Как Гермиона Грейнджер стала убийцей

Гет
NC-17
В процессе
27
Размер:
34 страницы, 8 частей
Описание:
Знаешь, как страшно обнаружить, что не за кого бороться? Все исчезло, остался только я. Пустой. С тех пор я только тем и занимался, что бежал от этой пустоты. А потом увидел, как ты смеёшься рядом с парнем, так похожим на меня. И ты заливалась хохотом. Мерлин, это было так красиво.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 7 Отзывы 6 В сборник Скачать

8

Настройки текста

6 лет назад, декабрь

Гермиона весь оставшийся день была занята делами Бала. Пытаясь как можно больше успеть до Рождества. Она связывалась с членами комитета других школ через камин, отрывая их от предпраздничной суеты, писала письма поставщикам, вносила корректировки в план мероприятия. Но все это время, как прилипчивая песенка с дурацким мотивом, в голове снова и снова всплывал вопрос о том, что ей надеть вечером. Каждый раз, когда она ловила себя на этой мысли, упрямая морщинка пролегала между бровей. Вот ещё , глупости, думать о том, в чем она будет танцевать с Малфоем. Этот кретин зайдет за ней с минуты на минуту. Гермиона оправляла свою школьную юбку. Ей не нравилось волнение, возникшее в груди. Сейчас она совершенно не могла совладать с мыслями. Где они будут танцевать? В подземельях? В Большом зале? Как это вообще должно было выглядеть? Может стоило надеть платье? Или это было бы смешно? Где он возьмёт музыку? Почему галстук так давит на горло, ведь завязан точно так же как всегда? Тонкая трель заставила ее вздрогнуть. Она впилась глазами в колокольчик, весящий над кроватью. Такие были над каждой, они оповещали, что кто-то стоит у входа в гостиную факультета и зовёт конкретного человека. Но только Гермионин звучал так излишне громко и пискляво. Это она заметила только сейчас. Колокольчик снова звякнул, выводя ее из ступора. Девушка бросила последний взгляд на себя зеркало. Она выглядит обычно, как всегда. Наверное это как раз то, что нужно. Она спустилась по лестнице и открыла дверь. Драко Малфой стоял на пороге в черном пальто. Они пойдут на улицу? — Форма? Серьезно, Гренджер? — Малфой недовольно скрестил руки на груди и поджал губы. — Я не собираюсь наряжаться ради твоей прихоти, — не менее надовольно повторила Гермиона жест Малфоя. Хотя противный внутренний голосок тут же пропел: "так и знала, что лучше надеть платье" — Уверена, что не хочешь переодеться во что-то более...— он не договорил, наткнувшись на холодный взгляд гриффиндорки, вздохнул, — Ладно. Тогда бери пальто и идём. И сними хотя бы галстук, умоляю тебя. — Куда мы идём? Нельзя сделать это в Хогвартсе? Малфой закатил глаза: — Я не собираюсь праздновать рождество здесь и танцевать под завывания эльфов в Большом Зале. Гермиона молча вернулась в гостиную, захлопнув за собой дверь. В своей комнате она скинула душащий ее галстук и взяла пальто. Чертов Малфой. Все уже до невозможного неловко. Она жалела, что согласилась. И какой только черт ее дёрнул. Как пережить этот вечер? Худшее Рождество в жизни. Малфой ждал ее все так же скрестив руки на груди. Он окинул взглядом вернувшуюся Грейнджер, как будто провел какую-то инспекцию и теперь недоволен результатом. — Идём. Гермионе ничего не осталось как идти за ним и сверлить глазами прямую спину, перебирая в голове все заклятья, которыми могла бы его покалечить. Так, молча, они шли до самого Хогсмида. Он впереди, она за ним. Наконец Малфой остановился, повернулся к ней и протянул руку. Гермиона подозрительно прищурилась. — Давай руку, мы аппарируем, — раздражённо объяснил Малфой. Гермиона сунула руки в карманы, подчёркивая нежелание прикасаться к нему. — Зачем нам аппарировать? "Три метлы" сейчас открыт и там точно играет музыка. Мы же проходили мимо. Малфой проследил за ее движением, и оно кажется ещё больше его разозлило. Но, на увидение Гермионы, парень глубоко вздохнул и ответил спокойно: — Хочешь появиться в магическом баре вместе? Не боишься, какие пойдут слухи? Гермиона на секунду сжала кулаки в карманах. Он прав, танцующие Драко Малфой и Гермиона Грейнджер точно попали бы на первые полосы газет. Она вытащила руки из карманов и коснулась все ещё протянутой холодной ладони. Мир закружился и вот они уже стоят посреди магловского Лондона. Малфой быстро убрал руку. Он отправился вперёд по улице, она — за ним. Они снова шли в тишине несколько минут. — Вообще-то было очень опрометчиво появиться посреди улицы, тут полно маглов, нас могли заметить, — не удержалась Гермиона от комментария. Малфой фыркнул: — Нам повезло, никто нас не заметил. — Но могли! Зачем так рисковать, можно же было перенесись в какую-нибудь подворотню. Малфой резко остановился и посмотрел на нее через плечо: — Сбавь свой нравоучительный тон. Ничего не произошло. Не будь ты такой занудой. Хоть немного постарайся быть нормальной девчонкой! Гермиона тут же замолчала и поежилась как от холода. Малфой повернулся к ней. В его глазах скользнуло что-то вроде нервозности. Всего на секунду. Он провел рукой по волосам. — Слушай, Гренджер. Я хотел сказать, расслабься, так нам обоим будет легче пережить этот вечер. Ха. Расслабься. Очень смешно. — Мы пришли, — он кивнул на ресторан перед ними. Даже по вывеске было ясно, что тут дорого, вычурно и меню наверняка на французском. Гермиона молча прошла к двери и распахнула ее прежде, чем Малфой коснулся ручки, чтобы открыть перед ней дверь. Их встретила миловидная девушка. Малфой назвал свою фамилию, столик их уже ждал. — Можете отдать мне вашу верхнюю одежду, — вежливо улыбнулась девушка. Гермиона вздрогнула, когда длинные пальцы слизеренца коснулись ее пальто. Она дернулась: — Что ты делаешь? — Черт, Грейнджер. Я пытаюсь быть галантным, — сквозь зубы прошипел Малфой. Она прошила его взглядом: — Это не обязательно. — Это воспитание. А тебя что, тролли растили? Гермиона сдалась и выскользнула из пальто, Малфой передал его ожидающей девушке и снял свое. Он выглядел так, словно родился в этом гребанном вычурном ресторане. Шелковая черная рубашка, идеально сидящие брюки. Хоть сейчас снимай его для обложки журнала. Они прошли в зал, почти все столики были заняты. На небольшой сцене стоял рояль, музыкант играл тихую и печальную мелодию. Гермиона выделялась. Ее школьная юбка и белая рубашка совсем не подходили этому месту, этому идущему рядом парню. Грейнджер чувствовала себя инородным телом, соринкой, попавшей в глаз. Чем-то лишним и неправильным до слез. Они сели за небольшой круглый столик. Малфой тут же открыл меню и погрузился в чтение. Гермиона на автомате повторила за ним. Ну да, как она и думала, все на французском. — Я давал тебе возможность переодеться, — Малфой проговорил это не отрывая глаз от карты вин. Гермиона тут же почувствовала прилив сил. От злости. Это было даже сильнее смущения. Слава богу. — Если бы ты сразу сказал, куда мы идём, я была бы готова. Но ты предпочел играть в Джеймса Бонда. Загадочный мудак. Он поднял на нее глаза, поиграл желваками, но промолчал. Удивительно. Она отчетливо видела, что он готов был ей ответить, но сдержался. — Давай уже сделаем то, зачем пришли. Не нужно ничего заказывать, это долго, — захлопнула меню Гермиона. — Не знаю, как тебе, но мне точно нужно сначала выпить. Хотя бы чтобы притупить боль от того, что ты оттопчешь мне ноги. — О, тогда закажи побольше, потому что я надеюсь сломать тебе пару костей. Малфой хмыкнул. Или ей только показалось, что на мгновение его губы дрогнули в улыбке. Он заказал какое-то вино, название которого Гермионе не удалось бы повторить. Вскоре перед ними появилось по бокалу. — Зачем это все, Малфой? Он покрутил бокал в руке и посмотрел на нее немного устало: — Что "все"? — Это, — обвела руками зал Гермиона, — зачем было тащить меня в такое место? Хотел меня смутить? — Я не хотел тебя смущать. Это хороший ресторан. Они снова замолчали. Если по пути сюда молчание было злым, то сейчас оно было неловким. Гермиона осушила свой бокал несколькими большими глотками. Малфой вскинул бровь: — Хорошее вино так не пьют. — Сбавь свой нравоучительный тон, — передразнила его Гермиона со всей возможной язвительностью. Малфой снова хмыкнул и отпил из своего бокала. — Хочешь ещё? — Хочу, чтобы этот вечер скорее закончился, — сухо ответила Гермиона. Он смотрел на нее пару секунд и перевел взгляд на музыканта. Все так же наблюдая за его игрой, Малфой тихо проговорил: — Я правда не хотел тебя смущать. Я думал, тебе здесь понравится. Гермиона ошарашенно смотрела на профиль парня. Что он только что сказал? Было похоже даже на извинение. Не дождавшись ответа Малфой снова посмотрел на нее. Это был странный взгляд, какой-то смущённый что ли. — Какой-то не очень приятный вечер получается, да? Ты шипишь, я злюсь, — он снова отвернулся, как будто заинтересовавшись разглядыванием посетителей. Эта резкая перемена в настроении Малофя вышибла ее из колеи. Она знала, как реагировать и что говорить, общаясь с язвительным и насмешливым слизеренцем, но что сказать сейчас понятия не имела. Гермиона поднесла к губам бокал, забыв, что он пуст. Поставила обратно на стол. Малфой заметил это и, к ее удивлению, перелил часть рубиновой жидкости из своего бокала в ее. — Не уверена, что так принято делать в приличных заведениях, — брякнула Гермиона, смущённо хмыкнув. — Ты наплевала на все приличия ещё когда не дала мне открыть для тебя дверь сюда, — улыбнулся в ответ Малфой. — Ты ведёшь себя странно, — Гермиона смотрела на свой бокал, словно в нем плескался яд. — Что странного в том, что я веду себя как джентльмен? — Малфой почти вернул себе свой обычный насмешливый тон. — Ты же меня ненавидишь, а сейчас вдруг принялся оттачивать на мне галантность, — серьезно ответила Гермиона, проигнорировав его усмешку. — Я не ненавижу тебя, Гренджер. И никого, вообще. Потому что все, кого я ненавидел, мертвы. Гермиона снова была сражена. Наповал. Ее повело от того, каким голосом он это сказал. Будто доверяя секрет. — Ладно, давай уже потанцуем, не будем длить пытку, — не дал ей ответить Малфой. Он встал и приглашающе протянул ей руку. Гермиона вложила в нее свою ладонь и поднялась. Малофой уверенно вывел ее в центр зала и положил вторую руку на талию. Они стали медленно двигаться. Весь день она думала, как это будет. Помня вечеринку и то, как он тогда скользнул пальцами по ее бедру, Гермиона ожидала, что он снова попытается что-то такое выкинуть. Но Малфой держал дистанцию. Их тела не соприкасались. Это, и то, как необычно он вел себя этим вечером, позволило Гермионе задать вопрос: — Что это было, тогда, на вечеринке? Малфой посмотрел на нее, словно выныривая из каких-то глубоких размышлений: — О чем ты? — Ну...ты понял, — Гермиона почувствовала себя глупо. Уголки губ Малфоя дрогнули от сдерживаемой улыбки: — Я бы не спросил, если бы понял, Грейнджер. Гермиона крепче сжала его плечо, надеясь причинить боль. Вот ведь придурок. Малфой даже не повел бровью, медленно кружа ее по танцполу. — Серьезно. Я тогда был немного пьян, как и ты, кстати, — улабнулся Малфой, — Потом я увидел твои колени и дальше все как в тумане. Гермионе захотелось его ещё и пнуть. Он изведался над ней. Малфой между тем продолжал говорить, наклонившись к ее уху: — Если я позволил себе что-то, порочащее твою девичью честь, прошу меня простить. Гермионе стало душно от его дыхания на своей щеке, от его горячей руки на талии, от этого места, от его голоса. Музыка была бесконечной. Разнести бы чертов рояль в щепки. Он ощутил ее напряжение и отстранился. — Посмотри на меня. Гермиона подняла глаза. Малфой остановился и отпустил ее. Его взгляд был пугающе незнакомым. Таких взглядов от Драко Малфоя она ещё не получала. Что-то похожее на симпатию. Что-то красивое. — Вот и все. Это было не так ужасно, верно? — Верно. Гермиона не могла заставить себя оторваться от серых глаз. Похоже на гипноз. Но навождение исчезло, как только Малфой снова открыл рот. — Надеюсь, не придется тебя оглушать, чтобы ты не оплатила счёт мне на зло? — Что ты, Малфой. Надеюсь, этот счёт пустит тебя по миру. Малфой рассмеялся и отправился оплачивать счет. Предоставив Гермионе свободу действий: стоять как дуре посреди зала или отправиться за своим пальто. Они возвращались в замок так же молча. С той лишь разницей, что она сразу подала ему свою руку для аппарации. Хотя в Хогсмид могла трансгрессировать и самостоятельно. Гермионе даже показалось, что Малофой удовлетворённо улыбнулся, прежде чем они с щелчком исчезли. Когда они вошли замок, Малфой повернулся к ней. — Ну что ж, хорошего рождества, Гренджер. Не буду провожать тебя до гостиной, иначе будет слишком похоже на свидание. Что-то в животе Гермионы дрогнуло от слова "свидание". — Да, не стоит, — она надеялась, что голос звучал безразлично. Драко улыбнулся. Давно он начал так часто улыбаться в ее присутствии? Внезапно он наклонился к ее лицу. Так близко, что захватило дух. Она ощутила прохладу зимнего вечера, исходящую от его кожи. Различила тонкие серебристые прожилки в серых радушках. Заметила, что губы у него немного обветрились, контур стал самую малость ярче. Ей захотелось податься навстречу. Всего на секунду. Но она быстро опомнилась и отстранилась на пол шага. Они все ещё стояли очень близко, но уже не так опасно. Губы Малофя дрогнули, выражая...что? Нетерпение? Разочарование? Она не успела понять. — Спасибо, Гренджер. Все было не так, как мне хотелось, но по своему неплохо. Спокойной ночи. Он отступил и Гермиона только теперь поняла, что не дышала. — Спокойной ночи.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты