Зигзаг судьбы

Фемслэш
PG-13
Закончен
8
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Две девушки встретились и случилось то, что случилось
Посвящение:
Ей
Примечания автора:
Было весело, хотелось чего-то юморного и легкого
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
      В тот день объявилась осень: длинная, тяжёлая, некрасивая. Я вступила в нее резко, размашисто, каждым гребанным новым кедом. То есть не один мокрый, второй новый, нет! Оба кеда в грязь. По щиколотку. А ещё и мокрота в капюшоне заунывно чвякала. Капли промозглой сырости скатывались за воротник и щипали кожу. Бугорки мурашек смело бросались в атаку. Но атаковали скорее меня и мою теплопроводимость. В схватке с осенним дождем проиграла не только я. Наушник предательски хрюкнул и замолк, видимо захлебнулся водопадом с моих рыжекрашеных. Голос Sia звучал теперь только в левом ухе. "Мое любимое ухо": уныло подумала я. Чвяк, чвяк, чвяк - торопилась я домой, распевая кедами осенний гимн. Похоронное чавкание новых недолгожительных Красных.       - Эх вы, - соленая капля скорби рухнула на асфальт. А за ней побежали и слезы. Так жалко себя стало. Или кеды? Или оба два. Да какая в сущности разница, плачу то я, а не они. - Нельзя думать, что хуже уже быть не может, - не успела додумать я, как проезжающий мимо автобус поздравил меня с международным днём Неудачницы. Sia продолжала петь в левое, я орать во все лёгкие. Орала я громко. Забористо. От души. По правде говоря, я даже не знала, что так много знаю! Последнее "блять" сорвалось с моих потрескавшихся губ особо эмоционально, заставив проходящую мимо девушку обернуться. Я улыбнулась широко и доброжелательно. Не выдержав ширины моей доброты нижняя губа треснула и плюнула алым. "Блять": сэмоционировала я снова. Девушка остановилась. Ее монотонно сиреневый зонт угрожающе навис над моей головой. Я угрожающе зыркнула на его хозяйку.       - Неудачный день?       Белый бумажный платочек лег мне в ладонь и девушка указала на губу. - Ты мироточишь, - ухмыльнулась она в перчатку. Я прижала бумагу к губе и скривилась. Было больно и липко. Хотелось ухмыльнуться в ответ, но тогда я рисковала снова откупорить кровавый фонтан. А посему я прибегла к проверенному способу: губки куриной попкой и невнятное "спасибо" сквозь порозовевшую бумажку.       - В какую тебе сторону? Подбородком я указала куда-то на север.       - И мне, - удовлетворённо кивнула девушка и взяв меня за руку! пошла вперед. И я пошла за ней. Хотя мне нужно было налево. Или сделав шаг прямо в такт ее шагам я и пошла налево?       - Софи меня убьет, - подумалось мне, но не очень печально.       Руку мою девушка так и не отпускала, уверенно ведя за собой. Сиреневый купол спасал от дождя и уныния. И даже кеды чвякали как-то задорно, словно смеялись надо мной и моей бессловесной покорностью. Я решила присмотреться к деталям и уставилась девушке в район шеи. "Ага!": Резонно подумала я: "у нее есть шея! А значит она не маньяк". Красивая, кстати, шея, длинная и одновременно сильная. Волосы. Так. Об их цвете и густоте я могла бы фантазировать долго, но предательски торчащая из под красной шапки темная прядка намекала на то, что и все волосы такого же темно-каштанового оттенка. Оставалось фантазировать о длине и толщине, фу ты, длине и густоте! Пальто в крупную клетку, обтягивающие джинсы и потёртые тимберленды.       - Подделка или оригинал? - дерзко оборвала я молчание. Девушка снова ухмыльнулась в меня.       - Мама русская, папа поляк. Решай сама.       - Я про ботинки, - хихикнула я, вновь откупорив губу. - Блять. Второсвежая салфетка легла на место разрыва, плотно запечатывая вязкую каплю.       - А вот они стопроцентные американцы, - гордо ответила Тимбоносица. Я смерила ее взглядом "подозревака" и тихо шепнула: "Буржуй".       - Нам налево, - сказала она и повернула налево! Со мной. Удерживая меня за руку все так же.       И все-таки я пошла налево отметила я и пошла налево. Минут через семь мы упёрлись в подъездную дверь, под магическим натиском ключа пищалки домофон услужливо пискнул и впустил нас в слабо освещённый лестничный коридор. Сиреневый сложился в три погибели и заплакал остатками дождя на бетонный пол. Мы зашли в лифт. Руку мою она отпустила, когда складывала зонтик, но это не мешало мне идти следом, как на привязи. "Девятый" загорелось на табло с отметками этажности и мы скрипнули тросами вверх.       - Заходи, - открыла она дверь в темноту квартиры и я вошла. На меня пахнуло теплом батарей и чем-то еле уловимым и женственным. Может духи или освежитель какой-то цветочный? Не знаю, но ассоциативно выдалось именно "женственный".       - Проходи на кухню, сейчас тебя лечить будем.       Я со скрипом скинула бывшеновые красные и мокро прошлепала на свет, куда секундой ранее ушла девушка. Она указала мне на стул и я в него покорно села. Мне наконец-то предоставилась возможность дорассматривать мою попутчицу, пальто и шапка скрывавшие четкость образа теперь висели в коридоре и сохли. Я же жадно пожирала нехватающие детали внешности. Волосы: густые, темные, ниже лопаток. Спина красивая, плечи немного сутулятся, руки вызвали слюноотделение. Руки вообще моя слабость, а женские руки - афродизиак. Она повернулась, держа в руках пластиковую коробку-аптечку. Обработке, хоть и щипуче-интимной я не сопротивлялась, лишь изредка кривила нос, давая понять, что мне чуть-чуть больно. Пока она возилась с губой, все это время держала мой подбородок другой рукой. И этот факт несказанно меня радовал, не поддерживай она мне челюсть, та бы упала.       - Йопт! - озарила я полость чужой кухни вырвавшимся из меня "йоптом". Я резко дернула колени вверх, скручивая тело калачиком, ещё бы несколько миллиметров и один, а возможно и оба моих скрипучих сустава вошли бы девушке в челюсть. Но та оказалась шустра на реакцию и вовремя откинулась в сторону.       - Чё орешь? - Глаза буравили меня холодным возмущением.       - Так это, - промямлила я, - что-то меня потрогало. Глубокий вдох и тихое "кис-кис" навели меня на мысль, что таинственное "трогало" это кошка. Или кот. Из-за угла вышел клубок белой шерсти с невероятно насыщенным цветом глаз. Небесноголубые блюдца зыркнули на меня с недоверием, но ласково протянутая рука хозяйки и ее голос смягчили потрясение от моего хамского "йопта" и клубок прогорцевала к ней уютно устроившись на ручках. Мне стало стыдно. Перед кем я ещё не решила. Кошка и ее хозяйка были мне одинаково симпатично-фиолетовы. Про фиолетовость я подумала из приличия и гордости. Ну нельзя же в конце концов так быстро и без роз-конфет-тортиков откупорить мое внимание и пригубить стаканчик интереса. Я ж вам не какая-то фрекен Шлюх. Но как бы я внутренне не сопротивлялась, интерес уже был. - Все дело в руках, - умозаключила я и нагло на них уставилась. Руки обнимали и поглаживали белоснежку. Та мурчала, следя за мной прищуренно небесным взглядом.       - Полотенце чистое в ванной. Марш в душ и носки сними, я тебе дам новые. Только хипстеры или кретины ходят в кедах в питерскую осень. Ты хипстер?       - Кретин, - честно признала я. Девушка отпустила облачко с рук. - Иди давай, я пока чай горячий сделаю.       - Иду-даю. И я скрылась за дверью ванной комнаты. - Слишком дерзко выйти обернутой полотенцем или стоит все же одеться? Я смотрела на свое отражение ища ответа. Отражение пожало плечами: "она считает тебя кретином, будь кретином до конца. Не порти репутацию". - Кретинкой, - вмешался мой внутренний автокорректор. - Тыжедевочка! - Кретинкой, - согласилась я и вышла. - Привет, - смущённо поздоровалась я, подтягивая свой махровый наряд повыше. Девушка обернулась, оценила, отметила улыбкой мой прикид, подкрепив одобрение поднятым вверх "лайком".       - Я бы свайпнула тебя вправо.       - Чё?       - Чай пей.       Мы сели по разные стороны стола, чай был не просто горячим - кипяток, который кипятили и потом ещё немного подогрели!       - Да блять! - Вновь проявила я воспитание и такт. Но треснувшая, ошпаренная губа в сочетании с искупавшимся в кипятке языком и профессора лингвиста-филолога сделают трамвайным хамлом. Я высунула язык и дышала, как собака. Девушка медленно встала, подошла ко мне. Наклонилась. И...подула на мой язык. Дышать собакой я перестала и как человек перестала тоже. Язык торчал наружу, она стояла рядом. Критически близко. Я не дышу. Она дышит за нас обеих. Вернее дует мне в рот. Мгновение понадобилось мне чтобы покраснеть и скукожиться от нахлынувшей жаркой волны. Язык горит, я горю. Все горит и мы в аду! Или в раю? Снова я не смогла выбрать верное определение. - Я такая нерешительная, - подумала я и решительно притянула ее за шею. Теперь не дышали мы обе. - Сдохну не в одиночестве, - пронеслось в пустеющей голове и я ее поцеловала. Пушистое белое облачко прижалось к моим ногам, но в этот раз я не закричала.       Поцелуй был восхитительно-возбудительным. И это даже при том, что оценить его мне пришлось ртом-калекой. Целовались мы недолго, каких-то пару часов, не больше. Откуда я это знаю? На часы посмотрела за секунду до и сразу после. Нет, серьезно, я не шучу. Электронные часы светили мне прям в лицо своими красными угловатыми циферками. Вот я и успела отметить их в голове "до" и "перед".       Она прервала поцелуй первой, видимо почувствовала, как я неуклюже поерзала под ней. Я не помню в какой момент она села мне на колени, но отчётливо помню, как запустила руки ей под рубашку. Краешком отъехавшей кукухи я успела подумать, что такую дерзость мне не пропустят и вот сейчас я точно получу по щекам ладошкой и буду с треском изгнана из слако-ватного рая, но.. как только я коснулась ее кожи она прогнулась и прижалась ко мне плотнее, шумно выдохнув в меня. Сколько бы ещё длилась эта целовательно-трогательная игра я увы не узнаю.. или не увы. Но у меня затекли нижние конечности. Почувствовав это я попыталась аккуратненько поменять положение пятой точки на стуле, но по-видимому аккуратненько не вышло. Она заметила, что я отвлеклась и довольно резко прервала поцелуй. Мы неловко замерли. Я с полуоткрытым ртом и руками на ее груди, она держа меня за шею обеими. Капельку усилия и я труп. - А может она все таки маньяк? - очень кстати и главное вовремя спросил меня внутренний министр Самосохранения и Безопасности. Это был тот самый момент, когда я кинула взгляд на часы. "Время смерти 23.14": отрапортовал Министр. - Вы уволены! - мысленно уволила я министра.       - Пойдем, - девушка встала и протянула мне руку. Я протянула свою в ответ, но вот уверенности в том, что я могу "пойдем" не было совсем. Кажется она это поняла и протянула вторую руку.       - Когда ты успела расстегнуть рубашку? - Спросила она даже не пытаясь прикрыть обнаженную грудь. Я ехидно улыбнулась. Отодрать себя от стула получилось со второй попытки, вены в ногах заполонили колкие мурашки, я попыталась сделать лицо "аймокей", но вышло что-то более похожее на "ахрпфффомгмазфака".       Она обняла меня не позволяя сесть обратно, спустя несколько секунд иголочки утихомирились и я смогла "пойдем".       Расстёгнутая рубашка не волновала ее ни капли, в отличии от меня. Я волновалась сильно. Ох уж это полуобнаженное женское тело… Пожалуй мне снова не помешал бы душ, что-то как-то жарко, липко и вязко стало. Местами. В комнате было темно, даже нет, не темно - интимно. Свет уличных фонарей, несмотря на девятиэтажное преимущество, проникал сквозь штору в окно и создавал подходящую атмосферу. Она села на кровать и потянула меня за руку. Я восприняла это как приглашение и опустилась рядом. От предвкушения продолжения бабочки в животе оседлали птеродактилей и нещадно терроризировали мой организм. Каким-то немыслимым образом мой махровый прикид ещё был на мне, хотя я была бы не против его случайно где-нибудь обронить. Комната вдруг резко осветилась. Я сначала подумала, что свет машинных фар мог бы так дерзко нарушить наше уединение. Но что это за машина такая должна быть, чтобы осветить окна девятого этажа? НЛО? Летающая развалюха папы Рона Уизли? Машина времени Дока? И тут до меня дошло, вернее осенило. В буквальном смысле. Источником света оказался экран телевизора. Телевизора! Алло! Она включила телевизор! Беда пришла откуда не ждали. Я уставилась на нее. Она уставилась на экран. По звуку заставки я определила, что это сериал "В поле зрения". - Сириосли? - орал мой внутренний гомофоб. Птеродактили резко посыпались вниз, давя под своими тушами бабочек. И все же я отвела взгляд от созерцания ее наглой физиономии, потому что опять же, по звуку и диалогам (викторина для сериального задрота: я угадаю этот сериал и эпизод с двух фраз), я поняла, что это одна из моих любимых, многократно пересмотренных серий, когда Самин впервые поцелует Рут и "как будто бы умрет". Но негодование во мне превышало желание поглазеть на Эми Акер в сотый раз и я, одарив девушку улыбкой Гринча, произнесла четко и на одном дыхании: "В конце серии Шоу поцелует Рут и типа умрет, но она не умрет. Где-то в 5-м сезоне они переспят, но это окажется лишь компьютерной симуляцией для того, чтобы расколоть Шоу". Звук изчез. Угрожающе медленно она повернулась ко мне. Взгляд убийцы прошёлся по всей моей физиономии и это дало мне триумфальное понимание: она смотрит сериал впервые.       - Рут в конце умрет. Ох как сладко мне было наблюдать весь спектр бешенства и негодования на ее лице. А ибо нефиг!       - Сучка, - коротко, но ёмко описала она меня и мою спойлерную душонку. Не знаю, выжила ли бы я после своей пакостной мести, но планам помешала кошка. Она запрыгнула на кровать и улеглась у хозяйки в ногах.       - Как ее зовут? - Попыталась я сгладить ее воинственный настрой.       - Зигзаг, - негодование все ещё сквозило в ответах.       - Страное имя для кошки. Больше пошло бы коту.       - Это кот, - отрезала она и если бы не все ещё распахнутая рубашка, я бы напряглась. Но напрягаться никак не выходило, слишком уж безобидный у нее был вид, даже обиженность и злость казались мне милыми. "Женщины могут хладнокровно убивать, стоит просто расстегнуть рубашку и жертва примет свою участь с дибильной улыбкой и отпечатком счастливого идиотизма на лице": резюмировала я и ощутила тот самый отпечаток на своем.       - Как так кот? Она же выглядит, как кошка и ведёт себя как кошка, - не сдавалась я.       - Я тоже выгляжу, как натуралка и веду себя, как натуралка, но это не значит, что я она и есть. Я уставилась на нее, как на пришельца.       - Ты лесбиянка? - Время охуительных вопросов.       - Из натурального во мне только Тимберленды, - время охуительных ответов. - А ты?       - Из натурального во мне только цвет волос, - ухмыльнулась я.       - А они не крашенные? Кошка-кот посмотрел на меня одновременно с хозяйкой и одинаково насмешливо. Вот наглые морды!       - Я тебе о чем и толкую. Крашенные. И мы обе замолчали. Почему вообще люди склонны к неловким паузам и токсичному молчанию? Меня это дико раздражало.       - Секс то будет? - не знаю откуда во мне взялась эта альтернативная личность - наглая Дерзота, но она явно была кстати. Иначе мне бы пришлось туговато. Краснеть, заикаться, смущаться. Оно мне надо сейчас? Дерзота! И пусть всё "кхе-кхе" конем.       Экран телевизора погас и комната вновь погрузилась в уютный полумрак. Как и в первый раз я пропустила момент, когда она воспользовалась пультом. Оттого мне и стало казаться, что она управляет им через мозговой телепорт. Я не успела додумать сию научно-популярную теорию. Ее рука притянула меня за край полотенца и уже через секунду оно валялось на полу. А я валялась под ней. Зигзак поспешно ретировался, видимо не в его вкусе такие зрелища. Мне кажется, что кошки, видя нас голыми, думают, что мы лысые уродцы.       - Я так понимаю ответ да? - Полуспросила полувыдохнула я.       - Заткнись, - заткнула она мне рот поцелуем и я покорно заткнулась.       Про губу и язык я забыла мгновенно, может её поцелуи были лечебные? Что она восхитительно целуется, я уже была осведомлена, но об остальном ещё только предстояло узнать. И святые печеньки, мне дико этого хотелось!       Ненадолго прервав поцелуй, она приподнялась на руках и пристально на меня посмотрела. Взгляд пылал, мой отвечал тем же. Мне нравились ее напор и уверенность. Она не спрашивала, она действовала. Полминуты понадобилось ей, чтобы полностью обезодеждить обеих. Я попыталась перехватить инициативу и подмять ее под себя, но у нее были явно другие планы. Да и я не так чтобы уж сильно стремилась верховодить. Не прекращая целоваться, мы изучали тела друг друга. Ее кожа была мягкой и очень горячей! Мы совпали. Физически, химически, кармически, всячески! Потому что происходящее здесь и сейчас было самым естественным и самым правильным в нашей жизни. Мы здесь и сейчас. Мы друг в друге.       В общем с уверенностью могу сознаться: секс был. Много отличного, умопомрачительного, мозгосносящего, восхитительного секса. Не было ощущения неловкости и свойственного первому разу с новым человеком "а чё куда как?". Стопроцентное совпадение. Я бы сказала, мы сорвали джекпот. Ну правда, я не из тех, кто хвастается собой и своими способностями. Скорее наоборот, я из тех кто умалчивает о своей посредственности. Но не с ней и не в эту ночь. На этот раз я понятия не имею, сколько это длилось, могу лишь сказать, что вымотались мы знатно. Зигзаг не рискнул вернуться в комнату и думается мне, сидел на кухне, зажав лапками уши. Не то чтобы мы были шумными, как в порно, но мы были активными, как в спорте. По крайней мере взмокли так же. Когда мы немного утихомирились и она улеглась рядом, свернувшись калачиком у меня под боком, я дико захотела спать. Вот прям проваливалась в сон, практически уже ела сладкую вату на радуге с единорогами и розовыми котиками, как вдруг она подскочила и усевшись на меня верхом изрекла:       - Давай нарядим ёлку! - И в такт своему эмоциональному подъему начала раскачиваться на мне, как на лошадке-качалке. Мягко говоря, я охренела.       - Ёлку? - Заторможенно переспросила я.       - Ага! Она наклонилась ко мне и ласково чмокнула в кончик носа.       - Ты правда считаешь нормальным наряжать ёлку в ноябре? Ночью?       - Тебе кажется нормальным лежать голой в кровати девушки даже имени которой ты не знаешь, но с которой ты самозабвенно предавалась разврату ночь напролет после первой встречи? - парировала она, продолжая покачиваться на мне. Это, кстати, заставило меня окончательно протрезветь от сна.       - Если ты говоришь об этой девушке, - я указала на нее, - то мой ответ да, считаю это нормальным.       - Ну вот и ёлка ночью в ноябре тоже нормально.       Она подскочила с меня и устремилась куда-то в коридор. Я изучала потолочные тени и нежно охреневала. Спустя пару минут она ввалилась в комнату с грохотом, включила настенный светильник и абсолютно не стесняясь своей наготы, продемонстрировала мне коробку. И ещё коробку секунду спустя.       - Ёлка, - указала она на первую коробень, что подлиннее. - Игрушки и гирлянды, - я перевела взгляд на коробку поменьше.       Утро пришло незаметно и как-то неожиданно что-ли. Мы вдруг посмотрели друг на друга и поняли, что светло. Почему-то дневной свет принес с собой стеснение и дольку сомнений. Даже Зигзаг осмелился прискакать, может расчитывал на еду? Девушка натянула вчерашнюю, изрядно помятую рубашку, но застёгивать по-прежнему не стала и домашние шорты, прям на голое тело. Я тоже натянула футболку и прикрыла задницу труселями. Что было не очень комфортно, поскольку ещё до того, как отделиться от меня и оказаться на полу, они изрядно пострадали. Чёртовы бабочки на птеродактелях наследили. Но других у меня не было, пришлось довольствоваться теми, что принесла на себе. Странно было бы, носи я с собой запасные трусы на "случай". Хотя после "случая" я возможно пересмотрю свое отношение к данному чудачеству. Носки запасные у меня с собой есть, мало ли ноги промочу. Но я ж не думала, что могу намочить трусы и мне понадобятся запасные. Короче, к черту трусарную философию, ёлку мы действительно нарядили. Пушистый кусок пластика, имитирующий лесную красотку, экологично и по-новогоднему засиял нашими стараниями всеми цветами лампочек. Игрушки висели в полнейшем хаосе и цветовой вакханалии, что ёлку отнюдь не портило, а придавало ей эффект чудачества и веселья. В общем и целом это творение стало результатом нашего совместного безумства от начала встречи до ее завершения. И сказка не была бы сказкой, не будь она суровой реальностью. Я отчаянно понимала, что нужно идти домой. Дома Софи. Она не кормленная со вчерашнего утра. А ещё есть дела и жизнь и работа и куча всяких мелких и нужных нужностей, без которых жизнь не жизнь. Изредка я ловила на себе ее взгляд и понимала: "она - понимает".. осознает реальность и ее требования не хуже меня. Просто, как и я, оттягивает неизбежное на максимально возможно долгий срок. Но где он этот максимал? Вот здесь. Прямо передо мной, настойчиво и пресно тычется мне в ладонь и вытягивает нервы в тугие ленточки. Я уже слышу этот писклявый голос внутри, знающий куда давить и с какой силой. И главным его козырем была и остаётся Софи. Моя маленькая голодная кошечка. Ей не объяснишь, что ты не покормила ее в силу непреодолимого влечения к некоей барышне, знаешь которую менее суток. А Софи со мной уже восемь лет и я просто представить себе не могу, как бы я психовала на ее месте. Тем более, вопреки сложившемуся стереотипу о кошачьих, я знала, что Софи будет нервничать не из-за еды, а из-за отсутствия меня дома столь долго. Может мне и Софи стоит носить с собой, как носки и трусы "на случай"? Мысли внезапно остановили свой движ. Девушка взяла меня за руку и заглянула в глаза.       - Тебя ждут дома? - Ни издёвки, ни дерзости в голосе, лишь понимание и сожаление.       - Да, кошка голодная, - поспешила я оправдаться, чтобы мало ли она не подумала, что дома меня ждёт муж/жена/дети или ещё что похуже.       - Нельзя заставлять кошку ждать, - она улыбнулась, услышав из кухни возмущенные "мявы" Зигзага. Этот пушистый котяра явно понимал намного больше, чем показывал нам двуногим. Я прошлепала в коридор, на ходу натягивая джинсы. Кеды высохли и забавно скукожились. Левый стал походить на дедушку, правый на бабушку. Почему? Мне так захотелось. В эту минуту, натягивая бабушку с дедушкой на ноги, я была твердо убеждена в гетеросексуальности моих кед. Одной странностью меньше, одной больше, какая уже разница. Девушка наблюдала за процессом моего одевания с не меньшим интересом, чем за обратным действом, только тогда ее взгляд обжигал и требовал, а сейчас остужающе оценивал. Мне было не по себе. И я, если честно, готова уже была вернуться в свое обычное состояние: краснеть, заикаться, мямлить, как вдруг Дерзота вновь показа зубки. Я была ей рада.       - Может на свидание сходим? Кино, театр, кафе? Что угодно в рамках бюджета, - наглаватая ухмылка сопровождала мои слова. Я не надеялась на продолжение, просто пыталась "держать лицо" до финала.       -Театр, кафе и гулять под зонтом, - неожиданно согласилась она. - И покорми заранее кошку, скорее всего ты задержишься. Снова.       Ее ухмылка поставила моей шах и мат в два приема!       Она подошла вплотную. Прижалась (одних запасных трусов недостаточно, нужно больше трусов!) и...вытащила из моего кармана телефон. Я человек не гордый, блокировку на экран не ставлю, меня не кому контролировать, вот и она лёгким движением пальца привела экран в режим готовности и набрав номер нажала на зелёную трубку. Где-то в глубине квартиры раздался звук вибрации.       - Записать не забудь, потеряешь, - телефон перекочевал обратно в карман. В тысячный раз я сглотнула слюну при виде нее в расстегнутой рубашке, но образ Софи пересилил желание скинуть одежду и вернуться.. к ёлке. Я открыла дверь и уже на пороге обернувшись спросила:       - Зовут то тебя как?       - Узнаешь, если свидание мне понравится. И я направилась к лифтам.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты