Закон Ома

Слэш
PG-13
Закончен
0
автор
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Тед любил наблюдать эмоции людей, особенно, если те так красиво смеялись и совсем ненавязчиво гладили его за ушком. Или ему уже чудится, и он, запутавшись во всех сегодняшних происшествиях, сходит с ума; и правда ли, что глаза человека напротив сейчас действительно так ярко искрятся и светят, очевидно, именно ему?
Примечания автора:
Немного смазано. Трудно оценить, являясь неумелым творцом. Хочется попросить пощады, назвав эти буквы моим первым созданием, но это будет неправда и не красиво. Ещё автор не грамотный, бета всегда открыта; если не сложно, можете указывать на ошибки с объяснением ╰(⸝⸝⸝´꒳`⸝⸝⸝)╯
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста

***

— Вот мерзкая пепельница! Снижает балл за количество вздохов при ответе, когда ей бы самой вздохнуть поглубже, а не выкуривать как паровоз колечки на перерывах, — не успокаивался Стив уже несколько перемен. Хоть Тед и смотрел на друга насмешливым и как бы покровительственным взглядом, но неизбежно был солидарен с высказанными мыслями. В последнее время объем работы по биологии, задаваемый упомянутой «пепельницей», стал оцениваться много строже. Кошмар. Через несколько минут Стива в очередной раз вызвали на небольшую «воспитательную беседу» к одному из преподавателей. Предполагая такой исход, Тед заранее взял с собой пару монет для обеденной булочки, которую, между прочим, ему пообещал купить этот дурной приятель. По дороге встретились ещё несколько друзей-знакомых. Не настолько, чтобы и далёких от внутренних идеалов Теда, но и бесплатную булку у них просто так не спросишь. Привычно задумавшись, он обнаружил, что не забрал тетрадь с проверки. Пришлось поворачивать назад. Компашка ребят тоже остановилась, любезно предложились подождать. — Стивен! Вы не в том месте, чтобы так выражаться о педагогах в этом заведении! Оставьте шутки для другого, — донеслось спереди. Похоже воспитательная беседа превратилась в очередной скандал. «Жаль, хотел уйти раньше, от криков пахнет мигренью, но где же тетрадь?». — А разве я не прав?! Прочь педагогов, вот лучше скажите: так ли нужна это ваша биология? Неужели в один день мне будет суждена смерть, но мучитель вдруг сжалится, даст две таблетки и три секунды на выбор? На одной, допустим, написано «смерть», а на другой «сколько митохондрий у амебы». Как считаете, вы бы выжили? Мнение учителя Тед не услышал, хотя впервые был заинтригован развязкой. Ах, Стив, вот ведь болтушка. Знакомые-друзья сдержали слово, покорно ждали. По второму кругу начали жать руки. А блондин, шедший в центре этого организма людей, как-то особливо громко поприветствовал его. — И тебе здравствуй, Люк, — сказал Тед, но руки не подал. «Какой забавный».

***

Видимо слишком долгое молчание затянулось. — Какую оценку мистер Финн поставил тебе в прошлую среду? —внезапно разорвал тишину спокойный голос. Что он поставил Теду в прошлую среду? Дайте ему подумать. Кажется, из-за неправильной формулы у него съехали все задачи. Этот Финн так зорко следил за его местом, будто у Теда в рукаве было спрятано термоядерное оружие. В четверг (к слову, сегодня суббота) после проверки его работы учитель физики был похож на лоснящийся блин. Наверняка бестолковый ученик уже давно мозолил ему глаза, а здесь появляются все новые возможности вышвырнуть его с курса. Он даже понял на секунду задетое умственное достоинство Стива, которого уже нет на курсе (Ну, Стива, а не достоинства). — Неважную… — приврал Тед. Люк испытующе взглянул на него. Пришлось раскрывать карты. — Хорошо, на самом деле оценка ужасная. Мистер Финн пообещал, что устроит мне ад до конца месяца. Совсем рядом раздался мягкий смешок. Люк привычно положил пятерню на голову парня. Тед до сих пор не мог привыкнуть к такому отношению. Совсем недавно они даже не знали имён друг друга, но в последние недели Люк зачастил в его жизни. Даже сейчас тот зачем-то пошел с ним на отработку хвостов и чистку школьных архивов в выходной, хотя мог бы спокойно поспать. Ненормальный, заключил Тед. — В следующий раз, если у тебя будут проблемы, почему бы тебе не прийти в мой класс и не спросить меня? — Тебя? Того, кто все перемены шатается с девчонками у двора? — поинтересовался Тед не совсем вежливо, уловив глупость уже после её озвучивания. Грубовато для человека, который принимает помощь. Люк удивленно посмотрел на него, а затем в своей раздражающей манере медленно растянул красивую улыбку на красивом лице. В такие моменты Тед постоянно ощущал себя маленьким мальчиком, хотя разница в их возрасте была не больше года. — Поэтому в этот раз я хочу… пошататься с тобой, — передразнил он слова Теда.— Почему бы тебе не отлепиться, наконец, от своей банды хоть на несколько обеденных перемен? Это был юмор для асоциальных слоев общества: назвать «бандой» нескольких слегка сомнительных тедовских на вид друзей, когда за собственными плечами то и дело выныривает очередной навязчивый поклонник? А уж у Люка поклонников было не мало. Но, как ни смотри, не было ничего странного в его популярности. Такие люди всегда притягивают взгляд. Многие так и не решаются к нему подойти из-за внешне холодной стороны Люка, уяснив в каких-то своих мыслях, что лучшим решением будет «тайно» наблюдать за ним, страдая невинной платонической тоской. Оттого и повелось выражение в школе «из-за плеч». Но те, кто все-таки отважится дать намёк на свое присутствие, сразу же получат ответную улыбку. Он никогда не отвергал новые попытки знакомства, но и никогда не держался за них. Порой он не помнил имени человека, который мог представиться ему буквально этим днем. Ну как его не понять — Тед на треклятой физике иногда забывал собственное. «Странно, зачем ему напрашиваться на встречу?». Тед твёрдо знал, что тот не просто так увязался. Замечая слишком стремительные шаги в их дружбе, он долго силился узнать, что же от него хотят. — Скажешь, что не ходишь каждую перемену за туалеты? Не боишься, что в один прекрасный день кто-то засунет в ваши тайны свой нос? — Кто? — Тед красноречиво стрельнул глазами в парня. Взгляд Люка внезапно потемнел. Он на его удивление был крайне любопытен. — Этот, из ваших… Стефан… — Стив, — привычно поправил его Тед. — Конечно. — Люк сделал деликатную паузу, чтобы, видимо, начать уже свои вопросы. — Что он притащил в школу в том чёрном пакете, гадко улыбаясь? Всегда что-то замышляет. Я видел, как он удирал из столовой с тем пакетом вниз по лестнице. — Видел? — Видел-видел. И Джима на первом пролете видел, — доверительно сообщил он. — И Джима видел? — Подыгрывая волнующему моменту, Тед перешёл на шёпот. — И Барнса видел у входа, — прозвучало совсем близко и тоже шёпотом. Люк постепенно уменьшал разницу между ними, не отводя зоркого взгляда от лица Теда. «Ах, теперь ясно». Парень в свою очередь продолжал: — И тебя видел, — тихо сказал он, наконец, опустив глаза. — Нет, конечно, я не хочу сказать, что ты занимался чем-то… скажем, выходящим из норм школьного устава, да и вообще законов, тем более ты несовершеннолетний и… не хочу тебя обидеть… Люк совсем замялся, от прошлого образа холодной настойчивости осталось лицо со сложным выражением. Теду хотелось засмеяться, но он боялся задеть его. Все-таки не каждый день можно увидеть председателя школьной думы, грозу девчонок старшей и средней школ за таким занятием как старательное выстраивание провинившейся мордочки. Тед говорил, что чувствует себя намного младше? Он хоть и парень слова, но сегодня, пожалуй, подвергнет свои принципы некоторому рассмотрению. — Люк, мне иногда интересно, почему твои оценки по физике выше моих. Мы не курим траву, Люк. И не продаём. И не предлагаем. Вообще как ты умудрился принять достаточно увесистый пакет за траву? Тед немного потух, узнав мотив их незамысловатой дружбы. Ну конечно, думал он, школьному совету же безумно интересны все не доступные к их обзору события. Неужто они даже посылают таких вот недоагентов? Какая глупость. — Я… я не разбираюсь в такого рода вопросах, может сейчас такое продаётся в капсулах, ну, знаешь, как стиральный порошок… я рад, что ошибся, — провинился он, прячась за длинной чёлкой. Люк был действительно рад, что все это время совершенно напрасно волновался и наблюдал за этой компашкой… и иногда, засмотревшись на милого шатена, пытался начать с ним разговор. Да, определено он делал это лишь потому, что волновался. Жаль, что Тед не мог читать мысли. Он без особых ужимок посвятил Люка в дела его тайной и закрытой от общества секты. Сначала друзьям просто было весело трапезничать на свежем воздухе. Это не было проблемой теплой осенью, но с наступлением холодов такие вылазки со стороны непременно были встречены недопониманием. Исключая всякую банальность и сантименты, мальчишки каждый день кормили котенка (сейчас, конечно, то толстое, рыжее брюхо было похоже на картошку). Чего скрывать, после своего «апргейда» лоснистый кот начал набирать популярность в школе и теперь, приспособившись, находил ласку на каждом углу. Стив постоянно притаскивал корм в странных пакетах, зачем-то шифруясь. Дуралей. Тед давно перестал удивляться тому, что их группку принимают за сомнительную ассоциацию. Да, порой ребята кажутся грубоватыми, довольно громко обсуждают девчонок и надежд на новые рекорды знаний не подают. Зато они были для него друзьями без приставки «знакомые». — Почему бы тебе не отвлечься от сердечных дум в эту среду и не присоединиться к нашей скромной компании на время обеда? — предложил Тед, подхватив особо тяжелую коробку. Предлагал без большого азарта. Ему казалось, что работа студсовета не настолько глубоко интересуется жизнью смертных. «Но он бы понравился ребятам». — О… Я не против. Подавив удивлённый вздох, он мельком взглянул на Люка. Шатен быстро отметил, что тот, похоже, только и ждал приглашения. Как, однако, сближаются люди, когда болтают о наркотиках, подумал Тед.       Помещения архивов в основном всегда были сырые и прохладные. Летом именно сюда часто отпрашивались ученики, выбирая более резонные условия для работы. На какое-то время Тед снова погрузился в мысли. Он и не заметил, что Люк внезапно притих. Тот тихонько подошел сзади, поддержав ладонями коробку, которая уже накренилась в руках Теда. Парень слегка растерялся, оказавшись зажатым между коробкой и крепкой грудью собеседника. Теперь, ухватив края картона поудобнее, Тед уже без поддержки опустил её на пол. — Предупреди меня, если снова возьмёшь что-то тяжёлое, —донесся шёпот, обрамленный быстрым вздохом возле затылка. Тед, встрепенувшись, быстро выпрямился и повернулся лицом к избе, однако, видимо, не ожидав, что визави (который буквально сейчас дышал ему в воротник) окажется так близко, попытался увеличить расстояние между их лицами. Он нервно шагнул назад, спотыкаясь о ту самую картонную дрянь, что уже успела оскорбить его косолапый мозг. А нога, запутавшаяся в своей соседке как в сосновом бору, потянула на косую тропу все тело. Макушка неприятно покалывала, спина тоже жаловалась, пыльный шкаф, в отличие от всех, был в таком восторге, что от встречи с человеком затрясся. Верхние коробки опасно наклонилась. Тед и не думал прикрываться руками, чужие же были более сообразительны. Он осмотрелся. Атлант, что заслонил его был весьма учтив. Хорошо, может теперь, в таких объятьях, голова болела не так сильно, и, возможно, Теду не стоит повторять прошлых ошибок и на этот раз с испугу перевернуть весь шкаф. Руки вокруг его головы немного напряглись, чтобы, судя по всему, принять удар, однако никаких резких звуков так и не последовало. —… — Люк, все хорошо, на верхних полках не хранят ничего тяжелее помпонов чирлидеров, тебе не стоило так волноваться, — Тед издал звук, похожий на сдавленный смешок. Они замерли. Он в некотором весёлом удивлении раскрыл глаза, наблюдая за выражением человека, который дальше миловидной улыбки, прилипшей к его лицу, с людьми не заходил. Люк, щурясь, тихо смеялся. Он даже застыл на несколько секунд, будто его оторвали от реальности, а потом макнули головой в пруд. Ему определено понравилось увиденное. Тед любил наблюдать эмоции людей, особенно, если те так красиво смеялись и совсем ненавязчиво гладили его за ушком. Или ему уже чудится, и он, запутавшись во всех сегодняшних происшествиях, сходит с ума; и правда ли, что глаза человека напротив сейчас действительно так ярко искрятся и светят, очевидно, именно ему? Не похоже на проделки студсовета. — Тедди, — практически беззвучно позвал он. — Я не буду отзываться на прозвище уровня третьего класса. —… Тедди. — Да? — Ты… у тебя милый запах, — он как-то резко выдохнул. — Милый? В смысле приятный? К счастью, я не пренебрегаю душем.— Парень опомнился, про себя замечая руки, что все ещё были обвиты вокруг него без надобностей. А одна, кажется, и вовсе запуталась у него где-то в затылке. Люк улыбнулся. — Тед, пожалуйста, обопрись на меня и не дыши лишний раз, ты можешь разнести всю комнату. Извини, я не знал, что ты так чувствителен. — Однако, несмотря на предложение раскинуться у него на плече для удобного передвижения, Люк не спешил поднимать шатена с пола. Слово «чувствителен» Тед предпочёл бы проигнорировать, приевшееся прозвище тоже. Атмосфера стала какой-то розовой. Он, как и было велено, медленно накренился в его сторону, ухватившись за локоть соседа, вопросительно проверив его согласие. Возражений не последовало, но чужой мягкий взгляд будто вновь пригвождал его к земле. Оба стихли. «Все, я окончательно перестал понимать его. Неужели ему нравится сидеть в темной кладовке с парнем из соседнего класса? А с виду вменяемый человек. Ещё и пол как льдина, такой, черт, холодный. Попа мёрзнет…». В то время его собеседник, казалось, разрешал какие-то более важные проблемы в своей голове. Лицо его немного потемнело, а брови чуть сдвинулись. Хорошо, что Тед этого не видел, иначе бы давно подумал, что Люк хочет его избить. Ах, но как знать, чего же на самом деле хотел Люк. — Знаешь, Тед. Мне бы хотелось сказать это в более подходящем месте. Но как быть, ты постоянно в компании этих оболтусов. А иначе тебе показалось странным, что я потребовал выделить мне немного времени? Ты так недоступен! — … — И никак к тебе не подобраться. Вот и получается, что только ловить тебя в жалкие субботники. Забавно, думаю, я слишком напугал тебя своим вниманием. Лишь в этот момент Тед уловил в словах Люка что-то важное, безусловно относящееся к нему. Невооружённым глазом можно было заметить волнения парня. Глаз Теда бы такие перемены все равно не заметил, зато его рука, находящаяся уже около плеча говорившего, почувствовала все его напряжение. Он неосознанно хотел немного успокоить отчего-то разыгравшиеся нервы товарища, медленно проводя ладонью по его предплечью. Но старался вести себя тихо, мысленно заключив: «тихо, сейчас исповедь». — Но я так и не смог отложить эту мысль, — продолжал он, — в какой-то момент, сейчас уж не припомнить, я не мог уснуть, поглощаемый мыслями. Бессвязные и рваные они внезапно появлялись и так же внезапно уходили. Пожалуй, единственное, что их связывало, был ты. И, полагаю, единственное, что избавит меня от них, тоже будешь ты. Прошло несколько мгновений, как Люк осознал что-то внутри себя и, быстро выдохнув, продолжил: — Ох, прозвучало очень эгоистично и громко, и, нет, конечно, ты не обязан «избавлять» меня от моей же бесконтрольной к тебе симпатии… — Резко подняв глаза, он приблизился к лицу Теда, — Не обязан, но… Можно мы так посидим ещё? Чуть-чуть! Ты не против? «Ах, теперь все ясно! (2)». Являясь наблюдателями этой подробной сцены, нам ведь будет не сложно установить, что вряд ли Тед был против. Или нет? — …олодно — М? — Люк, я немного замерз на полу, почему бы нам в кафе лучше не посидеть? Тед был счастлив. Сам не понимая своего чувства, он все ещё прятался за маской неуместной, сквозящей в словах легкости, чтобы выиграть время на более глубокий анализ своих эмоций. Конечно, после таких слов он бы проигнорировал неудобства для своей замерзшей задницы, но он почти не мог ни о чем думать, и все сильнее внутри него росло что-то невероятное. Хорошо, что Люк добрый. Кажется, идея с кафе ему понравилась. Молодец, Тед, ты только что пригласил на свидание самую яркую звезду твоей школы. Оказалось, что свет звезды не так уж и не доступен… даже довольно стеснителен. — Когда, ты говоришь, это началось? — решившись на более откровенный диалог, спросил Тед. — Не смогу дать точный ответ. Будучи сейчас влюблённым в твои милые глаза, мне кажется, что ты понравился мне с первой секунды, — сказал Люк с завидным спокойствием. Ему стало заметно легче. Он раскрыл чувства впервые за очень долгое время. И теперь, не ощущая агрессии и отторжения, Люк непременно попытается раскрыть и чувства своей любви, сидящей напротив. Впрочем, за неспешной беседой парень уже успел притянуть шатена поближе, намереваясь согреть того. Как никак, а попа Теда ему ещё понадобится. Тед — человек простой. Не так уж и много слов потребуется, чтобы вызвать румяный блеск на его щеках. Кажется, Люку от непривычки хотелось съесть краснеющего мальчика. — У тебя ещё остались вопросы ко мне? Не хочешь послушать, о чем я думаю, когда вижу тебя? Ах! — Парень мельком коснулся его рук. — У тебя такие холодные ладони! Ты совсем замёрз. Конечно, весна же ещё совсем ранняя. Точно, ты же можешь сесть ко мне на колени, — он хитро улыбнулся, уже по-хозяйски растирая красные пальцы Теда, — Не хочешь? — Я… ещё подумаю над этим, — он быстро сглотнул. — Но, ты не думаешь, наверное, нам стоит уже закончить со всеми поручениями здесь? Все-таки уже несколько часов тут торчим. Очень неумело, Тед. Ты мог бы отвадить от себя эту смущающую тему и лучше. Стоит ли надеяться, что после этих слов его так просто отпустили? — Знаешь, субботников ещё будет много. На сегодняшний день мы точно выполнили требуемое. А в следующую субботу, Тед, ты непременно позовешь меня вновь, так ведь, — совсем не вопросительно заключил тот. — Но я ведь и в эту субботу не звал… — А так как наши личные встречи, увы, не имеют большого успеха, давай побудем вместе чуть дольше, чем это делают простые друзья. Скажем, минуту назад, я и представить не мог тебя в своих руках… Здесь Тед очень старательно сделал вид, что это чушь. — А сейчас, раз мы будем честны друг другу, я, с должным стеснением, сказал бы, что хочу поцелуй, — совсем без упоминаемого стеснения объявил он. — Люк, ты… — Сформулируй закон Ома, если ты против поцелуя, быстро, у тебя три секунды! — … «Какое-то дежавю». — Уже две секунды! — Люк! Ах ты хитрый интриган! — Ты бросаешься такими словами, но не можешь рассказать правило седьмого класса? — Знаешь же мои отношения с физикой, хватит дразнить ме… — Одна! — перебил его парень. Тед даже подскочил от резкого звука. Кажется, из-за отсутствия стратегий отступления, он решил сдаться. Хотя, может, не только из-за них. Лицо и руки Люка были очень теплыми, по сравнению с температурой комнаты. Довольно деликатно приблизив к себе чужой подбородок, он пробно мазнул по губам шатена, предоставив тому время на отказ. Его любезность была проигнорирована, Тед капризно заерзал и все-таки сплотил неловкий поцелуй, закинув руку на затылок парня. Скорость событий его поразила, но не вывела из строя. Не такое он и бревно в подобных вещах. Пробежался пальцами до шеи. Притиснулся ближе. Изредка, чуть прервавшись, вновь возобновлял движение губ. Здесь и Люк проснулся от минутного шока. Нежные прикосновения вызвали в нем неожиданно приятную дрожь, что и выбило его из ступора. Сейчас красная китайская лампа в кабинете истории не сияла бы так ярко, как его щеки. — Звезда любви! Предводитель драм! Ты был бы таким же самоуверенным, знай я заранее, что это твой первый поцелуй? Ха-ха, — торжествовал Тед, пытаясь отдышаться. Но он поздно начал глумиться. Люк не слышал его, видя перед собой только безграничное пространство для излияния нежных чувств. А тот все еще смеялся, пока его лицо уже без спроса покрывали быстрые поцелуи. Не из подлости, конечно, смеялся. Щекотно, наверное.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты