Хроноворот Поттера в природе

Слэш
NC-17
В процессе
276
автор
Размер:
284 страницы, 28 частей
Описание:
Ох уж этот Гарри Поттер. Особенный среди особенных. Магия и Смерть имеют его в любимчиках, хотя и относятся к нему с жестоким любопытством.

Например, истерзав его у Дурслей, испытаниями с Риддлом, смертями и болью, обе мистические сущности решают, что результат их не устраивает. Что делать? Начать с начала!

"Прости, Поттер, но это никуда не годится. Переделывай"
Посвящение:
TsissiBlack. Лучший снарри-автор по моей скромной субъективной оценке.
Если когда-нибудь Вы прочтёте этот фик и не ужаснётесь, знайте, он вдохновлён Вами :D <3
Примечания автора:
Я ОБОЖАЮ хронофантастику. Исправление известного будущего. И ничего не могу с собой поделать.
Молюсь только, чтобы не скопипастить случайно все те шикарные работы, которых я начиталась и какими вдохновилась. Вроде бы всё сказано на эту тему, но - вдруг удастся удивить? :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
276 Нравится 279 Отзывы 156 В сборник Скачать

И повторится всё, как встарь

Настройки текста
События закручивались как-то размеренно и вяло, чему Гарри был несказанно рад, впервые в жизни расслабившись и отпустив себя. Конечно, стоило начать искать крестражи или разрабатывать план финальной битвы — он был уверен, что как раз жертв этого события, если не всех, то большую их часть он сумеет предотвратить — но… пока и так хорошо, разве нет? Он ходил на занятия, переписывался с Сириусом, оттачивал боевое мастерство и зелья, по сложности уже обошедшие программу третьего курса (и исправно портил зелья на уроках под шипящие комментарии Снейпа) и погружался в подробности и нюансы родовой магии, перемещений во времени и целостности душ. Авторы трудов по хроноворотам и известным временным парадоксам повторяли за Гермионой простую истину: нельзя раскрываться в прошлом и менять будущее, как бы глупо это ни звучало. То, что случилось в прошлом, уже привело к тому, что путешественник во времени вернулся туда, и нужно просто обеспечить себе тот же путь. То есть ничего полезного — ведь Гарри вернулся в собственное тело, а того будущего, что он знал и помнил, теперь никогда не было. И не будет — уже не будет. Не будет Локонса в больнице Св. Мунго, не будет Сириуса, сбегающего на Клювокрыле… Такого вмешательства в события ещё не было описано. Может, подобное уже случалось, но те, кто это пережил, очевидно, решили не делиться таким опытом. Может, когда миссия завершается, они просто забывали о первоначальной версии событий? Что касается целостности душ — Гарри так назвал огромный пласт литературы, посвящённый исследованию этой составляющей мага, хотя конкретно о целостности информации было немного, — выяснилось множество деталей, которые напрямую к созданию крестражей не относились. Например, описывалось родство магических душ: это кровные родственники и супруги. Лили неслучайно выбрала умереть за сына, она точно знала, что делала, и защита Гарри была основана на родстве душ матери и сына. Её жертва оградила мальчика от убийцы, перед которым Лили прикрыла ребёнка, и теперь Волдеморт не мог даже коснуться его. Конечно, он воспользуется кровью, решив, что именно в ней сила жертвы волшебницы, но когда он попытается овладеть Гарри и заставить Дамблдора убить его, то не сможет выжить и нескольких минут в сознании парня — благодаря всё той же магии. Родовая магия пока оставалась довольно сложной загадкой для Поттера, хотя он понимал, что ему так или иначе придётся это освоить, если он хочет полноценно продолжить род своего отца — потомка Певереллов, это многое значило, и на Гарри лежит немаленькая ответственность, независимо от того, решит Блэк ввести крестника в свою семью или нет. Ему предстояло разобраться с тем, что осталось от родового гнезда, проверить сохранность семейных реликвий в сейфе Гринготтса (что он сможет сделать только по достижении совершеннолетия), заняться финансами и… крепко так подумать о продолжении рода. Северус и глазом не моргнул, подтвердив, что в супруги не стоит брать маглорождённую волшебницу («или волшебника, и нечего делать такое лицо, будто я вам в женихи набиваюсь, мистер Поттер»). Поскольку Гарри и сам являлся уже полукровкой, его отец, так сказать, истратил возможность «разбавить кровь», для поддержания родовой силы весьма полезно было бы добавить чистую волшебную кровь — или, на худой конец, такую же полукровку, но со значительным магическим потенциалом. — Как можно искать жену по таким соображениям? — возмущался Гарри. — Будто я племенное животное, которое нужно разводить с подходящей особью… — Спросите Малфоев, — был короткий ответ от зельевара. — Интересно, что скажет Люциус, если я сделаю предложение Драко? — развеселился Гарри и тут же осёкся, услышав серьёзный ответ: — Ждите такого предложения от них, если не будете иметь пару, когда победите Лорда. Лицо Гарри было настолько комично ошарашенным, что Северус не выдержал и расхохотался. Парень тоже выдавил кривоватую усмешку, про себя подумав, что он обязательно начнёт встречаться с Джинни, если больше никого не будет — просто во избежание. В общем, всё шло хорошо, и Поттер непозволительно расслабился, справедливо решив, что жизнь даровала ему заслуженный перерыв. Наступил Хеллоуин, который он даже не собирался праздновать: он просто поужинал, как в любой другой день, и рано вышел из-за стола, с трудом уговорив друзей остаться и не прерывать веселье из-за него. Вытащив мантию-невидимку из сумки, Гарри накинул её на себя в первом же пустынном коридоре и отправился бродить по замку, прикасаясь к стенам кончиками пальцев, будто приветствуя старого друга. Знал ли Хогвартс, откуда вернулся Гарри? Вернувшись из-за грани, он стал чувствовать оттенки магии. Он даже сначала не понял, что это такое, но внутри будто настроился маленький радар: Гарри ощущал всплески силы, когда кто-то из магов подходил к нему сзади, или когда держал в руках волшебный предмет. Добби тоже ощущался по-особенному, словно воздух звенел и двигался вокруг него. И вот Хогвартс, буквально фонивший магией, не просто её излучал, он напитывал ею, делился щедро, обволакивал. Гарри подозревал, что кроме него это способен был почувствовать разве что Дамблдор. И вот сейчас тоже «мазнуло» знакомой магией, которой он уже почти насквозь пропитался. — Прятаться бесполезно, Поттер. Гарри хмыкнул и стащил капюшон с головы. — Почему вы не на празднике? — Потому что один подозрительный гриффиндорец отправился гулять в одиночку по замку, а значит, есть риск, что он отыщет ещё какого-нибудь монстра на свою пустую голову, — Снейп сощурился, изучая висящее в воздухе лицо, но тон его не был таким уж недовольным. — Я просто не люблю Хеллоуин, — рассеянно улыбнувшись, ответил гриффиндорец. — Вроде ещё не было отбоя, но я могу вернуться в башню, если из-за меня вы пропустите ужин. — Я тоже не питаю большой любви к этому празднику, — сухо ответил профессор. — Хотите сливочного пива? — поддавшись воодушевлению, предложил Гарри. — Я знаю, как пройти на кухню… — Это знают все преподаватели, — снисходительно хмыкнул Снейп. — Мне казалось, вы не празднуете? — Ну, это просто… — замялся Поттер, и Снейп закатил глаза. — Угощайте уже, мистер Поттер. — Тогда идёмте в вашу гостиную. — Беспрецедентная нахальность, — констатировал Северус. — Прячьте шрам и марш за мной. Со счастливой улыбкой Гарри спрятался полностью под мантию, и никем не замеченные профессор и невидимый студент оказались в почти родных уже для Поттера зельеварских апартаментах. — Добби! — позвал Гарри. Домовик тут же материализовался, уже сразу в позе согнутого пополам листа. — Тебе не сложно принести сюда сливочного пива на двоих и какой-нибудь десерт? — спросил Поттер, сматывая мантию и складывая её на сиденье «своего» кресла. — С меня новый костюм! — Сэр, Добби счастлив помогать Гарри Поттеру и просто так, Добби не просит ничего взамен! — впрочем, домовик выглядел слишком довольным таким бартером, чтобы Гарри поверил ему на слово. — Только не говори никому, даже директору, что я здесь, ладно? — Это честь для Добби — хранить тайны Гарри Поттера, сэр! — домовик с хлопком растворился в воздухе, а Северус заметил: — Неплохо вы приручили домовика, Поттер. — Он просто мне благодарен, — бесхитростно пожал плечами Гарри. — И вроде ему действительно нравится мне помогать. — Белла как-то докладывала Лорду, что убила мерзкого малфоевского домовика, — негромко проговорил Северус, и Гарри невольно сжал кулаки. — Это был он? — Я не допущу этого снова, — ответил Поттер так, что сразу стало ясно: продолжать это обсуждать он не будет. Они молча сидели, дожидаясь угощений, и когда Добби щелчком маленьких пальцев сервировал целый пир на двоих и ушёл, одновременно потянулись к бутылкам. Синхронно отсалютовали друг другу, не чокаясь, поминая ушедших в этот день. Гарри долго смотрел на огонь, привычно разведённый Северусом, и, набравшись смелости, осторожно спросил: — Почему… почему ты так ненавидишь Сириуса? Снейп удивлённо поднял брови и посмотрел на Поттера. — Откуда такой вопрос? — Ну, хм… в прошлый раз, когда он сбежал… я думал, ты лопнешь от злости, — помявшись, всё же объяснил Гарри. — Я постоянно находился в этом состоянии, когда ты был поблизости, — ухмыльнулся Северус, но после тяжело вздохнул, понимая, что от него не отцепятся. — Ты же видел воспоминания… Гарри смущённо повертел в руках бутылку, не поднимая глаз. — Видел. Но разве это причина желать смерти? — Поцелуй дементора не несёт смерти волшебнику, — из вредности прицепился к словам Снейп. — Да, ты прав. Наша с Блэком общая история не ограничивается той некрасивой сценой у озера. И нет, я не собираюсь тебе сейчас под пиво изливать душу. Что было, то прошло, и в этот раз сдавать его дементорам я не намерен. — Я знаю, — оскорбился Гарри на то, что Снейп решил, будто ему не доверяют. — Просто подумал… моего отца ведь тоже… — С твоим отцом нас связывала лишь обоюдная ревность. Мы оба боролись за внимание Лили, и, когда она выбрала Джеймса, я, естественно, не испытывал к нему тёплых чувств. Но и ненависти не было, тем более, он умудрился спасти мне жизнь. Гарри озадаченно почесал нос, а Северус забавлялся активной, но безуспешной работой мысли на его лице. — Ты ведь полезешь с теми же вопросами к Блэку, — предсказал зельевар. — Куда деваться, — виновато хмыкнул Гарри, даже не пытаясь скрыть любопытства. — Я собирался навестить его на Рождество. Сири не пишет, где живёт, на случай, если сову всё же перехватят или отследят, но я уверен, что он всё-таки на Гриммо. Было бы здорово… — Вы уже сказали о нём друзьям? — Пока нет, — Гарри отпил ещё пива. — Вокруг школы дементоры, все постоянно шарахаются от собственной тени. Не хочу, чтобы им пришлось хранить эту тайну в такой обстановке. — Разумно. В кои-то веки. Они ещё немного помолчали, лениво потягивая сладкий напиток. Когда перешли ко второй порции, Поттеру пришла, по его личному мнению, прекрасная мысль: — Меня Рон учил играть в шахматы, — нарушил он уютную тишину. — Соболезную, — фыркнул Снейп. — Он прекрасно играет! И объясняет получше некоторых, — язвительно добавил Поттер. — Я уверен, что выиграю. — А я уверен, что не стану в этом участвовать. — На желание? — И что мне может быть от вас нужно, Поттер? Мозгов по моему желанию в вас точно не прибавится. — Да что угодно, — запальчиво сказал Поттер и с подозрением покосился на пиво: откуда только храбрости набрался, оно же совсем не крепкое? — Зато я точно знаю, что попрошу, когда выиграю. — Если, — поправил Северус. — То есть, играем? — победно улыбнулся Гарри. Кинув на него взгляд, обещающий все кары мира, если тот проболтается хоть кому-то о подобном, Северус махнул палочкой, и перед ними материализовались расставленные в исходном порядке шахматные фигуры, не на доске, а на квадратном столике, расчерченном чёрно-белыми квадратами. Напротив Гарри стояли белые фигуры, Северусу достались чёрные. — Белые или чёрные? — насмешливо уточнил Снейп, готовый поменяться. — Всё равно!

***

Гарри как на крыльях вернулся в башню Гриффиндора, куда сказал ему выметаться Северус после фееричного проигрыша последнего. В голове вертелись высказанные Снейпом проклятья пополам с данным сквозь зубы обещанием исполнить загаданное желание, и Гарри поспешил убраться, пока профессор не передумал и не отказался от него. В спальне не спал только Рон, с беспокойством дожидавшийся припозднившегося друга. — Гарри! Куда ты пропал? — шёпотом спросил он. — Извини, — торопливо извинился Гарри. — Я был в Выручай-комнате… Он рассказал о ней Рону и Гермионе, когда они с Северусом решили там проводить свои внеклассные занятия. Троица иногда тоже ей пользовалась, если нужна была тишина для домашних занятий, но им хватало и библиотеки. Там ещё можно было безопасно посекретничать, но начало года выдалось спокойным и без подозрительных происшествий, а потому эта функция Выручай-комнаты пока осталась неопробованной. — Ты бы предупредил, — проворчал Рон. — Хорошо, Гермиона не в курсе, она бы уже устроила спасательную миссию… — Всё в порядке, я же не уходил из замка, — успокоил Гарри. — Давай спать, уже поздно. — Блэк сбежал из Азкабана, не удивлюсь, если он и сюда проберётся мимо дементоров, — обеспокоенно заметил Рон, но послушался и забрался под одеяло. — Не проберётся, — уверенно заявил Гарри, переодевшись в пижаму. — Мы в безопасности. Наступил ноябрь. Поттер снова свалился с метлы, когда на матч по квиддичу заявились дементоры — а он уж было решил, что они перестали так на него действовать. С «Нимбусом» пришлось попрощаться, и Гарри сразу заказал себе «Молнию», правда, он не ожидал, что на него начнёт коситься полкурса, завидуя возможности купить такую дорогую скоростную метлу. К счастью, Рон его поддержал, особенно когда Гарри пообещал дать ему на ней покататься. Гермиона, не разбиравшаяся в квиддиче, проигнорировала эту покупку: у неё было сумасшедшее расписание, державшееся только на Хроновороте, и она снова загоняла себя чрезмерной учёбой. Помимо этого силы отнимали бесконечные ссоры с Роном из-за Коросты и Живоглота, потому что даже не науськанный Сириусом этот кот всё равно не любил подозрительную крысу и пытался её сожрать. В этот раз Гарри отрабатывал заклинание Патронуса со Снейпом. Теория, как и в остальных случаях, сидела в голове плотно, но вот освоить это заклятие оказалось весьма сложным — даже сложнее, чем это получилось в прошлый раз с Люпином. — Я ничего не хочу сказать, Сев, — на этом Снейпа перекосило, но он ничего не мог поделать. — Но с Римусом шло как-то быстрее… — Обязательно ещё и сокращать моё имя? Обычной фамильярности вам мало? — ядовито уточнил профессор, угрожающе взмахнув палочкой. Гарри только улыбнулся ярче. — В этом сладость победы, Се-е-ев! — Жду не дождусь момента продемонстрировать на вас Чары Немоты, Потт… — А? — Гарри, — выплюнул Снейп, будто это было оскорблением, и без предупреждения выпустил боггарта из ящика для новой попытки. — Экспекто Патронум! ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ! Результатом был лишь слабый серебристый дымок, не способный даже немного задержать боггарта-дементора, и предсмертные крики родителей в голове Гарри звучали всё громче. —  Экспекто Патронум… — Ридикулус, — твёрдый голос удержал Гарри в сознании. Боггарт исчез в захлопнувшемся ящике, а Поттер растерянно уставился на профессора, растеряв шутливый настрой. — Не понимаю, это как будто через силу, хотя воспоминание я выбрал действительно счастливое… — У меня тоже возникали трудности с Патронусом, — помедлив, признался Северус. — Думаю, причина кроется в перерождении. Нам сложнее создать такую магию после встречи с госпожой. — Со Смертью? — поёжился Поттер, хотя ответ был очевиден. Вряд ли госпожа Магия была настолько устрашающей, что лишала возможности вызывать Патронуса. — Теперь вам придётся приложить больше усилий, чтобы освоить эти чары, но это не невозможно, — подытожил профессор. Он взял со стола плитку шоколада и кинул её Гарри, который ловко её поймал. — Ешьте половину, и пробуем снова.

***

А накануне Рождества случилось окончание беззаботной жизни Гарри Поттера, у которого всех проблем только и осталось, что помочь Хагриду подготовить речь к суду над Клювокрылом да удерживать от рукоприкладства Рона и Гермиону, никак не желавших уступить друг другу в конфликте домашних животных. В конце концов, крыса пропала, но Гарри не переживал, помня, что её отыщет Хагрид. В ночь на двадцать пятое декабря Гарри лёг спать, сожалея, что Сириус так и не ответил на его письмо, где он обтекаемо предлагал встретить праздник вместе, и посреди ночи… — А-а-а-а-а-а!!! НЕ-Е-Е-ЕТ! Поттера подбросило адреналином на кровати, он запутался ногами в одеяле и свалился мешком на пол. Мальчишки повскакивали с кроватей, собравшись вокруг тяжело дышавшего перепуганного Рона, который таращился на всех огромными глазами и выкрикивал: — Блэк! Сириус Блэк! С ножом! Напал на меня! — Ты уверен?! — обалдел Поттер с таких новостей, поспешно обшаривая взглядом спальню и никого не находя. Ни человека, ни пса. — Был здесь! Только что! Разрезал полог! Напал на меня! — громко и отрывисто докладывал Рон, дрожащими руками комкая одеяло. — Тебе это не приснилось? — неуверенно спросил Дин Томас. — Нет! Я уже не спал! Все пятеро третьекурсников выскочили из спальни и спустились в гостиную. От шума пришли ребята с других курсов, парни и девушки, и все друг друга спрашивали, что случилось и кто так кричал. На это собрание явилась побледневшая напряжённая Макгонаггал. — Что случилось? Всё в порядке? — тут же спросила она, внимательно рассматривая студентов. — Сириус Блэк! Он был здесь! — тут же доложился Рон. Его ещё потряхивало от пережитого. — Вы ранены, мистер Уизли? Вам нужно в Больничное крыло? — Нет, профессор… он ничего не сделал, я сразу закричал. — Хвала Мерлину, — еле слышно сказала она. — Староста, выведите всех учеников в Большой зал. Я прослежу, чтобы все покинули башню Гриффиндора. Сбитый с толку Гарри вышел вслед за всеми из-за портрета и обернулся, не понимая, откуда декан знала заранее, что что-то произошло. И увидел причину: Полная Дама исчезла, а её полотно было изрезано. Два случая проникновения Блэка сложились в один, а Гарри ничего не мог с этим поделать. В Большом зале собрались остальные ученики школы, и Дамблдор наколдовал всем спальные мешки, наказав остальным преподавателям и Филчу обыскать весь Хогвартс, что было заранее провальной идеей, учитывая, каким огромным был замок, а Сириус был одним из составителей Карты Мародёров. Кинув обеспокоенный взгляд на Северуса, который тот вернул, приправленный хмурым предчувствием, Поттер закопался в мешок и прикрыл глаза, притворяясь спящим. А в голове вертелся лишь один вопрос: почему, Сири?.. На следующий день Гарри ошарашил декана, заявив, что хочет провести рождественские каникулы у Дурслей. — Мистер Поттер, я понимаю, мы все напуганы тем, что Блэк проник в школу, — сказала она. — Но обыск показал, что его здесь уже нет, охрана усилена, и вам здесь будет безопаснее, чем с маглами… — Вряд ли Блэк станет искать меня у дяди с тётей, — если Минерва считает его трусом, пусть. Доказывать что-то кому-либо он не собирался. — Пожалуйста, профессор. Я ведь имею право уехать к родственникам на праздники. Минерва поджала губы. — Я должна уточнить это у директора. — Профессор, — с нажимом сказал Гарри. — Почему именно со мной такие проблемы? Разве Блэк опаснее для меня, чем для других? Макгонаггал прикусила язык. Никто не собирался говорить Поттеру ни о предательстве родителей лучшим другом, ни о том, что все думали, что Блэк охотится за Гарри. Парень с мрачным удовлетворением наблюдал, как профессор колеблется между противоречащими запретами. — Хорошо, мистер Поттер. Вы можете ехать, — приняла она решение, а Гарри мгновенно подумал, что за ним будут следить через соседку-сквиба миссис Фигг. Поэтому он сделал, как и обещал: приехал к Дурслям, мимолётно насладился чистейшим ужасом на их лицах от мысли, что племянник проведёт с ними каникулы, и заверил их, что просто возьмёт кое-какие вещи из комнаты и тут же уедет. Он почти так и поступил, заперевшись в маленькой спальне и позвав Добби, лучший непатентованный транспорт Гарри. — Как думаешь, у тебя получится отыскать Сириуса Блэка и потом отправить меня к нему? — сразу обозначил просьбу Гарри. В конце концов, когда-то Кричер отыскал похожим образом Наземникуса, своровавшего медальон Слизерина. — Добби может, сэр, — с небольшим сомнением согласился домовик. — Это безопасно, Сириус тебя не тронет, — заверил Гарри. — Но лучше не попадайся ему на глаза. Не хочу, чтобы он знал, что я пытаюсь его найти. Увидишь — и сразу ко мне, хорошо? — Добби всё сделает, сэр Гарри Поттер! Гарри подумал, что, если Добби согласится, он заберёт его себе и сделает домовиком Поттеров. И будет платить ему в два раза больше, чем Дамблдор. И просто-таки утопит его в носках. Почти через час Добби перенёс его… в Визжащую Хижину. Прямо посреди впечатляющих воплей, с каждым предложением становящихся всё громче. Домовик благоразумно оставил волшебников разбираться дальше без него. -… истеричным идиотом, так им и остался! — Ты не имеешь никакого права отчитывать меня, Нюниус! — Каким кретином надо быть, что проникать в Хогвартс, напичканный дементорами?! И зачем? Разве тебе не было сказано, чтобы ты оставил Петтигрю в покое? — Под твоим присмотром, чтобы ты помог ему сбежать?! Я не так наивен, как Дамблдор, чтобы верить бывшим Пожирателям! Северус побледнел, его правая рука с определённым намёком дёрнулась, и Гарри выбрал этот момент, чтобы крикнуть в воздух: — Что здесь происходит?! — Поттер! — Гарри! — Снова шастаете без дела?! — гнев Северуса легко перекинулся на Поттера. — Сириус, какого чёрта ты полез к Рону? — наехал Гарри, проигнорировав распалённого Снейпа. — Ты думал, я тебя оставлю без присмотра? — возмутился Блэк. — Время идёт, а ты так и живёшь с этой крысой! Питер знает, что я больше не в Азкабане, он может сбежать в любой момент, этот трус… — Ты жил здесь всё это время? — вопрос был не совсем уместен, но Гарри пытался уложить всю картину в голове. — Естественно, — фыркнул Блэк, явно довольный собой. — Раз я на свободе, я должен исполнять обязанности крёстного и приглядывать за тобой… — Ой, как трогательно, — съязвил Снейп. — Облезлая шавка и то полезнее тебя будет, Блэк. — Захлопни свою грязную пасть, — прорычал Блэк, его глаза буквально налились яростью. — Заставь, — прошипел Снейп, и это уже было откровенной провокацией. Палочки вылетели в одно мгновение, и лишь Гарри успел среагировать на долю секунды раньше, увидев знакомое выражение лица Северуса. — ПРОТЕГО! — гаркнул Поттер во всю силу лёгких, и щит вышел таким мощным, что магической волной откинул в разные стороны всех троих: Блэк упал на пыльную разломанную кровать, чей древний матрас смягчил приземление, а Гарри с Северусом оказались по другую сторону, отлетевшие к очень условно напоминающему шкаф предмету мебели. Гарри удара почти не ощутил, поскольку оказался на Северусе, а вот профессору достался полноценный ушиб… всего профессора: спиной он протаранил гнилые дверцы, а голова неловко упёрлась в косяк. Он лежал неподвижно, и Гарри не сразу понял, что происходит, заторможенно шевелясь и кашляя от поднявшейся пыли. — Гарри? Ты в норме? — голос Сириуса доносился глухо, плотный щит всё ещё делил комнату пополам, переливаясь оттенками радуги, подобно мыльному пузырю. — Я… да… — наконец, Поттер сообразил сползти со Снейпа и осмотреть его. И покрыться липким потом от ужаса, что история с Локонсом повторилась. — О, нет, Сев, только не ты, из всех людей… ты не умер, ты не можешь умереть, Сев… — Сев? — пробормотал себе под нос донельзя удивлённый Блэк, но Гарри его не услышал. Он кое-как встал на колени и потянул за грудки Снейпа на себя, всё ещё пребывавшего без сознания. Дрожащей рукой он ощупал его затылок, на котором не было крови, только пыль, но Гарри никак не мог этого понять, ведь Снейп всё ещё не открывает глаза и не реагирует, значит, он… он… — Сев, пожалуйста, очнись, — в страхе бормотал Гарри, одной рукой продолжая держать его за голову, будто без этого она расколется пополам, а другой слегка встряхивая в попытке привести в чувство. — Ты… не оставляй меня, пожалуйста… — Гарри, пропусти меня через щит, — Сириус был сильно встревожен из-за такой паники крестника. — Я помогу Снейпу… — Что? — разбито переспросил тот, его взгляд, полный боли, чувства вины, страха и ещё чего-то, что было слишком уж странно видеть по отношению к Нюниусу, проникал в самое сердце. Блэк повторил: — Сними щит, Гарри. — Сейчас… — он огляделся в поисках уроненной палочки, но тут Снейп пошевелился в руках Поттера. — Сев? Ты меня слышишь?! — Не лучший момент сокращать моё имя, Поттер, — пробормотал недовольно профессор, морщась. Он открыл глаза и уставился на Гарри, который чуть ли не к груди его прижимал. — Вы не хотите меня отпустить? — Ты… жив? — еле слышно спросил Гарри. Ему казалось, если он сейчас его отпустит, тот сразу испустит дух. Рука на затылке зажила своей жизнью, пальцы шевелились, то ли массируя, то ли дополнительно ощупывая кожу в поисках ранения. — Насколько я могу судить — да, — серьёзно ответил Снейп, с тревогой следя за Гарри. Тот явно был не в себе. — Всё в порядке, Гарри, ты не причинил мне вреда. Я только слегка ушибся, вот и всё. — Я так испугался, — доверительно сообщил Гарри подрагивающим голосом. Он и сам то и дело вздрагивал всем телом. Северус вздохнул. — Это разовая акция, Поттер, — и притянул его в объятия, давая почувствовать, что сердце бьётся, что он жив, и Гарри не повторил свою ошибку. Послышался подозрительный всхлип, но Поттер не рыдал, лишь судорожно вдыхал спёртый воздух с лёгким оттенком трав и специй. Сириус молча наблюдал за этой сценой, совершенно не представляя, что пошло не так, раз сын Джеймса Поттера настолько беспокоится о Снейпе, а тот, вроде бы, не против, поощряя такое поведение. В голову закралась омерзительная мысль-подозрение, но сейчас не время было выяснять чьи бы то ни было отношения. Блэк решил, что обязательно займётся крестником и посвятит его в подробности тёмного прошлого профессора зельеварения — ему нельзя доверять. Питер Петтигрю в его голове отошёл на второй план, вытесненный столь необычной сценой.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты