Мечта для нас

Гет
NC-17
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Макси, написано 60 страниц, 8 частей
Описание:
Он – звезда электронной музыки. Грубиян и прожигатели жизни. Она – идеальная девушка и та, кто меньше всего ему подходит. Случайная встреча Финна И Бонни изменила жизнь обоим. Бонни верит в Финна даже несмотря на то, что тот давно махнула на себя рукой. Но у каждого из нас есть свои мрачные тайны, способные разрушать зарождающееся чувство. Вот только отпущенного им времени так мало что его едва хватит чтобы сделать самый важный шаг...
Посвящение:
Не знаю, что здесь писать
Примечания автора:
Ну так что? Поехали...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 7 Отзывы 1 В сборник Скачать

Первый день

Настройки текста
– Ага, – ответила Кейси. Я видела, что она соглашается исключительно из вежливости, а на самом деле пропускает мое предупреждение мимо ушей. – Пойду-ка я спать. – Она склонила голову к плечу. – И тебе тоже стоит лечь, солнце. Вид у тебя помятый. – Спокойной ночи, Кейси. Увидимся завтра. Я вошла в комнату, благо жила одна и не рисковала разбудить соседку, уронила сумочку на пол, надела пижаму, забралась в постель и попыталась уснуть. Я устала, все тело болело, но голова никак не желала отключаться. Мысли снова и снова возвращались к Финну. И, что еще хуже, я знала, что увижу его в понедельник. Нам придется ходить на одни и те же занятия. Я училась на музыкальном отделении, потому что никогда не видела для себя иного пути. Знала, что и Финн поступил на это отделение, Истон мне рассказал. Я закрыла глаза, и перед моим мысленным взором немедленно появился Финн, развалившийся на пассажирском сиденье моей машины с бутылкой виски в руке. Финн с сигаретой после того, как я попросила его этого не делать. Татуировки и пирсинг. – Финн Вулфард, что же с тобой случилось? – прошептала я в темноту. В конце концов я потянулась к телефону, включила то самое видео, так прочно засевшее в моем сердце, и нажала на кнопку «проиграть». Вступили струнные, затем духовые подхватили мелодию, а я закрыла глаза, и мной наконец овладел сон. Интересно, сможет ли подобная музыка когда-нибудь вновь найти путь к сердцу Финна Вулфарда? – Сестренка? Я повернулась на стуле и увидела, что в комнату входит Истон. – Ну, привет, – откликнулась я. Истон рухнул на мою кровать, погладил лежавшую на ней гитару и переложил инструмент на пол. – Извини за прошлую ночь, – сказал он и заглянул мне в глаза. – Финн впервые выбрался на вечеринку, и в Амбаре царил полный дурдом. Меня засосала атмосфера всеобщего безумия. – Он пожал плечами. – Ты же меня знаешь. – Ага, я тебя знаю. – Я подошла к маленькому холодильнику в углу комнаты, достала банку газировки и протянула брату. – О, сахар. Спасибо, Бонни. Только ты умеешь меня подбодрить. – Ты же знаешь, я вообще не пью эту отраву и держу ее здесь исключительно ради того, чтобы скрасить тебе похмелье. Брат подмигнул мне: – Финн сказал, ты привезла нас домой. – Я кивнула. – Что ты о нем думаешь? Я заставила Истона убрать ноги с кровати и села рядом. – Что я о нем думаю? – Ага. – Истон прикончил газировку, встал, взял себе еще банку и снова сел. – Понимаю, он может показаться грубоватым, но мне этот парень нравится. Не похоже, что у него много друзей. – Он только что приехал сюда. – Я имею в виду вообще, в Англии. Ему никто не звонит. Я увидел пару смс, но Финн сказал, что они от мамы. – Тогда ему не стоит быть таким грубым, не находишь? – Он тебе грубил? – Он был пьян, – ответила я. О том, что при нашей последней встрече Финн вел себя просто беспардонно, я умолчала. Истон кивнул. – Жаль, тебя там не было, Бонни. У этого парня просто бешеный талант. Кажется, он уходит глубоко в себя и играет от всей души. Вот черт, он же будет в твоем классе, да? Присматривай за ним. – У меня сложилось впечатление, что ему не требуется опека. – И все-таки. – Истон соскочил с кровати и протянул мне руку: – Идем. Мама с папой, наверное, уже в закусочной. Я взяла его за руку и встала. Брат внимательно посмотрел на меня: – С тобой все в порядке? Выглядишь усталой. Этим летом ты сидела дома больше обычного. Я закатила глаза: – Истон, я действительно устала. Мне пришлось ехать за тобой посреди ночи. – Я ощутила, как жар приливает к щекам из-за того, что приходится оправдываться. – В понедельник я хочу произвести впечатление на Льюиса, ясно? Не каждый день выпадает удача поучиться у такого талантливого преподавателя. Истон приобнял меня за плечи: – Ну ты и заучка. Я оттолкнула брата и швырнула в него пачку мятных леденцов. – Съешь парочку, прежде чем мы отправимся на встречу с мамой и папой. От тебя несет, как от винной бочки. Истон поймал леденцы и открыл передо мной дверь. В понедельник начнутся занятия. Уверена, Вулфард даже смотреть не будет в мою сторону. Истон ошибается: за этим парнем не нужно присматривать. Я нисколько не сомневалась, что даже попытайся я наладить с ним отношения, Финн будет вести себя как законченный моральный урод. Бонни Класс гудел точно потревоженный пчелиный улей. В прошлом году такой бешеной энергией и не пахло. Группа у нас маленькая, но всеобщая взбудораженность ощущалась отчетливо – так бывает, когда стоишь на трибуне переполненного стадиона. Мой друг Брайс наклонился ко мне. – Странно, да? Столько шуму из-за какого-то профессора. Вот только к нам пожаловал не «какой-то профессор»: Льюис был известнейшим композитором. Он объездил весь мир, выступал в концертных залах и театрах, и человек вроде меня мог лишь мечтать о подобной встрече. Все знали, что у него проблемы с наркотиками и алкоголем – именно из-за них он прервал работу всей своей жизни и вернулся в Джефферсон, свой родной город. В интервью для школьной газеты он сказал, что испытывал необходимость единения с корнями, в знакомой с детства обстановке. Сказал, что хочет помогать своим землякам, преподавая в университете. Какая потеря для мировой музыки, но какое приобретение для нас! Я покачала ручкой над тетрадью. Открылась дверь, и в аудиторию вошел человек, которого я бессчетное количество раз видела по телевизору. Студенты притихли, наблюдая, как он шагает к столу. Он оказался молодым – на экране телевизора он выглядел старше. У него были темные волосы и добрая улыбка. Едва мужчина открыл рот, как дверь распахнулась, и в аудиторию вошел высокий парень, с ног до головы покрытый татуировками. Финн. Прибытие профессора Льюиса сопровождалось благоговейной тишиной, но приход Вулфарда вызвал волну перешептываний, пятнадцать пар глаз с любопытством уставились на него. Знаменитый диджей неторопливо поднялся по ступенькам и сел на один из последних рядов. В отличие от всех остальных я не стала оборачиваться, чтобы на него поглазеть, а смотрела на озабоченно нахмурившегося профессора Льюиса. Преподаватель откашлялся. – Мистер Вулфард, рад, что вы к нам присоединились. На этот раз я повернула голову и бросила взгляд на Финна: мне стало интересно, не выкажет ли он хоть каплю раскаяния. Юноша развалился на сиденье и смотрел на Льюиса с выражением полного безразличия. Он показался мне живым воплощением наглости с этим своим пирсингом в языке. С пояса его черных джинсов свисала цепь, короткие рукава простой белой футболки плотно облегали мускулистые предплечья. Татуировки обвивали руки подобно виноградным лозам. Наверное, кто-то посчитал бы эти татуировки произведением искусства, но мне казалось, что они душат Финна. Волосы юноши пребывали в полном беспорядке, растрепанная челка ниспадала на лоб. В ушах сверкали серебряные сережки, еще одно кольцо он носил в левой ноздре. Я уже хотела отвернуться, как вдруг наши взгляды встретились. Глаза у него были очень странного цвета – не темно-карие, нет, скорее они напоминали о свежем, чёрном, заваренным кофе с раннего утра. Финн тяжело вздохнул. Уверена, это мое присутствие так его напрягало. Я ведь не сказала ему, что тоже учусь на музыкальном отделении. – Мистер Вулфард? Мы можем начать? – спросил Льюис. Финн кивнул: – Я вам не препятствую. У меня округлились глаза. По сравнению с южно-каролинским произношением Льюиса, английский акцент Финна резал слух. Можно подумать, он нарочно так говорил, чтобы лишний раз выделиться, как будто не достаточно его татуировок и мрачного выражения лица. Я надела свитер, который перед началом занятия повесила на спинку стула. В аудитории вдруг стало очень холодно. – Давайте не будем ходить вокруг да около, – сказал Льюис и осмотрел класс. – Я составил обширную программу и жду от вас полной отдачи и усердной работы. – Он подошел к своему столу, присел на столешницу и продолжил: – Вы все уже должны были ознакомиться с программой курса и знаете, что больше всего времени отводится на создание музыкальной композиции. Над этим проектом следует работать в паре. – Он улыбнулся, глаза его горели радостным предвкушением. Мне показалось, что он быстро взглянул на Финна но, возможно, у меня просто разыгралось воображение. – Я уже разбил вас на пары. – Он потянулся к лежащей на столе папке и извлек из нее лист бумаги. – В конце занятия вы увидите, с кем вам предстоит работать. И, прежде чем вы спросите, отвечаю: нет, состав пар изменить нельзя. И, да, вам вдвоем с напарником придется либо выполнить задание, либо провалить его. Никто ведь не хочет испортить себе аттестат. Он обошел стол, щелкнул выключателем проектора, и помощник преподавателя погасил свет. – Каждый из вас получит возможность заниматься со мной лично пятнадцать часов в семестр. – Он обернулся через плечо и сурово взглянул на нас. – Не пропускайте эти занятия. Я покосилась на Брайса, чувствуя, как кровь начинает быстрее бежать по венам. – Персональные занятия, – восторженно прошептала я, и Брайс в ответ широко улыбнулся. – Раз в две недели у нас будут семинары, на которых мы будем обсуждать ваши музыкальные композиции, как индивидуальные, так и те, что вы создадите, работая в паре, потому что эти занятия полностью посвящены созданию музыки. Льюис улыбнулся и на миг сбросил маску строгого преподавателя. – В этой комнате я намереваюсь сделать из вас настоящих маэстро, и все вы познакомитесь с моими личными демонами. Я затаила дыхание. Все знали о его проблемах, но я не думала, что он заговорит об этом в классе. – Я изо всех сил пытался подарить свою музыку миру, но оказалось, что мое предназначение не в этом. Он снова улыбнулся, и его лицо стало на удивление умиротворенным. – Я обрел счастье, помогая другим реализовать их таланты. Похоже, у меня на роду написано учить, помогать другим находить свое предназначение в этом мире, свое страстное увлечение. В комнате повисла тишина. Я моргнула, вдруг осознав, что мое сердце переполнено, а на глаза навернулись слезы. – В конце года мы устроим презентацию, в ходе которой исполнят ваши произведения. – Льюис встал и опустил руки в карманы брюк. – Я должен научить других тому, чему сам не смог научиться, будучи композитором: обмениваться идеями и побуждать друг друга совершенствовать свое искусство. – Он указал на класс. – Все вы здесь, потому что талантливы. Но у меня для вас новости: миллионы людей обладают талантом. Этот проект поможет вам учиться друг у друга и оттачивать свое мастерство. Эта работа интригует меня больше всего. Профессор Льюис повернулся к экрану и продолжил перечислять требования к студентам этого курса. Закончив, он сказал: – Все свободны. Полагаю, вам хочется узнать, кто будет вашим партнером, а также выпить кофе и размять ноги. Используйте время с пользой, постарайтесь лучше узнать своего партнера. – Он усмехнулся. – Ведь весь этот год вы будете проводить вместе довольно много времени. Одни студенты сгрудились перед листком бумаги, который помощник преподавателя разместил на стене, другие поспешили представиться Льюису. Брайс нашел в списке свое имя и подошел к Томми Уайдеру. Я нахмурилась: обычно мы с Брайсом работали вместе. Проходя мимо меня, он покачал головой. – На этот раз команда мечты не сложилась, Бонни. Мне стало грустно. По глазам было видно, что Брайс тоже огорчен. С ним я чувствовала себя комфортно: талантом он не блистал, зато был милым. Я знала, что нравлюсь ему, что это не просто дружеская привязанность и что у нас с ним никогда ничего не получится. И все же рядом с ним мне было спокойно, потому что парень не задавал много личных вопросов. Я дождалась, пока толпа разойдется. Некоторые студенты странно поглядывали на меня, покидая аудиторию. Интересно, почему? Прочитав список, я все поняла. Я чуть не ахнула от неожиданности, увидев рядом со своим именем имя Финна Вулфарда. Обернувшись, я обнаружила, что в классе остался только профессор Льюис. – Бонни Фаррадей, я полагаю? Он держал в руках анкету с моей фотографией. – Да, сэр. – Я закусила губу. – Знаю, вы сказали, что состав пар для работы над проектом не обсуждается… – Сказал. И это не обсуждается. Мое сердце замерло. – Хорошо. Я повернулась, намереваясь уйти. – Вы лучшая в группе, Бонни, – сказал Льюис. – Финн новенький в колледже. – Он присел на край стола рядом со мной. Сейчас, когда он был так близко, я заметила в его темных волосах проблески седины. Я предположила, что ему немного за сорок. – В Великобритании он был одним из лучших учеников в школе. Он очень умный и талантливый. Но освоиться в новом колледже всегда нелегко, даже если новенький этого не показывает. – Он скрестил руки на груди. – В учебной части посоветовали поставить вас к нему в пару. – Да, сэр, – повторила я. Впервые в жизни я злилась на то, что преподаватели считают меня надежной и добросовестной. Перед тем как покинуть класс, я сказала: – Добро пожаловать обратно в Джефферсон, профессор. Здесь вы для многих пример и источник вдохновения. Он улыбнулся и снова вернулся к работе. Я вышла и начала настороженно озираться, высматривая Финна, но его нигде не было, и я вздохнула. Очевидно, знаменитый диджей сбежал, даже не удосужившись заглянуть в список. Держу пари, он не знает, что его партнером буду я. Чувствуя себя совершенно обессиленной, я прислонилась к стене. Впереди у меня было две свободные пары, и я твердо намерена отыскать этого типа. Я не дам этому грубияну загубить мою учебу. Раз приходится с ним работать, ничего не поделаешь, придется. Вот только я всерьез опасалась, что из этого сотрудничества не выйдет ничего хорошего. Абсолютно ничего.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты