Шофёр должен был прибыть к этому месту ровно в 2. Строго изложив суть, я расправила зонт и неспешно вышла на улицу. Ветер расправил крону пальто, волосы летели следом. Хмурое небо не подкрепляло надежду на ясный день, да в принципе, все надежды иссякли. Я ощутила скуку бытовой суматохи и обреченная бумажной волокитой двинулась к зданию. Всё те же двери лифта, запутанные коридоры, похожие на бесконечные ветки метро, и сотрудники, здоровающиеся на каждом шагу. — Агата, Агата, — эхом раздалось в последнем коридоре перед тем, как я вошла в свой кабинет. — Майк, у тебя есть 20 секунд, — строго сказала я. Мысли, окутанные пеленой, томились совсем не здесь и не сейчас. — Твой ассистент, она ушла сегодня утром и не намерена возвращаться, — торопливо, как всегда, с небольшой отдышкой, сероглазый парнишка 30-ти лет каждое утро оповещает меня о новостях или грядущих событиях. Сегодня они не очень положительные, хотя нет, очень даже, эта недотрога меня раздражала. — Отправь ей посылкой букет роз за мой счет, — тихо похохотав, я всунула ключ в замочную скважину, — пусть отпразднует это событие, выложив цветы в инстаграмм, — невероятно, но в моём кабинете было солнце, совсем немного, но оно было. Я быстро подошла к окну и подставила лицо под поток светлых лучей, — подойди ко мне с чашкой кофе ровно через 10 минут. — Хорошо, — и Майк, словно спортсмен, выбежал из кабинета. Пропитывая каждую клеточку тела осенними лучами солнца, я была безмерно рада такому моменту. С прошлого понедельника солнце даже не пыталось выйти из-за облаков, но как бы плохо не было без этого явления, в Лондоне очень приятно жить. Моя тётушка говорит, что пару раз за сезон стоит ездить на отдых, так сказать, обновлять «солнцемер» организма, её привычка так делать осталась с девяностых. Дама в розовой шляпе, так о ней писали в ежемесячной газете, снова улетела на отдых. Сколько же стоит такое удовольствие в столь нелёгкое время? Всё оставалось загадкой, но для Аннет это было просто хорошим времяпрепровождением. Что насчет ассистентки, я не доверю это дело каким-то недоумкам, как в тот раз. Она была слишком мягкой, слишком глупой и мыслями в больно мелком диапазоне. — Я тут, — словно будильник, ворвался Майк и, поставив чашку на мой стол, сел напротив. — Так как моего ассистента сейчас нет, на время его отсутствия ты будешь помогать мне искать кандидата: как можно скорее следует организовать некий кастинг. Я считаю это необходимым, — три глотка послужили лёгкой паузой. Парень, не отрывая взгляда, следил за моими движениями и что-то яростно обдумывал в своей голове, — раскидайте объявления на бирже труда, но с одним условием: никаких стариков и иностранцев. Давай так, через 2 дня вы будете проверять их на какие-то профессиональные данные, — откинувшись на спинку кожаного кресла, я засмотрелась на большой стол для переговоров. Уже через час здесь будут сидеть мировые партнёры, а я даже представления не имею, что буду говорить. Впервые чувствую себя не в своей тарелке. — А потом? — перебивая мои мысли, встрял Майк. — А потом, вы ведёте их ко мне, не больше пяти человек. Там уже будет ясно, — опустив голову на руки, я протёрла глаза, Голова с треском зазвенела, наощупь открыв первый ящик стола, я достала таблетки и разом закинула пару штук. Неуместная боль. — Хорошо, я тогда пойду. Молчание — это всё, на что я была способна в данный момент. Но боль постепенно прекращалась, и мне становилось легче. Я вынула папку с бумагами и принялась изучать договор, голова не хотела мириться с работой. Следовало бы провериться у врача. *** Провожая коллег после длительного совещания, я стала собираться к тётушке. Захватив немного работы на дом и убедившись, что шофёр подъехал к зданию, я вышла на улицу. Приятная прохлада, радующая тело, волна мурашек и неожиданный приток энергии. Всё вместе создавало необыкновенную эйфорию. Вот машина моего водителя, и сам он открывает заднюю дверь для того, чтобы я села. Излишняя показуха, считаю. В кармане пальто я нащупала старый ржавый ключ от каморки квартиры. Там хранилось то, что стоило выбросить. Кадоган грозно уставился на дорогу, словно перед ним находилась непреодолимая преграда. Неожиданно он расслабился в лице, а идеально прямая спина оказалась не такой уж и прямой. — Кадоган, — я придвинулась вперед, чтобы он лучше меня слышал. Парень кивнул, и я продолжила, — мы едем к тётушке — это раз, а второе, — медленно протянув ему ключ, я рассматривала мальчишескую щетину на правой щеке парня, — занесешь это в мастерскую. Думаю, к завтрашнему утру его переделают, — чётко установив границы времени, я опрокинулась на спинку сидения и, порывшись в сумке, окунулась в мир музыки. Солнце ушло. Настроения не было, в принципе, как и обычно, следовало заниматься чем-то более интересным для поднятия эндорфинов. Но бумажная волокита явно не входит в данный список. В доме у тётушки гостили Данте и Элиза. Кузины давно встречались, но это являлось нашей самой сокровенной тайной. Пара располагалась на верхнем этаже, куда я ступала крайне редко, хотя стоило бы. Наши отношения можно назвать очень смутными: Данте много раз учил меня кататься на лошади, но лучше нашего конюха никто не смог донести меня важную информацию, Элиза учила подбирать правильный парфюм, что мне крайне не нравилось. Наше общение было завязано на обучении меня чему-то, хотя я этого и не просила. Сейчас же, когда Элиза забеременела (об этом она сообщила мне ровно две недели назад), сестра решила признаться об этих тайных отношениях тётушке. Но в чём подвох: Аннет Сильвер-Харрис обладала явными навыками детектива, что самое интересное, неплохими навыками детектива, и, скорее всего, её чёткий нюх уже давно оповестил о довольно странных отношения брата и сестры. Специфика нашей семьи очень удивляет. Мои родители тоже не из простых. Они углублённо изучали медицину, в тайне от тётушки проворачивали много дел. Как оказалось, они добились в этом успехов, только я не запомнила этого от своего лица. Семнадцать лет мне толкали, что скрытность — худший порок человечества. Не суть. — Господи, Агата, на улице невесть что, а она в лёгком пальто, — довольно домашняя для обеда понедельника Аннет выбежала мне навстречу. Марта, гувернантка Аннет, подставила руку для верхней одежды, но тётушка вяло провела рукой, отчего та удалилась, — надень обратно, только возьми тот шарф, — женщина указала на аккуратно сложенный палантин. — Куда? — зеркало отражало довольно скромную девушку, неподходящую под свои годы. Палантин, хоть и не выглядел наляписто, добавлял возраст, как оказалось, это очень даже неплохо. — До сада и обратно. Стоит обсудить кое-какие дела, — для Аннет время считалось барьером, не важно сколько прошло. Пусть те люди, работающие на неё, жили в этом доме больше, чем я, доверия внушали не все, и тётушка явно не хотела посвящать их во всё. Я кивнула на выход, поправила прядь непослушных волос и двинулась следом. Во дворе пахло цветами и лёгкой отдушиной дождя. Остановившись на секунду, я вздохнула полной грудью, казалось бы, но та невесомая частичка времени забилась в памяти. — Что ты хотела обсудить? — торопливо догоняя тётушка, я перешла к делу. — Я хочу переписать наследство и точка, — застегивая синюю ветровку, женщина не пыталась смотреть мне в глаза, — и пусть на моём счету денег в разы меньше, чем на твоём, ты не смеешь мне перечить, — я грустно вздохнула. Этот разговор повторяется из года в год, я отнекивалась много раз, но ничего не помогало, абсолютно. — Прошу, послушай, — сейчас хотелось поставить точку навсегда, — если хочешь это сделать, давай, — её взгляд озарился надеждой, я продолжила, — но мне это не нужно, — глаза Аннет спустились вниз и явно обследовали что-то на моих ногах. Шагнув вперед и явно сократив расстояние между нами, я положила руку на её плечо, — думаю, Данте и Элизе это пригодится куда больше, — снова глаза полные надежды, я тоже смягчилась. Надеюсь, женщина, что стоит предо мной, поймёт всё, но как бы груба я не была, меня воспитали по такому шаблону. Верю, что не зря. — Они тоже получат часть, — тётушка накрыла мою руку своей. — Мне это не так нужно. Думаю, сегодня ты поймёшь, почему, — нерешительно отпрянув, я двинулась ближе к домику. Мне стоило поговорить с возлюбленными или хотя бы с одним из них. Я скинула пальто прямо на входе, и Марта здорово ругнулась, но подняла его. Ступени скрипели, но цель была выше. — Элиза, — крикнула я, как только ступила на второй этаж. Девушка с едва заметным животом выбежала из дальней комнаты, увидев меня, она резво бросилась с объятиями, но ни одна мускула на моём лице не дрогнула. Впереди был тяжёлый разговор. Мы сидели в их спальне. Данте не было уже с час, что шло на руку. — Сегодня ты скажешь тётушке о ваших отношениях, — закинув ногу на ногу, я вгляделась в лицо сестры, она резко отпрянула и тяжело вздохнула. — То есть вот так. Ни привет, ни пока, а с порога к делу, — смуглая блондинка потянулась к бальзаму на полке, — Черствости тебе не занимать, но, знаешь, это и к лучшему, в бизнесе таких любят, — удар ниже пояса. Я прекрасно знала, что бизнес не для мягких людей, но будь у меня что-то большее, чем деньги, вероятнее всего, я бы выбрала то самое. Хотя деньги полюбились сильнее, думаю, с ними я и останусь. — Элиза, не докучай соплями. Как только ты расскажешь про беременность, да и вообще отношения, все изменится, — я схватилась за ее руку, блуждающую в воздухе, и укутала ее в свои ладони, — поверь, — возможно так, черствость ужасна, но я не высижу здесь больше пяти минут, поэтому я удалилась так же загадочно, как и появилась.
Примечания:
* Мисс Агата, с добрым утром, приятный сюрприз в виде кофе никому не помешает
* Да

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Я охочусь на тебя"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты