В тот день, когда...

Слэш
PG-13
В процессе
36
автор
Размер:
планируется Макси, написано 112 страниц, 25 частей
Описание:
«Импровизация» отправляется с концертами в тур по городам России. Однако Антон настроен на путешествие безо всякого энтузиазма, переживая некий кризис, причину возникновения которого пытается выяснить Арсений.
Посвящение:
Всем, кто прочтёт)
Примечания автора:
Рекомендую к прослушиванию:
If Everyone Cared — Nickelback
Sugar (Acoustic) — Francesco Yates
Stitches — Shawn Mendes
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 18 Отзывы 11 В сборник Скачать

15.1.

Настройки текста
Уютное местечко на верхней полке, откуда открывается прекрасный вид на соседей в виде милых дам, внизу — коллега и давний друг, — в общем, приятное везение, за которое нетрудно и поезда дальнего следования полюбить. Арсений был доволен и в ближайшие несколько часов покидать своего местечка не собирался, если только не под предлогом посетить вагон-ресторан. Ну, а что? Там кофе вкусный. Обустроив полку, Арс было направился просить кипятка для добытой Стасом заварной лапши, как краем уха уловил весьма любопытный диалог, доносившийся из коридора, и застыл в дверях, дабы остаться незамеченным. Здесь надо бы упомянуть, что Попов был не из любителей подслушивать и всячески старался избегать любые сплетни. Однако, по некоторым причинам, на этот раз своим маленьким принципам можно было немножечко уступить. — Да переживаю я за него, — Дима стоял, корпусом облокотившись о перило, протянувшееся вдоль всего вагона, и опустивши взгляд на ботинки собеседника; цветные синтетические шторки будто бы обнимали его плечи. — Сам твердит, мол, «всё в порядке», а в глазах только и видно, что «спасите-помогите». — И чё, из-за этого ты к Антону будешь подрываться каждые пять минут? — Серёжа стоял напротив Позова, опираясь о то же перило правой рукой, и смотрел на коллегу с нескрываемым напряжением, если не раздражением. — Нам, блин, семь часов ехать, это вообще не вариант. — Ну, а чё делать-то тогда? — Дмитрий поднял глаза на лицо собеседника и развёл руками в вопрошающем выражении, — Меняться Шаст отказался, от компании тоже, типа, посмотрите на него, дофига мужик: детские страхи за раз переборол! Повисла недолгая пауза, после которой Матвиенко, отчего-то смягчившись и понизив тон, поинтересовался: — А почему Шастун боится незнакомых людей? — Не то, чтобы боится… скорее, очень сильно остерегается, — вздохнул Дима, — В общих чертах, когда Шаст был мелким, любил гулять допоздна и догулялся до того, что его какие-то мужики стопанули. Понятное дело, отобрали, что было, и даже грозились «убрать», чтобы не доложил. Но то ли пожалели пацана, то ли он сам как-то сбежал, но с тех пор после темноты в одиночку ни шагу на улицу и, собственно, имеет повышенное внимание ко всем подозрительным личностям. А под это самое подозрение у него каждый второй незнакомый человек попадает. — Ничего себе, — не зная, что и как ответить, произнёс Серёжа, потупив взгляд на шторы, захватившие в плен чужие плечи, прежде чем его посетила светлая идея доложить об обеих своих позициях сразу: — Я бы, наверное, сказал, что даже девушки о таких случаях забывают со временем и забивают. Но, с другой стороны, Антон — человек офигеть какой впечатлительный… — Да какая уж теперь разница, — отмахнулся Позов, обессиленно запрокинув голову назад, — И так хрен знает, что с ним творится, а тут ещё это. А если обкрадут, то вообще сумасшедший дом начнётся, и я… — …будешь первым, кто сойдёт с ума, — глядя на собеседника в упор, Сергей положил свободную руку на его плечо и покачал головой, — Ты слишком и, честно, понапрасну изматываешь себя. Шаст давным-давно не мальчишка и несколько часов в чужой компании продержится, без истерик. К тому же, вспомни, разве ему впервой ездить в одиночку? А сейчас все мы рядом, в соседнем вагоне. Беспокоиться что ему, что тебе — это тупо. Бессмысленно. Матвиенко аккуратно убрал раздражающие взор шторы с чужих плеч, продолжая более спокойно, можно даже сказать, успокаивающе: — Пойдём лучше поедим, а то весь день на сухом пайке, — он указал рукой на приоткрытую дверь купе, которое досталось им с Арсением и ещё двум девушкам, и добавил, почти усмехнувшись: — Ну да, скажешь, что Ролтон мало чем лучше этих водянистых крекеров, но он хоть посытнее. И пока Дима, подаривший собеседнику слабую, но улыбку и сопровождаемый Серёжей, направляся к купе, по другую его сторону Арсений едва успел понять, что разговор окончен и он может оказаться пойманным с поличным. В лёгкой панике актёр не придумал ничего лучше, чем выскочить коллегами с непринуждённой и слегка рассеянной улыбкой, мол, «О, и вы тут? Какая неожиданность!» — Арс, — не заметив подвоха, но почувствовав неладное, Сергей обратился к другу с первым, что пришло на ум: — Ты не против, если Дима с нами потусуется? — Ты лучше у девчонок спроси, я-то что? — пожал плечами Попов, сохраняя на лице улыбку, — Кстати, а в каком вагоне и купе Антон? Мне-е просто нужно ему сигареты передать. — И только? — вскинул брови Дима, — Мог бы меня попросить, я как раз оттуда. — Так откуда ж мне было знать? — развёл руками Арсений, чувствуя, как с каждой миллисекундой держать улыбку становилось всё сложнее. Усмехнувшись, Позов назвал «местонахождение» Антона, после чего Арс спешно удалился в указанном направлении. Поглядев ему вслед ещё некоторое время, Серёжа и Дима переглянулись и как на духу заключили, что кое-кто подслушивал. А вот узнать, как много он слышал, будет куда сложнее, но, скорее всего, это куда менее необходимо. У этого человека и своих тараканов хватает. Конечно, Арсений не ожидал увидеть Антона, от страха забившегося в угол своей койки, но, вообще-то, ожидал. А ожидания имеют свойство не оправдываться. Отворив нужную дверь, Попов бегло осмотрел купе и отметил, насколько меньше Шастунишке повезло с соседями: сверху расположился какой-то суховатый мужчина с бледной кожей, тёмной одеждой и, видимо, такого же оттенка намерениями; напротив этого человечка расположилась полная женщина, которая уже успела задремать, но во сне то и дело перекатывалась с боку на бок, создавая под собой мерзкий скрип; на одной из нижних полок сидел с виду солидный мужчина: и к внешности с его выглаженным синим костюмом и зализанными волосами, вроде бы, не придирёшься, и звонил он по каким-то рабочим вопросам, — но, при всём при этом, он казался личностью ну просто крайне неприятной! Хоть в узел крутись, какой он был гадостный. Возможно, этот тип был какой-нибудь аферист, нечистый на руку человечишка. В общем, чем больше Арс зрительно знакомился с этими персонажами и пропитывался царившей в купе мрачной липкой атмосферой, тем сильнее убеждался в том, что Антону конкретно не повезло. Конечно, могло быть и хуже, но, честно, Арсений был бы намного больше рад видеть какого-нибудь зэка вместо этого скользкого типа в приличном костюме. Впрочем, зэк в купе — событие исключительное. Меж тем, взгляд голубых глаз зацепился за светлую голову, что нервно дёрнулась кверху, стоило Попову открыть дверь. Нет, Шастун не сидел, забившись в угол и обнимая колени, каким его почему-то ожидал увидеть коллега; он сидел поперёк своей полки, опустивши босые ноги на пол, с телефоном в руках. Однако в нём чувствовалось сильное напряжение, и актёр нахмурил брови при мысли, что из присутствующих здесь не только он смог подметить это в Шастуне. — Чего, Арс? — импровизатор смотрел на коллегу так, будто пытался сложить из него пазл, несмотря на то, что тот был целым. Арсений не без удовольствия лишил внимания попутчиков своего товарища и с улыбкой подошёл к Антону, которому из-за того, что теперь господин актёр стоял над ним, пришлось задрать голову посильнее. — Помнишь книгу, которую я недавно одолжил? — вполголоса, дабы не слишком тревожить барабанные перепонки нелицеприятных соседей, спросил Арс. — Которая «Большие надежды», что ли? — в том тоне же уточнил Шастун, а после, получив утвердительный ответ, убрал смартфон и подвинулся к окну, дабы взять рюкзак. Воспользовавшись моментом, Попов сел рядом, весьма стойко выдержал вопросительный, почти испытывающий взгляд и обратился вновь с прежней улыбкой: — Интересно, сколько ты уже прочёл? — он принял из чужих рук книгу в твёрдом переплёте, ненароком соприкоснувшись с окольцованными костлявыми пальцами своими, — Я посижу тут с тобой, если ты не против. — Да, конечно, — степенно ответил Шаст, не до конца понимая, была ли эта фраза вопросом или, всё же, утверждением с элементами вежливости. Единственное, что он точно понимал, — Арс здесь надолго. — Касательно чтения… Не то, чтобы у меня не было времени, но-о… — Я понимаю, классическая английская литература тебе не подходит. Да, кажется, я и сам в какой-то момент предпочёл книги постам из Инстаграма и прочим прелестям жизни, — Арсений говорил в некоторой задумчивости, листая пожелтевшие от времени шершавые страницы, — Но мне нравится иногда возвращаться в этот мирок. Когда я читаю, чувствую себя умным. — Ты и так умный, — с улыбкой заметил Антон, забираясь в изголовье с ногами. В полулежачем положении ноги пришлось согнуть в коленях, что было, мягко говоря, неудобно. В голову пришла вполне логичная мысль положить ноги поверх ляжек только что ответившего улыбкой на незамысловатый комплимент коллеги. На возмущённое недоумение последнего тот ответил с чуть ли не умоляющей улыбкой: «Арс, пожалуйста». Попов прикрыл глаза и поджал губы, подавляя в себе желание возразить или вовсе скинуть с себя чужие ноги, а после медленно кивнул и вернулся к главе, в которой Пип впервые встречает Эстеллу. Но не успел он прочесть и абзаца, как его вновь окликнул осторожный голос со стороны: — Арс, а чего ты сюда пришёл, если не секрет? — Да с попутчиками не повезло, — отстранённо отозвался тот, не отрывая взгляда от книги, — Какие-то непонятные женщины, а Серёжа… что уж про него говорить. Матвиенко в натуральном своём проявлении. Шастун едва сдержал ироничную усмешку и желание сказать протяжное «понимаю». Вместо этого он покивал с сочувствующим взглядом, будто бы у него дела с соседями обстояли куда лучше. Арсений смешливо покосился на коллегу и зацепился взглядом за пачку лапши быстрого приготовления на краю столика. Стас и Антону успел занести поесть, но отчего-то тот дальше распаковки не зашёл. — Тох, а ты чего не ешь? — М? — Шаст оторвался от экрана и посмотрел сначала на Попова, а потом перевёл заторможенный взгляд на контейнер из тонкого белого пластика. Надо же, а он почти забыл о еде. Но нет, кому-то, конечно же, было жизненно необходимо напомнить. — Да мне… нельзя. Как выяснилось. — В смысле — нельзя? — актёр озадаченно нахмурил брови. Вместо ответа Антон приподнялся и показал язык, зачем-то сопровождая это действие звонким «а». Возможно, это было привычкой, в своё время навязанной городскими поликлиниками. А возможно, Шаст просто баловался. — До сих пор не зажило? — спросил больше у пустоты или у вселенной — как угодно, чем, непосредственно, у раненного, Арсений, напряжённо потирая большим и указательным пальцами переносицу. — Ага, — закрыв рот, импровизатор вновь улёгся поудобнее, вновь убрал телефон в карман и сложил руки на груди, глядя в «потолок». — Недавно с Евой списывались: она говорит, что это из-за того, что я неправильно питаюсь. Теперь только мягкое и невкусное. Как будто у меня гастрит. А, и ещё полоскание два раза в день! Жесть, скажи? — …Что за Ева? — А, это медсестра из Воронежской больницы. Кстати, я ей о тебе рассказывал. Какой ты у меня спаситель, — он усмехнулся. — Да что ты говоришь, — Попов не слишком старался отыгрывать удивление, посчитав достаточным промолчать о знакомстве с этой личностью. И не просчитался. — Жаль, конечно, что из всего, что я сказал, тебя только девушка взволновала, но, в принципе, я не удивлён, — как ни странно, весьма добродушно отметил Шастун и получил в ответ неловкую улыбку. Они ещё некоторое время молча занимались своими делами: Арсений читал «Большие надежды», Антон смотрел в потолок. Соседи оказались не такими уж и плохими, какими привиделись вначале. Хотя бы потому, что соблюдали тишину. Естественно, не считая неприятного типа в деловом костюме, который периодически тараторил в телефон и вбрасывал матерные словечки, когда что-то в его ноутбуке заставляло его сводить брови к переносице. Но всё-таки, не будь Попова рядом, Шастун вряд ли чувствовал в себе те умиротворение и спокойствие, что при нём. Здорово, что тот придумал сбежать от неприятного соседства к нему. Всё-таки, он очень умный. — Арс, — он окликнул актёра, с широкой улыбкой продолжая изучать древесные узоры над собой. Получив в ответ вопросительное «м», он произнёс, едва не срываясь на шёпот: — Почитаешь мне? Арсению было, в целом, всё равно, что его могут «осудить» нынешние попутчики; сама идея чтения вслух показалась ему довольно… странной. — Ты же в курсе, что в книге больше трёхсот страниц, и я уж точно не стану читать сначала? — насмешливо прищурился он. — А ты читай с того момента, на котором остановился, — невозмутимо ответил Антон, заводя руки за голову. — Уверен? — Абсолютно. Читай, Арс. Пожалуйста. — Ну, как скажешь… — Арсений выдохнул и, приняв на себя роль рассказчика, начал читать: «Она всё время называла меня «мальчик» и говорила обидно-пренебрежительным тоном, а между тем она была примерно одних лет со мной. Но выглядела она, разумеется, много старше, потому что была девочка, и очень красивая и самоуверенная; а на меня она смотрела свысока, точно была совсем взрослая, и притом королева…»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты