Всё, кроме чудес

Смешанная
R
Завершён
26
автор
Размер:
140 страниц, 49 частей
Описание:
Это история не об умирающем нетраннере из Найт-Сити. Это история о живом человеке. И таковой останется.
Посвящение:
Персивалю
Примечания автора:
Добавляется нехронологически, по мере написания. Фиксированные события:

1. Финал "Арасака" с последующим возвращением на Землю.
2. Ви - "дитя улиц".
3. Старший брат Ви, он же Тео, он же ОМП - идейный корпоратский крыс.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 1 Отзывы 7 В сборник Скачать

Интерлюдия 1

Настройки текста
Есть две вещи, к которым невозможно подготовиться. Предательство близкого человека и смерть. За свои почти восемьдесят лет Ханако Арасака успела повидать в достатке и того, и другого. Построить империю невозможно без жертв; даже она, далёкая от фактического управления компанией, это понимала. Доступ к передовым технологиям корпорации позволял кое-что предпринять на случай собственной смерти, более того — специфика профессии Ханако давала шанс обрести практически бессмертие, пусть и не в прямом смысле, пусть и с неизбежной потерей данных и, разумеется, с потерей ближайшего родственника по женской линии, согласного пожертвовать собственным телом. В её случае жертву должна была принести Митико Арасака, племянница американского происхождения, никогда не являвшаяся в глазах общественности частью корпорации. Но сколько бы ты ни строил планы и ни обеспечивал себе запасной аэродром — реальность внесёт свои коррективы. И довольно жестокие. Изменчивое пространство текло вокруг чёрными и белыми линиями, создавая на миг контуры предметов и тут же снова разбирая их на тончайшие серебряные нити. Знакомая и привычная любому нетраннеру среда. Ну, любому из тех, кто хоть раз выходил в киберпространство. Только вот… Ханако не могла припомнить, когда она успела сюда выйти. Ситуация казалась смешной, из разряда тех, которыми пугают неопытных новичков: вошёл в сеть и забыл, когда и зачем. Но воспоминания чётко подсовывали ряд событий, которые никак не могли привести в киберпространство. Тем более, что сейчас на Ханако не было её обычного комбеза для подключения. Свободные белые брюки и белая же рубашка с закатанными рукавами, лёгкие туфли на резиновой подошве. Та самая одежда, в которую и.о. генерального директора «Арасаки» переоделась по прибытии на орбитальную станцию. Провал в воспоминаниях вызывал неприятное чувство, сродни панике, но Ханако усилием воли взяла себя в руки. Может быть, экстренное погружение было необходимо из-за ряда факторов, которые не сохранились в памяти как раз по причине экстренности. В таком случае, стоит просто сосредоточиться. Заново всё вспомнить. Вопреки обыкновению, обрывки двоичного кода не спешили формировать устойчивые фрагменты привычных вещей. Только нестабильные тени. Ханако скрестила руки на груди и обхватила плечи, будто озябнув. Ощущение и вправду было сродни налетевшему холодному ветру. Начнём. После того, как Арасака-тауэр была окончательно отбита у мятежников, а во всех филиалах мира заработали протоколы чистки кадров, Ханако лично убедилась в том, что операция по переносу энграммы Сабуро Арасаки в тело его сына проходит успешно. Прости, братик, но это единственное, чем ты мог искупить свою вину перед семьёй. Затем был полёт на станцию. Строго говоря, стирание конструкта Сильверхэнда мог бы провести любой специалист с нужным уровнем доступа, но обещание есть обещание. Да и самой Ханако было интересно посмотреть на первый в её практике случай воздействия посторонней энграммы на нейронную сеть живого человека. И… да, последним связным воспоминанием был вход в «Микоши» для окончательной проверки. Если осталось что-то от личности рокера-террориста, эти остатки надлежало вычистить «изнутри», в общем для Ви и Сильверхэнда нейропространстве. Но для этого не пришлось бы погружаться настолько глубоко. Обычного подключения через главный порт хватило бы с головой, тем более, что в случае необходимости это позволяет быстро разорвать соединение. Что же было дальше? — Только без паники, — прошептала Ханако и сделала несколько шагов по условно-пустоте. Итак, если бы она застряла в «Микоши», ассистентка давно бы обеспечила аварийный дисконнект. Если действительно был вход в киберпространство, надо вспомнить, с какой целью он сделан. Никого вокруг не было. Значит, гипотезу о том, что Ханако не смогла выйти из нейросети Ви, тоже отметаем. Даже как-то жаль. Вдвоём рассуждать всегда проще. Неожиданно впереди выросла непроницаемо-чёрная стена. Редкие всполохи алого проскакивали по ней, точно электрические разряды, пространство поблизости искажалось под какими-то совсем немыслимыми углами. Чёрный Заслон. Чудесно. Значит, это всё-таки глубокое погружение. О разделяющей уютный мирок нетраннеров и дикие «пустоши» Старой Сети искусственной стене знал каждый ребёнок. Вирусы, саморазвивающиеся ИскИны, массивы неподконтрольной людям информации — Чёрный Заслон прикрывал фронтир самых отбитых исследователей, не решающихся сделать шаг на ту сторону. Потому что, сколько бы ни пообещали тебе денег, славы, иных ценностей — жизнь всё равно ценится дороже. Не говоря уже о здравом рассудке. Ханако остановилась у самого Заслона и привычным жестом поправила собранные в пучок волосы. Знакомые — _аналоговые_ — действия успокаивали, не давая возобладать беспокойству. Всё ещё. Приятнее думать, что ты — живой человек, у которого может растрепаться причёска, а не просто уникальный набор кода. — Я бы так не сказала. Голос шёл из-за Чёрного Заслона и говорившего (говорившую?..) Ханако не видела. Но предположить могла. — Альт Каннингем? — Да. — Почему я не удивлена, — вздохнула Ханако. — Если тебе так хотелось поговорить, можно было сообщить как-то иначе. — Поговорить? Мне? — Наверное, если бы конструкт личности мог смеяться, Альт бы сейчас заливисто расхохоталась. — Что может мне сказать мёртвый нетраннер, даже такой хороший, как дочь Сабуро Арасаки? На «стене» фаервола проступил красный отпечаток ладони. — Я не помню, чтобы умирала, — Ханако нахмурилась и, как обычно в моменты волнения, перешла на японский, — кроме того, случись такое, я бы скорее очнулась в новом теле, а не здесь. Нейро-нейтральный организм не может войти в киберпространство. — Но вот ты здесь, — меланхолично откликнулась Альт, — и, насколько я могу проследить твой трекер, возвращаться тебе некуда. Впрочем, человеческие черты вроде злопамятности или злорадства мне давно не свойственны. Ханако сжала кулаки. Всего на мгновение. Аккуратно подстриженные ногти вонзились в ладони — это было почти настоящим ощущением, но на самом деле… Может ли солгать разумный конструкт? — Так ты здесь не из-за меня, — она постаралась, чтобы голос прозвучал спокойно. — Нет. Я пытаюсь обнаружить источник интерференции. Он с вашей стороны, но кое-что Заслон пропускает. — Что за источник? Альт помедлила прежде, чем ответить. Будто переводила термины Старой Сети в понятную Ханако кодировку. — Замкнутый контур, внутри которого информация существует по своим законам. Строятся новые связи, создаётся альтернативная подреальность, которая может быть неотличима от настоящей, а может и существенно отличаться. Такое бывает, когда кто-то с большим объёмом оперативной памяти долго не может выйти из виртуальности. — То есть, все эти страшилки о нетраннерах, умерших во время погружения… — Не имеют смысла. Мозг должен быть живым, иначе остаточное эхо слишком быстро распадается. Необходимо стабильное и длительное подключение. Теперь уже Ханако медлила со следующим предположением. Это было бы слишком удачно. И превратило бы безвыходную ситуацию просто в ещё одно рабочее задание. — Может, это… моё тело? Оно ведь может лежать в коме, там, на орбитальной станции. Презрение Альт, кажется, просачивалось сквозь Заслон. Хотя интонирование было по-прежнему безразличным. — Твоё тело мертво. А твоя энграмма распадётся в течение нескольких сотен часов. Что ж. Попытаться стоило. — Зачем ты ищешь источник? — Ответ не повлияет на твоё состояние, поэтому вопрос не имеет смысла. — А если я помогу тебе его найти? Ответа не было достаточно долго. Отпечаток ладони — красное на чёрном — тоже исчез. Альт Каннингем ушла, не заинтересованная предложением дочери бывшего врага. Впрочем, можно ли было считать гениальную нетраннершу и Сабуро Арасаку врагами? Каждый просто делал своё дело. Ханако вновь осталась одна посреди цифрового… ада? Рая? Нет, пожалуй, за всего лишь сотню часов киберпространство не успеет стать ни тем, ни другим. Но, по крайней мере, теперь она знала, на что потратит остаток своего существования.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты