Ночные прогулки

Слэш
NC-17
Завершён
45
автор
Размер:
157 страниц, 27 частей
Описание:
Тепло разлилось по шее и ушам Римуса, руки его стиснулись сильнее на теле Сириуса. Влажные развратные причмокивания слились с шумом воды и ветра за окном в нежную любовную симфонию. Римус и не заметил, как оказался прижат к серой холодной кафельной стене, в миг опалившей прохладой его кожу под рубашкой. Тело покрылось мурашками, но не от холода, а от того, что влажный язык Сириуса нагло пробрался в его рот.
Примечания автора:
AU: Волшебный мир без Темного Лорда; Римус учился на Рейвенкло, а не на Гриффиндор; Сириус, забив на все привелегии, оставшиеся с наследством дяди, пошел работать дрэг дивой в один из баров Лондона.

Пара Джейме/Сев появляется реже

ДИСКЛЕЙМЕР:
Автор не пропагандирует незащищённый секс. Момент надевания резинки во всех постельных сценах опущен.

Песня, которая ассоциируется у меня с этой работой:
Sigh of hope — Scorpions

Паблик с материалами к фф:

https://vk.com/club201788793
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 115 Отзывы 15 В сборник Скачать

Глава 12

Настройки текста
      Римус прижался к двери ванной, слушая, как кричит Сириус. Он бы посмеялся над этой бестолочью и его репликами, но сердце колотилось как бешеное. Какого черта он решил, что сможет прожить с Бродягой целый месяц в одной комнате, ни разу не прикоснувшись к нему? Ведь даже когда они были у Мэни, к Блэку тянуло, будто они оба были обвязанны десятками канцелярских резинок. Потому что он всегда казался таким вольным, необузданным, он притягивал к себе взгляды сотен людей. И эту необузданность, эту свободу хотелось проглотить целиком, сделать своей, сделать своим Сириуса, заставить его быть зависимым от оборотня. Римус судорожно выдохнул, опуская взгляд на пах. Действительно извращенец — как сказал Сириус. Действительно хищник — как сказал Мэни. Пиздец, долго он ещё собирается сбегать от себя? Дураку будет ясно, что тут без шансов. Глаза зажмурились, а влажные от волнения руки открыли дверь. На каменном полу сидел до умиления злой Сириус, который сразу вскочил, ошарашенно смотря на Люпина. Сейчас он не казался таким уж свободным. Сейчас он привязан к Люпину. От осознания этого стояк, кажется, крепчал. Хотя куда уж там? — Передумал? — голос Сириуса звучал неуверенно, взгляд метался вниз, из-за чего Римусу пришлось прикрыться мантией. Хотя это можно было бы тоже расценить как домогательство, Люпин не стал никак комментировать эти, вероятно, не вполне осознанные действия. — Не совсем. Уговор есть уговор и я поступил как… — он коснулся чужих волос, стягивая с них какую-то пушинку. Отросшие, они были похожи на маленьких переплетающихся змеек. Очаровательное зрелище. — Обмудок, — у Сириуса сразу нашлось для этого слово, которое, судя по всему, вертелось на языке уже некоторое время. — Обмудок, — согласился Римус. Что греха таить? Слово подходящее. Оборотень задумался, подбирая слова. Нужно было придумать, как бы им выйти из положения, не сокращая дистанцию слишком сильно. — Я бы предложил… Если ты захочешь… Предложил бы помастурбировать вместе, — с трудом выговорил Римус, по лицу которого разливался багрянец. И почему это так сложно? До Блэка ему, конечно, далеко, но сексуальных партнеров было достаточно, чтобы говорить о любом виде секса или мастурбации открыто. Неужели дело в том, что Сириус парень? Ну да, вероятно. Они, конечно, похожи, но тем не менее, о том, как доставить удовольствие другому мужчине, Римус не имеет полного представления. Да и о том, как это вообще может происходить между двумя парнями — разве что достаточно поверхностно. — Мм, ты имеешь в виду «голландский штурвал»? — Сириус приблизился. Он выдал нечто, о чем оборотень не имел понятия. Интересно, действительно ли Римус — его первый мужчина? Но что все же это значит? Пока Люпин непонимающе пялился в серые глаза, чужая рука сжала его член, и голова слегка закружилась от пробившего удовольствия. Из глотки непроизвольно вырвался тихий стон. Лицо Бродяги озарила довольная улыбка. — Большой мальчик, — Римус задрожал от ощущений трения руки Сириуса и плотной ткани о разгоряченный орган. Но когда чужой язык влажно мазнул по губам, оборотня, тот наконец взял себя в руки отстраняя Сириуса от себя. — Я не имею в виду секс! Я имею в виду мастурбацию одновременную. Можем рядом. Но в темноте, — Римус прошел к кровати, внимательно смотря на раздражающегося Сириуса, который, который побрел к своей тумбе, начиная там что-то выискивать. — И в одежде! И никаких поцелуев. Ничего, что предполагало бы сексуальный контакт, — поясняет Люпин. Голос его был решительным и строгим, будто он говорит не о сексе вовсе, а о работе. Хотя лицо его залилось розоватой краской, когда он заметил, что из тумбы торчит гиперреалистичный член. Сириус мастурбирует с помощью него? Кажется, Люпин не должен был это видеть… — В одежде, без света… Смазкой поделиться? — Сириус поднимает несколько удрученное лицо на оборотня и шагает к его кровати с пластиковым флаконом смазки.       Через несколько минут комната уже наполнилась развратными хлюпающими звуками, шумным дыханием, шуршанием одежды и одеяла. Парни лежали на кровати Римуса чуть поодаль друг от друга, почти никак не соприкасаясь телами. Взгляд Сириуса постоянно скользил по кромешной темноте. Он хотел знать, как выглядит член оборотня, какой формы и цвета. Он стал представлять этот образ, как он подносит к нему лицо, как касается губами головки, слизывает секрет простаты… — О чем ты думаешь, Луни? — Бродяга прикрыл глаза. Мерлин, слышать голос Римуса во время дрочки — просто мечта. Надо было его разговорить. А еще хорошо бы записать это и включать, когда будет одиноко. Однако в ответ Сириус слышал только совсем вялое чвоканье и молчание. Люпин мялся, не зная, как лучше ответить и стоит ли. Он чертовски стеснялся. — Ты умер что ли? — Блэк схватил палочку и поднес к лицу Римуса. Свет неприятно врезался тысячью зубочисток в глаза. Оба сморщились, но Сириус успел метнуть взгляд на чужое достоинство, облизываясь. Рука оборотня заставила сейчас же убрать свет. Влажная рука, скользкая. Сириус бы отпустил на этот счёт комментарий, но решил, что не хочет спугнуть Луни, тот и без того охренеть какой сложный, когда дело касается секса. Это ведь все могло закончиться так же быстро, как и началось. И то, что Римус решился на такой шаг — было маленькой победой. — Убери свет, мы же договорились! — послышался грозный рык Люпина, лицо которого распирало от раскаленной крови. Уши тоже. Он так запаниковал, что даже не понял, какой рукой схватился за чужую. Однако осознание заставило занервничать. — Я буду светить тебе в глаза, если ты будешь молчать, — с губ Блэка сорвался глупый смешок, а язык устремился к руке, в которой до этого была палочка. Поганый вкус смазки, который он десятки раз ощущал во рту и… О да, черт возьми, солоноватый привкус вяжущего язык секрета. Сириус даже простонал от удовольствия. Он и не представлял, что член оборотня настолько вкусный. Сейчас бы спуститься вниз и трахнуть Луни ртом. По телу Римуса прошлась дрожь от чужого стона. — Так что ты представляешь сейчас? — не унимался Блэк. — Я тоже могу сказать. Поверь, это охренеть как сексуально. Прям как секс по телефону, — чужой голос, чужое дыхание приблизились непозволительно близко. Кажется, Бродяга лег на бок и теперь разгоряченный воздух обдавал пламенеющую ушную раковину оборотня. — Ладно, но ты первый, — смущённо отозвался Римус, слушая как раскатом пронесся хриплый смех Сириуса, а влажные губы коснулись его мочки. Черт, ну просил же без контакта. Впрочем, не так страшно… Можно и позволить себе немного вольности, сделать вид, что ничего не происходит. — Ты такой стесняшка, Луни. Хорошо… Я представляю, как сосу твой член. Медленно, сминая губами твою плоть. Представляю, как ощущаю вкус твоего члена во рту. Облизываю головку, провожу языком по уретре м… слизываю смазку и снова выбираю в рот как можно глубже, до рвотного рефлекса, — Бродяга вобрал воздух сквозь губы. Было слышно, как он на пару мгновений ускорился, но потом продолжил медленно. От услышанного, с губ оборотня сорвался судорожный хрип. Воображение вырисовывало такие натуральные картины, что Римус почти поверил в то, что они не просто мастурбируют. Чужой голос определенно добавлял остроты. — Я представляю, как глажу твое тело, вдыхаю запах, — начал Люпин, ощущая, как стеснение полностью уходит. Хотелось просто продолжать, особенно когда слышишь подбадривающее хлюпанье со стороны. — И это все? — разочарованно интересуется Сириус, садясь на кровати. Было слышно шуршание кожи и ткани. Когда Римус подумал о том, что догадался, что происходит, в лицо ему прилетела спальная футболка Бродяги, которую тот не снимал весь день. Люпин стиснул зубы. Густой запах ударил в ноздри, высвобождая внутри что-то звериное, дикое. — Знаю, ты хотел в одежде, но это тебе поощрение. Я хочу слышать больше, — пронеслось прямо по уху. — Хочу взять тебя за волосы, давить на твой затылок, пока ты сосешь, — сквозь зубы и прорывающийся рык, фантазировал Римус. С Сириусом хотелось быть жестким, особенно когда он вел себя по-хамски. Признаться, в такие моменты Люпин частенько представлял, как принимается за порку. — О да, сделай это. Заполни мою глотку, — жалобно скулит Сириус, ускоряя движения. Он и не ожидал такого от Луни, несмотря на то, что тот иногда был груб с ним. Этот мужчина был полон сюрпризов и это весьма интриговало. — Хочу привязать тебя к кровати. — И жёстко отшлепай, чтобы я неделю сидеть не смог. Трахни меня, — от этой игры в воображаемый секс с доминированием Сириус был уже на пределе. Он добрался до шеи Римуса, душно дыша, обхватывая губами влажную от пота шею. — И пока я буду тебя трахать, мои руки скользнут на твою шею, пальцы надавят на гортань, — оба уже срывались на хриплые стоны. Это было лучше. Лучше, блядь, чем дрочить в одиночестве по ночам в постели или в душе. Они могли бы так делать с самого начала. Правда, никто не гарантирует, что в конечном счете это закончится просто жестким трахом. — Да! Заполни меня спермой, — на самое ухо шепчет Бродяга, кусая чужую мочку и сгибаясь от накатывающего оргазма. — Блядь, да, — бормочет Люпин, пока остывающий Блэк без зазрения совести обводит языком его раковину. С губ сорвался стон и на оголённый живот полились горячие капли. ***       Спать решили всё-таки вместе, правда, под разными одеялами — по настоянию, конечно же, Люпина. Правда это не мешало Сириусу уже закинуть ногу на бедро оборотня и прижаться посильнее. Римус вздохнул. Теперь, когда тупое возбуждение отступило и все улеглось, в голову лезли довольно паршивые мысли. Особенно о поведении Сириуса накануне. Он слишком эмоционировал. Для него это нормально? Ладонь легла на бедро Бродяги и тот подполз ближе, уже забираясь под одеяло Римуса руками, которые тут же обвили его торс. Так и правда было хорошо. Очень уютно. Зря Римус не давал Сириусу спать рядом с собой. Все сомнения сейчас казались совершенно неважными. — Сириус, — позвал Люпин, надеясь, что тот все же не спит, как и он. А если не спит, то о чем, интересно, думает? — Что, Луни? — незамедлительно последовал ответ. Голос Бродяги даже не был сонным. — Мы можем поговорить о твоём эмоциональном состоянии? — Римус прикрыл глаза, понимая, что острая потребность поговорить о прошлом и, возможно, настоящем Сириуса, вряд ли сойдёт на нет. В конце концов, они постепенно сближаются и не хотелось бы в какой-то момент обжечься. — Решил доказать мне, почему я не влюблен с точки зрения науки? Мне казалось, что ты спец в зельеварении, а не в психологии? — голос Сириуса сразу стал немного жёстче. Римус был готов поспорить, что Бродяга даже закатил глаза. Вероятно, он до сих пор злился из-за реакции Люпина на признание. Что ж, придется его ещё немного позлить… — Решил спросить, не чувствуешь ли ты чего-то необычного? Может… Не знаю, параноидальные мысли или… Беспричинную злость? И, мне кажется… У тебя пропал аппетит? — Луни старался говорить как можно мягче. Подбирал нейтральные слова, потому что представлял, как на это отреагирует Сириус. И чертовски боялся его реакции. Комнату окутала густая напряжённая тишина. — Да вроде нет… Это мое обычное состояние. Ну, разве что… — голос был сдавленным. Злится? Римус обнял Сириуса, прижав его к своей груди, как это когда-то делал и он сам для оборотня. — А, не важно… — У тебя есть предположения, с чем это связано? — Люпин мог бы озвучить свои, но боялся, что это будет звучать как обвинение. Давить на Сириуса совсем не хотелось. И если то, о чем он думает — на самом деле так, то скорее всего Сириус отреагирует очень бурно. Так что сейчас оборотень чувствовал себя сапёром. — А у тебя есть? — фыркнул Блэк, который, видимо, понимал, что происходит. — Не знаю, может, я беременный. Ты будешь помогать мне заботиться о ребенке? — Сириус явно пытался уйти от темы. Снова убегает. Римус чувствовал бессилие от этих жалких попыток серьезно обсудить с Бродягой его реальную проблему. — Если я скажу, что буду, ты мне озвучишь свои мысли по этому поводу? — мягкий голос оборотня крепчал, становился грубее, и заставлял все тело Сириуса напрячься как перетянутая струна. Бродяга шумно вздохнул. — Окей, я постоянно думаю об алкоголе… Когда мы были в Хогсмиде, очень хотелось заказать выпить. А теперь ощущение, будто бы я упустил что-то… — рассказывает Сириус. Римус чувствовал, как колотится его сердце. Да и у самого оборотня в груди Микки Ди отбивал барабанное соло. — Только выпить? — все, точка невозврата. Этот вопрос был подобен удару грузный гигантский колокол. — Чт… Что, блядь?! Я не наркоман! С чего ты это, нахуй, вообще взял, — вспылил Сириус, вскакивая и включая свет. Люпина прошибла неприятная дрожь. Его опасения были верны, раз Сириус сам сказал про наркотики. Бродяга начал переодеваться, чтобы свалить из этой комнаты и желательно не встречаться с Люпином еще какое-то время. Как он мог такое подумать о нем? Сириус не совсем опущенный! Ну да, у него есть проблемы с алкоголем. Но наркотики?! Когда-то давно — возможно, но он завязал. — Ты просто говорил, что потерялся во времени, Сириус. Я читал о некоторых веществах, имеющих такой эффект… Что если, даже неосознанно ты… Просто если это так, то тебе нужно… — слова Римуса были подобным тщетным попыткам утопающего поймать ртом хотя бы глоток чистого воздуха, схватиться хоть за что-то. Он грустно смотрел на отходящего к двери Бродягу, который резко обернулся на него, выжидающе смотря. Он был готов дослушать до конца. — Лечь в клинику, — на судорожном выдохе закончил Люпин, вздрагивая от того, что хлопнула входная дверь. Римус упал в теплую постель. Теплую от двух тел, одно из которых теперь ушло черт знает куда. Как же с ним тяжело… ***       Кто бы мог подумать, что Северус пойдет в кино с Поттером! Кто бы вообще подумал, что он пойдет с ним хотя бы куда-нибудь! Но вот он здесь, на 15 минут раньше назначенного в короткой записке времени. В мантии, как и всегда. И нахрена он так торопился? Нахрена он вообще пошел. Потому что Поттер не оставил ему выбора. Ну да, не оставил. Прислал билет, а ведь деньги уже заплачены. Это было бы расточительством, а Северус знает цену деньгам. Да, все из-за денег. А вот мотивы Поттера не были понятны и это нервировало. Поттер вообще нервировал. Зачем он проводит столько времени с человеком, которого раньше так презирал. Он бы спокойно мог пойти в кино с Лили и Гарри. Хотя Лили давно писала, что у них какой-то разлад, что Джеймс стал вести себя более закрыто и отстраненно. Если бы Северусу хватило духу написать ей, что он всегда готов подставить свое плечо, всегда готов помочь, чем сможет, но… Чем он поможет? Он даже дома своего не имеет. Живёт в Хогвартсе, занимается наукой. Он и человека слабо напоминает. Нюниус. Да, он Нюниус.       Пока профессор ждал, он постоянно озирался, надеясь, что здесь не будет никого из его учеников или знакомых. Он уже начал чувствовать себя крайне неуютно и внутри скапливалось раздражение, как чья-то рука до боли неприятно легла на его плечо. Резким движением, Снейп скинул ее, посмотрев на добродушное лицо Джеймса, который явился как раз вовремя. В груди что-то дрогнуло. Почему это лицо теперь кажется каким-то родным? Не раздражающим? Чушь собачья, это просто облегчение от того, что ему больше не придется ждать. — Успокойся, это я. Долго ждал? — на лице Поттера застыло милое выражение лица. По этому очкастому лицу хотелось врезать. Почему он позволяет себе такие фамильярности? Почему обращается сейчас на «ты» и трогает Северуса… Впрочем, он постоянно трогает его в последнее время. И профессору уже начинает казаться, что он к этому привыкает. Но привыкать к этому решительно нельзя! — Кто разрешал вам обращаться ко мне так? — Снейп вздернул нос и прошёлся к входу в кинотеатр. Джеймс издал лишь тихий ненавистный смех, вызывающий только неприятные картины из прошлого. — Ладно, ладно, профессор Северус, — отозвался Поттер и по груди Снейпа прошлась странная волнующая вибрация. Почему-то слышать свое имя из уст этого идиота было чертовски приятно. Снейп решил ничего не возражать, лишь невозмутимо поглядел Джеймса.       Места у них были хорошие, Снейп оказался доволен. Да и фильм Джеймс выбрал неплохой. Профессор видел раньше работы этого режиссёра и они ему определенно нравились. Идеи довольно концептуальные, свежие. Грим и декорации — на высоте.       Джеймсу не очень нравилось. Гораздо интереснее было наблюдать за тем, как изредка на лице Северуса появляется едва уловимая улыбка, особенно в моментах, когда кого-то беспощадно сжирали. Ну конечно. Что ему ещё может нравится? Раньше Поттер был готов поспорить на что угодно, что Снейп и сам по ночам превращается в чудовище и пожирает людей, но сейчас профессор казался таким чертовски милым, что все подобные предположения казались на редкость идиотскими. Взгляд метнулся на лежавшую на подлокотнике руку. Джеймс уже привычно накрыл ее своей ладонью и наклонился к чужому уху. — Вам нравится, Северус? — в нос ударил приятный травный аромат. Джеймс уже слышал этот запах, но не предполагал, что он исходит от волос Снейпа. Он никогда не думал, что волосы профессора так приятно пахнут. Лицо пробила улыбка. Правда, Северус как всегда отстранился, а на вопрос лишь кивнул безучастно. Но он хотя бы кивнул! Это дорогого стоило. Значит, ему нравятся такие вещи. Интересно, что ему нравится ещё. ***       Когда они вышли из зала. Снейп не знал, что делать, о чем говорить. Он даже не понимал, какие между ними отношения и к чему они ведут. Одно теперь было ясно: вроде бы с Поттером не так плохо. Он даже приставал за весь фильм только один раз. И то лишь заботливо спросил, нравится ли Северус фильм. — Вам понравилось кино, мистер Поттер? — нужно было отплатить тем же. Нужно было дать Джеймсу, что он хотел. В конце концов, он оплатил билеты. Не время вести себя как мудак. — Пожалуйста, просто Джеймс, — с лёгкой улыбкой отозвался Поттер, выходя из кинотеатра, ведя Северуса куда-то вдоль по улице. Профессор не был уверен, стоит ли идти рядом с Джеймсом и куда тот ведёт его. Они вроде как собирались просто посмотреть фильм. Может, они идут к телепортатору? — Я не фанат такого, но под конец вошёл во вкус… Кстати, про вкус. Может, сходим перекусить? — оказывается, этот придурок, пошел на фильм только ради Северуса. Теперь Снейп чувствовал себя супер неуютно. Получается, он тоже что-то должен? Или нет? Как это должно работать в этом сложном мире? Чего именно хочет Поттер? Почему приглашает его на ужин? Почему именно его? Но Северус не хочет есть. К тому же, он не хочет есть с Джеймсом. По крайней мере, сейчас. Надо было все обдумать. — Уже поздно, Джеймс. Мы провели достаточно времени вместе. Завтра мне надо будет продолжить исследования, так что я собираюсь вернуться в Хогвартс, — отчеканил Северус, надеясь, что это не приведет к более напористым действиям со стороны Поттера, который сейчас, кажется, немного расстроился. — Ну тогда в другой раз, да? Только наденьте что-нибудь более маггловское. Вы привлекаете довольно много внимания к своей персоне, — заметил Джеймс, легко улыбаясь. Это смутило Северуса и он пожал и без того тонкие губы. У него не было маггловской одежды. Он никогда такого не носил… Впрочем, кого волнуют желания Поттера? Он придет как обычно в мантии, если вообще решит прийти. В конце концов, они ведь не друзья. Не друзья же? Северус надеялся, что этот болван так не думает, что у него ещё есть возможность вырваться из этой нелепой ловушки, в которую сам же попал. Не надо было идти сюда. С этих пор — только деловые отношения. Определенно. — Доброй ночи, Джеймс, — холодно ответил Северус, разворачиваясь и поспешно уходя в нужную ему сторону. Его плащ развивался позади него, а он сам тем временем надеялся, что им не по пути. По крайней мере сейчас.
Примечания:
Если вы не поняли, что я имел в виду, когда писал про Микки Ди, то включите Motorhead — overkill. С первых секунд все ясно станет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты