автор
Размер:
планируется Макси, написано 77 страниц, 7 частей
Описание:
В мире сказок и фантазий всё перевернулось с ног на голову. Аверс сменился на Реверс. В мире фантазий появляются новые герои и персонажи, вот только они не приспособлены к жизни за пределами страниц их романа. Что же делать? Ответ прост не можешь искоренить проблему - реши её. Именно решением это проблемы и занимается великий писатель, но ему нужна помощь того, кто никогда не верил в сказки...
Примечания автора:
У меня очень скромные писательские данные, но саму идею такого формата, я продумывала довольно давно, так что я счастлива от того, что есть такой прекрасный формат челленджа. Я надеюсь, что смогу приятно провести время, повеселиться, приобрести новый опыт и новых друзей.
Всем приятного прочтения...
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 20 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1: Снежная Королева

Настройки текста
Примечания:
Жанр: Гет
Фендом: Сказки Андерсена: Снежная королева.
Персонажи: Кай, Снежная королева Алиссента, Герда, принц Адлэр.
Рейтинг: NC-17
Метки: AU, Сказка, AU: Reverse, Aged up, магия, магия крови, ведьмы,приворотная магия, повседневность, нелинейное повествование, наставничество, реабилитационные центры.
Задание: Реверс-версия героев. Пускай злодеи поменяются местами с положительными героями.
      Это произошло в одной далёкой провинции, на самом краю королевства, во время празднования ночи Золотой луны. Мрачные деревянные домики с поросшими мхом черепичными крышами были украшены яркими бумажными гирляндами. Сотни тусклых огоньков освещали узкие улочки городка, указывая путь его жителям к центральной площади. Сегодня на такое празднование были приглашены барды, бродячие артисты и, конечно же, лицедеи. Жители приходили отдохнуть, увидеться и насладиться праздничным представлением.        Но были и те, кто желал воспользоваться магией особой ночи и… впрочем, к чему предыстория. События как раз разворачиваются в крохотной украшенной беседке, посреди маленького цветущего уголка на окраине этой забытой средневековьем деревушки.  — Ум-м-м, так что ты приготовил?         Миниатюрная девушка, в стареньком латаном платьице, в стёртых от времени башмаках из дубовой кожи, кокетливо поправляла расшитый бисером жилет. На вид ей не больше шестнадцати, хотя это её двадцатая золотая луна, что она встречает с распахнутыми глазами. Её кожа смуглая от того что палящее солнце нещадно оставляет на ней следы, мелкие белёсые шелушинки на коже лица, словно признак тяжёлого труда и нещадных условий, в которых, приходится зарабатывать на кусок хлеба. Тонкие бескровные губы практически сливались с кожей, большой острый нос заметно выделялся на фоне впалых, от недоедания, щёк. А лиловые синяки делали глубокие впадины под глазами более очерченными. Тусклые, растрёпанные волосы, были спехом собраны и убраны под чепчик, но и по выбитым из-под него локонам было понятно, что заботились о них не так чтобы и часто. — Герда, в этот, особенный день, я бы хотел подарить тебе самое дорогое, что у меня есть. — Девушка проявляла всевозможные признаки нетерпения: она покусывала губки, подпрыгивала, пытаясь заглянуть за широкую спину, заламывала пальчики. Юноша, напротив, искренне радовался такой её несдержанности и уже предвкушал радость невесты в момент получения подарка. — Вот, я наконец их вывел и… Я так волнуюсь, но я назвал их на твою честь. Тебе нравится? — Что это? Кай, ты надо мной издеваешься? Да как ты смеешь? Ты же сказал, что в этот день подаришь самое дорогое, что у тебя есть. — Юноша не понял в чём же причина её негодования. Девушку злила его недогадливость. — Кай, я думала, ты, подаришь мне свой кулон, как знак того, что готов непросто быть моим женихом, а быть моим мужем и делить со мной всё, а не только невзгоды и бедность. Я вообще не понимаю, зачем ты его хранишь? Твоей старушенции-бабули нет, уже много лет как, а ты прозябаешь впроголодь, цепляясь за память. Продал бы его, и дело с концом, зажил бы как человек, а не… — Герда. Почему? Почему ты говоришь такие гадости? Бабушка тебя очень любила и… — Как ей это надоело, бабушка «то», бабушка «это».       Всегда такой послушный, хороший мальчик. Да такой, как он давным-давно мог пойти в услужение к старосте, а там гляди и жёнка его перестала бы глазом своим кривым ему подмигивать. Ну подумаешь, пришлось бы немного попотеть да попыхтеть, вон Аркан, сын кузнеца, не красавец, но телом удался. Можно подумать, он на свои гроши за подковы расписные сани купил, сейчас вон Арику по посёлку катает. А она чем хуже, да и жених у неё красивей, не то, что… «Буэ»… выше пояса глянуть не на что. — А потому что надоело каждый медяк под матрацем прятать. Хочу, как нормальный человек жить, а не влачить бренное существование. — Кай крепче сжимает в пальцах горшок, чувствуя, что от раздирающих чувств в груди всё клокочет. Ледяная висюлька, соприкасаясь с кожей, начинает пульсировать. «Нужно успокоиться. Всё, как и говорила бабушка, всё, что мне нужно — это успокоиться. Когда мы с Гердой выйдем из храма, всё пройдёт и таких всплесков более не будет. Никто не узнает. Да. Если сейчас удастся успокоиться, то никто ничего не узнает». — Герда, деньги — это наживное. Я выполнил королевский указ, и если принц одобрит, то мои розы будут украшать его дворец во время церемонии бракосочетания Его Высочества… — лицо Герды перекосило, юноша окончательно растерялся. А девушка выхватила из его рук горшок и с силой кинула его оземь. Хрупкие черепки разлетелись, земля вмиг промёрзла, а цветы превратились в лёд.       Тело Кая окутывала снежная дымка. Его руки были окутаны ледяной коркой. Небесно-синие глаза стали белыми с ярко-голубым зрачком. Герда испугалась и, взвизгнув, тотчас прижала пальчики к губам. — Ты монстр. — Её тело затрясло. Какая она была слепая. Всё это время она не видела, что её жених - снежное чудовище, о котором так много вещали в сказках. — Помогите, монстр. Помогите.       Герда едва успела выбежать, за территорию сада, когда на её крики сбежались соседи. Некогда зелёный уголок, которым так гордились жители, был окутан серебристым ореолом.       Тело Кая стало чужим.       Он и правда монстр, страшное чудовище, что убивает невинных дев ради их молодости. В их окраинах давно пропадают девушки, местные даже сомневаться не станут, обвиняя его во всех повинностях, не разбираясь в его истории.       Крики людей, огоньки смоляных факелов, призыв сжечь монстра. Юноша горько улыбнулся, какие глупцы, они искренне верят, что могут сжечь такого, как он? Боль острым осколком разодрала сердце, с его матушкой они именно так и поступили, взамен не стали искать её ублюдка сына. Она позволила сделать это с собой, позволила оставить крохотного мальчика сиротой, на два десятилетия даруя людям иллюзию их всемогущества, но и сурово наказывая их за чванливость.       — Это он. Это Кай, он… он хотел меня убить… я видела его глаза они… они… — Девку оттащили от ледяного вихря, что опустошал, промораживал, уничтожал…       — А я всегда знала, всегда знала, что не до добра мы этого ублюдка приняли. — Жена старосты в первых рядах костерила юношу за всё преступления.       Толпа подхватила гомон, слепо обвиняя во всех своих бедах. Ему приписывали все невзгоды от задранной скотины, то лишённой крови. — Сжечь его!!! — Чей-то окрик, словно брошенная лучина в стог сена. — Сжечь монстра. — Подхватили с другой стороны улицы идущие с факелами вершители правосудия. — Сжечь? Вы хотите меня сжечь? — Злобный смех, первый раз Кай чувствовал такую лёгкость. Холод, что всегда его пугал, что путал сознание и сбивал сердцебиение, сейчас помогал. Кай словно в первый раз открыл глаза. Он словно увидел этот мир в его истинном свете. — Так вы хотите меня сжечь? Ну что ж попробуйте.       Чёрные волосы припорошило серебристой крошкой. Совсем как лепестки снежных роз, которые он так долго и кропотливо выводил. По атласно-белоснежной коже появились лиловые узоры, словно морозный воздух дыхнул на запотевшее окошко. Вихрь становился всё гуще, а аквамариновая висюлька пошла трещинами. — Так что вы притихли? Не вы ли хотели сжечь меня на костре? Так давайте, кто первый? — С его рук срывались вихри, что промораживали присутствующих до костей.       Люди вот-вот превратяться в ледяные скульптуры, о которых так много рассказывали заезжие артисты, которым посчастливилось бывать в столице и веселить придворную знать.       Кто-то ещё осмеливался сеять смуту. Кто-то опасливо предлагал сбежать, а вьюга не утихала. Что бы произошло, и кто бы пострадал не известно и великим силам их мира, если бы не появилась она. — Сус, Фарш, я приказываю вам остановить его. — Прекрасная женщина в белоснежных одеяниях и дорогих украшениях, вышла из саней, она облегчённо вздохнула, глядя на снежный вихрь. — Да госпожа, вот только. — Крупный ворон и серебристый горностай готовы были выполнить любую просьбу хозяйки, вот только… Это первый этап инициации и остановить, не навредив магу ой как непросто. — Ты что здесь забыла, шал… — Она провела рукой по воздуху и губы мужичка промёрзли. — Ещё слово и я отморожу твой гнилой язык. Я пришла за мальчиком. Как его имя? — К чему тебе этот ублюдок? — Жена старосты недовольно сверкала глазками, у неё тоже есть украшения и не мало. Да вот только одна серёжка в ухе у этой шалавы дороже, чем весь её дом.       Незнакомка повернула голову, глядя на женщину. Она приподняла руку и дыхнула серебряным порошком жене старосты в лицо. Словно живые песчинки окутали ореолом её голову, и жёнка старосты повалилась на землю, раздирая ногтями глаза, воя от боли.   — Это тебе урок. Правда всегда глаза колет. Она сделала шаг к бушующему вихрю. Её внешний вид величественный, а голос властный, но к «монстру» она обращалась нежно. — Мальчик, ты напуган и зол, но сейчас ты должен успокоиться. Твоё сердце чистое словно первый снег. Ты же себя не простишь, случись с ними что? Хоть они и недостойны твоего сострадания, ты не желаешь им зла. — Что? Да что ты знаешь об этом ублюдке. Он бабку свою в могилу свёл, и всё добреньким притворялся. А сам монстр. Это он невинных девиц убивал и кровь их… — Женщина рассмеялась. -…выпивал? Или что он с ней делал? Ты девонька ври, да не завирайся. Знаешь же, что он не виноват. По твоей гнилой крови вижу, что знаешь? — Герда зашипела злобно, да кто она такая? — Кровь ведьмам да колдуньям нужна, молодость свою в ней сохраняют, а сердца дев невинный для приворота используют. А он? Да уж никак не девица, да и кровь ему не нужна, не вурдалак, при свете дня ходит. — Забирай его Алиссента, забирай и убирайся… — Тёмная фигура при виде которой люди невольно расступились. — Не его ли ты его все эти годы искала? Кай его имя, на сердце отбито. Забирай своего ублюдка и убирайся, не рады здесь тебе… — А, ты, смотрю, хорошо тут устроилась? В почёте да уважении. — Черноволосая красавица, в тёмном одеянии зло оскалилась, доставая из-за пояса зелёную метёлку из веток любистка. — Убирайся Алиссента, подобру убирайся. — Женщина в белых одеяниях вновь ступила к вихрю. Её тело окутало голубым светом, и она словно светящаяся мушка вошла в бушующую сферу. — Кто ты? — Глаза юноши горели, аквамариновая подвеска мелкой крошкой переливалась у него между пальцами. — Алиссента. С этого дня — я твоя наставница. — Кай покачал головой, ему это не нужно. Пусть его сожгут как монстра. Он не желает жить без неё. — Это всё чары мальчик, на тебе приворот, но твоё сердце сильнее, вскоре оно сбросит эти оковы, а пока прости. Фарш.       Горностай проник под полами шубы хозяйки, он вихрем закружил вокруг тела юноши и того сковали чёрные оковы. Женщина вскинула ладонь и дунула серебряными песчинками ему в лицо. Глубоко вдохнув песок, он потерял связь с реальностью. — Сус, забирай его, возвращаемся…  

***

 
      С момента как произошло происшествие с Кайем, прошло две декады. Его теплицу разгромили и в сырой земле были найдены доказательства его злодеяний. Тела семи пропавших девиц с вырванными сердцами. Тела свежие, словно льдом промороженные насквозь.       Староста как местный судья принял решение и объявил Кай преступником. Он взял на себя ответственную миссию и послал в столицу ворона, сообщив о преступлении и факте применения чёрной магии. Конечно, за то, что монстру удалось уйти перед королём и ответ держать нужно, но у него полдеревни свидетелей, что задержать монстра и его пособницу не представлялось возможным. А ещё старосте жёнку его было жаль, та ослепла, после того как ногтями глаза себе выдрала. Азалента, местная ведунья, пообещала отвару сварить. Глаза он его жёнке не вернёт, но и от чувства, что в очницы стекла толчёного насыпали, исчезнет.       Магия льда, самая страшная и неконтролируемая, а потому в их королевстве запрещённая на ряду с тёмной. Вот только эта ведьма Азалента, живёт высоко на склонах Арантэйских гор и туда смертным хода нет, вот и приходится мириться с соседством ведьмы.        Золотая карета медленно покачивается. Три десятка стражников в золотых кирасах медленно передвигались, их кони путались в длинных попонах, но их неспешное шествие привлекало взоры крестьян. — Адлэр, нам ещё долго трястись? — Принцесса томно помахивала веером. Её тело утопало в шёлковых подушках. Подол платья заткнулся так высоко, что принц мог беспрепятственно поглаживать рюши её кружевных панталон. — Нет, к вечеру прибудем. Мы бы уже возвращались назад, не резвись ты с тем конюхом до самого утра. — В его голосе были напускные нотки ревности. По факту принцу было абсолютно всё равно, с кем бы она ни развлекалась, лучше, чем он принцессе найти любовника не удавалось. Да и счёт в его пользу. — Так это полностью твоя вина. Сам предложил, что если не качеством, то количеством взять можно. — Принц самодовольно ухмыльнулся. Карета тяжёлая, ехать ещё несколько часов, так что можно и время скоротать. — И что? Не уж за него замуж пойдёшь, а не за меня?         Рука Адлэра скользнула вверх, сжимая бедра невесты, та кокетливо щёлкнула по ней веером. Принц вскинул бровь вверх, неужели так тот конюх был хорош. Но принцесса высокомерно хохотнула, соскальзывая глубже в подушки, тем самым рука касалась уже не просто бедра, а почти ласкала…       Ваше Высочество, вам послание. — Начальник стражи делал вид, что ничего не видит, а не в который раз желает глаза варевом промыть. Вот как можно быть такими развратными? То, что по карете ничего не видно, не значит, что они все глухие. — Что там? — Лилисэа, была недовольна, но ладно, они скоро прибудут на место. — Нужно в одну деревеньку заехать это по пути. Поступило сообщение, что некий умелец выполнил королевский указ. — Принцесса закатила глаза. Вывести новый сорт роз. Что за глупая традиция, хотя чего ожидать от «Королевства Роз». — Не кукси губки — это недалеко в пяти вёрстах. Глянем, что там за сорт и тронемся в путь. — А может?         Мыс её атласной туфельки, скользнул по рукаву принца, счёт не в её пользу, а по возвращении вновь эта скучная игра в благочестие и скромность. Как ей это надоело, сотня нянек, горничных, фрейлин, а хуже всего тайная канцелярия, даже на ночной горшок не сходить без их наблюдения нельзя. — А проиграть не боишься? — Нет. Лилисэа не боялась, она в выигрышном положении. С замарашками её жених брезговал, а вот крепких и мужественных пруд пруди.       Карета мягко скрипела рессорами, медленно покачиваясь. В поселение они прибыли в течение часа. Староста, заправляя замасленную рубаху, в землю бил челом, приветствуя представителей короны. — Его Высочество Адлэр мои Лирнэйрен и его невеста Лилисэа айэр Войренсон. — Староста лопотал слова приветствия, но едва он поднял голову, как его в плечи довольно сильно ударили, каблуком кованого сапога, заставляя лбом в пыль зарыться. — Для нас честь, что Их Высочества откликнулись на наше скромное послание. Мы люди маленькие и взываем к вашему суду и справедливости. — Принц нахмурился, что этот червь там лопочет? Он едва заметно пошевелил пальцами, отдавая приказ стражнику. — Вы о чём? Нам по пути пришло известие, что местный умелец выполнил наш приказ и вывел новый сорт роз, как там их? Ах да — «Снежные Лепестки».        Староста недовольно сморщился. А ведь и так — этот монстр смог вывести цветы, но жители были в ярости и разгромили теплицу, а цветы на кусочки покрошили. А ведь могли и заработать, причём немало. Правду говорят не люди, а скот. — Простите, Ваше Высочество, но цветы, они… — Принцу надоело выслушивать этот лепет. Он приказал привести Кайя Орлан, староста лопотал набор оправданий, что окончательно исчерпало лимит терпения принца. — Ваше Высочество, так Кай монстром оказался. — Адлэр удивлённо вскинул бровь. — мы случайно узнали, он двадцать лет скрывался в поселении, скрывался под маской добропорядочности, а вот несколько лун назад в первый раз пропала девушка. — Пропала? — недобрый блеск в глазах и староста вновь лопотать начал. — Да, у неё сердце вырвали и кровь выпили, мы думали её хищник, какой задрал, а после того как этот монстр на свою невесту напал, то он своё лицо и показал. Мы его дом обыскали и теплицу, там-то тела и нашли, вот и письмо к королевскому двору написали. Ваше Высочество мы люди маленькие… — Хватит. Где этот монстр? — Староста пал на колени принялся завывать, рассказывая слезливо-жалобную и крайне героическую историю того, как они пытались схватить монстра, но им помешала Алиссента. — Снежная Королева? — Принц скрестил руки на груди, недобро глядя на старосту. Снежная королева не та, кто так просто в дела людей будет вмешиваться, раз она мальчишку забрала, то здесь что-то нечисто. И чувство того, что ему лгут, нарастало с каждым произнесённым словом. Вскинув руку, принц приказал замолчать. — Румертэн, прикажи кому-то осмотреть теплицу и дом этого «монстра». А пока трогаемся, раз цветов нет, то задерживаться нечего. — Адлэр, я устала. Давай здесь останемся, поужинаем, отдохнём и завтра путь продолжим. Найдётся здесь «сарай» поприличней? — Староста принялся лебезить, что свой дом уступит. Вот только жёнка у него милостью монстра ослепла, но королевским наследникам было всё равно.       Ужин, как и дом были довольно скромными, по королевским меркам, но Их Высочеств не это интересовало. Принцесса сослалась на усталость и удалилась отдохнуть, а принц с интересом поглядывал на деревенскую деваху. С виду ничего особенного, маленькая, замызганная, исхудалая, в латаной одежде, но она так неумело кокетничала, что Адлэр решил развлечься.       Соблазнить такую простушку ничего не стоило, пара ласковых слов, пара кокетливых взглядов и деваха сама подол задрала. Особо ни на что Его Высочество не рассчитывал, но едва они начали, то у мужчины глаза загорелись.       «Да ты невинной была, ну что дорогая, кого бы ты ни нашла, у меня фора по счёту, после такого.»       Развлекался он до самого утра с этой девахой, под утро она разомлела и уснула. Находиться с ней в одной комнате принц не желал, а не то чтобы в одной постели, так что вышел в коридор и подозвал стражника. — Лилисэа, где? — Стражник взгляд в сторону отвёл.         Адлэра не особо волновало с кем его невеста развлекалась, все эти шалости до брака, после того как стебли роз оплетут их руки они будут верны друг другу, так к чему не использовать это время и не развлечься немного? — В опочивальню вернулась, приказывала воды ей принести бочку, она ополоснуться желает. — Принц улыбнулся, знать неплохо отдохнула, раз пот с себя смыть желает. — Ну так и выполняйте и бочку побольше принесите, а воду погорячее и… — Стражник низко склонился, он и так знал, что принц прикажет — Эту выставь, пусть выметается, видеть её не желаю.     — Да, Ваше Высочество. — Стражник низко склонил голову и направился в комнату, где с дворовой девкой развлекался принц, а тот, в свою очередь, пошёл к невесте, которая чисто случайно была не одна.       Дверь в комнату бесцеремонно была открыта, в нос ударил сладковатый смрад мужского семени, смешанного с запахом пота. Тот поморщился: «Не могла ополоснуться, а потом к принцу в штаны лезть?» От громкого звука деваха вскочила, прикрывая тело краем стёганого одеяла. Оно было мягким и тёплым, под ним так было приятно нежиться.   — Кто вы? Что вы здесь делаете? Где Адлер? Да как вы посмели так вры… — Один замах и звонкая пощёчина едва не свернула Герде голову, даже в ушах зазвенело.   — Ты как смеешь, оборащаться к принцу по имени, ты шалава? — Он схватил девушку за косу и потянул к выходу. Её вещи были разбросаны, а одеяло она выпустила, хватаясь за руку, что едва её косу не оторвал.   — Что? Да как вы смеете? Да я… Да вас… — Было больно, да и стражник почти её из комнаты выволок, а там люди, а она голая. Впившись обрубками ногтей в руку мужчины, удалось вырваться.       Девушка хвала с пола одежду, спехом одеваясь. Но платье она едва успела на себя набросить, поверх серой сорочки из грубой ткани, как её вновь схватили за волосы и поволокли на улицу.   — Вы за это ответите. Адлэр, сказал, что…         Стражнику это надоело, что за глупая манера знакомиться с подданными? Традиция обязывает перед свадебной церемонией принцу Королевства Роз проехать собственными землями, показать люду будущую королеву. Но вот тащить к себе в кровать всех, кого не лень, уже решение избалованных отпрысков королевских родов. Как итог, на месте каждой стоянке, практически одно и то же самое.   — Румертэн, что происходит? Что за шум? — Принц вышел следом за коренастым, высоким мужичком, что степенно опустил голову и выскользнул из комнаты, которую заняла принцесса. Герда вырвала руки и бросилась на шею принцу.   — Адлэр, любовь, моя, ну скажи ему, что теперь я твоя невеста. И накажи его, он меня за косы таскал, едва не… — её руки брезгливо были сброшены, и тонкие запястья переплелись у жениха на шее.   — Вот «ЭТО»? «П-ха», любимый у тебя вкус испортился с этим пари. — На принцессе была тончайшая кружевная сорочка, сквозь которую явно просвечивались все её достоинства и преимущества. Такая рань, такая ночь бурная, а она уже с макияжем и причёской. Вот такой должно быть женщина и принцесса, а не вот это. — И за неё ты хочешь тридцать очков? Не смеши?   — Да не спорю, тебе с достоинством того кузнеца повезло, но счёт всё равно на моей стороне — «ЭТО», невинной была. — Принцесса недовольно накуксилась, она вновь проигрывает.   —  Предлагаю не брать в расчёт эту деревню. Вот если бы они того, садовника не упустили, я бы выиграла. Мне этот сказал, что их «монстр», как его Кай — красавцем был, на личико, не хуже принца.       Лилисеэ специально дразнила не только жениха, но и эту деваху, до неё слух дошёл, что это бывшая невеста первого красавца на их поселение. И что она его прощёлкала, так как далась ему шалава, на которую даже плюнуть мерзко и что только он в ней нашёл. Из этого злобного переругивания Лилисэа сделал вывод, что тот садовник, которого все монстром кличут на самом деле красавец. Герда вскрикнула и кинулась на принцессу, но не тут то и было ту окутало золотым светом, а Герду отбросило.   — Что это? — Принц недобро сощурился. Взять её и на костёр. Стражник подхватил девку за косы, волоча из дома. Девушка кричала, что они не имеют права. Его Высочество подцепил цепочку, что прятала золотой кулон на шее принцессы.   — Это защитный оберег, он реагирует на чёрную кровь, что течёт в жилах ведьм. Что дрянь, девок убила, а на женишка свалить всё решила? На костёр. — Голос принца был холоден, он коснулся своего оберега, почему он не отреагировал и не нащупал кругляшка на груди. «Потерял, что ли? Нужно быть осторожным и при первой же возможности заказать другой, а то мало ли, путешествие ещё не окончено. А вот с развлечением покончено, даже если счёт Лилисэа отдать придётся. Заодно сговорчивей станет.»   — Да как можно, меня и на костёр, за что? Это не я — это всё Кай. — Принцу это надоело, и её вытьё, и это враньё.   — Ваш этот садовник — маг. Исходя из того, что мне доложили — он владеет деструктивной магией холода. Она, конечно, тоже запрещена, но за такое не сжигают. А учитывая смену династии, я бы даже его в свою личную стражу взял, неразумно такие таланты растрачивать. Так что вы мне ещё ответите и за испорченные розы и за то, что мага холода упустили. Магам холода ни кровь, ни сердца не нужны, их сила куда мощнее, чем тёмное колдовство и платы не требует. А ваши девки стали жертвами тёмной магии, думаю кто-то приворот наложить на кого-то хотел. И, глядя на тебя — это ты и была. Проводить расследование — это задерживаться ещё дольше в этом захолустье. Ты ведьма, а значит если невиновна, то точно замешана. Приказ вы слышали? Сжечь ведьму. И пошевеливайтесь, я отсюда до полудня уехать хочу.       Герду выволокли за косы, шум поднялся такой, что люд начал сходиться посмотреть. Внешний вид девушки дал повод для сплетен, там даже сомневаться не нужно, эту ночь она простынь принцу грела.       Деревенские бабы подняли хай и давай позорить блудящую девку. Мужики плевали себе под ноги, подмигивая своим мыслям и перешёптываясь посмеиваясь с чего-то.   — Именем Его Высочества Адлэра мои Лирнэйрен сия особа обвиняется в пособничестве тёмным силам, колдовстве и примышлении тёмной магии… — Герда вопила и просила её спасти. —… путём сожжения.       Девушка уверяла, что она не ведьма, но жители не верили, но такова особенность местного люда. Они склонны верить в то, что им говорят. Тогда они готовы были сжечь монстра, вот только жизнь Кая на поверхности была, он с девками не водился, всё по своей невесте сохнул, к чему ему их кровь и сердца? А вот Герда иное дело. Каждому ребёнку ещё в детстве говорят, что ведьмы, только бабы гулящие. И сердца девственниц для приворота и любовной магии нужны. Ну с чего бы такой красавец как Кай, ни с того ни с сего эту замарашку замуж позвал.        Ведьм сжигали на центральных торговых площадях, а воров и убийц вешали, так что эшафот был в каждой мало мальской деревеньке.       На счастье, Герды эшафот именно здесь был не особо приспособлен к казни, давно не использовался, а потому давно доски не обновлялись, вот и прогнили. Пока мешкали, пока искали, что подстелить, Герда смогла руки освободить и это их ошибка, точнее, промах.       Ведьме сотворить заклинание много не нужно, но вот если крови пролить, то тёмные силы охоче помогать станут. Герда чуть осмотрелась, односельчане столпились вокруг, ожидая казни. А стражники настил поправляли. Им нужно, чтобы ведьма сгорела, а не под помост провалилась. Один из стражников совершил роковую для него и всех ошибку, точнее, две. Он повернулся к несвязанной ведьме спиной и отставил топорик, которыми как раз разделял куски бруса.       Герда схватила рукоять и замахнувшись ударила лезвием по ноге стражника, тот от боли повалился, в тот же момент лезвие во второй раз пришлось ему по телу, а точнее, по шее. Она хоть и деваха мелкая, но немощной никогда не была, а от грубой и тяжёлой работы силы у неё как у мужика. Голова стражника неудачника хоть и не покатилась, но кровь хлестала, орошая землю и омывая фонтаном ведьму. Бабы завизжали и врассыпную. Мужики давай вопить: «Держите ведьму», да поздно было. Воспользовавшись суматохой, Герда принялась малевать пальцем мёртвые руны, призывая тёмных духов, защитить ведьму. Крови было так много, чёрные крылья в момент образовались у неё за спиной. Когтистые лапы подхватили инициированную ведьму и унесли подальше от места казни.       Герда несколько часов пробиралась болотами. Подол вымок и лип к ногам, внутри всё огнём жгло и от действия магии и от… А ещё принц, да от местного кузнеца мало чем отличается, только то и дело, что пахнул приятно и кожа мягкая. А в остальном, все они мужланы одинаковы. Чувство обиды, словно яд сколопендры отравлял гнилую кровь. Сердце медленно утихало в груди, нужно, чем скорее на место прибыть, а там уже решиться, что делать и как теперь быть.       В деревню ей нельзя, местные ни за что не поверят, что охранника она убила, чтобы спастись, а унесли её не пособники князя Тьмы, которому на верность каждая ведьма посягает, А бывший жених — это монстр Кай её похитил и убить желал, да он чудом спаслась.       Очередной раз заплутав, Герда выругалась. Вот стерва опять метки сменила и не предупредила, можно подумать найдётся ещё отчаянный, кто бы сунулся в болото. Ведьму искать на её территории — с жизнью проститься, света белого не видеть, навек поганками порасти.         А вот и дуб разлогий, чаща непроходимая, речка отравленная, да частокол из костей. Смех, да и только весь этот антураж в одном месте, и окружает он… Никто бы не догадался, что самая ужасная и кошмарная в таком месте живёт, а скажет кому да со смеху бы полопали. Ах да, дом.       Ведьма обтёрла руки, не то кровь опять розовую глазурь попортит и вновь эта стерва перемазывать ей заставит и пятна языком слизывать. Схватившись покрепче за прозрачную ручку их леденца и толкнув пряничную дверь, Герда прошла вовнутрь. В уголке в клетке скулили, свернувшись калачиком два щенка.   — Мам, да ты опять за своё? — Ответом была тишина. — Что они опять сбежать хотели или что? Мам, ты слышишь?        Молодой ведьме никто не отвечал и это было странно, не стало бы её забрасывать в болото будь мать дома. Гнилые доски скрипели под ногами, башмаки Герда в болоте потеряла. Ещё раз позвала и тишина, только скулёж забившихся под стену щенков. Из соседней комнаты послышались булькающие звуки, сердце девушки заколотилось быстрее, но вскоре вновь его ритм начал утихать.   — Мам, ты здесь?         Она вбежала в крохотную комнатку. Её убранство совсем скромное, соломенный тюфяк, прикрытый стареньким кожухом, огромная скрыня, несколько собранных тканых половиков. Огромная бочка на треноге, поверхность которой булькала и испускала смрадный воздух. Днище бочки было подбито листами железа, так что горящее под треногой пламя нагревало, но не портило само днище. Пока Герда подошла к окошку, чтобы чуть ставню приоткрыть поверхность взбурлила и появилась окровавленная голова.   — Не трогай окна, деваха. Совсем рехнулась? Желаешь лесных духов впустить, они тёмное колдовство нутром чуют, вовек их потом не выживешь — Женщина встала, багровые струи собирались сгустками на её теле. — Чего рот разинула? Платье мне подай, совсем ничему мать тебя не учит.   — А ты на мою дочь рта не разевай, за собой следи, сестра. — В гостью полетела тряпка, та не вылезая и не обтираясь нацепила её на себя.       Азалента была в ярости, мало того, что эта неумёха всё испортила с Каем, так ещё и переполох в поселении учинила.   — Мама, сердце, оно… — Азалента схватила метлу и принялась дочь колотить.   — А ты поговори мне ещё бестолочь, ты такая. Да как ты вообще смела к нему в койку лезть. Счастье твоё, что с него кулон по дороге сдёрнули, не то гореть тебе. — Герда убегала от матери, уворачиваясь от хлёстких ударов, а вот тётка только заливисто хохотала. Говорила она сестре, нужно было её в проруби топить, так нет пожалела, вот и родила выбраковку.   — Мама, прости, но я почём знала, что он таким кобелём окажется. Он такие речи говорил, такие слова, что любит, что эту свою бросит, что она шалава под каждого конюха ложится. Даже колечко мне подарил — золотое. — Азалента таки нагнала негодницу, и за что ей это? Все ведьмы как ведьмы и потомство достойное имеют, а у неё, мало того, что малахольная, так ещё и… тьфу…   — Ты того Кая проворонила? А? — Молодая ведьма голову опустила, её щёки обдало кровью с такой силой, что лиловые линии проступили. — Что цацка его покоя не давала? Жить хорошо хотела?   — Но я же не знала, что он монстр. — Пощёчина и на щеке проявились чёрные отметины.   — Заткнись и глупостей не городи. Не монстр он, а маг, и к твоему, несчастью, сильный. Я столько сил из себя вылила, дабы его к тебе дурёхе присушить. Всё что нужно было в ночь золотой луны его в койку затащить и всё, до скончания века сильнее ведьмы бы белый свет не видывал. Да тебе не то, что принц, князь Тьмы бы дары носил, чтобы взора твоего удостоиться, а так всё. Проворонила силушку, поганка.   — Мам, но ты могла и… — Ей снова досталось метёлкой по хребту.   — Я тебя сколько, поганку бестолковую, магии учила? Да всё без толку. Ты же никчёмная, как только призвать птицу бездны смогла? Вот и сердце замирает, за колдовство наше платить нужно. — Герда принялась оправдываться, что она правильно всё сделала и что кровь пролила и что помощи просила. И снова её метлой огрели. — Раздевайся да в котёл полезай, чуть тебя кровь силой пущенная подпитает. А как под окрепнет, сердце щенят в клетке прирежешь. Да не быстро, как стражника того, а чтобы боль чувствовали, да страх.   — Мам, я не… — тут уже тётка не сдержалась и подзатыльник влепила.   — Молчи уже малахольная, а мне других из деревни потянешь, да пожирнее выбирай, не то эти одни кости. И помни, ты сама под человека легла, и первую кровь с ним разделила, так что от магии, ты немощью и отделена. Твоё сердце будет биться всё медленней, твоё тело дряхлеть и сморщиваться будет, пока мясо не иссохнет, а кости в труху не превратятся. — Герда стянула платье и уже ногу закинула, чтобы в чан залезть, как тётка что-то заметила. — Стой, а это не… Аза, что чувствуешь?   — Принца, но нет, осторожный… Видать, целитель отвар, какой дал. Но да ты права, можно это использовать. — ведьмы расхохотались, а девушка напряжённо переводила взгляд с одной на другую.   — Что? Что вы задумали? — ведьмы переглянулись хоть Герда и поплатилась за жадность, но и вправду пора прекращать в злыднях жить.   — Принц тебя замуж звал да обманул? Вот мы ему и покажем, как с ведьмами связываться. — Герду толкнули в липкое варево. — С головой ныряй, а мы пока готовиться. — Мам, что вы задумали? — Но Азалента цыкнула.  — Не твоё дело малахольная, полезай в бочку, да силы питай. А мы с принцем и его невестой потолкуем…    

***

Реабилитационный центр помощи сказочных персонажей.       В большом светлом кабинете воцарилась тишина.   — Принц Кай, если вы устали, то… — Юноша устало потёр лицо руками. Он очнулся в странном месте и мало что помнит. Но едва его начали расспрашивать знания словно их кто-то силой втиснул в его голову. Он всё говорил, говорил, говорил и от осознания того, что происходило, становилось тошно.  — Вы не могли бы так меня не звать. — Немолодой мужчина с седой бородой и в круглых роговых очках, перестал что-то фиксировать. Его перо и так всё время противно царапало, отчего становилось немного…   — Увы, видите ли, в классической сказке Кай и младше был, и Герда его спасла, и… — Юноша поднялся, приблизившись к окну, он не хочет даже этого имени слышать.       Классическая сказка? Что за идиот придумал исказить всё вот так? Почему он здесь? Что произошло с Алиссентой? И главное, как ему вернуться?   — Я хочу вернуться? — Из второго кресла поднялся высокий мужчина, поправляя манжеты на рубашке.   — Увы, пока нам неизвестен механизм. Мы уже поясняли вас принц Кай, что в нашем мире то и дело появляются персонажи не только каноничных сказок, но и альтернативных историй, коротких рассказов и как это… — он пощёлкал длинными пальцами вспоминая нужное слово… — фанфики.   — Мы предполагаем — это связано со взрослением и изменением мышления индивидуумов. — Кай нахмурился, а мужчина с бородой рассмеялся. — Дети взрослеют и им интересны другие сказки, чем больше они им нравятся, чем сильнее они симпатизируют тому или иному персонажу, шанс материализоваться с книжных страниц в наш мир становится всё сильнее. И вы очередной тому пример.   — Не понимаю. — Профессор улыбнулся.   — Вы вскользь упоминали о развратном поведении принца и принцессы, об их фривольном пари и о… Вам, наверное, неприятно? Но насколько откровенно автор вашего романа описала ночь что ваша бывшая невеста провела с принцем? — Кай вздохнул.   — Если со всем текстом, эпитетами, сравнениями и механизмами, то практически три листа. Желаете тоже в деталях услышать о… — Профессор наконец захлопнул блокнот и отложил его в ящик секретера.   — Поверьте, принц Кай, вы не первый материализованный персонаж фривольного романа. Судя по тому, что вы в состоянии контролировать свою личность, ваш автор тщательно подошёл к созданию вашего персонажа. А вот когда к нам перемещаться жертвы неудовольствия… — профессор усмехнулся каким-то своим мыслям. — В общем, были случаи, когда нам не послушать предлагали, а устроить демонстрацию, поверьте, мы уже немного адаптировались.   — И что делать мне? — Он вновь бесцельно изучал вид из окна, он привык к серебристым сверканиям на склонах Арантэйских гор, что этот зелёный пейзаж его угнетал.   — На сегодня предлагаю вам пройтись немного, осмотреться. Вашу комнату подготовили, ваш сосед — Прекрасный Принц. Сказка увы, не канонная, так что постарайтесь не превратить его в сорбе.   — То есть, здесь соблюдается магические законы? — Детский писатель уныло кивнул, и главное, сколько мороки как раз с этими законами магии.   — По большей мере, здесь ведьмы и маги, но есть и представитель легенд, фольклора и так далее. Осваивайтесь принц Кай, завтра продолжим воспроизводить вашу историю. И возьмите это. — Юноше протянули книгу.   — Что это? — Он понимал, что, вероятней всего, книга. Но он из другого мира и измерения с чего они взяли, что он сможет её прочесть?   — Это первоиздание. Каноничная история о Снежной королеве. Почтите, прочтите — это поможет выявить вам изменения, которые внесла автор, основываясь на канонной истории. Быть может, сможете понять, какие места и какого рассказа использовала автор для создания вашей истории. Изменённые диалоги, ситуации, персонажи. — Кай пробежался глазами по иероглифам и как не странно, но общий смысл он понял. Послышался скрежет и писатель побежал к двери, ругаясь на посетителя. — Кот Учёный, я сейчас тебе дверь поцарапаю, ты, шелудивая зверушка.   — Мур, вы мой дуб не видели? У меня там селёдка на ветвях была припрятана. — Кай удивлённо глянул. Фарж и Сус тоже разговаривали, неужели ещё где-то встречается что-то подобное?   — Кота Базилио искать не пробовал? Я слышал, от Мальвины, что он с Буратино, собирались совершить набег на твой дуб. Наживу — пополам, одному цепь златую, а второму — русалку. — Кот завопил словно ему хвост вместе с балабольчиками принцесса подчикала, за то, что после того как в очередной раз налакался настоя валерианы, песни своей русалке орал. — Стой. Стой. Кот Учёный, проведи экскурсию новенькому, заодно он поможет тебе отобрать твою селёдку, разумеется, если красиво попросишь.   — А ты можешь? — Кот вбил когти в брюки Кайя.   — Могу, но не буду. Мне ещё книгу сказок читать. — Кот оживился и принялся тереться об ноги юноше.   — Так зачем читать? Я и рассказать могу. Я все сказки в этом мире на память знаю. Мне только бы цепь вернуть, в неё триста пудов чистого золота. Я хотел сдать и своей селёдке шубу купить, ещё бы и на сапоги хватило.   — А разве у русалок не хвост? — Кот замурлыкал, покачивая хвостом, двинулся на выход.   — Идёт направо — песнь заводит, налево — сказку говорит. — Кай хмыкнул, и правда, чего глаза напрягать.   — Стой. Пошли налево, заодно сказку расскажешь. — Кот фыркнул.   — Вам бы молодым всё налево да налево, а потом только и умеете, что сказки зазнобам да жёнкам своим расказывать…   — Что скажешь друг мой? Что ты на это скажешь? — Фрейд встал и подхватит трость, двинулся на выход.   — На сегодня часы приёма окончены. Так что я гулять, а вы друг мой направо или налево? — А я с вами. И по чайку… — Профессор подхватил котелок… — с коньячком и плюшками…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты