позволь любить тебя

Фемслэш
NC-17
В процессе
140
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
74 страницы, 14 частей
Описание:
сон, который станет(?) реальностью.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
140 Нравится 57 Отзывы 15 В сборник Скачать

девятая часть

Настройки текста
Мария собралась за рекордное время. Желание увидеть любимую женщину было запредельным. Девушка бежала по лестницам вниз, не оглядываясь и даже не переживая за возможную травму, в случае чего. Заглянув на кухню, девушка набрала тёплую воду и выпила залпом. Прошлась мимо ванной комнаты и даже не взглянув на диван, стоящий в десяти метрах, блондинка направилась в прихожую. — Пожалуйста, останься, — устраивающая блондинку тишина, была нарушена шепотом. Алина из последних сил перебирала языком и пыталась связать хоть пару слов. У нее не было сил даже подняться, но желание увидеть, скорее всего, в последний раз женщину — побеждает. Веки приоткрываются и фисташковые глаза пытаются поймать мимо проходящую тень. — Прости, но меня ждут, — холодно отвечает старшая и даже не взглянув на девушку, направляется к входной двери. Жестокость — то, что всегда было внутри хрупкой дамы. Мария всегда подавляла пассивную агрессию, лишь закатывая глаза или пытаясь поймать воздух губами для очередного выдоха. Можно подумать, образ вечного улыбающегося человека — был наигранным. Конечно нет, ведь Маша была такой жизнерадостной и дарящей другим свою энергию. Она всегда старалась отдать всю себя до последней капли. Но даже у самых светлых людей есть темные стороны, которые не видит даже родной человек. — Маша, прошу. Полежи со мной..последний раз, всего лишь полежи, прошу, — как мантру повторяла девушка, пытаясь достучаться до женщины. Веки снова стали прикрываться, когда по пугающей тишине раздался резкий хлопок двери. Она ушла, навсегда? Мария держала железную, ледяную ручку в ладони и наклонила голову вниз. Она растерялась и не знала что делать: с одной стороны, ей совершенно не сложно уделить пару минут бывшей возлюбленной, но Лаура..она ведь ждёт. Молочная кожа превращается в гусиную и девушка, скрещивая руки, пытается согреть себя. Парадокс, но она тоже стала замерзать. Термометр по прежнему показывал плюс двадцать, но тело леденело с небывалой скоростью. — Двигайся, — без эмоционально проговорила женщина, пытаясь подвинуть обессиленное тело в сторону. Ни капли нежности, лишь чувство сострадания. Алина аккуратно подняла глаза на девушку и слегка улыбнулась. Тепло снова начало разливаться по телу, а утонченные руки, с выпирающими костяшками, потянулись к блондинке. Мария наклонила голову в бок и недоверчиво взглянула в зелёные глаза. Помедлив пару секунду, для приличия, девушка прильнула в объятия, но тепло тут же отступило. Маша была такой же ледяной и отталкивающей. Несмотря на пронизывающий холод, девушка сильнее прижалась, и нежно, даря всю любовь, поглаживала спину молчаливой собеседницы. Маша лишь смирилась, обвивая талию девушки в ответ. — Мне очень хорошо, — промолвила младшая, стараясь сжимать спину ещё сильнее. Ещё чуть-чуть, и как минимум, на теле останутся синяки, как максимум, женщина просто сломается. На долю секунды, женщине послышалось, что она услышала собственный хруст лопаток и тут же отпрянула, выставив руку между ними. — Слова сейчас излишни, — отвечает и покидает тёплый диван. Нервничая, посматривает на время и перебирает выпирающие косточки на руках, думая над следующей фразой, — Алин, я думаю, тебе нужно съехать. Я дам тебе пару дней найти квартиру, но всего лишь пару дней, — девушка одёргивает юбку и направляется к выходу, надевая верхнюю одежду. — Я понимаю, да, но.. — Мария будто дала ей силы для новой жизни. И вправду, отдавать свою энергию окружающим — то, что получалось у блондинки, наверное, лучше всего. Подскочив с места, Алина буквально бежит до прихожей и разворачивает светловолосую к себе лицом. Обхватив плечи руками, рыжеволосая целует манящие губы. Кажется, у девушки температура сорок, иначе, как объяснить ее покрасневшие щеки и обжигающий руку лоб. Руки блондинки по прежнему свисают, как у тряпичной куклы, а легкий, намотанный на шею шарф, сдавил горло настолько, что девушка перестала дышать. Чужие губы требовательно целовали, прикусив нижнюю губу до крови. Поняв, что она действительно может задохнуться, женщина начала протестовать, отбиваясь маленькими кулачками и пытаясь произнести хоть слово. — Ненормальная, — яростно кричит женщина и по просторному дому раздаётся оглушающий звук пощёчины. Мария по прежнему смотрит с ненавистью, она действительно, ненавидит этого человека. Руки сжимаются в кулаки, но девушка вовремя вспоминает о своём статусе и покидает собственный дом, громко хлопнув дверью. Тяжело вздымающаяся грудь пытается поймать нужный для жизни кислород. Стеклянные глаза проходятся по хлопнувшей двери вверх-вниз пару раз, и до девушки доходит, что только что произошло. По бордовой, пылающей от удара щеке, стекают слёзы и девушка прикладывает руку к жгучему участку. Она вновь скатывается по бетонной стене и зарывается в собственных коленях. Это, действительно, конец. Тяжело дыша, Мария еле помнит как добралась до нужной квартиры, как расплатилась в такси и пыталась объяснить, что доставить нужно именно до подъезда. Видели те, времени мало, заказов много, вы не одна, поэтому добирайтесь как хотите. Настояв на своём, запомнившийся надолго хам, взялся за голову и довез до нужного места, выругавшись пару тройку раз, потому что дороги у нас, ну сами понимаете. Именно сегодня, лифт решил перестать работать, поэтому добираться на седьмой этаж пришлось своим ходом. Попутно обронив сумку, девушка выронила содержимое. Вот черт, — крикнула блондинка и испугалась своего же эха. Надеясь на то, что наверху сжалятся и ее не убьют здесь, девушка поднимается с корточек и отправляется на поиски квартиры. Решаясь звонить — не звонить, в уголках глаз скапливается соленая жидкость и девушка опирается о стену. Страх окутал тело, заковав даже попытки пошевелить ладонью. Железная дверь отворяется, откуда появляется темная макушка, поглядывающая из стороны в сторону, в поисках своей женщины. — Малыш, что случилось? — встревоженный голос встречает на темном пороге, который освещает лишь исходящая от окна луна, и девушка утопает в родных руках. Лаура на протяжении десяти минут вдыхает родной запах и медленно поглаживает белокурые локоны, успокаивая девушку, как маленького ребёнка. Маша — наивный, ранимый и верующий в добро человечек. Она верит, что спасти мир добром — невозможно, но приносить часть своей души для благого дела, кажется ей огромным пожертвованием для того, чтобы мир, а главное люди, стали лучше. Волнение разрослось по телу мимолетно, а молчание девушки, будто било молотком по голове. Целуя напоследок светлую макушку, женщина приподнимает голову вверх и прикрывает веки, громко выдыхая. — Прости, прости, — тараторит младшая и срывается на бег. Лишь сейчас пришло осознание реальности от того мерзкого, до ужаса и рвоты, поцелуя. — Объясни наконец, — требовательно отвечает женщина и впивается ногтями в руку возлюбленной, параллельно приподнимая ладонью подбородок, стоящей напротив девушки. С каждой минутой молчания кареглазой, Лукина сжимала лицо сильнее. Причинять боль не хотела, ни в коем случае, но девушка молчала, демонстративно смотря в сторону. Поняв, что дальнейший разговор будет бессмысленным, женщина опустила покрасневший подбородок, оставляя собственные извинения. Обхватывая ладонями контур лица, брюнетка ловит опустошённый взгляд, цвета кедрового ореха, и утопает в бескрайней темноте глаз. Медленно, будто в первый раз, женщина прикасается липкими губами к разгоряченной коже. Первый поцелуй прошёлся дрожью по телу, заставляя прикрыть веки от удовольствия. Второй — подарил легкие покалывания в груди, заставив издать тихий, приглушенный стон. — Можно я останусь здесь, — осмотрев просторную квартиру, девушка возвращает взгляд на коллегу. Глупый, риторический вопрос задаёт блондинка и всматривается в голубые очи, замечая расплывающуюся улыбку. Лукина мечтала об этом дне: светловолосая девушка с идеальной фигурой и головокружительным запахом, исходящий от молочной кожи, полуголая расхаживает по ее квартире и целует-целует-целует каждые пять минут. Уголки губ поднимались вверх все выше, а глаза наполнялись солёной жидкостью. Сейчас она осознала все, что ей досталось, точнее кто. — Эй, ты о чем думаешь, — смахивая ладошкой остатки, мешающих для счастливой жизни слез с щеки, блондинка утыкается носом в плечо, обвивая тонкую талию. Девушка, как бы в ответ приносит свои извинения, оставляя мимолётные поцелуи на округлом участке тела. Лукина расплывется в очередной улыбке и кладёт голову на светлую макушку. Будто и не было очередной бури. Будто они вот так и стоят всю жизнь и готовы стоять столько, сколько каждой потребуется. — Думаю о планах, которые я приготовила для тебя, — облизывая пересохшие губы, женщина отстраняет, уже приросший к себе комок тепла, и заглядывает в бескрайний омут, — я набрала тебе ванну и. — поток слов уже взбудоражил больную фантазию. Девушка прикрыла ладонью пухлые губы, дождавшись тишины, отстранилась и ушла. Каждый шаг освобождал девушку от лишней на теле одежды: первым улетел вязаный свитер, летние ночи нынче холодные; второй брошенной вещью оказалась кожаная юбка, которая на удивление, сегодня была покорной как никогда, замок был поломан ещё с приобретения вещицы, но отказываться от такого приобретения, ой как не хотелось; следом, на темном паркете оказались чёрные чулки и бордовое кружево. Оказавшись в нижней части дорогого белья, блондинка развернулась, уставившись на начальницу. Лукина же стояла без возможности пошевелиться, тело просто не слушалось и двигаться даже не думало. Руки так и остались в излюбленной позе — вцепившись ладонью в собственную ладонь, и лишь длинный язык и до сих пор бегающие глаза, сегодня не подвели. Женщина оценивающе осмотрела почти нагую девушку и произнесла: — Ты — искусство, мой личный экспонат. Мария самодовольно улыбнулась и развернувшись обратно, к любимой на сегодня комнате, опустилась вниз. Перед брюнеткой открылся шикарный вид на округлые формы заместителя. Лаура уже представляла, как эта девчонка будет отшлепана за плохое поведение. Девушка будто специально остановилась в этой позе, давая насладиться женщине одной из любимых картин. Изящные пальцы поднимались вверх, поглаживая тёплую кожу, пока не задели резинку трусиков. Медленно, издеваясь над начальницей, девушка опускала вещь по ногам вниз, а после отбросила в сторону, под ноги Лукиной. Лаура очнулась лишь через пару минут, услышав тихий стон из ванной комнаты. Опустив глаза в пол, женщина опустилась на корточки и осмотрела брошенную вещь. Хороший вкус, одобряю, — произнесла шепотом и отправилась к своей цели. Теперь очередь дошла и до Марии. Она как завороженная смотрела на брюнетку. Женщина медленно снимала домашнюю одежду наблюдая за губами, которые было попросту уже жалко, но кровь на трещинках выглядела очень сексуально, поэтому первое, что сегодня испробует Лукина — губы девушки. Аккуратно ступая босой ногой на дно ванны, тело обдаёт горячей водой, а пена, лежащая наверху, приятно щекочет щиколотки. Брюнетка хихикает и все же забирается, переплетая свои и чужие стройные ноги. — У тебя очень тепло, — вспоминая ужасный озноб от запредельно холодной температуры в своем доме, с дрожью в голосе произносит блондинка. — Потому что ты рядом, — обхватив маленькую ладошку в свою, женщина нежно поглаживает большой палец. После опускается пересохшими губами и целует, долго, очень долго, сводя с ума. Маша прикрывает веки и выдыхает, стараясь забыть часть сегодняшнего вечера. Ужасная картина вновь всплывает перед глазами, девушка махает головой из стороны в сторону. Лаура остановила момент маленьких поцелуев, увидев реакцию рядом сидевшей девушки. — Что-то не так? — недоумевающе спрашивает старшая, все ещё держа руку в своей. — Ой, нет, извини. Я просто забылась, — оправдывается, прекрасно понимая, что после придётся объясняться. Но это будет только завтра, а сейчас.. Аккуратно забрав свою ладонь, девушка пересаживается на колени своего директора. Заправляет выпавшую тёмную прядку и очерчивает контур скул. Аккуратно раздвигает пухлые губы большим пальцем и опускает его в рот женщины. Лаура окидывает взглядом, от которого у всех появляется только одно желание — зарыться в землю, но Маша — не все. Заглатывая палец, Лукина двигает губами вверх-вниз, наблюдая за довольным лицом Третьяковой, параллельно опуская ладонь к ягодицам. Мария притягивает брюнетку в поцелуй, слизывая слюну с подбородка. Прикусывает нижнюю губу до крови, чувствуя металлический привкус на языке, пока ее ягодицы находятся во власти изящных пальцев. Лаура сжимается излюбленную часть тела до красноты и отстраняется. — Позволь мне любить тебя сегодня, — сладостно упрашивает младшая, опускаясь рукой, на внушительных размеров грудь, аккуратно сжимает и видит лишь кивок на заданный вопрос. Очерчивает сосок, зажимая между пальцами, а после прислоняется губами. Женщина зажимает белокурые волосы и вдавливает в своё тело, сладостно награждая ту стонами. — Маша, хорошо..очень, — выкрикивает старшая. Девушка вновь возвращает руку на грудь, опускаясь глазами вниз. Облизывая измученные губы, блондинка расставляет ноги женщины шире, заставляя ту упереться коленями для удобства. — Черт, я же захлебнусь, — закатывая глаза, выкрикивает девушка, вспоминая о воде. Закрывая лицо руками, понимает, что момент упущен и прислоняется макушкой к груди возлюбленной, — милая, прости, — поднимает виноватый взгляд, пытаясь разжалобить ту. Девушка чувствует, что ее слёз здесь будет скоро больше, чем воды в этой чертовой ванне и пытается подавить чувство вины. Ситуация с Алиной, заметно пошатнула здоровую психику тёмного ангела. — Моя маленькая, — успокаивает, смахивая пару капель с нежных щёк, — ты устала, тебе нужно поспать. У нас с тобой ещё целая жизнь впереди.
Примечания:
🤍
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты