Размышления о мьюту

Статьи
G
Закончен
1
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Очень много вопросов вертится вокруг этой легенды. Я собрал здесь некоторые свои размышления по поводу мьюту. Конечно, в основном это лишь мои домыслы, но мне очень хотелось бы узнать мнение других людей по поводу поднятых здесь вопросов. Да и, может, просто кому-то это будет интересно (в первую очередь тем, кому интересен мьюту).
Примечания автора:
Эта статья не является новой, но не так давно я ее существенно доработал, принимая во внимание новые данные. Представленные в ней теории, к моему сожалению, не подтвердились, однако они остаются моими личными хэдканонами. Но и в дальнейшем я буду по необходимости обновлять ее, и ни одно новое появление мьюту я не обойду своим вниманием. В статье я рассматриваю только каноны фильмов и аниме, а также дополнительные материалы к ним.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 6 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
Месть и слезы       «Мьюту наносит ответный удар» - таково название первого полнометражного фильма, познакомившего нас с легендарным искусственным покемоном. Другие возможные варианты перевода - «месть», «контратака» - имеют тот же смысловой акцент, и в сюжете от мьюту ожидается агрессивная реакция в ответ на какие-то агрессивные действия, намеренное причинение зла с целью отплатить за зло. И это именно то, чего я так и не увидел в этом фильме, хотя я ознакомился и с дополнительными материалами – вырезанным прологом и радиодрамой «Рождение мьюту». Мне так и не удалось найти четкого ответа, кому именно мстит мьюту и мстит ли он вообще.       Чтобы разобраться, я предлагаю рассмотреть всех значимых персонажей, кого мьюту встречал на своем жизненном пути. Его первое знакомство было с Амбер-2, клоном дочери профессора Фуджи. Эта маленькая девочка дала ему первые знания о мире и фактически первую в его жизни заботу, предложив себя на роль старшей сестры или мамы для покемона, созданного таким же путем, как и она. Таким образом, первый человек, которого мьюту «встретил» в своей жизни, был к нему однозначно добр. Здесь же нужно отметить еще один важный момент. Амбер-2 своими словами стирает грань между людьми и покемонами: «Ты говоришь, значит, ты человек. Или это я покемон. Это не важно, ведь мы появились одинаковым путем». А после, исчезая, она говорит, что, в отличие от всех прочих живых существ, только люди плачут, когда им грустно. Это происходит в тот момент, когда сам маленький мьюту впервые плачет, по этой человеческой причине – грусти из-за смерти Амбер.       После длительного сна мьюту, кажется, бесследно забыл это травмирующее событие. Наступил момент, когда он пробудился, услышал голоса людей и принял решение «начать жить». И сразу после своего рождения мьюту столкнулся с коллективом ученых. Они по большей части были безразличны к его участи, уже не воспринимали его как личность, однако профессор Фуджи вступил с ним в диалог и даже попытался дать понятные ответы на его вопросы. Ученые, в общем-то, не приносили вреда новорожденному покемону (в радиодраме четко говорится, что атаковала его автоматическая система защиты лаборатории), хотя безразличное восприятие, игнорирование личности крайне неприятно и может стать причиной глубокой обиды, требующей отмщения. Однако этих людей сразу же настигла расплата за их отношение к покемону - во время побега и разрушения лаборатории мьюту не пощадил даже профессора Фуджи.       После разрушения исследовательского комплекса на Новый остров явился Джованни. Мьюту поверил этому человеку – это значит, что тогда он еще не разочаровался в людях глобально. Преступный босс, получив добровольное согласие, начал активно эксплуатировать мьюту в собственных корыстных целях. И, что еще необходимо заметить, Джованни проводит четкую грань – люди не равны покемонам, последние служат первым. Мьюту приводит в ярость тот факт, что его используют, он не согласен с таким положением вещей и таким навязанным смыслом жизни. Здесь Джованни становится его причиной разочарования в людях, а так как мьюту забыл об Амбер, то, можно сказать, что это разочарование во всем человечестве, без исключений. Стоя на руинах лаборатории, он произносит: «Я проклинаю всех, кто создал меня. И поэтому это не просто объявление войны тем, кто меня создал – это месть!». Кому же? Ученые мертвы. Из числа причастных к его рождению остается лишь Джованни, но далее в сюжете не видно, чтобы мьюту сделал его своей целью. Хотя лабораторный покемон вполне мог бы собрать у себя на острове лидеров стадионов, прислать приглашения им, однако он почему-то нацелился на юных тренеров. Перед теми немногими, кто сумел добраться до Нового острова, он говорит: «Однажды я сотрудничал с человеком, но был сильно разочарован». План мьюту сводится к тому, что он хочет изменить мировой порядок, о котором говорил Джованни, согласно которому покемоны служат людям. Новый переделанный мир мог бы стать посланием для преступного босса, который хотел сам править миром, и все же это не ответный удар. Доказательство своей правоты, самоутверждение, бунт с целью установить свои правила, но не месть. Единственной фразы о желании поквитаться с Джованни было бы достаточно, чтобы этой придирки не было. Но если ее нет, может ли быть так, что мьюту жаждет мести кому-то еще?       Может, контратака нацелена на кого-то другого, кто имеет отношение к рождению мьюту, пусть и косвенно? Я говорю о мью. Теоретически, мьюту мог не поверить тому факту, что его предок является вымершим, так как видел мью в своих снах, что могло значить, что мьюту чувствовал его присутствие. Я понимаю, что это очень натянутая теория. Но для нее есть предпосылка в радиодраме, где, по всей видимости, мьюту имел возможность после побега кратко поговорить с мью. Лабораторный покемон вопрошает: «Я сильнее тебя, мью? Где ты? Ты говоришь, что не станешь даже говорить с такой копией, имитацией, как я?». И требует явиться, показать свою силу. Мью ничего не отвечает, но в этот же момент на горящий остров прибывает Джованни и заверяет мьюту: «Ты можешь быть ценнее. Докажи, что ты сильнейший – и мью не проигнорирует тебя». «Я хочу победить настоящего мью», - отвечает клон. И дает себе клятву стать лучшим и никогда не плакать, ни от боли, ни от печали, быть выше всех живых существ. Этот маленький нюанс с клятвой может также значить, что мьюту помнит что-то из общения с Амбер, хотя и далеко не все.       Итак, можно считать, что мьюту желает причинить зло мью, отыграться за унижение, за этот крохотный момент, когда мифический покемон не пожелал даже заговорить с копией, с которой делит подавляющее большинство генов. Однако этот момент не попал в фильм, да и слабо верится, что весь хитрый план с приглашением на остров лучших тренеров был игрой ради одного дикого покемона. Так, может, мьюту просто мстит всему человечеству? Это объяснение было бы самым простым и обоснованным – ответный удар новых покемонов за то, что люди когда-то поработили их предков. Не вяжется с этим только проклятие мьюту в адрес именно тех, кто его создал. Наверное, он позже решил наказать за их деяния все человечество, так как не помнит, что люди бывают добрыми и заботливыми, хотя для меня более привлекательной является мысль о том, что в формировании его мотивации потерян некий кусок сценария.       Перейдем теперь к концовке, которая на фоне в целом мрачного, более близкого к реальной жизни настроения большей части фильма выглядит чужеродным роялем в кустах. Все покемоны плачут, и мне кажется, что этот момент должен был быть сильнее – он должен был напомнить мьюту про Амбер, заставить вспомнить, что люди все же бывают другими, а также, что между людьми и покемонами нет разницы. Взгляды Джованни не для всех людей, для других возможны равенство и дружба. Но без истории Амбер-2 эта сцена бессмысленна. Не спасает даже попытка кое-как объяснить «чудесные слезы» с помощью легенды, рассказанной начальницей порта. Да и была эта легенда только в американской версии, отличившейся окончательным убийством мотивации центрального персонажа.       Большая часть этих рассуждений может выглядеть как придирки, но разве дьявол кроется не в деталях? Мораль первого фильма была буквально разжевана зрителю, а вот мотивация мьюту почему-то должна читаться только по штрихам. В вырезанной сцене, в диалогах с Джованни и даже в финале был довольно глубокий, но нереализованный потенциал. И лучше бы создатели при работе над фильмом «Мьюту наносит ответный удар: Эволюция» позаботились о том, чтобы эти ружья выстрелили, вместо того, чтобы делать покадровый ремейк. Я уверен, что сюжет стал бы сильнее. Увы, это всего лишь мечты-мечты. Пара слов о мью       Принято думать, что мьюту – главный злодей первого полнометражного фильма о покемонах. Собственно, в таком амплуа он и вошел в историю и в таком свете противопоставляется мью – «милому, доброму и непосредственному». Но так ли это на самом деле? Давайте еще раз посмотрим историю с самого начала.       Когда впервые появляется мью? В Гвиане, где он следит за экспедицией, которая нашла окаменелую ресницу его древнего сородича. Отсюда вывод первый: мью мог заранее знать о планах по созданию мьюту.       Далее мы видим мью, спящим в пузыре воздуха на дне неизвестной реки. Он просыпается, поднимается к поверхности и во всю прыть мчится в сторону Нового острова. Видимо, это место он посещает не впервые – уж больно уверенно движется в «неизвестном» направлении. Что же привело его на Новый остров? Следил ли он за мьюту все это время? Так или иначе, на Новом острове мью постоянно наблюдает за своим новоявленным собратом, а если даже не постоянно, то непосредственно перед событиями фильма точно. Вывод второй: мью мог знать о планах мьюту и остановить его заранее, если бы ему действительно не нравилась затея последнего. Но почему-то мью не вмешивался до кульминационного момента.       А когда он все же вмешался, о чем тут зашла речь? «Ты не прав, люди не злые, клоны и оригиналы равны…»? Ни черта подобного! «Оригиналы настоящие». Можно сказать, бьет по самому больному месту. И стремится доказать, что настоящие никогда не проиграют копиям.       Вывод номер три: цель у мью та же, что у мьюту – остаться в живых сильнейший должен только один.       Я уже не беру в расчет радиодраму, где Джованни говорит, что мью появится, когда мьюту проявит свою силу. Откуда Джованни знал, что мью наблюдает, и почему не поймал самого мью вместо затеи с клонированием - это другой вопрос, но каковы тут цели мью? Выходит, это мью претендует на звание самого сильного покемона и готов сразиться с тем, кто его право так называться оспорит.       Даже если так, то свою силу мьюту проявил гораздо раньше. Почему мью не устроил тихую разборку на Новом острове, а ждал осуществления всего этого плана: пока мьюту отстроит лабораторию, разошлет тренерам пригласительные и утопит добрую часть людей в океане? Неужели ему, как Локи в «Мстителях», нужны были зрители? Вспомним, какую реакцию у тренеров вызвало появление мьюту, а потом появление мью. Мьюту, представленный как величайший тренер и сильнейший покемон, вызвал удивление, но и уважение к своей силе, и страх перед неизвестным. Он заставил других бояться себя, и уважать тоже. Как меняется это отношение после возгласов: «Так мьюту – клон мью»? Из неповторимого и сильного он моментально превратился в закомплексованного и вторичного. И что здесь сделал мью - так это попытался дополнительно деморализовать своего противника.       Если он так умело бьет по самым уязвимым местам, вопрос в том: намеренно он это делает или от незнания? Но если мью следил за мьюту, он мог хорошо узнать, какие мысли мучают последнего: мьюту, в первую очередь, страдает от своей чужеродности по отношению к этому миру. Мью мог бы спасти мьюту и вместе с тем не допустить происшествия на Новом острове, приняв его как брата и найдя для него место в мире где-то в Гвиане, на «исторической родине», но он и не думал этого делать. Ни до инцидента на Новом острове, ни после, как мы видим в спец. выпуске о возвращении мьюту. Вывод заключительный: урок о равноправии клонов и оригиналов усваивает для себя мьюту, но не мью. Вероятно, амбиции последнего мешают ему иметь хоть что-то общее с копией. В этом случае мью – вот кто главный злодей первого фильма.       Хотя, всегда есть альтернативная версия произошедшего. Может, мью просто не слишком умный, и все, что он делал, воспринималось им, как игра, не менее безобидная, чем катание на мельнице, но я бы сказал, что он лишь прикидывается глупым и невинным, чтобы скрыть свою истинную суть. Клон или не клон?       Я, конечно, не скажу ничего нового, начав рассуждать о том, что определение «клон» не совсем походит мьюту. Судя по его внешности и способностям, его гены не являются стопроцентной копией генов мью, а в этом случае больше подходит определение «мутант» или «химерный организм» (в зависимости о того, что является причиной различий в генотипах – мутации или внедрение генов еще какого-то существа). Я хочу лишь отметить, что мьюту не является просто копией мью, о чем он сам наверняка знает, однако он почему-то упорно предпочитает определения «клон», «копия». Причем, что является лейтмотивом первого фильма, мьюту переживает из-за своей «вторичности», бирка «второго» значительно ранит его самомнение.       К такой противоречивости самооценки у мьюту были предпосылки. За ними я снова обращусь к радиодраме. В одном из диалогов с учеными Джованни говорит, что хотел бы иметь мью, самого редкого покемона. Но его устроит и копия, подделка - то есть, мьюту представляет собой не совсем то, чего он хотел. Профессор Фуджи отвечает, что внешность и строение тела могут несколько отличаться, но «мы сделали все, что могли». И добавляет: «Может, он будет даже сильнее мью», – что звучит как некое оправдание за провал. Думаю, именно эта сцена дала мьюту повод сказать о себе: «Я не был нормальным покемоном с самого начала». Говоря о его ценности, Джованни подчеркивает: «Если ты не сражаешься, ты ничего не стоишь». Покемоны существуют для людей, чтобы быть использованными ими – и лучшей судьбы для них, по словам преступного босса, быть не может. Джованни отмечает, что ценит мьюту за то, что он сильнейший. И эту собственную ценность искусственному покемону приходилось постоянно доказывать, пока он не разочаровался в человеке, которому доверился. Но в период доверия он принимал за истину то, что ему сообщал Джованни, и делал то, что тот требовал. Далее мьюту сам начал относиться и к обычным покемонам, и к людям так, словно они ничего не стоят – видимо, сознательно он не знает другого отношения, чем то, как Джованни относился к нему.       Но именно то, что ставило ценность мьюту под сомнение, и позволяло ему возвыситься как над обыкновенными покемонами, так и над людьми. Это заключение: «Я не обычный покемон». Именно в этой своей особенности мьюту увидел для себя возможность выйти за границы установленного порядка жизни, стать выше всех и изменить мир под себя. В конечном итоге, это то, что делает его особенным, уникальным живым созданием. В этом случае, казалось бы, разум должен цепляться за доводы в пользу того, что он не просто копия, а совершенно новое существо, или что копия не хуже оригинала (ведь пришел он хотя бы к такому выводу), но что мы видим в спец. выпуске? Мьюту просто зациклен на своей вторичности и (мнимой) неполноценности. «Я – клон» и «я – изгой» - два утверждения, формирующие его образ себя. Почему он так отчаянно держится за эти означающие, за мысли, которые гложут его больше всего? Моральный мазохизм?       На мой скромный взгляд, такое поведение на самом деле было продиктовано его стремлением к лидерству. Проще говоря, он старательно навязывает другим клонам мысль, что они – изгои, и в этом жестоком мире никто никогда о них не позаботится, кроме мьюту, их создателя, рожденного таким же способом, как они. Мьюту очень амбициозен – с этим трудно поспорить. Но после отказа от плана по захвату мира ему остается лишь довольствоваться лидерством в группе себе подобных. Быть лидером и героем для такого сообщества – гораздо проще, и он делает все, чтобы удержать его членов возле себя и исключить у других клонов мысли пойти поискать принятия где-то еще в этом мире.       С другой стороны, ярлык «изгоя» является для мьюту означающим, которое определяет его личность, отличает его от всех других существ. Ведь его душевные муки возникают из-за двух взаимоисключающих мыслей: «я – всего лишь копия другого существа» и «я – чужеродное для этого мира создание». То есть, с одной стороны «я такой же, как кто-то», а с другой «я не похож ни на кого». Поэтому, найдя в обстоятельствах своего рождения железный аргумент в пользу своей исключительности, он избегает внутреннего противоречия и формирует образ себя. Мьюту не хочет быть подобным кому-то, для него лучше быть изгоем – но быть особенным. Это еще один признак его амбициозности. Почему я делаю акцент на этом? К этому я вернусь ниже. Отныне не один       Так или иначе, наступил момент, когда мьюту из первого фильма перестал быть единственным в своем роде. В шестнадцатом полнометражном фильме появляется еще один экземпляр, созданный другой командой ученых.       Кто эти люди – остается загадкой. Я лично долгое время предполагал, что это была команда Flare, хотя единственным аргументом являлись их очки, несколько похожие на те, что были у босса Лисандра. К тому же последний проявлял заметный интерес к мега эволюциям и исследованиям, связанным с этим феноменом, а мьюту, судя по всему, обладает какой-то особой способностью к мега эволюции, но об этом я скажу ниже. Конечно, действие фильма происходит в регионе Юнова, но мы все же не можем точно знать, где именно создали нового мьюту, что оставляет поле для размышлений. Тем не менее, моя теория не подтвердилась, а в происхождении нового мьюту не прибавилось ясности, и, похоже, надежды получить ответы на вопросы, кто его создал, как именно и для каких целей, практически нет.       Но оставим эти смутные догадки о создателях – вернемся непосредственно к мьюту. Некоторые отличительные признаки новой особи сразу вызвали споры насчет того, а на самом ли деле мьюту бесполы. Данному экземпляру приписывается женский пол (по крайней мере, гендер) из-за явно женского голоса (эта тенденция сохраняется в различных дубляжах и даже подчеркивается в тех языках, где есть разница по роду в местоимениях и окончаниях глаголов). Что ж, не иметь половых признаков и не иметь возможности размножаться – две большие разницы. И мьюту действительно могут иметь разный пол, но быть стерильными – это обычное явление при создании химерных организмов. Давайте внимательнее посмотрим на различия двух особей.       Внешность       Помимо голоса, два мьюту отличаются внешне. Если мы обратим внимание на лицо, то у первого явно более выражены надбровные дуги. Это черта, характерная для мужского черепа. Да и вообще черты второй особи более мягкие.       Далее смотрим на плечи и грудную клетку. У первого плечи более развиты, грудные мышцы подчеркнуты, грудину мы не видим. У второй особи и здесь нет грубых и резких черт, а грудина имеет характерный выступ.       Именно эта анатомическая особенность вызывала у меня больше всего вопросов, потому что ее, в отличие от других, нельзя было списать просто на изменение стиля рисовки. Сейчас вырост на грудине имеют оба мьюту, но изначально у первого экземпляра его не было. Зачем же спустя столько лет менять анатомию покемону, который стал культовым? Если это не просто прихоть авторов, то я могу предполагать лишь одно объяснение: шипообразный выступ на грудине появляется с возрастом, но не у всех представителей вида - у одной особи его сначала не было, а у другой он имелся с рождения. И, если вдруг это действительно так, то, возможно, этим изменением нам хотели показать, что теперь в мире однозначно существует два разных мьюту. Можно строить лишь предположения относительно возможного назначения этого выроста грудины. Теоретически он может быть нужен для крепления какой-то группы мышц - может, более развитых мышц пресса. Они могут обеспечивать более эффективную защиту органов брюшной полости, и если это признак полового диморфизма, то эти мышцы более необходимы самке, а потому у нее они начинают развиваться раньше. Можно было бы, с другой стороны, полагать, что более сильные мышцы пресса нужны как раз самцу, для большей защиты в битве. Но это имело бы смысл применительно к боевому типу, но не к психическому, создающему защитные барьеры силой мысли. Это подтверждает и мега форма Х, получающая дополнительный боевой тип - в этой форме тело мьюту становится более защищенным, и при этом вырост на грудине совершенно исчезает. По этим причинам я склоняюсь к предположению, что вторая особь действительно самка, и введение различия полов не создало бы проблему с размножением легенд. В гибридизации возможно и такое явление, когда получаются фертильные самки и стерильные самцы, или же наоборот, и в этом случае, понятное дело, размножение все равно невозможно, но половые различия есть.       Поведение       Конечно, общее происхождение и некоторые схожие переживания на жизненном пути наделяют двух мьюту общими чертами – самоуверенность, скорее выросшая из убеждения, что рассчитывать можно лишь на себя, недоверие к людям, переживание собственной чужеродности по отношению к этому миру. Однако справляются они со своими сомнениями и комплексами по-разному, и, как видно из их поведения, их жизненные приоритеты тоже различны.       Для первого мьюту решающим является вопрос независимости, поиска себя и последующего самоутверждения. Он хочет быть не просто лучшим, а исключительным. Однако также он стремится к лидерству, и для этого создает «племя» себе подобных, для которых может по праву быть главным, как самый сильный в сообществе и как «отец» остальных.       Стоит заметить, что в его поведении прослеживаются архетипично мужские жизненные приоритеты. Также первый мьюту строит долгосрочный план, ставит далеко идущие цели. Он действительно планировал подать свою месть холодной, несмотря на эмоциональный окрас самой идеи, то есть он в должной мере рационален. Его поведение в спец. выпуске меняется, он идет на жертву ради группы, потому что так обязан сделать лидер, но при этом его героические страдания тоже направлены на достижение апофеоза самоутверждения – посмертного восхищения. Он лидер в среде своих, но у него все еще есть проблемы самооценки. Видимо, его амбиции требуют большего, поэтому он гуляет по крышам ночью и следит за порядком в «Готэме» и, как совсем недавно мы могли узнать, спасает покемонов, пострадавших от плохого обращения людей, доказывая самому себе свою силу и героичность. Проявлениями мужского архетипа считаются самоуверенность, соперничество, смелость, прямолинейность, но также и способность к творчеству, что этот мьюту проявлял в попытке выстроить свой собственный мир, свою реальность. Дух соперничества также остается отличительной его чертой, ведь первый мьюту любит поединки. Это может быть объяснено отчасти его жизненным опытом – в начале жизни, в ходе работы на Джованни битвы и победы были его единственной радостью, о чем он говорит в радиодраме. Но, даже получив другой жизненный опыт, познав размеренную жизнь в удалении от мира, после дружеского сражения с тренерами на острове Серо этот мьюту говорит, что давно не получал такого удовольствия.       Для второй мьюту (здесь и далее я следую официальному дубляжу) проблема самооценки не является настолько выраженной, хотя ее создатели тоже относились к ней не как к личности. Ее поведение вообще не определяется какими-то глобальными и долгосрочными целями, вроде захвата мира или построения своего племени. До появления генесектов она просто резвится с птицами, испытывает свои возможности, чтобы получить сильные эмоции, что, кстати, удается ей без драк, к которым у нее вряд ли есть интерес. И, похоже, тут для нее не важно быть лидером или быть с себе подобными, ей важно просто не быть одной. В отношении с генесектами проявляется стремление быть полезной, и, возможно, это ее путь к самоутверждению.       Первый ее поступок после побега – спасение Анны. Уже тогда, сразу после жестоких опытов, ее ненависть к людям не выглядит убедительной. Почему при недоверии к людям она спасает девочку? Я думаю, что здесь все объяснит самый простой ответ: она переменчива, как архетип женщины. Ее поведение управляется не устойчивыми принципами (вроде той же идеи о том, что люди не заслуживают хорошего отношения), а сиюминутными эмоциями. И если здесь и сейчас ей жалко маленькую девочку, она спасает маленькую девочку, а потом наедине в пещере продолжит тихо ненавидеть своих создателей и охотника Дирка. И заявление, что «все на планете – друзья» - знак способности формировать привязанность, не важно, с подобными себе или нет. Возможно, ей также не чужда развитая интуиция: эта мьюту чувствует, кому стоит верить, и потому ограничивается просто доверительной просьбой забыть ее вместо радикального насильственного стирания памяти. Способность к любви, интуиция, переменчивость в настроении и тяга к природе – таковы проявления женского архетипа. Этой мьюту не свойственна идея выстроить свой собственный чужеродный, искусственный мир – ее усилия направлены на то, чтобы вписаться в природу, влиться в ее естественность.       Таким образом, при рассмотрении с позиции теории архетипов эта разница в поведении двух особей говорит в пользу их разной половой принадлежности. Изменение рисовки в новых сериях, конечно, свело практически на нет различия во внешности, и в этом случае акценты в поведении не говорят о половой принадлежности - лишь о господствующем в душевной жизни, активном в данный период архетипе.       Что однозначно известно: в мире существует две особи мьюту, их характеры разные, но у них есть предпосылки для достижения взаимопонимания. Первый на данный момент занимается спасением покемонов, которым навредили люди, у второй тоже есть стремление помогать тем, кто попал в беду. И потому я сохраняю весьма слабую, но все же надежду увидеть однажды их взаимодействие, чтобы хотя бы в теории у мьюту была возможность размножаться - этот прекрасный, пусть и искусственный, вид обязан жить! Мега формы       Пока нам показали лишь одну мега форму из двух возможных для мьюту, но здесь уже есть над чем подумать. Тем более что кое-что о мега эволюции мы уже могли узнать. Во-первых, для использования этой способности нужен специальный камень, во-вторых, особая связь с тренером. В случае мьюту нет ни того, ни другого. Возможно, этот искусственно созданный вид отличается какой-то особой способностью обретать мега форму.       Пролог наталкивает на мысль, что для обретения этой способности мьюту нужно пережить очень сильное потрясение, физическую и нервную перегрузку на пределе возможностей. Может, именно таковой была цель опыта, проводимого учеными над второй особью. Однако первый мьюту тоже переживал подобный стресс для организма, но такую способность пока не обрел (насколько на данный момент нам известно).       Может, мега эволюцию мьюту обуславливает нечто другое? Я рискну озвучить свои скромные домыслы. Итак, есть мега форма X и мега форма Y, и в то же время в сюжете для чего-то появляется мьюту другого пола. Так и напрашивается вывод о связи мега форм с половыми хромосомами, но как именно это работает – та еще загадка, и пока официальной разгадки ничто не предвещает.       Хочется надеяться, что в будущем мы найдем ответы на эти маленькие вопросы. Но ответов на них может и не быть – легенда ведь, черт возьми!
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты