Когда душа превращается в пыль

Джен
R
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
Как ужасно жить со способностью видеть смерть. Когда знаешь, что определённый человек скоро умрёт, но ничего не можешь изменить... Или можешь?
Примечания автора:
Не, ну... Писать фф по аниме, которое не полностью посмотрел, как смысл жизни конечно... В общем, это не канон от слова "совсем". И ещё, я не умею писать романтику или что-то подобное, но попытаюсь. Чего-то фантастического в этом плане не ждите. Но вот крови здесь прольётся немало)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 1. Странный парень и первая жертва

Настройки текста
По улицам семенили люди, спеша этим вечером к себе домой после работы. В некоторых окнах зданий отражалось розово-красное небо, которое, впрочем, через какие-то жалкие полчаса станет иссиня-чёрным. Никого в этом городе, утопающем в лучах заходящего солнца, не волновала судьба шестнадцатилетнего парня в красной толстовке, капюшон которой закрывал от взглядов прохожих кошачьи глаза. Все люди, живущие в этом городе, видели сейчас красивый закат, толпы прохожих, высокие стеклянные здания… Но Кенма видел не только это. Он не смотрел не только на людей, но и на кошек, голубей и других живых существ. Не смотрел, потому что боялся увидеть то, что обычному глазу недоступно. То, что нельзя видеть. То, что неизбежно настигнет каждого, в ком теплится жизнь. Кенма Козуме видел смерть. Он мог, лишь мельком взглянув на человека, узнать, как тот закончит эту жизнь — умрёт от старости под одеялом через 50 лет или через 10 минут попадёт под машину, а может, станет жертвой какого-нибудь маньяка. И это касалось абсолютно всех живых существ. Возможно, другие люди, узнай они об его даре, сказали бы, что это — благословение. Однако Кенма считал это проклятием. Это начало проявляться, когда Козуме было 13. Поначалу он лишь замечал смутные образы над головами друзей и родственников, иногда впадал в транс, видя перед собой какие-то странные картинки. Ему снились бессвязные сны, которые Кенма не мог выбросить из головы, но при этом он абсолютно не помнил их содержания — лишь размытые силуэты предметов и людей сохранялись в памяти. Со временем дар начал проявляться сильнее: бессмысленные сны стали превращаться в чёткие сюжеты, в конце которых главный герой неминуемо погибал, смутные образы превратились в ясные моменты смерти. Кенму до жути пугало всё это, но он упорно молчал. Он знал, что с ним произойдёт, если он расскажет. Уже не один десяток раз Кенма хотел поведать родителям о даре, но в последний момент его останавливал старший брат. Брат Кенмы был очень жизнерадостным человеком и, по сути, полной противоположностью Козуме. Именно он всегда заставлял Кенму хотя бы раз в месяц выйти прогуляться по парку, поддерживал его во всех немногочисленных начинаниях. Он стал для Козуме не просто старшим братом, но и единственным другом. Но, когда Кенме было лет 9, у старшего брата умер лучший друг. Попал в аварию и не выжил, как и вся его семья. Козуме не помнил его имени, но зато в его памяти хорошо отпечаталось выражение лица брата, когда тот узнал о смерти друга. Бесконечное отчаяние, горе, но в тоже время и крохотная искорка надежды, что всё это — просто шутка или ошибка. К сожалению, через некоторое время эта надежда пропала. И потом начались худшие времена. Брат стал плохо спать, часто разговаривал сам с собой. В итоге его отправили в психушку, предварительно поставив диагноз: бессонница, шизофрения и галлюцинации. Кенма боялся повторить судьбу старшего брата. Козуме ненавидел больницы, как обычные, так и психиатрические. Он был уверен, что если его отправят в психушку, то всё станет только хуже. Потому и молчал. Парень свернул в грязный переулок. Он уже отошёл далеко от центральной улицы города, поэтому люди на пути попадались редко, чему Козуме был очень даже рад. Кенма давно облюбовал в этом бедном районе одну заброшку. Нет, не то что бы ему нравилось бродить по подобным местам, но именно к тому пятиэтажному строению с выбитыми окнами он возвращался раз за разом. Причина была проста — Кенма любил закаты, а ещё больше он любил одиночество. На крыше той самой заброшки по вечерам эти две вещи сливались воедино. Сидя там, на самом краю, Кенма размышлял о многом. Он думал и откровенно не понимал, почему такому бесполезному человеку, как он, досталась способность видеть смерть других. Он считал, что теоретически мог бы сколотить с помощью дара состояние и стать известным, вот только не понимал, как. А действительно, толку-то, что он видит смерть, если он не может её отсрочить? Обычный человек — ничто против того, кто властвует над всеми живыми существами. Если вы спросите Кенму, думал ли он спрыгнуть с этой самой крыши, то Козуме не станет утверждать, что у него не было подобных мыслей. Более того, он скажет, что мечтает умереть именно там. Он хотел бы в один из таких же прекрасных вечеров, ничего не боясь и безмятежно улыбаясь, упасть прямиком в пропасть, попутно перерезав себе вены. Пятна крови и такой же кровавый закат — разве не прекрасно? Но пока ещё рано. Пока он не собирался ни прыгать, ни резать вены. Хотя хотелось. Кенма внезапно остановился посреди улицы. Забавно, он уже переключился в состояние, которое проявляется только на крыше, хотя ещё даже до заброшки не дошёл. Козуме не знал, хорошо это или плохо, да и ему было как-то всё равно. Все считали его странным — значит, он странный. Кенма это даже отрицать не хотел — и сам понимал, что в рамки представления общества о нормальном человеке он явно не вписывался. Козуме снова двинулся к заброшке. Вот он свернул за угол, потом в какой-то очередной грязный переулок. Выйдя на другую улицу, парень увидел серые бетонные стены той самой заброшки. К мрачной атмосфере, царившей не только в самом здании, но и вокруг него, Кенма уже давно привык. Грязные стены, разруха, неприличные надписи и рисунки, вонь — он видел вещи и похуже всего этого. Но вот к кому Кенма не привык, так это к людям в этом месте. Пара-тройка наркоманов и бомжей, постоянно обитающих в заброшке, не трогали Козуме, поэтому их существование его не особо волновало. Но были и другие люди, подобные им, которые появлялись здесь несколько раз, а после бесследно исчезали. Такие иногда могли взбунтоваться и полезть на Кенму в надежде его ограбить. Козуме и сам был не силён в ближнем бою, но наркоманы и бомжи были ещё слабее. Они не представляли особой опасности, но сильно раздражали парня и портили ему всё настроение. Как раз об этом Кенма и думал, когда внезапно на пороге заброшки на него напал один такой человек. Козуме вскрикнул от неожиданности и едва не упал, что было бы очень некстати — вся земля была усыпана осколками от бутылок. Наркоман фактически сидел на шее у парня и колотил его своими тонкими руками. Удары выходили очень слабыми, и Кенма практически не чувствовал боли. Он резко повернулся вокруг своей оси, из-за чего зависимый не удержался на шее противника, несильно впечатался в стену и упал на землю лицом вниз. Кенма, даже не посмотрев на него, наконец-таки зашёл в здание. Хруст. «Чёрт!» — до парня только сейчас дошло, что произошло. Он быстро вернулся обратно и неуверенно подошёл к наркоману. Тот не двигался, под ним медленно расцветала лужа крови. Кенма невольно залюбовался этим зрелищем. Его всегда завораживала кровь. Но сейчас медлить было нельзя. Козуме тряхнул головой и перевернул хрупкое тело. Оно всё было пронизано осколками и свежими ранами, из которых кровь и текла. Пульса не было. Кенма медленно выпрямился. Он стоял в ступоре, не зная, что делать, минуты две. А затем до него дошло то, что только что произошло. «Я убил человека»
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты