Идеальный муж

Слэш
NC-17
В процессе
14
автор
Размер:
54 страницы, 7 частей
Описание:
Ценности современного общества изменились и, намного важнее было как можно лучше устроиться в этой жизни, а получить богатейшего альфу, особо не прилагая труда, можно было именно так.
Посвящение:
Всем кто любит МиниМони (ノ◕ヮ◕)ノ*:・゚✧
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 20 Отзывы 4 В сборник Скачать

5 часть - Флэшбэк

Настройки текста
Примечания:
Как вы уже поняли из названия главы - события происходят в прошлом.
Надеюсь, не запутаетесь, но ежели что, спрашивайте. Если не спойлер, то постараюсь ответить;)
Героям на момент событий - по 17 лет.

Визуалочка https://a.radikal.ru/a09/2101/7b/8545af7564ff.jpg


13 лет назад В высшем обществе празднование совершеннолетия единственного наследника-омеги — для родителей является одним из важнейших событий, особенно, если на этого наследника возлагаются большие надежды. Восемнадцать лет для омеги — возраст, позволяющий участвовать в аукционе омег, а также время попрощаться с наивными мечтами и светлым чувством первой любви. Если тебе повезло встретить человека, удовлетворяющего высокие требования семьи, то считай, ты выиграл лотерейный билет в счастливую жизнь, наполненную взаимными чувствами, а если ты менее удачлив, что ж, для тебя открывается перспектива участия в аукционе, а это скорее русская рулетка, повезет, не повезет итог один — от тебя уже ничего не зависит. Твой день будет ярчайшим событием, они позаботятся, устроят лучший праздник. Любая прихоть, любой каприз, как вложение инвестиций для будущего капитала, а ты станешь гарантом укрепления благосостояния семьи. Звучание классической музыки - заезженная пластинка любого светского мероприятия, игристое, что льется рекой, услаждая, расслабляя дорогих гостей, торжественная часть в самом разгаре, ждет главного виновника этого представления — юного омегу, по совместительству друга Чимина. — Тэмин, пожалуйста, возьми себя в руки, — в комнате, заставленной цветами и заполонившими потолок воздушными шарами, омега только успевает доставать очередную салфетку и утирать горькие слезы, льющиеся по щекам несчастного именинника, — Так и до обезвоживания недалеко, вот — протянул бокал с водой, — Выпей и пожалуйста, останови этот поток, или я тоже заполню эту комнату своими слезами и утонем здесь, держась за руки. Ты смерти моей хочешь? — Тебе-то чего плакать? — сделав глоток, розововолосый омега с грустью посмотрел в глаза своего утешителя, — Этот праздник, устроенный якобы для меня, уже часть этого проклятого аукциона. Думаешь, я не знаю, что здесь собрались претенденты на мой зад. — Как грубо! Но правдиво… — снова достав из косметички пуховку и пудру, Чимин аккуратно стал поправлять макияж, успокоившемуся другу. — А что, не так? Я чувствую себя свежим мясом на прилавке, не понимаю, почему до сих пор не отменили этот варварский обычай! — Эта древняя традиция и в правду ужасная несправедливость для нас, — уже с карандашом в руках, омега освежал подводку на глазах именинника. — Когда-нибудь, я уничтожу этот аукцион! — Уверен, так и будет! — довольный результатом, проделанной работы, Чимин развернул омегу к зеркалу, завершая последний штрих, проведя легким блеском по губам, — Посмотри какой ты красивый, когда ты выйдешь из этой комнаты, луне придется спрятаться от смущения, потому что выдержать конкуренцию с твоим сиянием не в силах будет даже она. Легкая улыбка коснулась губ омеги, — Чимин, ты такой милый и еще совсем наивный, — прижался к нему Тэмин и нежно обнял, — Спасибо тебе. — Может я и наивный, но все еще твой лучший друг, у которого есть для тебя сюрприз, будь готов сбежать отсюда, сразу после официальной части. — Что ты задумал, тут полно охраны, — заинтересовано посмотрел на Чимина омега. — Не я один, — заговорщически подмигнул Чимин, — Когда дам знак, Джуни выведет тебя. — Что? И он тоже? Это безумие! Мои отцы этого не спустят с рук. — А разве они могут сделать хуже? По-моему тебе нечего терять, так что смелее. Здесь собраны все кроме твоих друзей, разве это не твой праздник? И в конце концов, когда еще представится такой случай улизнуть у них из-под носа? Вообрази лица всех этих напышенных индюков, когда они поймут, что тебя нет? Они пришли на «товар» посмотреть, пусть смотрят на твоих отцов, потому что они не тебя продавать будут, а себя. Тэмин ненадолго задумался, но снова взглянув на Чимина, ответил — Ты прав, я за! — и оживился, засияв улыбкой. — Но, я не смог связаться с Лиджином, — негодовал Чимин. — О нем уже позаботились мои родители… — Хочешь сказать, они его… того? — цокнув, провел большим пальцем у горла. — Они хитрожопые лисы, но не убийцы. — Оу… ну конечно, извини. — Мой отец, предложил его родителям высокие должности и престижное обучение Лиджину, а преподнесли это, как самые лучшие намерения, для блага нашего с ним будущего союза. — Но тогда зачем им понадобился аукцион? — Все это на другом континенте, хах! Оформили документы в спешке, даже не дали нам поговорить, а он такой простодушный, написал мне, что обязательно вернется. Но знаешь, думаю, он все понял и решил, что это для него лучший вариант, нежели я. — Вот как… — Я даже тебе завидую, — задумчиво глянул на Чимина. — Мне? — удивился тот. — У тебя за спиной всегда Джун. — Что? О Чем ты! Джуни мой друг. — Ты единственный кто не понимает ничего? Он ведь влюблен в тебя и сложились звезды, вы принадлежите к одному кругу. Ваши семьи, уверен, с удовольствием заключили бы союз. — Наши семьи вечно конкурируют, папа терпеть не может его отца, даже не знаю почему, не говорит мне. А Джуна за спиной называет лупоглазый цербер, я с ним из-за этого всегда ругаюсь, а он не унимается, мол, Намджун не дает никому ко мне приблизиться. — Вот и я о чем, — улыбается Тэмин, — Но лупоглазый? Не слишком ли так называть его? Из-за очков над ним издевались с детства, как-то жестоко со стороны твоего папы. Уверен, когда-нибудь он избавится от них и станет идеальным альфой. Но… значит и в вашей ситуации, могут быть препятствия — с грустью усмехнулся омега. — О чем ты? Какие препятствия, дело не в папе. Мы с Джуни близкие друзья, выросли вместе, о какой любви ты говоришь, если только братской? Представить меня с ним — невозможно! К тому же, тебе известно, что мне нравится другой Ким. — На твоем месте, я бы отдал предпочтение Намджуну, а не этому самовлюбленному павлину… — Ты не на моем месте и он не павлин вовсе, а прекрасный орлан, — мечтательно произнес Чимин. — Ой, ну да, ну да… Что ж, я готов! Похож я на дорогой лот? — с иронией произнес Тэмин. — Ты самый красивый розовый бриллиант во всем мире! Ослепи их всех, своим мерцанием, — поправив прически, омеги покинули комнату, присоединяясь к торжеству. — Он готов? — Намджун подошел к Чимину, наблюдавшему за сценой, на которой стоял именинник и принимал поздравления от своих отцов. Все гости с восхищением смотрели на изящного розово-волосого омегу, а некоторые альфы пожирали Тэмина плотоядными взглядами, понимая, что вскоре увидят его снова и смогут попытаться заполучить себе. — Да. Но Намджун, твой брат еще не вернулся? — с грустью спросил омега, прекрасно зная ответ. — Нет, — коротко ответил Ким, — «Надеюсь, не вернется…» — мысленно добавил. — Джуни, — уже тише произнес Чимин, — Если вдруг, когда-нибудь меня выставят на аукцион, ты же не позволишь постороннему выкупить меня, — с надеждой посмотрел на альфу. — Уверен, твои родители никогда так с тобой не поступят, но если это случится — обещаю, — не задумываясь, ответил Ким. Чимин, довольный расплылся в улыбке и прильнул к альфе, тот его приобнял и незаметно чмокнул в макушку. «Мой Чими» Спустя пару часов молодежь, разгоряченная внезапным побегом из лап высшего общества, неслась прочь: от высокопарных речей и нудных знакомств, в сторону ночного клуба, который арендовали для праздника Тэмина. Пак позаботился об организации вечеринки и публике, пригласив друзей Тэмина, проигнорированных его родителями, а также знакомых и ребят из школы для массовки. Клуб был закрыт для посещений на всю ночь, а внутри в полной темноте ожидали гости, приготовившись встречать именинника в лучших традициях внезапных сюрпризов. Вспышки камер, грохот хлопушек, шум поздравлений, яркие огни светового сопровождения клуба, радостно приветствовали долгожданных гостей. Тэмин светился от счастья, увидев знакомые лица людей, с которыми по-настоящему хотел отметить свой восемнадцатый год жизни. После поздравлений, началось веселье. Алкоголь полился рекой, громкая музыка, веселье и гогот заполнили каждый уголок ночного клуба. Намджун в силу серьезного характера, даже для своего молодого возраста, предпочитал алкоголю — сок, потому что иначе уследить за Чимином было бы затруднительно. Омега словно ураган сметал крепкие напитки с барной стойки и успевал отметиться в разных компаниях, поблистать в центре танцпола и быть везде и сразу. А он только успевал, что менять места дислокации, чтобы не упустить из виду Пака. Чимин был привлекательным омегой, но из-за Намджуна, который как коршун кружил над ним, опекая от необдуманных поступков, не давал возможности другим парням приблизиться к нему. Над ним уже давно не смеются: он возмужал, став крупным и крепким парнем, преуспевающим во всем, в чем только можно было. Из-за постоянных насмешек в детстве, он учился усерднее, занимался спортом и вообще был бы завидным альфой, но его особенность порой доставляла некоторые неудобства. У Намджуна было редкое заболевание глаз, способов полного излечения которого в современной медицине пока не существовало. Из-за болезни, приходилось носить несуразные очки с толстыми линзами и, вполне привлекательный парень выглядел нелепо и даже смешно. А в тщеславном обществе, не терпящем даже малого изъяна — это было равносильно приговору на одиночество. Чтобы остановить прогрессирование болезни и не утратить зрение окончательно, он с детства принимал лекарство, а оно вызывало побочный эффект — невозможность чувствовать феромоны, которые позволяли учуять омегу и пробуждали инстинкты и истинную силу альфы. А вот это доставляло куда больше проблем молодому человеку, нежели вынужденный аксессуар на лице. Намджун никогда не чувствовал запаха Чимина, не знал и своего собственного. Он об этом не рассказывал никому, предпочитая делать вид, что имеет сверхъестественное самообладание. Намджун, сидел за одним из столиков и, заказав чашечку кофе, болтал с приятелем из школы. Он не выпускал из виду Чимина, который покорял танцпол: уже достаточно пьяный и развязный, демонстрировал все прелести гибкого тела. Альфа предпочел бы выгнать всех из клуба, чтобы светловолосый ангел танцевал только для него. Но он ему не принадлежит, они друзья и Намджун старается не нарушать, выставленных границ. Преданным «псом» находясь рядом с омегой, которого однажды наречет своим. Он так решил с первого дня их знакомства: услышав его голос, заливистый смех; увидев светлую улыбку на лице; ощутив нежную кожу маленькой ладони в своей, но у судьбы иные планы и длинный путь, уготованный для двух, пока еще друзей. Стоило ненадолго отлучиться и след его, простыл. Чимина на танцполе не было. А в клубе как будто народу прибавилось, появились новые незнакомые лица, Намджун чувствовал, что-то здесь не так. Разыскав виновника торжества, он убедился, что и Тэмин не видел Пака. Тревога заполняла мысли Намджуна, в ушах противно звенело, а на душе становилось все тяжелее. «Что-то здесь не так» словно транспарантами вокруг развешена фраза. Намджун искал омегу среди чужаков, которые каким-то образом проникли в клуб. Увидев несколько альф, столпившихся в проходе с комнатами для приватных встреч, немедленно направился к ним. — Что вы здесь делаете? — грубо обратился к незнакомцам Намджун. — Боже, напугал! — обернулся один из парней и отпрянул от альфы, удивленно глядя на него, — Аха-ха! Что с тобой? Ребят, посмотрите на этого уродца! — обратился к остальным. К нему тотчас присоединились его дружки, судя по их разговорам между собой. — Что, тоже хочется? — мерзко ухмыльнулся незнакомец, добавив, — С такой рожей, наверно, никто не дает? — продолжал издевательски смеяться альфа, снизу вверх глядя на Кима. Но с лица его моментально исчезает ухмылка, как только его ноги отрываются от пола, а спина неприятно припечатывается к стене, зажатая в тисках чужих рук. — Что ты сейчас сказал? Повтори, — сквозь зубы процедил Джун, понимая, что эти ублюдки затеяли что-то плохое. — Полегче, слышь! — напрягся незнакомец, — Хочешь трахнуть течного омегу, вставай в очередь, — указал кивком головы на четверых альф, стоящих рядом и готовых в любую секунду напасть на него. Намджун почувствовал укол в сердце и неприятный привкус отчаяния на языке, ему хотелось верить, что он ошибается, что они говорят совсем не о его омеге — течном омеге, запах которого он даже не чувствует, иначе бы давно увел, спрятал, уберег. — Где он? — долбанув со всей силой об стену до потери сознания мерзкого типа, обратился к его дружкам. — Да ты охуел совсем? Урод! — на него моментально двинулись оставшиеся альфы. Но даже в таком неравном соотношении сил, Намджун впавший в состояние ярости, граничащим с безумством, разбивал поганые лица соперников, умоляя время остановиться, дать ему шанс не допустить ужасного с его омегой. Стекла очков забрызгала чужая кровь, пальцы хрустели от нескончаемых ударов по чужой челюсти. Откинув последнего подонка и наспех протерев очки, он кинулся отворять все комнаты, наконец, найдя нужную. «Успел…» — эхом пронеслось в голове Джуна, когда он увидел в одной из комнат двоих парней. Чимин, абсолютно пьяный, танцевал в центре небольшой комнаты под медленную музыку, казалось, он вообще не понимал, что происходит. Его танец был столь откровенным, что альфа, сидящий в кресле напротив и хищно наблюдавший за омегой, не сразу заметил вошедшего Намджуна. — Ты так хорош и так благоухаешь сладко, — шумно вдохнул незнакомец, прикрыв глаза на выдохе, показывая откровенное наслаждение на своем лице — Что, кажется, привлек незваных зрителей, — посмотрел в сторону Кима. — Чими, ты в порядке? — Джун подошел к омеге и, взяв его за плечи, слегка сдавил их. Не нужно было чувствовать запаха, достаточно взглянуть на омегу, чтобы понять в каком он состоянии, словно под наркотой вытанцовывает непонятные узоры телом, призывно облизывая раскрытые губы. — Чимин? — Намджун пытался достучаться до омеги, но тот, только улыбнулся в ответ, продолжая свой танец. — Эй, придурок, чего приперся? — не вставая с дивана, к нему обратился незнакомец, — И что за уродский у тебя вид? Намджун оглянулся, оставив на время Пака и взглянул в сторону альфы. Заметив на столе мешочек с таблетками, он кинулся к незнакомцу и, схватив его за грудки, поднял мешочек со стола, — Что это? Урод! — Эй, парень, полегче, это пилюли радости, хочешь, угощу? — противная лыба растянулась на лице неприятеля, — Ты же чувствуешь аромат сливы? Этот малыш такой сочный и откровенный, только глянь, всем достанется, — продолжал свою мерзкую речь альфа, а у Намджуна по вискам отбойным молотком стучало и одно единственное слова в глазах застыло — убить. — Что это? — повторил вопрос Намджун, обхватив шею одной рукой, крепко стиснув пальцы. — Я же сказал, пилюли радости, — получив удар в живот, альфа простонал и добавил, — экстази. — Ты дал течному омеге экстази? Урод конченный! — заехал в челюсть, — Сколько? — повторил удар, — Сколько, ты ему дал? — Да не давал я ему еще, отпусти, козёл! Боже, как больно! — пытался вырваться мерзавец, — Говорю же, не давал! — Урод! — удар, — Подонок, — удар, — Здохни, тварь! — контрольный, альфа потерял сознание, его разбитое лицо напоминало кровавое месиво, а сам он в уродливой позе застыл на диване. Намджун засунул в его рот мешочек с таблетками и повернувшись к омеге, только сейчас увидел, что тот лежит без сознания на полу. — Чимин? — Намджун бережно поднял омегу на руки и вышел из комнаты. Прямиком направился на выход, по пути предупредив охранников клуба о телах избитых парней и наркотиках в зубах одного из них, те только удивленно переглянулись и скрылись в зале. Усадив Чимина на переднее сидение и пристегнув его, Намджун достал с заднего кресла бутылочку с водой и ополоснул лицо, стянул с себя запачканный в чужой крови пиджак и кинул в багажник, поменял очки на запасные и уселся за руль. Пак что-то начал бормотать, — Мне жарко, — тихо произнес омега. — Попей, — ответил альфа и поднес бутылочку с водой к губам парня, — Ты как? — убирая бутылку, спросил альфа, приложив ладонь ко лбу Чимина. — Я хочу выпить, — пробормотал омега и посмотрел на Кима. — Думаю, тебе достаточно, ты итак в отрыв ушел, — воспитательным тоном начал Намджун, — Чимин, — заглянул в глаза омеги, — Ты принимал какие-нибудь таблетки? — Какие таблетки? — не понимал омега. Намджун проверил зрачки омеги, — Не расширены, значит, тот урод не обманул… — Послушай, я может пьян, но не дебил же, — вдруг серьезно заговорил омега, чем вызвал недоумение у альфы, — Я в рот, что попало, не беру! — Намджуна это рассмешило, он немного спокойнее вздохнул и, набрав Тэмина, завел автомобиль. Предупредив именинника о случившемся, он извинился, что приходится покинуть клуб и тронулся с места. Чимин тихонько приходил в себя, только изредка подавая голос. — Ты напугал меня, — прервал тишину Намджун, выехав на трассу. — Я просто веселился, у меня все было под контролем. — А кучка альф-наркоманов тоже была под твоим контролем? — недовольно произнес Намджун, — Ты осознаешь, что эти мерзавцы хотели сделать? — Что они могли, когда у меня есть мой Джуууни? — игриво протянул Чимин и приблизился к альфе, принюхиваясь, — Джун, ты так вкусно пахнешь, — добавил. — Ты же говорил, что у меня резкий запах, отпугивающий омег? — усмехнулся Намджун. — Да говорил, но я сейчас чувствую сладость и приятное тепло ощущаю, — снова набрал носом воздух. «Течка! Блять!» — пронеслось в голове альфы, Намджун в суматохе совсем забыл об этом. Это первая течка Чимина, он наверно и сам не осознает это. Домой везти в таком виде нельзя, его папа итак недолюбливает Кимов, а если он заявится, в перепачканной кровью одежде, да еще и пьяным Чимином, то добра не жди. — Прости, — грустно произнес Чимин, — Я перегнул палку, не надо было идти туда, сам не знаю, что на меня нашло. «Гормоны, блять, на тебя нашли…» — не озвучил. — Это кровь? — Чимин заметил красные следы на закатанных рукавах рубашки Намджуна. — Не моя, — успокоил его альфа. — У тебя не будет проблем из-за этого? — Не будет. Этих уродов, либо выкинут из клуба, либо сдадут в полицию, поднимать шумиху не станут. Так что не волнуйся. Тэмина я предупредил, он просил позвонить ему завтра. Сам он со своими ребятами остался в клубе, дальше праздновать, так что за него тоже не переживай. Чимин сидел приоткрыв рот и прерывисто дышал, по его лбу катились капельки пота, альфа спустил окна, чтобы проветрить салон свежим ночным воздухом. Но Чимин скривился и попросил закрыть. Намджун догадывался, что это из-за феромонов — его феромонов. Но совершенно не понимал, что может чувствовать сейчас Чимин. — Намджун, что-то мне не хорошо, Намджун, — омега протянул свою руку к альфе, но тот, перехватил ее своей, положил на колено омеги и, не отпуская, держал. Чимин со всей силой потянул на себя Джуна, — Останови машину, — прохрипел омега. — Пожалуйста, прекрати, — машину чуть повело от внезапной выходки омеги, но альфа вовремя выкрутил руль. — Ну же, останови машину, — начал капризничать омега. — Мы скоро будем дома, и тебе станет легче, пожалуйста, потерпи, — альфа старался сохранять спокойствие, но понимал, что его слова не особо помогают омеге. Чимин непроизвольно стал льнуть к альфе. «Черт» — Чимин, ты пьян, я же знаю, что потом пожалеешь… — пытался найти оправдания своему «безразличию». Намджуну было известно, как действуют феромоны альфы на омегу во время течки, он понимал, что Чимин сейчас не отдает себе отчета в своих действиях, а он должен держаться, ради Чимина. — Мне так жарко, Джуни, останови немедленно, — хватается за руль. — Чимин! — кричит альфа, пытаясь, справится с управлением. Машину резко заносит в бок и с воющим звуком торможения останавливает. — Ты с ума сошел? — строго обращается к омеге Намджун, но через минуту сменяя на более мягкий тон, добавляет, — Ты в порядке, не поранился? — с заботой осматривает омегу. — Я совсем не в порядке, — тянется к альфе. Намджун рыщет рукой на заднем кресле и достает свою куртку, брошенную туда на днях, а после накрывает ей омегу. Тот жадно вдыхает аромат и чуть ли не скулит, обиженно, даже с раздражением обращается к альфе, который снова трогается с места. — Это она, верно? — наконец, дошло до омеги. — Потерпи, пожалуйста. — Я не понимаю, что с тобой не так? Рядом сидит течный омега, а ты, как айсберг в океане, — начинает возмущаться Чимин, снова шумно вдыхая аромат куртки, — Раз не собираешься заняться со мной сексом, отвези обратно! — вдруг набрался смелости Чимин и кинул альфе предъяву. Намджун даже опешил, удивленно посмотрев на Пака. — Эй! У омег с течкой и мозги вытекают? Ты понимаешь, что произошло бы, будь ты в клубе? — Не бубни, зануда! Ай, почему мокро? — Чимин трогает свой зад и понимает, что начала выделяться смазка, его охватывает смущение. Это его первая течка, он мечтал ее провести с любимым человеком, а сейчас единственный альфа, который не выходит из головы это его лучший друг, милый Джуни, «За чтоооо?» — проносится в голове крик отчаяния. — Но куда мы едем? — Домой. — К тебе? — Да. Отец сейчас в Китае, так что там кроме служащих дома, никого. К тебе ехать не стоит. — И на том спасибо, мне нравится идея провести эту ночь с тобой. — Я дам тебе лекарство, оно подействует не сразу, но потом будет намного легче и течка пройдет безболезненно. — Что? — вскрикнул омега, гневно посмотрев на альфу, который невозмутимо вел машину, не отрывая взгляда от дороги. — Ты издеваешься надо мной? Хочешь, чтобы я первую течку провел в муках в твоем доме? И ваши работники видели это? Какой позор… Да святые небеса! Эта лужа расползается подо мной! — Чимин, кажется, отрезвел окончательно, — Отвези меня в отель и переспи со мной! Иначе, какой ты друг после этого? — продолжал возмущаться омега, которого то и дело скручивало от поступающей боли. — Заботливый? — Засунь свою заботу себе в зад! А лучше в мой! — снова потянулся рукой к альфе, но тот откинул её, — Ты не представляешь, что я сейчас чувствую, — продолжал хныкать омега, пытаясь добиться своего, — Твоя машина, я все тут перепачкал… — Чимина колбасило: его эмоции, словно тряслись в центрифуге, ежесекундно сменяясь. — Не волнуйся об этом. — Ах так? Невозмутимости тебе не занимать, верно? А что если я сделаю это? — Чимин стал подпрыгивать на месте, расплескивая обильно выделившуюся смазку, создавая до неприличия пошлые звуки, при этом злобно ухмылялся, глядя на альфу, в надежде привлечь его внимание. Намджун мог контролировать свои инстинкты, но вот свои эмоции маскировать давалось с большим трудом. От картинки прыгающего, возбужденного Чимина, хлюпающих звуков, что хуже, разбрызгивающейся по салону смазки — сводит челюсть. А ведь в машине совсем недавно обновили салон деталями — эксклюзивной работы японского дизайнера под заказ, которые Ким ждал полгода. «Выдыхай». Он старался сконцентрироваться на дороге, не обращать внимания на спектакль одного актера. Ему больше всего на свете хотелось примкнуть губами к сидящему рядом омеге, вне зависимости от течки, всегда хотелось. Но он слишком хорошо его знал, чтобы совершить такую глупость. Сейчас он под воздействием гормонов и доступен, а завтра проклинать будет последними словами. «Не сейчас, не так…» — держался альфа, сильнее вдавливая в пол педаль. — Намджу-у-ун… — омега проскулил жалобно, опустив голову вниз, — Кажется, у меня встал… Как стыдноооо! Останови машину!!! Сделай что-нибудь!!! — взвыл омега. У Чимина это впервые, он был не готов и уж тем более не знал, что окажется в такой ситуации. Его раздирало на части от стыда, желания, смущения, боли, а теперь до кучи эрекции и все это рядом с лучшим другом. Еще днем лучшим другом, а сейчас объектом самых грязных сексуальных желаний. — Допрыгался… — выдохнул Джун — «Блин» И смех, и грех, конечно, но когда Намджун поворачивал лицо к Чимину, от вида огромных глаз альфы в нелепых очках с толстенными линзами, омега немного приходил в себя, вспоминая кто перед ним, это слабовато помогало в его положении, но хоть что-то. К огромному счастью Намджуна, они уже въехали на территорию особняка Кимов, а вот Чимин ругался, ему было стыдно, что он предстанет перед посторонними людьми в таком виде. Намджун взял его на руки и занес в дом. Сразу направился на второй этаж, по пути попросив одного из служащих принести необходимое лекарство. Без лишних слов, просьбу выполнили. — Я тебе все здесь испачкаю, — все еще смущался омега. — Я попрошу помочь тебе переодеться, вот чистое белье и не волнуйся насчет простыней. — Нет, — потянул альфу за руку, — не проси никого, помоги мне сам, пожалуйста. Чимин хотел любви и ласки, состояние возбуждения достигло предела, ему уже все равно с кем и где, пусть хоть весь дом слышит, но он хотел стонать, и плавиться в сладострастной истоме, наслаждаясь прикосновениями нежных рук альфы. «Как уж на сковородке…» — сбивал весь пыл в своей голове Намджун, сохраняя беспристрастность, глядя, как ерзает на кровати голый Чимин. Омега скинул одежду на пол и бесстыдно продолжал свои горизонтальные телодвижения. Намджун принес влажное холодное полотенце, сел на край кровати и начал осторожно вытирать горячее тело Чимина, который ластился к нему, от каждого прикосновения томно вздыхал и выгибался. — Таблетка, выпей и ложись спать, — сухо произнес Намджун. — Ты импотент? — вдруг выпалил Чимин, этому омеге свойственны внезапные просветы разума, в момент которых, он может и лишнего взболтнуть, — Я не сексуальный? Не привлекательный? За что ты со мной так? — обиженным сел на кровать Чимин, выхватив полотенце из рук альфы, произнес, — Я себя чувствую самой падшей шлюхой, предлагающей себя, а ты приносишь мне таблетку и собираешься просто развернуться и уйти? — Это для твоего же блага. — Ха! В чем твоя проблема? — Я тебе нравлюсь? — застал врасплох своим вопросом альфа, — Я не спрашиваю о любви, — наклонился к лицу Чимина и заглянул в глаза, — Нравлюсь тебе я, как мужчина? Чими? Омега проглотил слюну и язык, кажется, вместе с ней. Такой простой вопрос, но ответа не было. Того ответа, который хотел услышать альфа, чьи глаза цвета дождливого неба. В глубине души, он догадывался о чувствах Намджуна, но всегда уверял себя, что это сильная детская привязанность. А Намджун был джентльменом, кажется, с рождения. Он не позволял себе вольности, тем более с Чимином. И сейчас не позволит, как бы тяжело ему ни было. Потому что оба в этой комнате знают причину. Только… «Блин, почему он не видит без этих дурацких очков, ну как его серьезно воспринимать, если он такой смешной и милый в них, а вблизи — вообще «Ахтунг!», только не смейся, только не смейся» — на этом драматичном моменте мысленно умолял себя Чимин, сделав максимально серьезное лицо, вытянул губы в трубочку, что немного помогало удерживать так некстати подкативший смешок к горлу. И после продолжительной паузы молча схватил с тумбочки таблетку, закинув в рот, залпом выпил воду, волком посмотрев на альфу, произнёс, — Доволен, о, благороднейший господин? Можешь, проваливать! — грубовато для гостя, но ситуация обязывает. — Хм, — только усмехнулся Намджун, поднялся с кровати и направился к выходу из комнаты, так и не услышав ответ. — Отдыхай, — тихо произнес и закрыл дверь в спальню омеги. А Чимина распирало от противной обиды. А еще от дискомфорта в паху и возбужденного члена, дико ноющего от боли, — «Членчик мой, дорогой, любимый, потерпи» — приласкал себя Чимин, снова скрючившись от спазма, — «Скорее бы подействовала таблетка», — А-а-а! С-с-вятые угодники! Если подумать, Намджун был прав. Омега пожалел бы, случись сейчас между ними близость, а обвинил бы, конечно, друга. «Друг тоже мне, мог бы помочь хрупкому омежке …О-о-хх.» — эмоционально штормило омегу, а при очередном болезненном спазме, слова сами вылетели — Скотина бесчувственная! Я тебе этого не забуду! Не прощу! Слышишь? — прорвало-таки плотину негодования, — Стрекозёл! Захочешь — не получишь! Мотай на ус-ссаааа, — пытается расслабиться омега, но уткнувшись в подушку, вгрызается в неё зубами, только бы прекратить орать на весь дом. Намджун вздыхает и думает о том, если бы он только мог чувствовать запах феромонов, так же хорошо и четко, как слышит сейчас слова омеги, — «Смог бы я сдержаться?» — подпирая стены, задается вопросом альфа.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты