Годовщина

Слэш
PG-13
Закончен
30
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Черный джип останавливается около небольшого домика на берегу, мотор глохнет. Америка отпускает руль, смотрит на Росса, что, кажется, даже не заметил остановки, глядя в одну точку, хмуря брови. Мерика осторожно взял парня за руку. Было слишком велико желание хоть как-то разбавить тишину, повисшую в салоне еще с начала поездки. Русский выглядел, мягко говоря, не важно.
Примечания автора:
Ломаю собственные хедканоны, сказала бы я, если бы этой работе на самом деле не было бы год с лишним. Недавно вспомнила и вот.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
Черный джип останавливается около небольшого домика на берегу, мотор глохнет. Америка отпускает руль, смотрит на Росса, что, кажется, даже не заметил остановки, глядя в одну точку, хмуря брови. Мерика осторожно взял парня за руку. Было слишком велико желание хоть как-то разбавить тишину, повисшую в салоне еще с начала поездки. Русский выглядел, мягко говоря, не важно. Нет, конечно, его черные рубашка и штаны были выглажены и смотрелись на мужчине прекрасно, но у самого виднелись мешки под глазами, да и общий вид был уставший и несколько опустошенный. Хотя, оно и не удивительно. Они уже около недели не спали нормально. Аме не удивиться, если и сам выглядит сейчас не лучше. Повернув медленно голову к американцу, русский посмотрел с болью в глаза возлюбленного. Старая, потертая ушанка на его голове выглядела не уместно, но, на ряду с еще двумя вещами, Россия захотел их взять, а Мерика не противился. Если он хочет взять на поминки флягу и дневник, то пусть, это, может, ему поможет проводить столь ценного человека по достоинству. - Любимый, ты же знаешь, что я всегда буду рядом, правда? – медленно кивнув, Росс на секунду сжал руку Штатов, чтобы подтвердить, что услышал, и отпустил. Больше слов Штаты не нашел. Два щелчка от ремней, и оба выходят из машины. Морозный ветер забрался под рубашки, но, кажется, им не было до этого дела. Аме хотел было пойти внутрь, но Россия опять задумался, замер у машины, смотря куда-то в даль. Америка оставалось лишь подойти и взять его за руку и отвлечь от мыслей. Американец не злился, он все понимал и желал лишь максимально поддержать не безразличную ему страну. Росс благодарно кивнул и, сплетя пальцы, они зашли во внутрь. Здесь собралось не такое уж и большое количество стран – пусть у обоих было много друзей, они решили собрать самых приближенных. Вместе с родственниками, естественно. Первым к ним подошел Германия, что был в непривычном головном уборе. Фуражка с орлом и черепом так же была данью уважения. - Вы припозднились, - заметил немец. И действительно, кажется, пара были одни из последних. – Но это ничего. Я рад, что вы все же приехали. Мы ждем сейчас еще нескольких человек, пока не рассаживаем, - увидев благодарный кивок от Мерики, Гер перевел глаза на старшего из сыновей коммуниста. Пока те общались, Аме в мыслях очередной раз поблагодарил немца – России слишком сложно далась эта дата, он бы не смог все устроить, хоть и долгое время чуть ли не боролся за проведения по своему. Однако, верные слова от Штатов помогли ему успокоится и скинуть все на Германию, который откликнулся без промедления. Кажется, все страны понимали, как тяжело ему дается этот день. – Ах, кстати, Америка, у меня есть к тебе разговор, а тебя, Россия, просил подойти Китай. Если все подойдут пока вы будете говорить, я позабочусь, чтобы вы сели вместе, - поняв намек младшего немца, они расцепили замок рук, переглянувшись. Россия был через чур молчалив, но Аме не настаивал. Оставшись один и вновь задумавшись, русский направился в сторону хорошего друга семьи, не замечая ничего вокруг. Как итог, он в кого-то врезался. Даже не в кого-то, а в брата – Украину, что явно был на взводе. Видимо, разные страны переносят траур и горечь потери по-разному. - Брат? Я и не думал, что ты приедешь, на самом деле… - тихо произнес русский, потерянным голосом. И это было явно не лучшими словами – украинец тут же как с цепи сорвался, поражая небольшой зал своим криком. - Ты думал, что я не приду на годовщину смерти собственного отца!? – прокричал он, заставляя всех присутствующих повернуться к спорящим братьям. Росс был ошарашен, старался хоть что-то сказать в свое оправдание, однако Укра тут же затыкал его громким голосом, даже наступая. - Мальчики, а ну живо прекратите! Украина, все, хватит! Давайте хотя бы не сегодня! – начала разнимать их сестра, топнув ножкой. На удивление это сработало. – Какого черта вы тут развели? Папе это явно не понравилось бы. А ну-ка, быстро помирились! – от обоих начали доносится какие-то попытки ее успокоить, однако, Беларусь в прекрасном черном платье не желала слушать их. – Давайте, на мизинцах, - переглянувшись друг с другом, те сплели мизинчики пальцев, приговаривая слова из детства. - Прости, - в унисон сказали братья, расцепив руки. После они тут же оказались в объятьях девушки, что была явно рада подобному исходу, крепко прижимая их друг к другу. Иногда они, кажется, забывали, что в первую очередь братья друг другу. Это даже немного растормошило русского, так что он потянулся и обнял Укру сам. Не смотря на напряженные отношения последнее время, они всегда будут семьей друг для друга и хоть на день должны забыть о всем, чтобы отдать честь любимому папе. Между тремя тут же развернулся диалог, из которого, к сожалению, России пришлось быстро уйти. Его все еще ждал китаец. Китай же стоял неподалеку, явно наблюдая за сценой, что предстала перед ним. У этих стран были весьма теплые отношения – для всех детей Совета он был хорошим другом. Часто приходя к Союзу, он общался и с его детьми, давая мудрые советы. Будучи противоположностью отцу семейства, мужчина привлекал своим спокойством, отвлекая на себя внимание старших, давая Совету уложить младших. - Давно не виделись. Как ты, Россия? – пусть на его губах красовалась вежливая улыбка, Росс знал, что и для Китая это не самый приятный день. - Честно говоря, не очень. Год пролетел так не заметно, что, когда Аме упомянул годовщину, я будто в ступор впал – мне до сих пор не верится, что папа покинул меня. Нас. Казалось, я еще вчера помогал ему успокаивать Грузию, а сегодня… - Китай лишь кивал на слова, пока русский делился с ним эмоциями, показывая, что слушает. – Штаты помогает мне, как может, без него я бы явно хуже это переживал. - А Рейх? По нему не скучаешь? У вас были не такие теплые отношения, да и отцом ты его, вроде, так и не признал, но все же… Немец стал частью вашей семьи, хотите вы этого или нет, - Федерация задумался о его слова, прикусывая губу. - На самом деле, я и по нему скучаю. Не смотря на его столь позднее появление в нашей семье, я быстро к нему потеплел. И я рад, что они ушли вместе, и никто из них не страдал от одиночества, - русский сложил руки за спиной, беспокойно бегая по полу взглядом. – Я читал последние папины записи из дневника – Третий Рейх явно боялся остаться один, да и отец очень не хотел его «бросать», - Россия прикрыл глаза, стараясь успокоится. – Не смотря на пролетевший год, мне все так же грустно. Я будто потерял огромную часть своей жизни, и это больно. Я же всегда к папе бежал за помощью не только в делах страны, но и в каких-то мелочах. Помню, как, переехав на свою квартиру, бегал к нему учиться всякому по дому, - русский грустно усмехнулся, а после почувствовал, как его плеча коснулась рука китайца. Подняв наконец-то глаза, Росс поймал на себе понимающий взор. Не жалеющий и не успокаивающий, а просто понимающий. - Росс, я понимаю твои чувства, но все через это рано или поздно проходят. Вам еще повезло, что они не ушли рано. Некоторые покидали нас сразу после утери места страны, - получив в ответ на свои слова кивок, Китай мягко направил голову Росса в сторону беседующих Геры и Штатов. – Посмотри, у тебя потихоньку появляется своя семья. Не стоит забывать, что, не смотря на потерю, ты живешь дальше, ты развиваешься и ты создаешь новую ячейку общества. Да, Совет был для тебя одной из опор в жизни, но, потеряв его, ты не остался один. Твои братья и сестра, друзья и возлюбленный – все они для тебя будут поддержкой не хуже. Да другой, но такой же крепкой. Главное, вспоминай об этом в секунды сомнений и трудностей, не молчи. Вместе всегда легче найти ответ, - он отстранился, видя, как Россия проходится будто новым взглядом по залу. Он точно заложил нужное зерно в голову русского - Да, ты прав. Спасибо, мне нужно было это услышать, - кивнув, друг улыбнулся. – А сам как? – Росс решил не быть эгоистом. - Нормально. Многое вспоминал и освежал в памяти. И наши не простые отношения, и войну, и ваше воспитание, и отношения его с старшим немцем. Который, Рейх, да, - решил уточнить он, ловя на себе взгляд России. – Знаешь, это ведь был для всех и каждого шок. Никто, включая меня, в это не верил, все ждали, когда же вскроется правдивая сторона их отношений. Каждый видел в этом свою правду, но она была отлична от мысли, что это действительно светлые чувства. Поговори со странами старого порядка и ни один не скажет, что поверил в их любовь сразу. Даже когда о экономической или военной выгоде не могло быть и речи – Третьему не дали бы вернуться – и все равно думы стран были забиты самыми разнообразными трактовками этих взаимоотношений. Кстати, а я рассказывал, как сам дошел до веры в историю с чувствами? – поймав на себе заинтересованный взгляд русского, Китай понял, что ответ будет отрицательным, а потому продолжил. – Тогда мы уже хорошо общались, но даже для меня это было новостью, мягко говоря, шокирующей. Но, не смотря на мое удивление, я не стал отговаривать Совета, пусть и каждое собрание внимательно следил за обоими, ожидая, когда нужно будет помочь, - он говорил спокойно и неторопливо, подогревая интерес страны напротив. – Роковым же днем стало, когда я пришел к заболевшему Союзу. Он вообще редко выходил на больничный, перенося даже самую сложную простуду на ногах. Трудоголик, в этом мы с ним были схожи. Однако, в этот раз появилась переменная в виде немца, что просто не позволил твоему отцу работать в таком состоянии. Конечно же, в тот же день, что я узнал о заболевании, помчался, ожидая худшего. Мне было интересно, что такого смогло сморить великую страну, что он аж больничный взял, да и переживал я за вас и дом, хотя, как оказалось, зря. Встретил меня Рейх, даже впустил, проводив к Советам. Ничего тогда серьезного не было, но слова Союза Республик меня поразили – оказалось, именно Рейх настоял на этом больничном, что он, крутясь, как белка в колесе, следил за всеми делами, успевая ухаживать и за самим больным. Кажется, немецкие недовольства о том, что Союзу нельзя вставать, я запомню на долго. А ведь твой отец лишь хотел меня проводить до двери, - увидев усмешку на губах младшего русского, китаец выдохнул с облегчением. Все же сюда сын его друга зашел очень мрачным. - Интересно, никогда не думал об этом в таком ключе. Надо будет поспрашивать у других на счет этой ситуации, - Россия заметил копошение немца у стола и заинтересовался. – С твоего позволения, я бы хотел поговорить и с Германией, - получив положительный кивок, Федерация отошел к сводному брату, смотря на то, как немец во главе стола ставит фотографию, кладет знакомый пистолет и, сняв со своей головы фуражку, укладывает ее рядом. - Ох, Рус*, ты не против? Я знаю, что у нас нет таких обычаев, но мне почему-то кажется, что так будет правильно. Как ты считаешь? – посмотрев на русского, Гера увидел, как Россия молча снимает ушанку и аккуратно укладывает ее возле. - Не против, не переживай, - рядом с шапкой оказывается толстый кожаный блокнот и фляжка. – Думаю, так будет лучше, - получив улыбку от немца, Федерация хотел было положить и зажигалку. В отличии от других предметов, она была подарена при жизни отца, однако, Германия остановил его. - Не надо. Так идеально. Это все же твоя вещь, - чуть отойдя, они узрели небольшой мемориал двум странам, в честь которых и происходило торжество. – Спасибо, я знаю, что эти вещи дороги для тебя, - мотнув головой, Россия, кажется, полностью ушел в созерцание вещей. Пистолет, лежащий с левого края, с красивой именной гравировкой Совета, что был отдан немцу в знак доверия, в центре фотография в красивой рамке и перед ней блокнот, а с правого края фляжка с черепом, что являлся подарком немца на последний их юбилей. Ну и, конечно же, их головные уборы – с лева фуражка, а с права ушанка. - Да, ты прав. Что-то другое будет тут лишним, - кивнул русский. Они молча постояли рядом, пока в помещение не зашла последняя пара гостей и праздник не начался. Им пришлось разойтись по своим местам. Как и обещал Германия, по правую руку от России сидел американец, что тут же погладил по плечу возлюбленного, стараясь поддержать. Благодарно улыбнувшись уголками губ, русский обратил внимание, что по левую руку сел Украина. Кратко переглянувшись, они на этот вечер будто забыли вражду, отдавая дань отцу. Если в начале никто особо не хотел говорить, то под конец каждый норовил рассказать историю, связанную с тем или иным. Пусть и говорили в основном о Совете, Россия вспомнил и пару приятных моментов с Рейхом, от чего на душе стало хорошо – у них сегодня две персоны, достойные внимания. Вечер кончился поздно. Расходиться предложил именно Китай и, не смотря на желание посидеть еще, все с ним согласились, потихоньку собираясь. Подойдя к фотографии же Россия замер. Ему нравилось, как выглядели эти вещи вместе, и он не хотел рушить какую-то особенную связь между ними. - Россия, забирай все, - сзади появился американец, осторожно приобнимая его. – Мне тоже нравится, как это выглядит, но эти вещи имеют разных хозяев, пусть их и связывают невидимые нити, - осторожно взяв ушанку, он одел ее на возлюбленного, становясь напротив, опуская руки на его щеки. – К тому же для них у нас есть особое место, не так ли? – русский медленно кивнул, а после крепко обнял Мерику, чувствуя ответные объятья. Россия хотел было что-то сказать, но лишь прижался крепче. Ведь именно Америка терпеливо успокаивал его по ночам, меняя здоровый сон на возлюбленного, страдавшего бессоницей, Америка слушал, как тот читает дневник Совета, а, когда слезы охватывали его, мягко перехватывал кожаный блокнот и читал дальше. Именно Америка был всегда рядом, даже нашел место для памятных вещей, освободив застекленные полки. Отпустив через какое-то время русского, Штаты забрал фляжку и блокнот, а после они направились домой. - Аме, спасибо за все, - уже в машине произнес русский. – Я не знаю, как справился бы без тебя, - Россия был предельно серьезен. Кто знает, что было бы, если бы он остался один? Америка замер, а после отпустил ключ, так и не заведя машину. - Милый, - сказал он нежно и повернулся. - Я лишь рад, что могу хоть так помочь и тебе. Но на самом деле, ты сам очень сильный, - проведя ладонью по щеке, Америка приблизился, смотря в глаза. - И ты сможешь отпустить их, чтобы двигаться вперед. И я буду идти рядом, чтобы не произошло. Мы справимся со всем. - Да, мы справимся со всем.
Примечания:
* - на немецком слово Россия звучит, как «Русланд», а потому из уст Германии сокращение «Рус» уместно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты