Перезагрузка

Слэш
NC-17
В процессе
115
автор
Pkiripor гамма
Размер:
110 страниц, 11 частей
Описание:
Другая цепь истории, если бы Наника не могла исцелить Гона и пришлось бы отмотать время. К счастью, существу из Темного Континента это удается.
Посвящение:
Всем
Примечания автора:
Нет, если мне зайдет конечно, то может я и продолжу
основной шип Хисогон сорре за это, хотелось бы больше другим у себя шипов видеть))

Отдельное большое спасибо бете♥️


P.S. большое приогромнейшое спасибааа за 100👉👈♥️🤧
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
115 Нравится 60 Отзывы 27 В сборник Скачать

8 часть

Настройки текста
Гон все-таки подходит, глядя на того с немым вопросом. Рука, спрятанная под кофту, полностью скрывает себя ото глаз. По этой самой прикрытой руке пробегается чужой взгляд, темный, совсем не такой, как у Хисоки и Гона. Он оценивает состояние мальчика, внимательно наблюдая за движениями. Казалось, что сломанная конечность не причиняет ему особо сильную боль, но это лишь так выглядело. Иллуми знает, что если очень сильно и правильно надавить не только на руку, то Фрикс немедленно исчезнет из его жизни, так и не появившись в жизни Киллуа. Отличный план — запугать Гона, лишить удовольствия фокусника, ну и наконец зажить спокойной и мирной жизнью с братом. Но Хисока этого не оценит, наоборот, станет мешать ему. Поэтому Золдик лишь молча наблюдает, притворившись, будто и не слышит их, и смотрит в другую сторону, все ещё продолжая следить боковым зрением. На него не обратили даже внимания. — Гон, не хочешь ли ты со мной проехаться до того самого? — кивая в сторону Иллуми, как бы намекая на брата сидящего рядом мужчины, спрашивает Хисока. Долго бы приходилось думать, если бы Фрикс не учел такой сценарий. Да, он думал об этом, но не знал, что такое произойдет. Ему показалось смешным, что Моро станет приглашать куда-то, особенно спрашивать его. — Прости, но я для себя уже решил, — отвечает, смущённо смотря в сторону Гон, — я пойду иной дорогой. — И какой же? — с лисьим прищуром спрашивает фокусник. Этот вопрос поставил его в тупик, ведь изначальная цель пройти экзамен и найти отца. Но что делать дальше, прямо сейчас вернуться домой? Нет, так нельзя, ему нужно отдать долг Хисоке. Точно, долг, — внезапно вспоминает мальчик, — как же мне быть. Черт, если бы он не забыл про это, то обдумал все заранее. Сейчас важный момент. Либо он согласится и наберётся опыта у Хисоки, а также познакомиться с новым другом, либо же мальчик отправится на родину повстречать тётушку Мито и обрадовать ее. Второй вариант был милым и более предпочтительным, если бы не одно но! Я смогу стать сильнее, — мысль, что первая попала его голову, — а потом отыскать отца! — воспользоваться Моро плохая и опасная идея, но, тем не менее, она так притягивает к себе, как он сам, — и одолеть Хисоку. Глаза загорелись ярким пламенем, Гон воодушевился этой мыслью, не замечая, как зовут его. — Гон, — щёлкнул пальцами перед носом, слегка вытянувшись вперёд со скамейки. Фокусник не улыбался, а лишь внимательно, будто запоминая этот образ задумчивого Фрикса, смотрел на него. — А, — проговорил коротко; удивляясь происходящему, мальчик отступает назад. — Ты не ответил на вопрос, — присаживаясь обратно, сложив как прежде ноги, напоминает об вопросе Хисока. От волнения во рту скопилась слюна, которую нервно сглотнули. — Ну, — слегка засмеялся, ища на этот вопрос ответ, — я ещё не особо задумывался. — Значит у тебя нет планов, — утвердительно говорит мужчина, кидая мелкий взгляд на Иллуми, интересуясь его реакцией. Тот сидит и смотрит вообще в другую сторону. — Да, — тихо отвечает Гон. — Тогда ты не против, если я заберу тебя с собой? — слишком довольная улыбка по его лицу расползается мгновенно. Внутри сдавливает все комком чувства восторга от одной этой идеи. — Против, — говорит Фрикс, слыша громкий смешок. Он подумал, что это мог оказаться тот парень с длинными волосами, но нет, это Хисока. Его смех тоже разный, как и он сам. В этот раз более настоящий. — И почему же? — вытирая невидимую слезу, спрашивает опять Моро. М-да, наверно, они никогда не смогут нормально поговорить. Для себя мужчина уже это давно понял, а вот Гон, что он скажет? — Если я пойду с тобой, то не факт, что рядом смогу стать сильнее, — он соврал специально. — А я тебя обучу, — предложил свою помощь, уже зная, что сможет вытворить с этим мальчиком. Золдик обернулся, чтобы посмотреть на это. Сейчас перед ним картина, написанная маслом. Гон стоит шокированный с раскрытым ртом, а Хисока сидит и хищно улыбается. — Ну, как? Согласен? — спрашивает и встает. Он обходит его и останавливается сзади, снимая куртку с тела. — Чего, — оборачивается, громко шикнув на руку, — что ты делаешь? Его разворачивают, полностью раздевая и оставляя в майке и шортах. Ветер в самый раз подул, обдувая полураздетого мальчика. Теперь, весь красный Фрикс прыгает и пытается отобрать свою вещь. Он кричит, чтобы мужчина отдал ее, но тот и не слушает, начиная рыскать кое-что в одежде. Быстро обшарив, Хисока показывает свой номерок. — Кажется, тебе нужно вернуть мне это, — показывая плашку, говорит, широко улыбаясь. Медовые глаза смотрят только на этот номер, отражая его. В руках лежит он, аккуратно и плавно перемещаясь из руки в руку, все сильнее мельтеша перед глазами. За ним следит мальчик, боясь потерять из виду. Ни в коем случае и никаким боком Гон не должен потерять это напоминание. От своего поражения темноволосый сжимает кулак, напрягая не только его, но и все тело, готовое ударить Хисоку. Фрикс опустил свой взор, поджимая губы и жмурится. Его всего трясет. На это сверху вниз наблюдает фокусник, продолжая играться с плашкой. Мужчина просто ожидает ответа, конечно, он ждет только положительный. Мальчишка считает про себя цифры, пытаясь отойти от нахлынувшей беспомощности. Как только цифра доходит до десяти, он расслабляется и дает свой ответ: — Если ты пообещаешь, то, — заикнувшись слегка, говорит Гон, — я согласен. — Боже, не думал, что ты такой выгодный, — вскакивает с места и лепечет о своем мужчина. Моро все-таки вернул одежду Фриксу, что стал немедленно ее надевать. С поломанной рукой это совсем не удобно, но надеть это возможно. Пусть с некими трудностями, но мальчишка оделся, и теперь чувствует жжение в руке. Хисока не стал отдавать так же плашку, следя за Гоном, особенно за его движениями. Те были механическими, руки и плечи дрожали, хотелось даже помочь, но он не стал. Увидев, что тот уже оделся, Моро снова присел к Иллуми. Его лисий взгляд уловил сзади Фрикса приближающиеся фигуры, медленно направляющиеся прямо к ним. — Гон, кажется, твои друзья подходят, — говорит и указывает на уже позади стоящих друзей. Они пришли сюда, потому что мальчик долго не возвращался, ну, а еще Леорио заметил кое-что неладное, потому и позвал Курапику пойти проверить. Фрикс оборачивается и натыкается носом чуть ли не в грудь Паладинайта. — Ой, — только и успевает, прежде чем отойти назад и упасть. Но падать ему не позволили чужие руки, вовремя подхватившие за подмышки. Он обернулся, чтобы увидеть, кто поймал его, и видит довольное лицо с растянутой улыбкой. — Хисока! — удивленно раскрыл рот Гон, забывая о друзьях, так и оставаясь повисшим на руках мужчины куклой. Время для него застыло, позволяя сильнее вглядываться в желтые глаза напротив. В них он увидел маленький лучик, делающий их еще красивее. — К-хм, — обращают на себя внимание друзья Гона. Фокусник без интереса в глазах окидывает их взглядом, немного нахмурив брови, и убрал улыбку. Все веселье испортят, стоит только им захотеть. Все также неохотно, он все-таки отпускает и ставит Фрикса на ноги, окидывая взглядом и Золдика. А он все также с пофигизмом в лице сидел неподвижно. — Гон, пошли давай, — желая как можно скорее убраться с этого места, из-за очень неприятных личностей, говорит Леорио и берет за руку друга. Парень начинает уводить подальше, как тут он слышит от темноволосого неожиданное: — Прости меня, Леорио, — грустно улыбаясь, мальчик вырывает свою руку с чужой ладони, — я уже пообещал, что пойду с Хисокой, — отвечает на недоумевающий взгляд брюнета. От шока у Леорио даже очки съехали. Будь рядом Курапика, который плетется сзади, а точнее, остался на разговор с Моро, то задал бы поучительную нотацию. — Эй, Курапика, подойди-ка сюда, — разворачивается и видит не самую приятную вещь. Хисока разговаривал спокойно, почти близко к блондину, и коварно улыбался. На его слова Курута вздрагивал и возражал. — Да вы что, — сжал челюсть слишком сильно, что даже Гону было слышен его скрип зубов, — сговорились нахуй?! — закричав от злости к этому фокуснику, парень пнул рядом лежащий камень. Маленький камушек отлетел так далеко, что ненароком было задел спокойно сидящего Иллуми. Золдик был готов убить такого сквернослова, как Леорио, сжимая в своей руке иглы, но решил не давать своему гневу свободы, и просто увернулся. — Леорио, — обеспокоено окликнул Фрикса парня. — Курапика, заканчивай этот цирк и пошли давай! — сердится из-за того, что этот клоун заманивает в свои сети его друзей. Паладинайт беспокоится за них, поэтому такой и злой, не зная что и делать со своим беспокойством. — Успокойся, иду я, иду. Блондин уходит от фокусника, опасливо оглядываясь. Тот остается на месте, прикрывая лицо и скрывает озаряющую его улыбку. Карта его скрыта, из-за чего не видно ее масти. Кошачьи глаза Курапики прищурились, уводя в сторону взгляд. Курута подходит к ним, извиняясь, и начинает слушать, что толкует ему Леорио. Будущий врач рассказывает о плане Гона, всячески матерясь, и ругает одновременно глупца. К его воспитательному процессу присоединяется и блондин. Теперь оба парня говорят Фриксу о том, что это опасно. Они стоят в нескольких метрах от Хисоки и Иллуми, но даже глухой мог расслышать их обеспокоенные голоса. — Нельзя просто так взять и довериться ему, Гон. — Я знаю, но он пообещал, — отвечает под недовольные голоса своих друзей. Фрикс мнется с ноги на ногу, грустно вздыхая. — Ох, Гон, — устало вздыхает, уже подумывая, что это бесполезно. Курапика прикрыл лицо рукой, остужая свой пыл. Тут в темной головушке появилась идея, что сразу зажгла искру Гона. Он попросил прощения у друзей и ушел назад, прямо к Хисоке. Тот заинтересованно посмотрел на подбегающего мальчика и убрал карту. Темноволосый улыбнулся и попросил, чтобы Моро пригнулся. Он сказал ему кое-что на ушко, и фокусник протянул руку с мизинцем. Маленьким пальцем, тоже мизинцем, Гон взял его. Теперь их руки скрещены. И мальчик начал читать клятву на мизинцах. — Хисока, — уверенно, не сомневаясь в своих словах, проговаривает, — поклянешься ли ты, что не причинишь мне вред, а также научишь всему? — Ха, интересно, — садится перед Фриксом, захваченный этим взором, Моро отвечает: — да, клянусь, — ничего не прося взамен, соглашается с предложением Гона. — Тогда, — вдыхая воздух поглубже в легких, мальчик начинает, — на мизинцах я клянусь, — говорит, при этом тряся руку фокусника в ритм слов, — а кто нарушит обещание, — с улыбкой и радостью на глазах, весело проговаривает дальше, — тому тысячу иголок в угощение! И резко замолчал, будто задумался над чем-то. Мужчина лишь ждет, все еще удивляясь такой детской забаве. Только тот подумал что уже все, Гон неожиданно сказал: — Скрепляем поцелуем! — и потянул большой палец к пальцу Хисоки. Из его слов Моро сначала ничего не понял, понял только про поцелуй, ожидая, что Фрикс и правда его поцелует. Но, к счастью, а может и к несчастью, это оказался лишь финал данной клятвы. Мальчик серьезно прижал пальцы друг к другу, слегка смущенно проговаривая и растягивая слово: «чмок». И тут Хисока выпал из реальности. Все мысли и само мышление исчезло, испарилось для него, и остался лишь один Гон. Мужчина смотрит своими желтыми глазами на этот детский «поцелуй» и думает: а что собственно сейчас произошло? Ведь он совсем не этого ожидал. На лице румянец не появлялся, несмотря на его ступор и смущение действиями мальчика. Было лишь удивление и недопонимание. Крутится столько вопросов, а также подколов, что фокусник даже стесняется произнести. Впервые с ним такое. — Вот, теперь точно ты поклялся, — посмеялся с мимики Моро и смущенно подтвердил Гон, что теперь фокусник так просто не откажется от своих слов. Постояв еще пару секунд с вытянутой рукой и подрагивая пальцем, Хисока немного сорвался и прижался к Фриксу, сильно обнимая. — Гончик, — ласково отзывается о перепуганном мальчике, что сдавливают в своих тисках, — можем и правда поцеловаться, чтобы эта клятва стала еще крепче, — шутит по своему мужчина. Фокусник сближается лицами с Фриксом, в последний момент ставя между ними карту. — Ну как? — коварно улыбаясь, ждет ответ мальчика. Теперь пришла очередь Гона быть в ступоре. Невидимый груз свалился с небес и Хисока навалился на него и теперь мешает свободно двинуться телом. Хотя даже если бы Фрикс хотел двинуться, то все равно столкнулся бы с картой около лица. Он рад, что мужчина прикрыл их лица друг от друга, но ситуация не становится спокойнее. — Н-не, — пытаясь отвернутся, дабы не дышать друг другу в лицо, мальчик отказывается от предложения. Тут на помощь уже подбегают друзья Фрикса. Подоспели они в последнюю минуту, прервав это все. До этого разгневанный Леорио чуть было не кинулся на Хисоку со своим чемоданом, его последние капли самообладания, а также потребность защитить Фрикса от этого чудака — сыграли с ним злую шутку. В момент порыва своей ярости он был опрокинут и задержан Курапикой, в самую нужную секунду парень остановил летящего на фокусника Паладинайта и уберёг от неминуемой гибели. К горлу будущего врача была поставлена карта, не дрогнула даже после падения чужого тела. Все было рассчитано точно и ясно. Если бы он все-таки налетел и Курапика не смог бы его остановить, то в мгновения ока его горло пронзило острое лезвие. Шокированный парень лежит на земле, понимая, что только что произошло. И за его спиной, вооружившись, стоит готовый напасть Курапика, если будет нужно. Тяжёлое дыхание Курута слышится для всех одинаково. Сердце парня колышется и мечется, готовое выпрыгнуть из груди. Взгляд мутный, как при битве, его сложно сфокусировать сейчас на противнике. — Гон, — обеспокоенно, но уверенно в то же время зовёт его Курапика к себе, — отпусти его, Хисока, — просит фокусника блондин. Карта была убрана, испаряясь в ладони мужчины. Одной рукой он придерживает мальчика, а второй водит беззаботно по его волосам. — Ну-ну, чего это вы так завелись, — как будто ничего и не произошло, смеётся с реакции парней. В руках Моро Гон чувствует себя немного беспомощным, ещё и это чувство из-за своего состояния. Но будь его воля, как тогда в палате, то он бы вырвался. Интересно, почему только сейчас Фрикс не может этого сделать? Не может ли в его голове засесть стыд и не дать спокойно уйти, показав себе, что он этого не хочет. — Отпусти его сейчас, — говорит Курута, сжимая в своих запястьях оружие. То слегка трещит, отдаваясь не самым приятным звуком в ушах. — Хорошо, — быстро сдавшись, отвечает Хисока. Он отпускает мальчика и слегка подталкивает к своему другу. Именно сейчас не хотелось бы ему портить отношения с Курапикой. — Ой, — совсем неловко выбегает вперёд и размахивает рукой, останавливаясь перед блондином. Его остановили, дабы тот не упал носом и не вспахал землю. — Спасибо, Курапика, — поблагодарил мальчик за то, что не дали ему упасть. Его одарили такой же теплой улыбкой, а потом мгновение и парень меняется в лице, как только Курута переводит взгляд на Моро. В глазах пляшут красные огни, которые может разглядеть сейчас Хисока. — Не смотри на меня так. Я всего лишь защищался, ведь вы первые на меня накинулись, — тыкая этим фактом, Хисока ставит шах и мат ему, чтобы тот наконец отстал. Блондин убирает деревянное оружие, и тяжёлый выдох вырывается с груди. — Нельзя так, Хисока! — топнул ножкой, проговорил грозно Гон. — Что? — наклонив голову, переспрашивает еще раз. — Если бы ты себя так не повел, то они бы не беспокоились обо мне! — поругивает по-своему, пытаясь встать на защиту своих друзей и не настроить против себя фокусника. Хисока смотрит на него, а Гон смотрит в ответ упрямо, как он умеет только для Моро. Переглядывания заняли бы их так надолго, ведь чего только не найти в этих прекрасных медовых глазах. За столь короткое время этот мальчик успел раскрыть такое, чего нельзя найти в обычных людях. Ему приятно, мужчине, что ищет именно таких соперников, знать, что остались люди, способные покорить его. От этого хочется сильнее сломить и растоптать, вбить в голову вздымающуюся пыль и грязь, чтобы их поражение осталось на века в памяти. Прежде чем они его уничтожат. Если, конечно, фокусник не захочет их раньше убить. — Не волнуйся, Гончик, — опять это смешливое коверканье его имени, — я такого не сделаю больше. — А это ты точно пообещаешь? — Не сильно, — отвечает, слегка отворачиваясь и стараясь не смотреть ему в глаза. Глупая улыбка сама стала растягиваться по лицу, не сдерживая за собой хихиканье. — Почему? — снова вопрос, который раз этот ребенок его уже задает и не прекращает на этом. Хисока не нанимался быть его личным учителем, хотя идея неплохая, раз от нее стало так дурно в его голове. — Потому, — не желая объяснять дальше, мужчина отворачивается к Иллуми, усердно стараясь не засмеяться и не показать себя с глупой стороны. А Золдик так и продолжал сидеть и наблюдать за всем этим. Уже поднадоело, но смотреть на это все же нескучно. Видеть другие эмоции, что показывает ему фокусник, куда познавательнее, чем скучные посиделки и миссии его семьи. Кстати о его семье. За все время ожидания ему успела несколько раз набрать мать, а также и Киллуа, что очень необычно. Младшему всегда писал Иллуми, поскольку его брат немного стеснительный по отношению к нему. Черноволосый все никак не понимал, почему Киллуа больше общается с Аллукой, когда есть старший, не притворяющийся девчонкой, брат. — Алло? — впервые заговорив здесь, поднимает трубку Иллуми. Где-то в динамике послышался чужой голос. — Алло, Иллуми? — спрашивает юношеский голос, что немного обрывается из-за помехи связи здесь. — Киллуа? — удивленно спрашивает Золдик. Он ожидал, что трубку поднимет Гото или его мама. После этого имени прекратился глупый спор фокусника и Гона, что удивленно стали рассматривать молчаливого до этого момента мужчину. Если первый знал, кто поднял трубку, то мальчик мог только догадываться. Это не очень хорошо подслушивать — как говорила его тетушка Мито, но детский интерес, особенно с таким четким слухом, услышавший голос ровесника, переиграл Фрикса и взял вверх над ним. Видя реакцию Гона, Хисока решает подсказать кто это, поэтому на ухо темноволосого было сказано: — Тот самый, с кем я хотел тебя познакомить, — опускается до уровня Фрикса и проговаривает тихо, будто это тайна, а после повторяет имя брата Иллуми, — Киллуа. — Киллуа… — как завороженный повторяет за ним он, продолжая смотреть на Золдика. В его памяти нечетким силуэтом вспыхнул образ этого самого мальчика. Белые, словно снег, волосы торчали гнездом, как из его сна. — Мама заволновалась, — уже грубо проговаривая, говорит младший Золдик в трубку телефона. В доказательство его словам, слышится чей-то крик из дальней комнаты. Это оказывается обеспокоенный голос Кикио. — Передай ей от меня, что все в порядке. — Так сам и передай, — последний раз говорит прежде, чем отдать телефон его матери. Слышно как из руки в руку передается смартфон, после чего в динамике слышится радостный голос Кикио. Дальше завязывается разговор, совсем не интересный для них. Все, что нужно было Моро, так это заинтересовать Гона в знакомстве. Первые впечатления в его рассказах о Киллуа было лишь разогревом, как оказалось. — Все еще злится? — улыбается, не переставая стоять рядом с Фриксом, спрашивает о семейных делах Иллуми Хисока. — Ага, но было рискованно брать его с собой, — убирает телефон в свой карман все еще немного подрагивающими руками, говорит черноволосый. Не зная, о чем они, мальчик хочет кое-что спросить. — О чем вы? — хлопая глазами, спрашивает Гон. — Ой, а тебе все расскажи, да, малыш, — передразнивает Хисока Гона. Побагровев от такой наглости к такому простому вопросу, Фрикс показал свой язычок, хмурым взглядом одаряя мужчину. При этом он смешно издал «бе» и отвернулся.

***

Летящее судно в голубом небе, парит без особого труда, шумно шумя пропеллерами. Это третий раз, когда Фрикс летает на нем, от этого хочется прыгать и кричать. Рядом с ним сидят спокойно его друзья, а Хисока и Иллуми куда-то отошли. Сказали, что скоро вернутся, но так и не вернулись, ведь прошло уже два часа. — Эй, — обращается к сидящим Гон, — я же сказал, что все будет в порядке. Не нужно меня каждый раз сторожить, как собаки, — столь грубое сравнение, но оно оказалось верным, поскольку Леорио рычал на Хисоку, как только тот подходит к Гону. А Курапика становился тише и более мрачным, чем обычно. Пока Моро ушел, у мальчика появилась отличная возможность поболтать с ними наедине. — Послушай, Гон, — вздыхает и убирает книжку со своих рук, кладя ту на стол, — мы делаем это ради тебя, — начинает снова ту старую песню Курута. — Да, кто его знает, этого странного психа с наклонностями к убийству, — с каждым словом все сильнее и сильнее, сжимается кулак Паладинайта. — Ну, может так и есть, но, — пытаясь подобрать более удачные слова, говорит им Фрикс, — он не такой, каким кажется на первый взгляд. Становится немного напряженнее. Сразу чувствуются на себе недовольные взгляды своих друзей. — А как ты объяснишь то, что он полез к тебе целоваться? — на последнем слове у Курапики дернулась бровь и покраснело лицо. — А, — выпаливая глупое удивление, пытается вспомнить Гон. Его мозг случайно заблокировал ту ситуацию, чтобы больше никогда ее не вспоминать, но блондин думает об обратном. Теперь приходит очередь и Фрикса присоединиться к компании «краснеющих мальчиков». — А-а, — кричит, пряча лицо от ребят, — это было совершенно случайн-но, — заикается, пытаясь не впадать в детали, придумывает свою версию, — просто он случайно запнулся и упал на меня, ха-ха. — Ты серьезно? — поправляет свои очки и спрашивает Леорио, смотря внимательно, чтобы вывести на чистую воду. Долго такому взгляду и оливковым глазам невозможно противостоять. Перед парнем стыдно это признавать, но Гон соглашается, что Хисока приставал к нему. — Во-от! — стукнул громко по столу, как обычно бывает громким Паладинайт. От такого хлопка, все в зале ресторана обернулись на их столик, косо глядя на брюнета. — Именно поэтому, мы не можем его к тебе допускать, — говорит, не отступая от своего, протягиваясь к еде, парень. — Ну ребята, — протяжно стонет, падая на мягкое кресло. Его тело ударяется об мягкую обивку, приятно расслабляясь после тяжелого дня и после споров со своими товарищами. Где-то из коридора выходят два мужчины, разминувшиеся после поворота, и направились в разные стороны. Иллуми пошел к бару, что есть у этого дирижабля, а Хисока направился в комнату, снятую им на сегодняшнюю ночь. По пути мужчина услышал знакомый крик и характерный звук чего-то битого, похожий на хлопок об стол, и перенаправился туда. Он доходит до туда, останавливаясь в паре метров, и щурится, чтобы разглядеть, не ошибся ли он. Зрение никогда его не подводило, поэтому сразу нашел знакомую макушку, а также пару знакомых лиц. Поправляя волосы, попутно идя к столику со стороны Гона, фокусник придумал план. Уже подходя к спинке Фрикса, Хисока замечает на себе недовольные лица. — Кажется, меня раскрыли, — выдавая свое местоположение и пугая нечего не подозревающего Гона, присаживается к тому Моро. — Не пугай так! — хватаясь за сердце, взволнованно прикрикнул Гон. — Прости, прости, яблочко, — несерьезно извиняясь, даже махнув рукой, говорит Хисока и берет из тарелки красное яблоко. Ребята стали еще более напряженными, как и до прибытия фокусника. Даже в разговоре этот тип был им неприятен. — Малыш, ты ведь не забыл, что я согласился тебя учить кое-чему, верно? — напоминает о своем обещание, предложенным Фриксом, и вытягивает мизинец, показывая тот жест. На его вопрос мальчик покачал отрицательно, радостно вскидывая голову, и широко улыбается. Парни на такое заявление лишь переспросили, что имел в виду мужчина. — Ну как же, Гон предложил мне быть его учителем, — откусывая яблоко, отвечает им Хисока. В этот раз сладкий вкус попался, от чего хочется сильнее его надкусить. Он прожевывает его, иногда предлагая и мальчику, но тот вежливо отказывается. — Мы это поняли, — раздраженно ответил Леорио, буравя дырку в своем маленьком друге. Этот друг сейчас сидел, съежившись рядом с Моро и вежливо болтает с ним. Паладинайт присматривается и только сильнее понимает, насколько эта парочка странно выглядит и вообще Гону опасно с ним находиться. — А, нет, не забыл, — говорит и тянется за своим соком. Ему любезно его подают. — Хорошо, значит допиваем сок и идем ко мне, — надкусывает яблоко, смачно хрустя им. Вскочившие синхронно, будто репетировали, брюнет и Курута не согласились с таким условием. — Нет, стоп, Гон. — М? — допивая быстро свой сок, вопросительно хмыкнул Фрикс. — Почему, я ведь уже не маленький, думал я вам об этом уже сказал. — Верно, — влезает первым в их разговор, пока он не затянулся, говорит Хисока, — мальчик уже не маленький, поэтому и ему решать. Мужчина выкидывает огрызок в мусорку рядом стоящую, которые у каждого стола. Он встает, приглашая пойти с собой Гона, что немедленно откликается и встает тоже. Моро подал руку, на что на него посмотрели тупым взглядом, но все же взяли, и тут же уводит Гона подальше от них. — Простите, ребята, — кричит уже в паре метров от них, — но ничего страшного не будет! Не волнуйтесь, — помахал свободной рукой и прощается с ними Фрикс. — Гон, пошли~, — хитро улыбается, ведя в свой номер. Эх, если бы они так не волновались, то вообще сейчас давно разошлись своими дорогами. Оставшимся наедине в зале ребятам предстоит долгая и волнительная ночь.

***

— Отлично, вот мы и тут, Гон, — проходит в свой открытый номер, приглашая сюда во внутрь мальчика, что слегка мнется столь вежливой стороне фокусника. — Не стесняйся, — чуть подталкивая в спальню, говорит Хисока и закрывает на замок дверь номера. Гон слышит щелчок и уже не думает, что это была хорошая идея остаться с ним наедине. Возможно, не зря волновались о нем его друзья. Он слегка повернул голову, уже видя улыбчивого, как всегда, фокусника. Из-за улыбки появились ямочки на его лице, что ничуть не портили его лицо. Кажется, что даже звезда и капля улыбались по-особенному, хихикая над встревоженным Фриксом. Мужчина проходит в комнату вслед за Гоном, подходя к лежащей сумке на кровати. Моро проходит мимо мальчика, стоящего в углу и ожидавшего, что будут делать дальше, и Хисока начал открывать сумку. Та была наполнена лишь наполовину, все по мелочам, но очень важными и дорогими для фокусника воспоминаниями. Фриксу не удается в нее заглянуть, однако увидел, что тот достает новые колоды. — Хисока, а что мы будем делать? — впервые заговорил Гон, после того как ушел с мужчиной из ресторана. — Хороший вопрос, — отвечает, не рассказывая, для чего нужны эти карты, и кладет их на темные простыни. Дальше они замолчали, каждый задумавшись о своем. Фрикс гадал для чего нужны карты, взятые из сумки, и для него ли они предназначены. А Хисока просто придумывал игру для мальчика, а также решил, что не мешало бы проверить на знания о наличие Нен. Звук открывшейся колоды, свежей и новой распакованной, нарушил тишину между ними, и куда-то в сторону полетела обёртка. За ней проследил взглядом Гон, видя, как та падает аккуратно на пол, блестя от света ламп. — Гончик, — зовёт его Хисока, — давай на разогрев сыграем в карты? — А, но я не умею, — признался на автомате Фрикс. — М, вот как, — отвечает как-то грустно мужчина, начиная перемешивать карты. — Прости, — извиняется мальчик и стал приближаться к фокуснику, выходя из своего угла. Он проходит через всю комнату и садится на край кровати, что прогнулась под его весом. Рядом с ним уже сидел Хисока, севший в позу по-турецки. Тот мешал карты, даже не поглядывая на Гона. Его взгляд был задумавшийся, а ресницы, что пышные и красивые были опущены вниз. Невольно залюбовавшись, как делает это всегда, Фрикс стал пялиться не отрывая от него своих глаз. А тот вовсе и не шевелился, кроме рук, что перемешивали карты. Мальчик всегда видел людей и считал их красивыми, какими бы они ни были, он видел в них изюминку. Так и с Моро ситуация. На его Китовом острове все мужчины, кого он когда-либо встречал, были не такими аккуратными и утонченными, как он. Хисока напоминал собою куклу, сделанную мастером. Но несмотря на его странный вид, тот все-таки внушал страх и силу. Мышцы рук были рельефны, что означало его долгие тренировки, и крепкое тело, что способно передвигаться с быстрой скоростью, несмотря на то, что он простой человек. Снова эти разглядывания, которые тешат самолюбие Моро, были замечены им самим, но так и не прерваны. Хисока наслаждался тем, что мальчик так открыто и искренне разглядывает его, пусть потом и не признается. Краем глаза из-под черных ресниц, фокусник наблюдает, как его рассматривает Гон. Он чувствует сейчас себя каким-то произведением искусства, как бы смешно ни звучало. Боясь быть замеченным, что уже, честно говоря, поздно, темноволосый кашлянул и обратил на себя внимание. — Так, а что мы будем делать тогда? — усаживаясь поудобнее, как Хисока, спрашивает его мальчик. Мужчина поворачивает голову, окидывая его своим золотым взглядом, и говорит: — Ты пробовал строить карточные домики? — ухмыльнувшись, предлагает и в то же время спрашивает Моро. Он видит как мальчик отрицательно кивает, что означает не пробовал. — Значит этим мы сейчас и займемся, — говорит вместе протягивая целую колоду Гону. Ту берут из его рук в свои мелко дрожащими руками. — Но разве ты не должен меня учить чему-то сейчас? — хмурится обиженно мальчик, разглядывая в своих руках новую колоду. — Да, но это часть твоей тренировки, — отвечает и берет из своего кармана карты. — Ну и как она мне поможет, — бурчит себе под нос, все сильнее сомневаясь в своем решении о предложении тренировки с Хисокой. — Для начала попробуй выстроить на кровати карточный домик, если сможешь, то приступим к другому, — говорит Моро, что хитро улыбается, ведь невозможно построить такое на неровной поверхности. Вся кровать пусть и была ровная до того, как на нее присели, но она слишком мягкая и пружинистая, чтобы выдержать и не уронить домик. — Как я, по-твоему, должен это сделать, когда она будет постоянно рушиться, — беря две карты в одну руку, он ставит на простынь их и складывает вместе, но те падают, как только Гон убирает руки. — Еще и неудобно так с одной рукой! Фокусник посмотрел на эти несколько жалкие попытки и сказал, чтобы Фрикс внимательно наблюдал за ним. Тот берет две карты, также в одну руку, масти которых были самые мелкие из всех, и складывает аккуратным треугольником, делая крышу. Своим Нен он скрепляет их незаметно, предварительно, если мальчик все же сможет разгадать его фокус, использует на своей ауре Зетсу. Те, приклеившись друг к другу, не отлипли, стоя ровно без каких-либо помех на кровати. Конечно, он мог бы поставить их и без своей ауры, но нужно было проверить яблочко. Вскочив машинально, удивляясь такому простому трюку, который не смог сделать он, Гон раскрывает рот в изумлении. — Как ты это сделал? — даже после того, как он заметил, что они не рассыпались из-за его отскока, Фрикс спрашивает его. Убирая с кровати свои карты, Хисока стал смешивать их с остальными. «Значит он не заметил», — думает мужчина, прикрыв один глаз и смотрит на опять попытки Гона построить домик. — Секрет, — хихикнул в руку Моро, вставая с постели. На очередной фокус мужчины, мальчик лишь разочарованно вздохнул. Снова хватая карты, он пытается по нескольку раз сделать то, чего не мог изначально. Были уже более удачные попытки, чем раньше, но они проваливались, как только Гон двигался и ворошил под собой одеяло. — Как только ты сможешь поставить один ряд, то приступим к более легкому, — говорит и складывает карты на полку, рядом висящую с кроватью. Фокусник отходит дальше, снимая с себя чуть испачкавшуюся и порвавшуюся одежду. Не помешало бы ее зашить, но сделать он сможет это только потом. — Что, целый один ряд?! — округливший свои глаза, Фрикс и не представлял, как это можно сделать. Потом правда замолчал, когда стоило увидеть обнаженного Хисоку. Мальчик побледнел и покраснел одновременно, не зная, что и делать в такой ситуации. С одной стороны можно и не предавать этому значение, поскольку они оба парни и стесняться этого нет нужды. Но с другой, Фрикс же младше и кажется он заимел симпатию к этому фокуснику. Поэтому он все-таки отвернулся. Хисока уже снял верх и зашипел, как только стоило затронуть старую рану. Он ее не обработал, но та уже запеклась, и поэтому придется в скором времени разодрать ее и нормально обработать, а после и забинтовать. Кидая свой взор на отвернувшегося мальчика, Моро лишь улыбнулся своей мысли, что мальчик может его стесняться. — Гон, ты меня стесняешься? — спрашивает и подходит к спине, сидевшему и полностью отдавшему себя делу к мальчику. Фрикс чувствует своей спиной жар и присутствие мужчины позади него, но не решается обернуться, да и к тому же, он полностью сосредоточился сейчас на картах. Сзади него желтые глаза внимательно наблюдают за неуклюжестью чужих рук, хочется помочь, показать как правильно это делать, но Хисока отбрасывает это желание. Пусть лучше мальчик докажет, что способен сделать все сам, пусть лучше покажет свое усердие и смышленость. — Нет, — коротко отвечает, так и не показывая свое лицо. Он нахмурился и сердито произнес: — Хисока, ты мне мешаешь сосредоточиться, пожалуйста, отойди. — Хорошо, — отходит в сторону и хватает свою сумку, надвигаясь к креслу в этой маленькой спальне. Номер не такой уж и большой на таком дирижабле, даже ванной нет, чтобы расслабиться. Свое напряжение тоже некуда деть, как и то, что его нельзя смыть. Моро разочарованно выдыхает и продолжает копаться в вещах. Там он находит медикаменты, на такие случаи, как этот, и сменную одежду. У него также есть иголки и нитки, но их он нечасто использует, потому что не особо с ними ладит. Как бы ему ни хотелось признавать, он не такой уж и способный, как кажется на первый взгляд. По большей части это Иллуми в его команде умеет орудовать иглами. Гон все-таки оборачивается, чтобы увидеть, что делает мужчина, но после шокировано удивляется его не пойми откуда взявшейся ране. С дрожью на губах и с заиканием на словах, Фрикс спрашивает: — Хисока, откуда у тебя эта рана? — едва ли моргая и не отрывая глаз, мальчик встает и подходит к сидящему в кресле Моро. — Почему я ее раньше не видел? — продолжил с долгой паузой уже чуть ли не стоя в плотную. Сейчас он разглядывал перед собой совсем свежую, как ему казалось, на вид рану. Пусть та и успела запечься, но видна большая корочка крови. Уверен, если ее содрать, то польется новая, совсем свежая алая кровь. Хисока прокололся только что — с этим осознанием он бы побледнел, если бы не его грим и умение сдерживать эмоции. Он улыбнулся и издал жалкий смешок, адресованный самому себе. Он и забыл, что мальчик не знает о его Нен, о его ранах, и совсем ничего не знает о нем. Мужчина никогда еще так не попадал в неприятности. Одежда, которую он скинул, была залеплена тканью-обманом, скрывавшая дыру. Он хотел, чтобы это осталось его тайной, но, видимо, сегодня не его день. — Эй, ответь, пожалуйста, — тронув его здоровое плечо, начал трясти и спрашивать, — тебе плохо, Хисока? Протянув руку к мальчику, Моро хватает его за талию и усаживает к себе на колени, прижимая и сдавливая снова его как игрушку. Его ничуть не тревожит эта рана, но говорить о ней не особо хочется, тем более раскрывать раньше времени карты. — Все в порядке, не волнуйся, — пытаясь хоть как-то отдалится от этой темы, продолжает мужчина, — разве ты не должен пытаться сделать карточный домик? — Должен, но не тогда, когда у тебя рана, — спокойно продолжая сидеть, говорит Фрикс, даже усаживаясь поудобнее. Ерзать на чужих коленях, особенно у такого человека, как Хисока, не очень приятно и культурно, но его сами к себе посадили, так почему он должен терпеть такое неудобство. Поэтому и развалился, отдыхая на Хисоке. Сейчас два парня, оба раненные, сидят в обнимку в кресле. — Ты не рассказал, — поднимая глаза, тыкает в эту рану невесомо, так и не дотрагиваясь, чтобы не причинить вред, говорит мальчик, — откуда у тебя она? Почему я ее раньше не видел? И как ты ее получил? Слишком много вопросов смешиваются в кучу, заставляя выдать только одно: — Подрался, не очевидно? — прижимая его к себе, отвечает ему фокусник. Гон все-таки затыкается и краснеет, чувствуя оголенной кожей руки тепло чужого тела. — Лучше пойди и выполни задание, которое я тебе дал, пока мы еще не сели в аэропорт, — сбрасывая со своих колен, говорит и указывает на разбросанные карты на кровати. Не хочется абсолютно все рассказывать и учить этого мальчика сейчас, у него сил просто не осталось на это. Хочется только вздремнуть. Из-за раны эта слабость его тела только и делает, что раздражает, поэтому Моро начинает потихоньку вскипать, а тут еще и Фрикс со своими вопросами. Встав на пол, наблюдая за состоянием мужчины, Гон предлагает свою помощь, совсем не подумав, что может быть отвергнут. — Дай хотя бы помогу обработать, — вовсе не просьба, это настояние. Фрикс не будет плачевно его попросить согласиться ему помочь, он будет требовать и настаивать на этом. — Умеешь? — усмехается такому дерзкому и уверенному сейчас в своих силах Фриксу. Моро поудобнее усаживается и без лишних слов и согласия, протягивает все необходимое вместе с бинтами. Интересно как поведет себя мальчик с гипсом на руке. — Да, умею, — берет сперва бинты, что отложили в сторону, и потом уже маленькую аптечку. Мальчику неудобно было крутиться вокруг кресла, лучше бы он присел на колени Хисоки, но гордость этого не позволяла. Рану было сложно уже обработать, поскольку кровь успела сильно запечься и оставался лишь один выход — срезать эту маленькую корочку. Срезать было легко сказать, будь под его рукой маленький скальпель или хотя бы ножик, а просто так взять пальцем и сорвать, ну неловко бы вышло. Гону не хотелось бы и так причинять сильную боль Моро. — Слушай, Хисока, — говорит у самого уха сидящего мужчины, что дернул плечом от прикосновения к себе. Рука чувствительна, сразу видно, однако ей не предают большого значения. — У тебя нет того, чем можно было бы снять корку? — проводит указательным пальцем по ней, щекоча. Сделал это он не специально. Без лишних фраз, Моро протягивает руку и поддевает острым ногтем ее и аккуратно срывает. Ощущения не из самых приятных, но фокусник терпит, не выдавая даже и вздоха. Когда она была содрана, то стало видно сразу кровь на ране. Та скапливалась все больше и больше, и Гон взял ватку, начал убирать ее, предварительно полив вату антисептиком. Жжение от прикосновения к открывшейся плоти, неприятно доносило тупую боль в плече. Инстинктивно мужчина дернулся, даже не шикая, но продолжал сидеть смирно в кресле и дожидался, когда Фрикс обработает ее. Чувствуя чужое напряжение, мальчик подул, как делала это ему тетушку Мито. — Не больно? — спрашивает и продолжает дуть. Смущает, однако что поделать, если ему так нужна помощь. Утешает себя одной этой мыслью мальчик. — Если тебе неудобно обрабатывать, можешь сесть сюда, — указывает на себя и хитро улыбается, видя, как мальчик мнется вокруг него, неудобно вставая и выкручиваясь на месте. — Ты сам предложил, — убирая окровавленную вату, кидая в свободный пакет, отвечает Гон и садится на Хисоку. После предложения пересесть на Хисоку, как бы странно ни звучало, Фрикс продолжил свое дело молча. Он сидел и обрабатывал, все той же одной рукой, время от времени проверяя фокусника. Тот не кривился и не издавал звука, просто выдыхал горячий воздух носом, щекоча щеку мальчика. Как только все было покончено, Гон сдвинулся с колен, надавливая своими бедрами бедра мужчины. Он потянулся за бинтами, лежащими рядом, и взял их. Пока он это делал, Хисока невольно задрожал. Мальчик сам того не осознавая, слегка сдавил его чувствительное место. Моро с точностью знает, какая реакция была бы у мальчишки. Гон выкинул все использованные материалы и стал криво завязывать бинтом надплечье Хисоки. Пришлось попросить фокусника отодвинуться от спинки, чтобы захватить и грудь, так как место раны через плечо и подмышку — было просто невозможно завязать. Фрикс обтягивает бинтом широкую грудь Моро и перетягивает до надплечья, аккуратными, как казались на вид, линии проходились по коже, делая так, чтобы те не спускались и не сминались между собой. Порой он спрашивал молчаливого наблюдателя, а заодно и раненого, не больно ли тому. На что лишь получал отрицательный ответ. Удостоверившись, что все было сделано на отлично, мальчик со вздохом радости выдохнул и начал расслабляться. Почти просидев полностью напряженными, из-за своей позы и на том, где он сидел, просто нельзя было успокоиться. Фрикс делал все на одном выдохе, так же как и на вздохе. Осталось только завязать. Гон попросил придержать один конец и вскоре завязал одними пальцами крепкий узелок. — Ну все, — отодвигаясь, но так и не слезая, говорит Гон, — я закончил. Он продолжает любоваться своей работой, ведь и правда, вышло все довольно-таки не плохо. Белоснежные бинты аккуратными, но кое-где кривыми, полосами обтянулись вокруг Моро. — Я не слишком сильно затянул? — потянувшись к узелку, проверяя в порядке ли он, спрашивает темноволосый. — Нет, нормально, — отвечает Хисока и двигает плечом, чувствуя как неприятно саднит в перемотанной области. После его ответа, удостоверившись, что все точно в порядке, Гон слезает. Медленными и осторожными движениями проходится по коленям, чтобы слезть, и невольно задевает что-то твердое на бедре мужчины, но он не предает значение этому, подумав, что просто напрягся тот. За окном этой маленькой комнаты уже виднеется ночь. Совсем глубокая, что если бы не огни горящих городов, можно было бы ничего не разглядеть. Фрикс подошел к окну, дабы рассмотреть, что происходит там, и совсем забывает о Хисоке. Раньше он никогда не летал на таком, можно сказать, благодаря экзамену охотников, он познал новую жизнь, которой будет теперь очень сильно рад. Мельком прошедшая в голове боль оставляет после себя осадок в памяти, и теперь виднеется чей-то силуэт перед глазами. «Киллуа», — подумал Фрикс и вытянул шею, став смотреть вниз дирижабля на город. Там мерцали чудесные огни, ярче любой звезды на нынешнем небе. Ночь сегодня осталась без звезд, а возможно, те просто свалились с неба на землю, застилая и украшая людей своими огоньками. Фокусник встал с кресла и слегка подвигал рукой, немного расслабляя на себе бинты, чтобы те не доставляли особого дискомфорта. И стал посматривать на наблюдавшего в окно мальчика. Хисока не стал его трогать, хотя очень хотелось. Хотелось, например, сыграть в карты. — Гон, давай научу в карты играть, а потом отдохнем, — отвлекая от мыслей его, настаивает на своей игре Хисока. К нему поворачиваются распахнутые медовые глаза, отображавшие в себе свет от ламп. Радужка в его глазу стала еще прекрасней от такого света, делая почти что золотистого цвета, как у Моро. — Хорошо.
Примечания:
Графика выпуска глав нет
Спс, что терпишь это, бета
Как думаете, выпускать чаще, но меньше, или 1 главу в неделю?(

Кстати, бета нашла комикс про мизинчики, хотела показать, а куда ссылку ебнуть не знаю( не веду вк группы)

P.S. Хочу предупредить ляп мой дорогой косяк, что немного(если видно) исправила. здесь у Гона рука еще не полностью восстановилась(не заметила сразу, только после замечания Пкирипор. дай боже тебе сил -~-)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты