Первичные инстинкты

Гет
NC-17
В процессе
141
автор
meowim бета
Размер:
планируется Макси, написано 146 страниц, 11 частей
Описание:
Когда тьма окутывает Лондон своим ужасающим мраком, забирающим жизни людей, столичная полиция становится готова принять помощь отовсюду. Даже если её источником станет группа неуловимых грабителей, а посредником назовут молодую сотрудницу полиции Агату Харрис.
Примечания автора:
Сначала я отрицала замысел, потому что он не оригинален.
Потом я решила написать мини.
А сейчас я в процессе написания миди с намёком на переход в макси...

Александр-преступник в моей голове живет каждую секунду.

Трейлер к фанфику — https://youtu.be/0p-zg24VcqI

тг-канал с замечательными авторами, интересными работами и обсуждениями — https://t.me/rcfiction

Коллаж — https://pin.it/1rN8Geb
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
141 Нравится 88 Отзывы 36 В сборник Скачать

9. Птички напели

Настройки текста
      Агата зашла домой и захлопнула за собой дверь. Хлопок точно был слышен всем соседям. Ну и пусть. Голова трещала от мыслей: «прощальный подарок», те два полицейских в доме, их встревоженность, Наполеон. Нужно было найти одну мысль, на которой стоило бы сконцентрироваться, но Агате не удавалось.       «Не можешь сосредоточиться в потоке идей — запиши их».       Харрис скинула с себя пальто на скамейку и пошла на кухню, где лежал её блокнот, в котором она записывала всякий бред, относящийся к абсолютно разным вещам. Покупки, номера телефонов, заметки. Теперь туда прибавились и улики. Сначала Агата написала шифр, который был найден на месте убийства Шарлин Мур. Она запомнила цифры наизусть. Внизу появилось имя Наполеона. Агата запустила руку в карман джинсов и достала оттуда монету, положив её на страницу. Гордый профиль полководца был обращён прямо к собственному имени.       «Ты здесь не просто так».       Нужно было записать ещё одну деталь: странное поведение полицейских из другого участка. Они что-то скрыли в доме, спрятали улику. Но зачем?       «Потому что эта улика дискредитирует систему правосудия», — предположила Агата.       Возможно. Скорее всего, это было именно так. Стоило бы обсудить это с Ванессой.       Наполеон. Наполеон. Наполеон.       Он не давал Агате покоя больше всего остального. Что если это прямой путь к разгадке шифра? Харрис ввела в поисковой строке мобильного браузера его имя, но через десять минут чтений биографии и цитат поняла, что занималась бесполезностью. Со злости Агата закрыла браузер и отбросила телефон.       Ты очень напряжённая.       Да как не оставаться такой, когда каждый день только увеличивал количество стрессовых ситуаций вокруг? У них вообще есть лимит?       Не сразу Агата услышала достаточно настойчивый стук в дверь. Она поднялась со стула и прошла в коридор. Голоса за дверью мгновенно дали понять, кто это был.       — Ева! — воскликнула Агата, только открыв дверь. — И Эллиа! Привет.       — Привет всем одиноким волчицам! — Скай вошла в квартиру. — Мы решили устроить поздравительный междусобойчик. С тебя — пространство, с нас — алкоголь и еда. Первого, признаться, побольше.       Ева прошла в квартиру и поставила на пол пакеты, содержимое которых звякнуло.       — Поздравительный? — уточнила Агата.       — А я говорил тебе, что надо спросить и узнать точно: мы празднуем их расставание или грустим, — Эллиа тоже занёс пакеты.       — Ну, на любой из вариантов мы взяли ещё кое-что, — Ева заглянула на подъездную площадку и вытащила оттуда Александра. Он не сопротивлялся, но выглядел так, словно его силой затащили сюда. Вид Нильсена был между усталым и задолбанным.       Александр взглянул на Агату, и она жутко смутилась, потому что в его взгляде не было ничего дружелюбного или весёлого, что там мелькало ранее.       — Он не клубника в шоколаде, конечно, но с шампанским тоже пойдёт.       — Ева… — предостерегающе прошептала Агата. Как ей вообще удалось вытащить его сюда? Наверное, использовались угрозы и шантаж.       — Я не буду долго утомлять вас своим видом, мисс Харрис, — Александр снял верхнюю одежду и повесил на вешалку. — Ева?       Он принял и её пальто и, подхватив пакеты, вместе с Эллиа понёс его на кухню. Агата выразительно посмотрела на подругу, организовавшую весь этот сбор.       — Эллиа сказал, что ему тоже нужен отдых от чего-то! Судя по его настроению, всё на самом деле не так гладко.       — Наливай мне побольше шампанского.       Не такая уж и большая кухня, переходившая в гостиную, теперь вмещала четверых людей. Агата не успела спрятать блокнот, и теперь Эллиа изучал его содержимое.       — Мы оторвали тебя от расследования?       Александр обернулся, отвлекаясь от раскладывания продуктов на стол из пакетов.       — Нет-нет, всё нормально, — Агата поторопилась убрать блокнот со стола.       — Наша миссис Марпл, — Ева села на диван, уже организовав себе и подруге по бокалу шампанского.       Харрис не могла представить все бразды правления на собственной кухне чужим людям, поэтому она суетилась и доставала различные пиалочки для фруктов, орехов и сладостей.       — Садись, — предложила она Александру, который начал рассыпать орехи.       — Не хотелось бы утруждать хозяйку заботами. Уверен, у неё и так их слишком много, — он как-то очень раздраженно разорвал следующий пакетик, вкладывая в движение всю злость. Странно, что всё содержимое в виде орехов не высыпалось на пол.       «Что он нервный-то такой», — Агата тайно посмотрела на него, но Нильсен словно почувствовал взгляд на себе и тоже взглянул на неё. Агата поторопилась отвернуться.       — Агата, достань ещё и успокоительное, — усмехнулся Эллиа. — Александр, от тебя лампочки лопнуть могут.       — У него, наверное, был очень сложный рабочий день, — предположила Ева. — Но работу надо оставлять за пределами.       — Возможно, так и надо, — Александр сел в кресло, которое было пододвинуто к столику, — но в моем случае это невозможно, потому что работа просто преследует меня, и мне никуда не деться от неё.       — Разгрузи голову. Забей на мысли. Или твоя работа всегда рядом с тобой попятам ходит? — усмехнулся Эллиа.       — Не представляешь, насколько ты прав.       Агата тоже села в кресло, потому что диван уже был полностью оккупирован Эллиа и Евой и их любовным воркованием, и взяла бокал с шампанским.       — За счастливую жизнь, — Скай произнесла тост.       — И освобождение красивой девушки из оков отношений, — дополнил Эллиа, поднимая свой фужер.       Агата отпила шампанского и поставила стакан на место. Быстро пьянеть она не хотела, а сладкое игристое и пузыристое только увеличивало шансы на это.       — Позволь очень нетактичный вопрос, — Эллиа начал издалека, проверяя почву. — Почему вы расстались?       — О, можно я на него отвечу? — влезла Ева, почувствовавшая, что разговор зашёл в нужно ей русло. — Во-первых, Джереми не мог удовле…       — Разные жизненные цели, — быстро перебила её Агата и решила снова отпить из бокала. Видимо, силы терпения и стойкости вмести с бронёй выдержки всё-таки ей понадобятся с излишком.       — И какая же у тебя цель? — спросил Александр, избавившись от занавеса холода.       — Их очень много, но все сводятся к одной. Конечно, счастье. У всех она одна, на самом деле. Просто пути к ней у всех абсолютно разные, — закончила говорить Агата и посмотрела на Нильсена. Он вертел в руках бокал и избегал зрительного контакта. — У тебя разве не такая?       — Звучит, как очень хороший тост, — Эллиа инициировал «дзинь» бокалами. Нужно было срочно разрядить обстановку.       Агата стала подносить фужер с шампанским чаще, чем рассчитывала на это ранее. Ева посмотрела на неё, взглядом передавая послание «успокойся».       — Как там работа? Я не ошиблась с материалами?       — Нет, всё в порядке. Скоро несколько лондонских модниц будут ходить в моих платьях.       — Ева показала мне ваши детские фотографии, — в глазах Эллиа промелькнула хитринка, — тебе очень идёт зелёный, Агата.       Ужас. Значит, эта была та самая фотография, где на ней красовалось изумрудное платье тётушки, взятое без спроса и немного скорректированное Евой. Тот день Агате хотелось забыть, а все материальные свидетельства кинуть в топку.       — Агата — моя первая и лучшая модель, — Ева рассмеялась. — Хоть и не самая покорная. Вечно крутилась, а я из-за этого тыкала её иголками.       — Мне казалось, ты делала это специально.       — Всё может быть, — загадочно ответила Скай.       Агата тоже рассмеялась, и день стал как-то легче перетекать в вечер. Ева и Эллиа вышли покурить на балкон, не закрыв дверцу до конца, и холодный ветерок пополз по полу, попадая прямо на поясницу Агаты. Она, склонная мучаться потом от болей в спине, пересела на диван.       — Замёрзла? — спросил Александр.       — Я уже решила эту проблему.       Он спрятал ухмылку в бокале.       — Что ты улыбаешься?       — Я видел твоего Джереми…       — Он не мой.       — Прекрасно. Я видел не твоего Джереми всего один раз, но он создал у меня впечатление спокойного молодого человека, а ты — вечный двигатель с шилом в цилиндре.       — И что это значит?       — Ты, если продолжать аллегорию с двигателем, просто спалила его.       — Я виновата в нашем расставании?       — Да, с самого начала.       Агата любила правду и открытость, но сейчас её просто ткнули в собственную непригодность для отношений. Так ей показалось, по крайней мере.       — А ты у нас психолог, да? — Харрис раздраженно сжала край дивана.       — Люди злятся, когда слышат неприятную правду, — Александр проследил за её действиями.       — Или когда слышат бред.       — Склоняюсь к первому варианту в нашем разговоре.       — А кто же нужен Джереми?       — Вот и вторая твоя проблема. Ты беспокоишься о других, но совершенно забываешь, что есть ещё и сама ты.       — Прекрати прикапываться к каждому моему слову!       — Не каждый мужчина сможет смириться, что рядом с ним спит бронепоезд.       — Прости? — переспросила Агата, которой показалось, что она ослышалась. Ещё и шампанское так расслабляло.       Александр поставил бокал на столик и закинул ногу на ногу. Агата уже поняла, что это его движение означало полную готовность к схватке сарказмов.       — Джереми — обычный парень, которому нужна обычная девушка, а ты задушила его своими стремлениями и рвением помочь всем и вся.       — Разве это плохо, что я хочу много где достичь высот? — Агата взяла в руки салфетку и начала медленно складывать её и крутить.       Александр сделал вид, будто задумался о чём-то или подсчитывал вероятность какого-то события.       — Если участвовать во всём, то можно потерять себя.       — Я не теряю себя, — отрезала Агата.       «Наоборот, приобретаю».       — А дорогих себе людей? — спросил Александр, продолжая давить на выбранную точку. Словно знал, куда надо. — Или дорогие люди, как бы сложно с тобой ни было, никогда не уйдут?       Харрис не знала, что ответить. Джереми не понимал её саму с самого начала, не мог принять то, что она хотела получить и добиться. Надежда на то, что он сможет в дальнейшем смириться с этим, и влюблённость отдалили Агату от реальности.       — Каждый имеет право на выбор, — произнесла Агата. — Даже если кажется неправильным для одних, то это не делает его автоматически неправильным для всех. Могу дать тебе номер Джереми, чтобы ты сказал это ещё и ему. Он оценит. Все любят винить меня.       Она снова сделала глоток от наполненного до краёв бокала с шампанским и попыталась поставить его на столик, но неверно рассчитала диаметр основания, и сладкое шампанское со всеми своими пузырьками оказалось на джинсах. Она воскликнула от неожиданности и досады из-за своей неосторожности, не зная, как спасти одежду. Александр среагировал быстрее и положил ловким движением на колени Агаты салфетку, тоже в миг намокшую.       Агата подняла глаза и встретилась со взглядом Александра, присевшего на корточки и державшего руку на салфетке и бёдрах Харрис. Он немного надавливал на неё, и Агата поёжилась от ощущения его прикосновений. Таких интимных, произошедших между ними впервые. Рука Александра двинулась вверх — конечно же, из благих намерений — чтобы прекратить распространение жидкости.       — Я не виню тебя, а хочу помочь. Пусть и пустой болтовнёй, как ты считаешь. Ты такая неуклюжая, — Нильсен не прекратил движения, произнося фразу и не отрывая взгляда от лица Агаты.       — Я задумалась, как бы ещё ответить тебе, и поставила не так бокал.       Александр усмехнулся.       — Конечно. Всему виной твоё желание противоречить мне.       Свободной рукой он коснулся волос Агаты, накручивая на палец один из локонов.       — У тебя красивые волосы.       Агата поднялась на ноги почти одновременно с Александром, и их тела соприкоснулись, толкая друг друга в противоположные стороны. Как две позитивные частицы. Агата стала падать назад на диван, но сильные руки подхватили её и удержали на месте.       — Неуклюжая, — снова повторил Александр.       Его взгляд сместился вниз, на губы Агаты, приоткрывшиеся от внезапно возникшей близости. Александр подался вниз, но остановился на полпути. Он бы долго рассматривал губы, если бы Агата не сглотнула и наконец не пришла в себя.       — Мне надо переодеться.       Харрис отошла от него и быстрым шагом направилась в свою комнату. Да, в мокрых джинсах стоять было не очень комфортно, но вот почти поцеловаться с Нильсеном — это ещё менее комфортное занятие. Конечно, Агата не могла утверждать, что сам поцелуй ей бы не понравился, но вот от последствий она бы точно не была в восторге.       Что это было? Мимолётный порыв или логическое завершение? Нет, она слишком мало знала его.       Агата надела домашние штаны и вышла из комнаты, увидев в коридоре Александра. Он рассматривал рамки с фотографиями и, наверное, ждал Агату.       — Кто это? — Александр кивнул на изображение трёх людей на фоне грандиозного особняка.       — Мои родители и тётушка, — ответила Агата, надеясь, что ему не понадобится продолжения рассказа. Тема родителей не была её любимой.       — Ты очень похожа на маму. Особенно нос.       Агата улыбнулась. Да, у них обеих он был немного поднят к верху и покрыт веснушками.       — Хотя и от отца тоже многое есть.       — Ты тоже очень похож на свою маму. Я не могла долго рассматривать её, но глаза у вас точно одинаковые.       Александр посмотрел на Агату. В этот раз без каких-либо отрицательных эмоций. Наоборот, во взгляде была некая теплота. Она бы и не подумала, что каждая их встреча — случайное совпадение, а не чей-то план. Казалось, вместе они проводили достаточно времени.       — А это что за картина? — Александр посмотрел на красногрудую птицу, сидевшую в цветках жасмина.       — Простая репродукция.       — Очень подходит под стиль твоей квартиры и тебя. У них и тех птичек в гостиной один и тот же художник?       «Он обратил внимание на мою любимую картину», — Агата вспомнила про тот цветочный этюд с иволгами, который она повесила над диваном.       — Да. Она тоже замечательная.       — А вы куда ушли? — в коридоре появилась Ева, аккуратно выглянув перед своим появлением из-за угла. — Чем занимаетесь?       — Фотографии смотрим, — ответила Агата.       — Ой, как скучно, — разочаровалась Ева. — А я думала застукать вас за чем-то неприличным.       — Мне пора, — сообщил Нильсен. — Спасибо за вечер.       — Пока, Александр, — Агата ощутила нечто странное, когда его имя прозвучало в вежливом тоне из её уст. Непривычно.       Он взглянул на неё и кивнул ей на прощание.       — До скорого, наш трудоголик, — махнула ему рукой Ева. Когда он вышел за пределы квартиры, Скай начала свой допрос. — О чём тут говорили?       — Ничего особенного.       — Да ладно, никаких грязностей?       — Абсолютно никаких.       — Почему ты не замечаешь достойных парней вокруг себя? — с досадой протянула Ева.       — Наверное, потому что их нет. Иначе у меня можно было бы диагностировать проблемы со зрением.       — Слушай, ты несколько лет точно была слепой, потому что не видела проблем со своей личной жизнью!       Агата вздохнула. Ещё один бокал шампанского ей точно не повредил бы в ближайшем будущем. Тем более она не была ещё пьяной, а обещанное стереотипами об употреблении алкоголя расслабление так и не наступило.

***

      Агата не пила так мало и не пьянела так быстро, наверное, со временем выпускного в старшей школе. Она же выпила всего два бокала шампанского, о каждом из которых уже пожалела. Это было даже как-то по-детски: потерять себя из-за незначительной дозы алкоголя. Тем не менее события вчерашнего дня — все события вчерашнего дня — сохранились в памяти в кристальной чистоте. От этого было даже немного стыдно. Их разговор с Александром, его руки на её бёдрах, в волосах… Агата вылезла из одеяла и сделала быструю разминку, чтобы мышцы, немного заснувшие после продолжительного сна в странной позе, пришли в норму. Да и мысли зарядка хорошо разгоняла.       Выйдя из спальни, Агата разочарованно вспомнила, что, кроме вчерашних гостинцев, в холодильнике ничего не осталось, потому что планы сходить в магазин и закупиться едой уступили планам напиться. Что же, придётся позавтракать орехами и остатками пирожных, а здоровый образ жизни — с завтрашнего дня. Ещё раз потянувшись, Агата вошла на кухню и сразу же отметила изменения в ней. Нет, всё из мебели было в полном порядке, никакого хаоса после прошедшего междусобойчика, но вот во всём другом ясно ощущалось присутствие кого-то другого. И Агата быстро нашла причину этому. На столе стояла тарелка творога, украшенного ягодами малины и голубики.       — Что за… — Харрис подошла к столу и оглядела тарелку со всех сторон.       Её любимый вариант завтрака. Об этом знала только она и её ближайшие родственники, часто смеявшиеся над тем, что её рацион состоял на семьдесят процентов из молочных продуктов, а остальные тридцать заполнялись ягодами. Совсем недавно ещё один человек узнал этот факт из жизни Агаты. Она быстро добралась до телефона, который, как ей казалось, больше не понадобится и обнаружила на нём сообщение.

Информатор: Утро доброе. Надеюсь, ты успела испугаться?

      Испугаться — да. Вчера Агата думала, что потеряла источник информации, а сегодня усомнилась в собственной же адекватности. Виной всему оказался, к её небольшому удивлению, один человек.

Агата: Как ты узнал мой адрес?

      Хотя вряд ли можно было рассчитывать, что у него не хватило бы при остром желании ресурсов узнать, где она жила.

Информатор: Птички напели. Они, знаешь, о многом могут рассказать.

Агата: Это выглядит жутко. Откуда мне знать, что ты не установил мне в квартиру скрытых камер?

Информатор: Не стоит подкидывать мне идей. Просто считай это жестом примирения. Я тебя прощаю за твой необдуманный поступок, потому что он дал нам много полезной информации. Например, в полиции кто-то не хочет, чтобы расследование шло гладко.

      Он был прав. Сокрытие следов и улик — серьёзное вмешательство и помеха на пути честного и качественного раскрытия причинных связей преступления. Получается, кто-то намеренно портил жизнь сразу целому отделу во главе с Ванессой. Не было ли это личным вмешательством?

Информатор: Наслаждайся завтраком и думай дальше об убийстве. Занятные писульки в блокноте, кстати.

      Агата метнулась на этот раз обратно на кухню. Он трогал её блокнот. Там могли остаться отпечатки, но вряд ли информатор мог так глупо проколоться. Она пролистала и разглядела каждую страницу и нашла инородную надпись только на самой последней.       «Приятного аппетита, госпожа полицейская».       Почерк был очень красивый с забавной манерой написания буквы «t»: с предшествующей буквой она соединялась размашистой петлёй, затем перечёркнутой уверенной линией. Агата зарычала от злости. Информатор был здесь, имел время на занятие каллиграфией, а она просто тихо и мирно спала.

***

      Творог был, несомненно, прекрасным завтраком, но имел одно неприятное свойство: кончаться. Поэтому Агата всё же вышла в магазин. Но там ей долго быть и выбирать макароны и овощи возможности не представилось, потому что её оторвало от занимательного занятия очередное сообщение, но на этот раз от Итана Эванса.       «Сегодня представляется волшебная возможность попасть в читательский клуб. Придётся только спрятаться за безликой формой официанта».       Агата немного расстроилась. Она надеялась, что хоть один день обойдётся без шпионских игр, но высшие силы, которые просто обожали над ней издеваться, скорее всего, подбросили ещё одно воскресное «развлечение». И почему у неё было ощущение, будто она изменяла информатору, пользуясь подсказками другого человека? Это всё было для дела, и предотвращение возможной гибели другого человека — важнее всего.

***

      Итан Эванс умел организовывать все условия, чтобы внедрение чужого человека в коллектив прошло успешно. Агата сидела уже переодевшаяся в униформу официанта, под которой предполагался тотальный чёрный образ. Иными словами, Агата на самом деле становилась тенью. «Обезличивала» её и узкая маска, скрывавшая часть лица. Такая маскировка была и положительным элементом, поскольку никто не мог бы узнать Агату. Лишние вопросы тут ни к чему.       — Сегодня почти день открытых дверей, — Итан, сидевший рядом с Агатой, заинтересованно разглядывал её, — поэтому внедрить своего официанта не так сложно. Но только имейте в виду, что в клубе будут и посторонние люди.       — Ничего страшного. Множество народа не помешает.       «Наоборот, — думала Агата, — это на руку».       — И если вдруг что-то случится и вас раскроют, то мы с вами не знакомы, — предупредил Итан. — Идите через ту дверь, там вас пустят, — он указал на проход рядом с мусорными пакетами.       — Спасибо, — поблагодарила Агата.       — Мисс Харрис, помните о долге, — предусмотрительно освежил в голове одно из своих требований Итан. — И будьте осторожны.       Агата кивнула и вышла из машины, направляясь к намеченной двери. Итан махнул рукой, и водитель повёз его к официальному входу неофициального клуба. Забавно, что даже у подпольных заведений есть потайные дверцы, через которые могли просочиться чужаки для внутреннего мирка.       На входе Агату встретил не очень высокий, но широкоплечий и мускулистый молодой человек в похожем одеянии и маске. Он осмотрел подосланную коллегу и впустил её.       — Мистер Эванс точно знает, что делает? — его тон убеждал без помощи эмоций о сочащемся сомнении и тревожности насчёт всей затеи с подменой работников.       — Конечно, — сказала Агата, понимая, что говорила абсолютную ложь. — Всё под контролем.       — Пройди по коридору в первую дверь слева и представься Марго. Ты заменяешь Люси, у которой прошла операция по удалению аденоидов. Поняла?       — Да, — утвердительно ответила Агата. Марго, Люси… главное имён не напутать.       Агата пошла точно по тому пути, что ей был намечен, и оказалась в женской раздевалке, находчиво сделанной из бывшего склада, о чём кричал оставленный или забытый хлам, разложенный по углам. С десяток удивлённых глаз уставились на Агату, появившуюся так неожиданно и явно опоздавшую.       — Я Марго, — представилась она. — Заменяю Люси.       Реакции не последовало, и Агата испугалась, что Итан и его соратник пошутили над ней, дав никому неизвестные имена, но потом девушки расслабились, признав в Харрис свою напарницу. К ней подошла одна из официанток с тяжёлой сумкой на поясе и открыла её, начиная отсчитывать деньги.       — Что это? — спросила Агата.       — Доплата, — равнодушно ответила она.       — За что?       — Сегодня не будет дамы с камелиями. Придётся немного поработать за неё.       Агата помнила, какой характеристикой одарил даму с камелиями Итан, и подпадать под описанные им черты Харрис не намеревалась.       — В смысле?       Девушка услышала страх в голосе Агаты и усмехнулась, посчитав её за «неопытную профанку» в деле профессиональных официантов элитного места.       — Не бойся, спать не надо. Но вот бёдрами покрутить и поулыбаться мило каждому извращенцу придётся.       В руках Агаты оказалась несколько банкнот фунтов. Замечательно, сегодня она ещё получила возможность заработать. Не уточнялось только, как с ней себя будут вести гости. Придётся прикусить язык и стараться не выдать себя.       Агата оказалась в зале с чайником на подносе. Её задача — разливать его по необходимости. Весь зал был уставлен небольшими диванчиками, на которых помещалось не более трёх людей, беседовавших о своём богатом и светском. Гостей было достаточно много, поэтому необходимость возникала часто. Агата ходила от одного диванчика к другому, подливая в чашки напиток и пытаясь уловить что-то важное. Наконец, это вышло.       — Комната триста шесть теперь пустует? — один из мужчин, совершенно не обращая внимания на официантку, навострившую уши.       — Да, не знаю, кто решится занять место.       — Какой кошмар, однако. Я и не знал, что она была судьёй.       — Друг мой, тут никто друг друга не знает. Чему вы удивляетесь?       Агата отошла к столику, чтобы взять новый чайник. Комната триста шесть. Пункт назначения намечен. Краем глаза она заметила, что одна из официанток принялась массировать плечи гостя, а другая — присела рядом на диван и стала что-то шептать ему на ухо. Вдруг она услышала знакомый голос.       — И сколько мне ждать своего чая? — она обернулась и увидела Александра, сидевшего на диване и смотрящего прямо на неё. Да, он очевидно узнал её. Даже под маской.       Что он тут забыл? Хотя, вспоминая его сферу деятельности, связанную с инвестициями, можно было и не удивляться. На таких мероприятиях кого только не встретишь.       — Давайте я налью вам, — к нему подошла другая официантка.       Она склонилась над ним, стараясь продемонстрировать всё возможное через вырез на кофте. Александр никак не отреагировал на оказавшуюся перед ним девушку.       — Я не в твоём вкусе, красавчик? — блондинка провела рукой по линии плеч Александра, который внимательно смотрел на Агату. Она же усердно складывала салфетки на поднос. — Меня зовут Лили.       — Прости, но нет, Лили. Меня привлекает другой тип девушек, — отверг её Нильсен, но Лили так просто было не сломить.       — И какой же? Я могу быть любой. Только пожелайте.       — Медно-каштановые волосы, зелёные глаза, веснушки и неуправляемые амбиции.       Лили нахмурилась и отстранилась от Александра.       — Пойду поищу похожую, — проговорила себе под нос обиженная девушка и испарилась в толпе, ища нормального и сговорчивого клиента.       Александр пододвинул к себе чашку для чая и откашлялся.       — Боюсь, придётся ставить низкую оценку за сервис.       Агата закатила глаза, но всё же подошла к Александру и налила ему чая. Он откинул голову на спинку дивана и наблюдал за ней.       — Как жаль, что нашему начальству плевать на это. Но мы обязательно учтём ваше мнение.       — Девушка, мне кажется, я вас где-то видел уже. И там, где я вас видел, вы тоже дерзили.       — Совершенно не понимаю, о чём вы говорите.       — Да, вот вы сейчас повернули голову немного направо, и я точно вспомнил. Вчера я сидел рядом с вами на коленях и промакивал шампанское с бёдер.       Агата недовольно посмотрела на него, удерживаясь от соблазна обронить пару капель на костюм Александра.       — Не знаю, вы меня с кем-то путаете. Обычно я не подпускаю сомнительных мужчин с сомнительным времяпрепровождением к своим бёдрам.       Ладно, Агата не удержалась, и одна капля всё-таки приземлилась на Нильсена.       — Что ты тут делаешь, Агата? — прямо обратился Александр, и она тихо шикнула на него.       — Это по делу. Давай так: ты меня не видел, а я — тебя? Не хочу проблем.       Александр приподнял бровь.       — Проблем не хочешь, но лезешь туда, куда сама не знаешь? Собирай свои пожитки и уходи отсюда немедленно! Ты меня поняла?       — Прошу прощения, но мне нужно идти. Гости не ждут, — Харрис улыбнулась и пошла подальше от Александра.       — Стой, — прошипел он, но Агата не среагировала. Надо было найти комнату триста шесть.       Из общего зала вело несколько коридоров: один, из которого Агата пришла, и другой, который ей и был нужен. Нумерация комнат начиналась с номера триста. Оглянувшись, чтобы убедиться в том, что лишнее внимание не привлечено, Харрис пошла вперёд и сняла маску, из-за которой у Агаты чесался лоб.       «Что это ещё за комната, — рассуждала она. — Неужели у всех участников есть она?»       — Эй, милая, ты заблудилась?       Агата остановилась, надеясь, что обращались не к ней, но вопрос повторился, и ей пришлось обернуться, чтобы увидеть перед собой мужчину. Может, он хотел узнать, где был туалет?..       — Чем я могу вам помочь?       — Красавица, — он довольно улыбнулся, рассмотрев ранее спрятанное лицо. — Я заскучал. Знаешь, я купил у вас вип-билет, а никаких вип-услуг так и не получил. Понимаешь, чем можешь мне помочь? — намекал мужчина слишком открыто и беззастенчиво.       Он медленно двинулся на неё, расставляя руки так, чтобы Агата не смогла обойти его по стенке. Все пути отступления были отрезаны.       — Я… нет, простите. У меня другое задание, — она всё-таки попыталась обойти его, но преграда в виде рук не исчезла. — Пропустите, пожалуйста.       — Я слышал, как ты отшила того придурка, — он говорил о Нильсене, — мне нравятся дерзкие. Сможешь и мне так подерзить?       — Пропустите, — уже без намёка на просьбы потребовала Агата.       — Да не ломайся, вам же всем доплатили за это. Я знаю, — руки мужчины прикоснулись к талии Агаты. — Или тебе ещё надо?       Харрис оставила его слова без комментариев, раздумывая, куда бы ему нанести удар, чтобы он отстал. Руки на её талии стали опускаться ниже, и Агата нервно сглотнула.       — Если ты сейчас не уберёшь руки, то я очень больно ударю тебя, — еле сдерживаясь, проговорила Агата.       — Я с удовольствием проверю твою сноровку, — мужчина не останавливал своих движений, а только улыбался.       — Я бы не стал в ней сомневаться, — Александр прислонился к стене и наблюдал за тем, что происходило. Мужчина обернулся и рассмеялся, увидев его.       — Малец, тебя уже прокатила эта девица. Дай шанс более опытным.       Александр оттолкнулся от стены и подошёл к нему, сохраняя на лице презрение и холод. Походка его выглядела угрожающе.       — Опыта у тебя, видимо, не так уж и много, раз ты не знаешь, что в таких ситуациях надо слушать, что говорят.       Мужчина набычился, принимая оборонительную позу, а Агата сделала пару шагов назад.       — В каких же ситуациях?       Александр недобро глянул на него, а потом резко заломил руку мужчину, который тут же взвыл от боли. Самому Нильсену этот захват, на первый взгляд, не стоил поражающих усилий.       — Да что ты… пусти, придурок!       — Я тебя сейчас отпущу, а ты — сгинешь, понял?       — Понял.       Александр выполнил своё обещание, отпустив постанывающего мужчину. Он мгновенно оставил коридор.       — А теперь ты, — Нильсен обратился к Агате.       — Что, тоже руку мне заломаешь?       — Всё больше убеждаюсь, что слов ты не способна понять. Уходи отсюда! Это — не детский утренник.       Агата перевела взгляд на комнату, оказавшуюся за спиной Александра.       — Приём, ты слушаешь?       Она обошла Александра, у которого прогрессировала возможность развития нервного тика, и дёрнула за дверную ручку. Заперто.       — Думаю, выход в другой стороне.       — Ты можешь взломать замок?       Александр всплеснул руками, поражаясь способности Харрис пропускать мимо ушей информацию.       — Я что, по-твоему, взломщик и вор?       — Кто знает, чем ты занимаешься в свободное время?       Нильсен оглядел Агату беглым взглядом, заостряя внимание на волосах. Он потянул за шпильку, и одна из прядей выпала на лицо Харрис. Потом он сделал то же самое, но с другой стороны.       — Ты мне причёску разрушил.       Александр ухмыльнулся и согнул первую шпильку пополам, а вторую выкрутил так, что один конец был похож на длинную и тонкую палочку. Теперь заколки напомнили сложный аппарат-отмычку.       — Да, возможно, такое умение у меня имеется, — Александр погрузил согнутую шпильку в замочную скважину и несколько раз провернул затвор. Другая шпилька тоже залезла в скважину, и Нильсен стал поочерёдно поднимать каждую из них.       — Ну, как? — тихо спросила Агата.       — Было бы лучше, если бы была тишина. Иди постой и посмотри, чтобы никто не пришёл.       Харрис поднялась с колен и подошла к углу. Всё было очень спокойно, никто даже не смотрел в сторону, где сейчас происходило самое интересное.       — Мисс Харрис, — окликнул её Александр. Она обернулась и увидела, как он уже открывал дверь и жестом предлагал войти. — Добро пожаловать.       Агата ещё раз обернулась, а потом быстро прошла в комнату, а за ней проскользнул и Александр.       — Зачем тебе сюда?       — Ты сначала сделал, а потом спросил?       — Я подумал, что для тебя очень важно это, раз ты участвуешь в этом концерте.       — Теперь ты тоже участник. Прости, что вовлекла во всё это.       Александр сдавленно рассмеялся, сдерживая себя от дальнейшего приступа веселья.       — Давай быстрее смотри, что тут, и пойдём.       Агата достала телефон из кармана и включила фонарик. Комната была очень маленькая, но красиво обставленная и прибранная. Харрис не обладала профессиональными знаниями в архитектурных и интерьерных стилях, но этот узнала бы из тысячи, потому что однажды они с Джереми отправились на экскурсию в замок Блэр, где им дали послушать двухчасовую лекцию об особенностях именно этого стиля. Георгианский стиль. Стена делилась на три части: нижняя — дерево, средняя — драпирована шёлком, а верхняя — отделана белоснежным потолочным фризом. Комната была обставлена в минимализме, но очень богатом и обдуманным. Даже шкаф и тумба у двери сочетались по цветовой гамме и материалам. При свете рассмотреть это всё было бы легче и интереснее.       — Ты закончила любоваться? — шепнул Александр.       — Я думаю, что Шарлин Мур ходила сюда. Мне нужны доказательства.       — Ты «думаешь»?       — Я думаю.       — Прекрасно, что ты в состоянии совершать такие сложные мыслительные процессы, но тебе не кажется, что я мог зря взломать только что дверь?       — Считай, что это была разминка, — Агата пожала плечами и принялась к поискам.       Однако всё было чисто. Вообще чисто. Ещё чище, чем в доме у Шарлин. Видимо, здесь тоже поработали «уборщики». Агата разгневанно прошептала тихое ругательство.       — Смотри, а тут кое-что выбивается из стиля, — Александр кивнул на стул, задвинутый под стол. Нильсен откатил его назад, и Агата увидела, что он был на колёсиках.       — Какой кошмар, — Харрис подошла к стулу и осмотрела его. Её передёрнуло от чувства путешествия в прошлое.       «— Агата, забирай волосы! Они уже даже в колёса стула накрутились!»       Тётушка всегда возмущалась по этому поводу, поэтому Агата запомнила, что механизм и колёсики могли собирать даже волосы с пола.       — Точно, — она наклонилась и посмотрела на стул, — приподними его, — попросила Агата у Александра.       — Зачем?       — Приподними, — настойчивее попросила она его, и он подчинился.       Агата подсветила колёсики и действительно увидела чёрные волосы на них. Длинные. У Шарлин Мур они тоже были такие. Харрис ловко вытащила пару. Отлично, теперь у неё были улики.       — Можешь отпускать, — Агата встала с колен.       — Ну, что? У тебя теперь есть чей-то клок волос?       — Я сдам его на экспертизу. Они могут совпасть с волосами Шарлин Мур.       — Она ведь сгорела.       — Пару волос могут найти. Или на работе. Там обыск был. Надо куда-то их завернуть, — Агата огляделась, но никакой бумажки не было.       Остался только один вариант и не самый экономичный. Агата достала купюру и положила туда волосы, скрутив банкноту в подобие конвертика. Александр саркастично смотрела на Агату.       — Упражняешься в оригами?       — Других вариантов нет.       Агата закончила всё, что хотела сделать. Осталось лишь испариться.       — Спасибо, Александр.       — Обращайся. Всегда готов взломать парочку дверей и заломать руки всяким козлам.
Примечания:
мне нравится троллить Агату, которая не смекает, но начинает подозревать...

Коллаж: https://pin.it/5jTZNKu
«Оживление» диалога: https://www.instagram.com/p/CLoixwQlOUH/?igshid=165e3ojaoul87
В честь пересечения рубежа в ста страниц можно и почти поцеловаться :)

Нашла я песню, которая, как мне кажется, очень подходит Александру: Future Royalty - The best

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты