Не такой уж и невинный

Слэш
Перевод
NC-17
Закончен
88
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/5837197?view_adult=true#mai
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Чонгук привык пробираться ночью в кровать Сокджина и обниматься со старшим. Но значит ли это больше, чем кажется?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
88 Нравится 10 Отзывы 12 В сборник Скачать

Физический контакт

Настройки текста
Это произошло со временем, медленное изменение, которое, казалось, никто не заметил. Иногда в стрессовые ночи, когда Сокджин не мог уснуть или его голова была забита мыслями, Чонгук тихонько пробирался в комнату на цыпочках, сохраняя тишину, чтобы не разбудить Юнги. Младший ложился в кровать рядом с Сокджином, свернувшись клубком от его тепла и бормоча какое-нибудь извинение, когда старший спрашивал, зачем он пришел. Было спокойно и мирно, присутствие младшего успокаивало Сокджина, помогая ему уснуть. В конце концов, он перестал спрашивать, ему уже не нужны были причины, почему Чонгук засыпал с ним, и он просто начал наслаждаться успокаивающим жаром цепляющихся конечностей макнэ, когда он мирно спал с Чонгуком, почти обвивающимся вокруг него. ~ Как и в любую другую ночь, Джин лежал в своей постели, его глаза были стеклянными, когда он смотрел в потолок над собой. Он услышал мягкое дыхание своего соседа по комнате, который уже явно спал, и вздохнул, не зная, не может ли он просто заснуть или же ждет младшего. Он прекрасно понимал, что Чонгук особенный, он не был близок со многими людьми и не любил физический контакт. Это была одна из причин, по которой Сокджин не мог уснуть, обдумывая недавний инцидент, когда Чимин и Чонгук поссорились после того, как Чимин небрежно обнял макнэ за плечи и засмеялся (возможно, слишком громко) в ухо Чонгуку. Произошедшее удивило всех, особенно когда Чонгук оттолкнул Чимина от себя и закричал на него. Толчок младшего был настолько сильным, что Пак просто упал на пол. Все остальные были сосредоточены исключительно на макнэ, поэтому Сокджин был совершенно уверен, что он был единственным, кто заметил мерцание в глазах Чимина, прежде чем он моргнул и отступил, улыбаясь и стараясь не дать его голосу дрогнуть, когда он выругал Чонгука, а затем направился к своей комнате, слегка прихрамывая. В любом случае, Сокджин не думал, что Чонгук придет к нему сегодня ночью, ведь тогда Сокджин не выдержал и отругал Чонгука за его действия. Младшему это явно не понравилось. Прошел добрый час, прежде чем Сокджин услышал знакомый скрип открывающейся двери. Он почти вздохнул с облегчением, хоть и не двинулся с места. Через несколько вдохов кровать немного прогнулась от ещё одного тела, а одеяло поднялось, когда младший под него залез. Сокджин уже почувствовал успокаивающий эффект, который оказал на него Чонгук, убаюкивающий его, но это внезапно прекратилось, когда старший почувствовал, как тонкие руки обнимают его живот, а чужое тело плотно прижимается к нему сзади. Горячее дыхание пронеслось прямо между его лопаток, и Сокджин начал сожалеть, что сегодня не стал надевать ночную рубашку. В голову сразу пришли слова, которые Чонгук адресовал Чимину ранее: «Я не хочу, чтобы ты прикасался ко мне!». Так почему тогда это происходит сейчас? Почему Чонгук сейчас прижимается так близко к Сокджину, но при этом отталкивает всех, кто хоть как-то прикасается к макнэ? Почему он обвил руками тело Сокджина, переплел их ноги вместе и прижался губами к… Сокджин чуть не вздрогнул, когда почувствовал, как губы Чонгука касаются его кожи. Он с трудом мог сохранять самообладание, пока макнэ нежно целовал гладкую кожу, нежно скользя по ней губами. Они были такими мягкими и нежными на коже Сокджина. Ким почувствовал, как краснеет от действий младшего, его губа зажата между зубами и паника, кажись, нарастает. Черт, что делает Чонгук?! Сокджин замер от страха и удивления, и он ничего не мог поделать с нежными поцелуями, с тем, как эти руки рисовали маленькие круги на его животе. К счастью, руки Чонгука не опустились ниже тазобедренных костей Сокджина, и он довольно быстро уснул. Но, к сожалению, присутствие младшего не успокоило старшего сегодня, как раз таки наоборот. А бедняга Сокджин застрял между стеной и Чонгуком, раскрасневшийся в темноте ярко-красным, с широко открытыми глазами и покусанными губами. Он явно не сможет уснуть, и ему не нравилось, понимать, что в следующие несколько часов он будет мучатся от бессонницы и жара в паху. На следующее утро Сокджин проснулся один в своей постели. У него было две секунды блаженного покоя, прежде чем он вспомнил, что произошло прошлой ночью. Ким застонал, сел и провел рукой по лицу, прежде чем понял, что за ним наблюдают. Его глаза встретились с глазами Юнги, и он чуть не утонул от напряженного взгляда, который бросал на него друг и сосед по комнате. — Что ты сказал ему, хён? — Что? — Вопрос Юнги сбил Джина с толку, и он совершенно не понимал, что происходит. — Я проснулся сегодня утром и обнаружил, что вы с Чонгуком спите вместе. А затем, когда я вышел из душа, Чонгук извинился перед Чимином и попросил прощения за тот случай. Так что ты ему сказал? Сокджин на мгновение был совершенно ошеломлен. — Я-я ничего ему не говорил, — сказал он тихо, прокручивая это в своей голове. — Он пришёл и просто спал здесь со мной, я ничего не говорил. Выражение лица Юнги говорило, что он не верит Сокджину, но рэпер прекратил расспрос и просто встал и ушел, бормоча что-то про упрямого хёна. Теперь, думая о многом, Сокджин вылез из постели и направился на кухню, чтобы приготовить завтрак. Придя, он обнаружил, что младшие сидят возле бара, взволнованно хихикая. — Доброе утро, мальчики. — сонно сказал он, даже не поворачиваясь, чтобы взглянуть на них, когда начал готовить завтрак, не замечая приглушенной тишины, охватившей всех троих, пока он не отвернулся от холодильника и не поймал их, глядящих на него широко раскрытыми глазами. — Что случилось? — спросил он с замешательством в сонном голосе. — Ничего, хён, — ответил Чимин. — Абсолютно ничего. — Чонгук толкнул его локтем, а Тэхён просто застенчиво улыбнулся Сокджину. Определенно что-то происходило, но старший просто не стал в этом разбираться сейчас. Он взял ингредиенты, которые он собрал из холодильника, и вернулся к плите, тихо готовя, его мозг гудел вокруг и пытался выяснить, что происходит с тремя младшими, и особенно с макнэ. ~ Остаток дня прошел без происшествий, все участники хорошо общались, даже несмотря на небольшую неловкость между Джином и Чонгуком. Танцы были адом, и Сокджин уже устал. Он не выспался, из-за чего его голова начала болеть, сбивая не только его внимание, но и равновесие. После того, как он упал в третий раз, тренировка была отменена, и Сокджину приказали пойти домой и отдохнуть. Юнги и Намджун сказали, что они останутся в студии, чтобы доработать последнюю песню, поэтому попросили не мешать им, так как они будут очень заняты. Юнги также сообщил, что они не вернутся домой этой ночью, бросил на хёна очень остроумный взгляд и велел ему пойти домой, чтобы решить его проблему. Какая-то часть его мозга уловила, что в этом было больше смысла, чем он думал вначале, но он отбросил эту мысль и поехал домой отдохнуть. Он свернулся в своей постели и уснул, как только его голова коснулась подушки, сильная усталость легко победила бессонницу. Сокджин проснулся от звука открывающейся двери. — Хён? — Голос был мягким, когда младший осторожно забрался на кровать, не двигаясь слишком сильно, чтобы разбудить Сокджина, если тот спит. Сокджин на мгновение задумался, прежде чем глубоко вздохнул и повернулся, чтобы посмотреть на Чонгука. — Да? Тебе что-нибудь нужно, Куки? — Он спросил. Джин заметил, как глаза макнэ немного потемнели, но решил проигнорировать это. — Нет, просто… Могу я поспать с тобой? — Последовала пауза, Сокджин просто смотрел на Чонгука, пока его нос не сморщился, и он не улыбнулся. — Конечно, — сказал он ласково, внутренне желая сбежать и спрятаться, потому что он был совершенно уверен, что Чонгук что-то чувствует к нему, а Сокджин боялся, потому что был также уверен, что чувствовал то же самое к младшему. Сокджин ожидал, что Чонгук будет немного более замкнутым по сравнению с прошлой ночью, но все было наоборот. Золотой макнэ подсунулся к Сокджину невероятно близко, извиваясь, пока обеими ногами не обвился вокруг одного из бедер Сокджина, руками обнимая старшего за талию, и положив голову на грудь хёна. Сокджин немного нервничал внутри себя, но по большей части он наслаждался теплом тела, прижимающегося к нему. — Который сейчас час? — Он тихо пробормотал. — Сейчас уже одиннадцать. — Когда Чонгук заговорил, его губы были так близко к нежной коже Сокджина, что они соприкасались. — Я проспал пять с половиной часов? — Он знал, что не будет спать еще долго. Черт возьми. — Да, Чимин, Тэ и Хосок-хён спят. Намджун-хен и Юнги-хен ночуют в студии, — что-то было в том, как он это сказал. А потом Сокджин понял намёк. Они были одни. Его пульс сразу участился, и он прикусил нижнюю губу. Сокджин задумался, действительно ли Чонгук хочет того, о чём подумал Джин. Теплые руки, пробирающиеся под подол его рубашки, были решением этого вопроса. Чонгук определенно этого хотел. Потребовались теплые пальцы, касающиеся твёрдых сосков, чтобы Сокджин включился, и сразу же схватился за плечи Чонгука. Его глаза нашли макнэ, и взгляд, который он получил в ответ, переместился прямо на его член. В шоколадных глазах Чонгука плавали вожделение и желание, его губы приоткрылись, а кончик розового языка скользнул по нижней губе. — Хён, — шепот заставил его вздрогнуть. — Я хочу тебя, хён. Пожалуйста… Сокджин видел так много причин, чтобы отказать мальчику и сказать ему, чтобы он возвращался в свою кровать, но его рациональные мысли были закованы наручниками и заперты в шкафу, в то время как его похотливые желания овладели его разумом. Через несколько секунд их рты слились в беспорядочном и довольно неудобном поцелуе. Зубов было слишком много, а всего остального не хватало, но когда Чонгук покусывал нижнюю губу и поддразнивал её, Сокджину было трудно жаловаться. Каким-то образом во время поцелуя Чонгук перекатил их и теперь оказался над Сокджином, целовал его сверху, пытаясь скрыть, как он трётся о бедро своего хёна. Сокджина было не так легко обмануть, он не возражал, его руки нашли опору на бедрах Чонгука, и он помог макнэ сделать именно то, чего тот хотел, потянув его вниз и растирая его тело, чтобы доставить младшему удовольствие. — Чонгукки, мы не можем этого сделать. — Сокджин тихо застонал. — Пожалуйста, Чонгукки, не заставляй хёна делать то, о чем он пожалеет, детка. — Почему ты пожалеешь об этом? — спросил Чонгук, меняя позу и плотно прижимая их тела друг к другу, его задница была прямо напротив возбуждённого члена Сокджина, спрятанного в штанах, заставляя старшего застонать. — Что может быть плохого в том, что нам будет хорошо? Сокджину пришлось признать, что слова Чонгука действительно имели большой смысл в его сознании, когда он прижимался к нему своей идеальной задницей. Так почему бы не сдаться? Если он собирался пожалеть об этом, он лучше бы трахнул этого паршивца, чем пожалел, что никогда этого не делал. Через секунду их рты снова столкнулись, языки перепутались, а руки начали расправляться с одеждой. Руки Чонгука были повсюду, и дела шли и к лучшему, и к худшему одновременно. Старший не мог снять одежду с мальчика, который все шевелился и ерзал. Дошло до того, что Сокджину буквально пришлось оттолкнуть Чонгука и прижать его, чтобы снять одежду. Его рука подтолкнула макнэ к кровати, и он не мог сдержать ухмылку, когда услышал пронзительный стон и почувствовал, как Чонгук отчаянно тёрся о его ногу. — Тебе нравится, когда с тобой обращаются грубо? — спросил он нежным голосом, хотя его хватка усилилась, когда Чонгук быстро кивнул, щеки покрылись пятнами пятидесяти различных оттенков красного. — Тебе нравится, когда я тебя толкаю? Тебе нравится, когда хён грубый? — Да! — Чонгук причитал. — Да, пожалуйста, хен, я так долго этого ждал. Сокджин быстро позаботился об этом, раздев их обоих и схватив смазку, которую (не) хранил в своем ящике, прежде чем снова устроиться на кровати, сосредоточившись на Чонгуке. Мальчик лежал, расставив ноги и согнув колени, показывая свою тугую маленькую дырочку и красивый розовый член, из которого капала смазка на его рельефный живот. Его глаза практически умоляли Сокджина прикоснуться к нему. — Ты такой милый. — Сокджин проворковал, проводя свободной рукой по голому бедру Чонгука, пока младший не стал ныть ему: — Пожалуйста, просто дотронься до меня, хен. Эти слова заставили член старшего подпрыгнуть и затвердеть ещё сильнее, размазывая белый прекум поперек его гладкого живота. Он сделал то, о чем просили, его рука обхватила возбуждённый член младший, когда его язык прошёлся по нижней стороне, прижался к вене и обвёл головку, аккуратно слизывая прекум. Стоны Чонгука были небесными для его ушей и только подбадривали его. Одна рука все еще была занята, в то время как другая открыла смазку и брызнула немного в ладонь. Тонкий палец, игравший на его ободке, заставил его задыхаться, пальцы плотно вцепились в мягкие волосы Сокджина, в то время как старший работал осторожно, вставляя три пальца внутрь младшего, по одному и очень осторожно, чтобы не причинить боль макнэ. Совершенно очевидно, что Чонгук был девственником, и этот факт был до боли очевиден, когда он почти сразу же кончил в горло Сокджину, когда его простата была обнаружена кривоватым пальцем старшего. Однако Сокджин дал мальчику немного отдохнуть, прежде чем продолжить растяжку, вернув Чонгуку возбуждение. Ноги Чонгука обхватили талию Сокджина после того, как старший стал располагаться над макнэ. Их тела были гладкими и влажными вместе. Это было совсем не похоже на то, что Чонгук когда-либо испытывал, лучше, чем его собственные пальцы, лучше, чем пальцы Сокджина, лучше, чем все, что он мог придумать. Он был горячим и густым, и он наполнил его приятным восхитительным ожогом, который вызвал дрожь возбуждения по всему телу. Его ноги плотно обвивали талию Сокджина, когда он был полностью заполнен, его задница идеально прилегала к бедрам другого, каждый дюйм этого великолепного члена был глубоко внутри него. А потом до него дошло, что сейчас, вообще-то, у него член в заднице. Как будто в буквальном смысле член другого человека вонзился в него на девятнадцать сантиметров в глубину, и он не мог думать ни о чем, кроме того, ведь это было абсолютно невероятно. Но от этой мысли младшего отвлекли, ведь Сокджин двинулся, его бедра покатились и изменили угол внутри Чонгука, заставив младшего застонать. Старший установил устойчивый темп, трахаясь с Чонгуком, сжимая руками до синяков гладкие бёдра макнэ. Он двигался сильнее, желая увидеть, как обычно пассивные черты лица Чонгука превращаются в выражение экстаза, когда задевает его простату раз за разом. Старший понимал, что больше не сможет выдержать, и чувствовал, что младший тоже на пределе. Бедра двигались неустойчивыми рывками, когда задница Чонгука принимала каждую каплю его спермы. А потом макнэ снова кончил на грудь Сокджина и свою собственную. Оба несколько секунд просто смотрели друг на друга, прежде чем на их лицах вспыхнули две улыбки, и Сокджин растворился в простынях рядом с Чонгуком. — Куки-а, это была ужасно плохая идея, — произнёс Сокджин, получив в ответ «хм». Они пролежали в тишине пять минут, прежде чем на телефоне Сокджина появилось уведомление. Он хотел проигнорировать, но увидел, что сообщение было от Юнги. Старший открыл его, и его глаза скользнули по содержимому, прежде чем он уткнулся лицом в шею Чонгука и застонал так громко, как только мог, не напрягая горло. — Что случилось, хён? — Чонгук поинтересовался, взяв телефон. Он прочитал сообщение, и его щеки стали ярко-красными.

Тэ сказал, что вы, ребята, наконец успокоились, так что я предполагаю, что вы закончили. Мы с Намджуном чертовски устали и возвращаемся домой, Чонгуку лучше быть в своей комнате, а когда мы вернемся, вам обоим лучше быть полностью одетыми. -Юнги

Чонгук идеально сымитировал Сокджина, застонав, но со смехом в голосе. — Мне действительно нужно уйти, Хён? — спросил он, одарив старшего щенячьей улыбкой, на что Джин вздохнул. — Нет, но я думаю, что мы должны привести себя в порядок и одеться, прежде чем они вернутся домой, зная, что Юнги и Намджун сфотографируют нас и используют это как компромат, — сказал он, нежно поцеловав Чонгука в макушку. — Кроме того, завтра мы должны поговорить с остальными по поводу новых соседей по комнате. Думаю, что нам с тобой стоит жить вместе. Сокджину не нужно было видеть лицо Чонгука, чтобы знать, что макнэ согласился.
Примечания:
Приветик всем, солнышки)
Перевод ещё одной работы по Джингукам готов, но исправлю ошибки немного позже.
Также у меня есть хорошая новость, ведь я дописывая продолжения к своим фанфикам, которые сейчас находятся в процессе.
Не переживайте, пока я пропадать не собираюсь, ведь у меня, наконец-то, есть свободное время и вдохновение, а ещё куча идей.
Переводить ещё фф по Джингукам?
Кстати, думаю перевести полиаморный фф про отношения Джина/Тэ/Гука/Чимина. Как на это смотрите?
Люблю вас!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты