Хроноворот Поттера в природе

Слэш
NC-17
В процессе
370
автор
Размер:
планируется Макси, написано 315 страниц, 31 часть
Описание:
Ох уж этот Гарри Поттер. Особенный среди особенных. Магия и Смерть имеют его в любимчиках, хотя и относятся к нему с жестоким любопытством.

Например, истерзав его у Дурслей, испытаниями с Риддлом, смертями и болью, обе мистические сущности решают, что результат их не устраивает. Что делать? Начать с начала!

"Прости, Поттер, но это никуда не годится. Переделывай"
Посвящение:
TsissiBlack. Лучший снарри-автор по моей скромной субъективной оценке.
Если когда-нибудь Вы прочтёте этот фик и не ужаснётесь, знайте, он вдохновлён Вами :D <3
Примечания автора:
Я ОБОЖАЮ хронофантастику. Исправление известного будущего. И ничего не могу с собой поделать.
Молюсь только, чтобы не скопипастить случайно все те шикарные работы, которых я начиталась и какими вдохновилась. Вроде бы всё сказано на эту тему, но - вдруг удастся удивить? :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
370 Нравится 308 Отзывы 198 В сборник Скачать

Испытание души. Часть 1

Настройки текста
— Мои ошибки — ошибки старого человека. Молодым не понять, как думают и чувствуют старики. Но старики виноваты, если забывают, каково это — быть молодым… Если бы не эти слова и не опыт ограбления Гринготтса в прошлой жизни, у Гарри, наверное, всё же не хватило бы духу совершить отчаянную попытку кражи Бузинной палочки у директора Хогвартса. Слишком уж всемогущим и всесильным представляется Альбус Дамблдор, да и встреча его лицом к лицу с Волдемортом на пятом курсе уже не существующей реальности была исполнена невиданной магической мощи. Но Альбус прав — старость накладывает свои ограничения. Например, на сон. Мадам Помфри поставляла профессору Дамблдору небольшие дозы Сонного зелья, потому что его уже начинали мучить возрастные бессоницы. Северус, конечно же, только глаза закатил, когда Гарри спросил у него, способен ли тот подменить это лекарство на более мощное — элементарная задача для талантливого зельевара. Процесс подмены, а также кражи, должен был осуществить сам Поттер, и у него был очень смутный план, который, к всеобщему облегчению, сработал. Гарри помнил, что Бузинная палочка — это трофей Альбуса в битве с Гриндевальдом. А значит, у директора есть своя палочка, выбравшая его у Олливандера (или где он там эту палочку покупал). Соответственно, выкрасть палочку Госпожи и замаскировать под неё внешне родную палочку Дамблдора должно было быть… относительно просто. Особенно, если для этих целей использовать не свою с пером феникса, а мощную Смертоносную палочку. Гарри нужно было выиграть всего один день. В мантии-невидимке с кольцом Мраксов, где сиял непроницаемо-чёрный Воскрешающий Камень, закутанный в несколько Заглушающих чар Гарри прокрался в апартаменты Дамблдора, вход в которые был через его кабинет. Кольцо достал Северус, выслушавший подробные инструкции от Гарри о местонахождении и наложенных защитных чарах. Поттер не сомневался, что зельевар знаком с этим видом тёмной магии, поскольку сумел запечатать проклятие в руку пострадавшего от него Альбуса. Поэтому это мероприятие прошло успешно, хотя Снейп был слишком мрачен, вернувшись с добычей, и отказывался говорить, чего ему стоила эта вылазка. Северус знал пароли, ему был предоставлен доступ во все помещения директора, и Гарри отлично понимал это доверие. Забавно, но чувства стыда или вины за то, что он сейчас собирался сделать, он не ощущал, хотя и предпочёл бы завоевать Бузинную палочку в бою, а не под покровом ночи её воровать. Просто жить как-то хотелось сильнее, чем геройствовать почём зря. Манящие чары на неё не сработают, но Гарри и без того понимал, где она могла быть. А потому с бешено стучащим сердцем и замершим дыханием он аккуратно приблизился к кровати, где крепко спал зачарованным сном величайший волшебник столетия (в фиолетовом колпаке). Парень внимательно осмотрел постель, избегая лишних прикосновений, и прикидывал, что палочка находится либо на ножном креплении, либо банально в руке под подушкой. Северус заверил, что осторожные касания и толчки не разбудят директора, но Гарри хотел свести к минимуму возможные копошения и до последнего высматривал какую-нибудь подсказку, что дала бы понять, на «юг» или «север» отправляться на поиски. А потом он совершенно случайно глянул на прикроватную тумбочку и с изумлением обнаружил там искомый артефакт. «Видимо, резко Альбуса отрубило, что он палочку сюда положил», — подумал Гарри, радуясь, что ему не придётся лапать директора. Это было полдела. Теперь следовало отыскать родную палочку — Поттер был уверен, что Дамблдор не избавился от неё, едва завладев Бузинной. Более того, он наверняка долгое время ею пользовался, чтобы не привлекать внимания к отвоёванному в легендарной дуэли трофею. Здесь поиски грозили затянуться, потому что спрятать её он мог куда угодно, но после поисков крестражей у Поттера неплохо работала дедукция и логика таких тайников. «Эта вещь важна для него, значит, он не сунет её пылиться куда попало. Палочки, которые нас выбрали, вызывают в нас тёплые чувства родства и привязанности, значит, Альбус хотел бы иметь её в доступе и доставать время от времени, возможно, колдовать ею. Это должно быть место почитания и бережного отношения, какой-нибудь бархатный футляр на почётном видном месте, но видном для Альбуса, а не для стороннего посетителя». Спустя три резных шкафа со стеклянными дверцами Поттер отыскал инкрустированную драгоценными камнями прямоугольную шкатулку с золотыми уголками и с мягким щелчком открыл её. Там лежала удивительно изящная палочка из красного дерева, с резной рукоятью, почти такая же длинная, как и палочка Госпожи, и даже будто светилась в темноте. С лёгкой рассеянной улыбкой Гарри провёл пальцами над ней — еле ощутимо всколыхнулась магия, щекоча подушечки, любопытствуя, но не чувствуя угрозы. — Вернёшься к хозяину? — одними губами произнёс Гарри. Он подумал, невербально накладывая заклятие: — Вéрте*! Вспыхнуло нежно-розовое сияние, и облик палочки Дамблдора постепенно менялся, подчиняясь мысленному образу, что старательно удерживал Гарри в воображении. Юноша был уверен, что с его родной палочкой фокус бы не удался, но Бузинная успешно преодолевала сопротивление своей «коллеги по цеху». Спустя несколько минут направленной силы Гарри вспотел, но любовался результатом: точная копия Бузинной палочки лежала в футляре Дамблдора. Он вытащил её, не забыв оставить внешний образ предыдущей: — Формáре*! Разложив всё по своим местам, Гарри тихо удалился тем же путём, что и пришёл, надеясь, что Альбус проспит столько, сколько понадобится, чтобы остаточный магический фон не выдал, чем тут занимались посреди ночи. «Мне нужнее», — то ли извинился, то ли оправдался мысленно Поттер.

***

В первой половине дня третьего испытания Турнира к Чемпионам приехали члены их семей. Гарри помнил, что это были не Дурсли (даже влияния Северуса не хватило бы, чтобы они настолько продвинулись в изображении хорошего отношения к Поттеру), а Уизли, и в целом был рад их встретить, хотя с обеих сторон оставались некоторые натянутости после собраний Ордена Феникса. Впрочем, это не повлияло на их желание поддержать его. — Это наш сюрприз! Приехали поболеть за тебя! — воскликнула миссис Уизли, заключая Гарри в неизменно крепкие объятия. — Ты как, готов? Чарли тоже хотел приехать, но не смог отпроситься, — улыбнулся Билл, пожимая самому молодому Чемпиону руку. О неудаче с хвосторогой он тактично промолчал. Они все весело болтали, Гарри прогулялся по коридорам замка, слушая истории учебных лет Молли и Билла, и к обеду они воссоединились с Роном и Гермионой. Перепалки с отцом Седрика Диггори не случилось, поскольку в этот раз Гарри плёлся в самом хвосте турнирной таблицы. Удивительно, как всех волнует успех по баллам, но никак не зловещие причины неудач. — Как Перси? — спросил Гарри, сообразив, что к концу года Крауч-старший должен был окончательно сойти с ума и, вообще-то, умереть от руки якобы мёртвого сына. Но Грюм — это Грюм, а значит, Крауч-старший жив?.. — У него неприятности, — миссис Уизли понизила голос и расстроенно нахмурилась. — Мистер Крауч исчез, это хотят замять в Министерстве. Ему не дали подменить его, более того, подозревают, что инструкции Перси получал не от него… кошмар, что творится. Третье испытание будет судить сам Корнелиус, министр. Мысли бешено закрутились в голове. Это как раз вполне совпадало с тем, что случилось в прошлый раз. Правда, Гарри не наткнулся на сумасшедшего Крауча, который сбился с ног в Запретном лесу в поисках Дамблдора… Он напряг память. Этому событию предшествовала цепочка поистине дурацких совпадений: Крам отвёл Гарри в сторону, чтобы обсудить его несуществующие отношения с Гермионой, которые вовсю тиражировались Ритой Скитер в «Пророке». Теперь же всего этого не было, но Крауч явно до Альбуса не добрался (или хитрый старик умолчал об этом?) и вновь пропал. Гарри неосознанно кинул взгляд на преподавательский стол и увидел, как Грюм и Дамблдор о чём-то тихо переговариваются. Мадам Максим и Каркаров с самым независимым видом поглощали еду. Директор школы Дурмстранг выглядел живее и увереннее — Метка всё ещё не прояснилась, Волдеморт словно бы сидел в засаде, и думать о побеге ему пока не было нужды. Северус как раз встал из-за стола, раньше остальных покончив с обедом, и, коротко глянув на Гарри, вышел из Большого зала. Фадж о чём-то увлечённо говорил с Бэгменом, видимо, обсуждали третье испытание. Остальные преподаватели тоже вели себя как обычно. Растерянный и разозлённый собственной беспомощностью, Гарри напомнил себе, что кое в чём он всё же преуспел. Так, Бузинная палочка была надёжно спрятана в креплении на ноге под брюками, кольцо висело на цепочке под джемпером (не светить же необычной драгоценностью на пальце на всю школу), а мантия-невидимка аккуратно сложена в школьной сумке. Он готов, он во всеоружии, и даже не боится умереть — пусть у него и есть всего одна попытка, у других и её нет. «Я справлюсь», — сказал себе он, и повторял так время от времени вплоть до вечернего праздничного пира, устроенного в преддверии третьего испытания. После него Чемпионов вызвали на площадку по квиддичу отдельно, и под аплодисменты они покинули Большой зал. Людо вывел ребят к лабиринту, и через пять минут на трибунах стали появляться зрители, а к судейской трибуне подошли директора школ и министр. Дождавшись, пока основная масса уляжется, Бэгмен заклинанием усилил свой голос и объявил: — Леди и джентльмены, третье и последнее состяза­ние Турнира Трех Волшебников начинается! Разрешите мне напомнить вам турнирное положение участников на сегодняшний день! Первое место: Седрик Диггори, школа Хогвартс, восемьдесят пять очков! Второе место: Виктор Крам, институт Дурмстранг, восемьдесят очков! Третье место: Флёр Делакур, академия Шармбатон, шестьдесят пять очков! Четвёртое место: Гарри Поттер, школа Хогвартс, сорок пять очков! Гарри хмыкнул, когда ему, в отличие от остальных Чемпионов, слабо похлопали только семейство Уизли с Гермионой и Дамблдор. Он весело махнул всем рукой, послышался приглушенный смех. — В соответствии с набранными баллами определён порядок вхождения в лабиринт. По моему свистку, Седрик, прошу! Три… два… один! Дождавшись четвёртого свистка, Гарри вошёл внутрь, и мир тут же преобразился. Ни шума, ни музыки, ни тепла или света от факелов: стало темно и прохладно, по земле стелился туман, а густые заросли стен лабиринта шуршали на ветру, будто перешёптывались, обсуждая тех, кто осмелился ступить в их владения. Прохлада объяла Гарри, лёгким вздохом прошлась по его густым растрёпанным волосам, пощекотала шею и пробралась под одежду, то ли пугая, то ли приветствуя. Он замер на мгновение, напитываясь окружающей обстановкой, внимательно осматриваясь по сторонам. Это было самое начало пути, ещё даже ни одного поворота, и пока ему не встретились ни волшебные твари, ни странные заклинания, и другие Чемпионы были далеко. — Моя Госпожа, я иду к вам, — прошептал он. Гарри надел на палец кольцо, накинул на плечи мантию-невидимку на манер плаща, закрепив брошью, вооружился Бузинной палочкой — и отправился в путь.

***

Изменённый порядок вхождения в лабиринт заставлял поторопиться. Гарри рванул вперёд, сверяясь с палочкой, задавая ей направление, и когда встретил золотистую дымку, преградившую ему путь, издал первый вздох облегчения: пока он шёл верно. Он шагнул в неё, мир знакомо перевернулся с ног на голову, и затем так же спокойно сделал шаг вперёд, в этот раз даже устояв на ногах. Послышался шорох за поворотом, какие-то полурыкающие плевки, и через несколько шагов Гарри столкнулся нос к носу с соплохвостом Хагрида, которого когда-то повстречал Седрик. Он был ужасающе огромным, не менее четырёх метров в высоту, с толстой бронёй на склизком теле, и слепо разбрызгивал огненные искры, не целясь. О, и Седрик был тут, он уже ослепил соплохвоста, но явно жалел об этом, потому что монстр разозлился и бросился в мощную атаку. Тут-то они и выяснили, что у этих тварей был неплохо развит слух. Гарри словил дежа-вю, когда на втором курсе точно так же метался по Тайной комнате ослеплённый василиск. — Гарри! Осторожно! Он еле успел увернуться от нового короткого залпа огня. — Диффиндо! — рявкнул Гарри, и на мягкой части брюха появились разрезы. Соплохвост заверещал от боли, и Гарри подумал, что милосерднее было бы его просто прикончить Авадой. Но не при Седрике же… — Редуцио! Соплохвост уменьшился в размерах, облегчая атаки. — Остолбеней! — подключился Диггори, и монстр, замерев, повалился на землю. — Спасибо… Пока Седрик, устало выдыхая, рассматривал поверженного врага, Гарри без зазрения совести прошептал ему в спину: — Петрификус Тоталус! — и Чемпион Хогвартса повалился плашмя на землю лицом вниз. Поттер послал сноп алых искр в воздух, уведомляя преподавателей об опасности, и двинулся прочь. Где-то ещё бродят Крам и Делакур, и неизвестно, расчищает ли Барти Крауч для Поттера путь к Кубку, как было в прошлый раз. — Гоменум ревелио! — прошептал Гарри, когда отошёл на приличное расстояние. Поблизости людей не было, заклинание вернулось пустым. Что ж, ладно. Он задал палочке: — Направление! Сверившись с ней, он определил, в какую сторону лучше двигаться, и выбрал на развилке поворот налево. Пустота нервировала не меньше препятствий, но Гарри всё время был начеку, готовый отразить неожиданную атаку. Он весь был напряжён, Бузинная палочка подрагивала в руке, но освещала путь, и, хотя внутренне Гарри никак не отметил перемен, когда три Дара Госпожи соединились в его руках, он приободрился, думая о них. А потом всё это вылетело из головы, когда на него скользнул по воздуху дементор. Нет, не дементор — боггарт. — Ридикулус! Никакого результата. Гарри ещё два раза повторил заклинание, пока до него не дошло, что этот экземпляр — самый что ни на есть настоящий страж Азкабана. Гулко сглотнув, он прошептал, потому что на восклицание сил не хватало: — Экспекто Патронум! — слабая серебристая дымка вырвалась из кончика палочки. Он так и не отточил это заклинание… — Экспекто Патронум! Экспектоэкспекто патронум… Дементор приблизился вплотную, откинул капюшон, являя мерзкое лицо без глаз и носа, с кривым гнилым ртом, жадно приоткрывшимся, чтобы высосать душу. Гарри судорожно вздохнул, но то было вязкое ощущение близкой смерти, а не кислород, способный насытить лёгкие. Он слышал не только крики родителей, они как раз звучали приглушенно, но гораздо громче, больнее был шёпот: «посмотри… на… меня…», и эта потеря казалась такой реальной. Такой неотвратимой. За что ему бороться, если он уже один раз не спас? На что ему надеяться? Как в замедленной съёмке дементор склонился над ним… Машинально, почти не размышляя, снова доверившись своей интуиции, Гарри схватился рукой за Камень в кольце. Рядом с ним материализовался Квиррел, плотнее, чем призраки, но всё же потусторонний, как когда-то появились перед ним его родители. Бывший мёртвый профессор обвёл недоумённым взглядом открывшуюся ему картину: дементор, готовый поглотить душу Поттера, сам Поттер почти без сознания, еле переставляющий ноги, чтобы отстраниться от опасного существа. — Что происхо… — Квиррел не успел договорить, Гарри спрятался под мантией и скользнул в сторону, а дементор, учуяв новую душу, накинулся на профессора. Изумлённый, перепуганный, чертовски уставший от проигрышной борьбы Гарри наблюдал, как Квиррел вопит изо всех сил, пока его всасывает в себя ненасытный дементор. Не давая себе времени обдумать это, он рванул прочь, вперёд, поворот за поворотом, пока не осталась позади тьма, депрессия и холод, вымораживающий все внутренности… «Ох, Сири», — ошеломлённо думал Гарри, он и с одним-то дементором не мог справиться, с его влиянием на сознание, каково же было его крёстному после тех ужасных лет в тюрьме для волшебников? Сердце ломилось прочь из грудной клетки, и Гарри его не винил, ему самому хотелось послать всё к чёрту и уйти прочь отсюда. Остановившись в пустом коридоре, он прислонился к живой изгороди, игнорируя колючки, впившиеся в кожу, и попытался собраться с мыслями. Он только что подставил чужую душу взамен своей. Он только что скормил дементору того, кого сам же и убил. Пусть это и было защитной реакцией на опасность, но Гарри прекрасно понимал, кого нужно вызвать — того, о ком был он не сожалел. Он лишил Квиррела его посмертия, и он готов был биться об заклад, что даже Волдеморт до такого ещё не додумывался. Каким же монстром он стал. В этот раз он не может прикрываться ни чужими манипуляциями, ни Госпожами — это его выбор, и выбор этот был отвратительным. Достойным носителя крестража, и только. Дрожащими руками Гарри провёл по лбу, будто собирая в ладони свой ужас. Не сейчас. Он подумает об этом позже, он съест себя поедом, уничтожит своей виной — но после, когда убедится, что Волдеморт никому не угрожает. Соберись, Поттер!.. Он услышал шаги за поворотом. Гарри успел только выпрямиться, отстранившись от изгороди, когда он увидел вспышки заклятий. Подчиняясь рефлексам, он повалился на землю, и два разных луча сошлись в воздухе над ним. Задрав голову, он увидел, что на него с разных сторон напали Флёр и Виктор. В этот раз они оба были под Империусом, и в этот раз их задача состояла не в том, чтобы убрать с дороги друг друга — а чтобы убрать его… — Секо! — выкрикнул Гарри, и Виктор дёрнулся, левая щека его окрасилась кровью. Поттер перекатился на спину и без передышки атаковал уже Флёр: — Импедимента! Она уже ожидала нападения, поэтому отразила заклятие, и послала в ответ что-то с сероватым лучом-дымкой, что Гарри даже не смог распознать — явно что-то французское. — Протего! — большую часть проклятия Щитовые чары нейтрализовали, но Гарри всё равно ощутил сильный удар куда-то в солнечное сплетение, и его, севшего было на земле, снова по ней распластало. Он пожалел, что Северус-таки вдолбил в него что-то о контроле сил, и Щитовые чары не выкинули Делакур куда-нибудь вон из лабиринта. «Остолбеней!» — невербально приказал Гарри, выстреливая палочкой из-под руки за свою спину, удивляя Виктора, который собрался напасть сзади, пока Флёр атаковала спереди. Крама отшвырнуло, но он оставался в сознании, сила заклинания была слабее, потому что почти одновременно с этим Гарри накрылся мантией и исчез с глаз обоих противников, чуть сбивая Бузинную палочку с направления. — Где он? — рыкнул Виктор, озираясь по сторонам. — Акцио, мантия-невидимка! — хриплым голосом приказала Флёр. «Сообразительная», — с неудовольствием отметил Гарри, но он был спокоен — на подарок Госпожи Манящие чары не действовали. Не тратя зря время, он приложил обоих тем же заклинанием, что и Седрика, еле увернулся от пущенного Крамом наугад Круциатуса. — По-хорошему, оставить бы тебя гнить тут, — выплюнул взбешённый Гарри. Да, он понимал, что Крам был под заклятием управления, и им обоим было приказано убить Поттера, но Флёр так и не опустилась до Непростительных. Впрочем, справедливости ради, кто знал, что у неё там в её французском арсенале, могло быть что и похуже. Кое-как поборов неуместную мстительность, он запустил в воздух аварийные красные искры, уведомляя о новых павших Чемпионах. Теперь он один. Утомлённо расправив плечи и скинув с себя мантию, позволив ей невидимо развеваться за плечами, Гарри отправился к центру лабиринта за Кубком. Он столкнулся по дороге со сфинксом, который указал, что Гарри уже близок. Загадка осталась той же, поэтому, изобразив недолгую работу ума, он выдал верный ответ — Скорпион — и двинулся вперёд. Зорко оглядываясь, он шёл всё дальше, чувствуя, что вот-вот он достигнет цели, неосознанно ускорял шаг. Гарри уже увидел голубоватое мерцание заветного трофея-портала, когда путь ему преградил… Арагог? То есть, один из многочисленных его детей. Упс, нет, не один. В подсчёте лохматых ног Гарри запутался быстро, но по головам насчитал трёх гигантских пауков — в узких проходах лабиринта они бы не поместились, но комфортно ощущали себя на площадке, в центре которой стоял Кубок Турнира. Хочешь приз — пройди мимо членистоногих стражей. — Мордредов выродок, — беспомощно выдохнул Гарри в адрес неведомого пока врага, который всё это ему организовал, одной рукой накидывая на себя мантию и скрываясь под ней. Что помогло мало, потому что беспокойные пауки, занявшие почти всё пространство, так или иначе задевали его ногами или чуяли — чёрт знает, что они ещё умеют, магическая разновидность и всё такое. Поттер взмахнул Бузинной палочкой, обводя широкий круг её концом: — Фламмáро*! — то же заклинание, которым Дамблдор когда-то отгонял инферналов в пещере Волдеморта. Повинуясь движению артефакта, по кругу зажглось волшебное пламя, тут же занявшееся на траве и изгороди. Сосредоточившись, Гарри направлял языки волшебного огня на забегавших в панике пауков. Это почти сработало, один из них попытался шагнуть прочь из круга, но загорелся, завизжал и повалился — оставшиеся два вышли из ловушки, протоптавшись по сородичу. Никакого почтения к умершим. — Окаменей! Замри! — воскликнул Гарри, целясь в морды. Заклинания действовали, но были слабы для таких существ — точнее, был слаб Поттер, истощённый сотворённой магией. Бузинная палочка, хоть и была мощной, но, видимо, до конца его не признала, ведь он украл её у прежнего хозяина, а не отвоевал, и она всего лишь давала небольшое преимущество в колдовстве, поскольку сама по себе была могущественным артефактом. Волшебное пламя погасло, сил поддерживать его не хватало. Сосредоточившись, Гарри воскликнул: — Инкарцеро! — экономия, как учил Северус. Если нет сил на атакующее, нужно становиться изобретательным. Получилось! Второй паук упал, все его лапы накрепко связались магическими путами. Испытывая облегчение, хотя и несколько преждевременное, Поттер повалился на землю на колени, упираясь руками в траву. Атаковать третьего паука — значило растратить последние крохи магической мощи, а ему ещё предстоит продолжить смертельный танец, и Гарри прошептал: — Акцио, Кубок… Тот подчинился, подлетел к нему в руки, и Поттер как никогда в своих двух жизнях обрадовался тому, что он всё же оказался порталом: живот знакомо ухнул куда-то вниз, всё тело неестественно засосало в пространстве, и последнее, что он слышал в лабиринте, это громкое клацанье у самого уха гигантских челюстей. Кубок вышвырнул его в знакомом пейзаже — на том самом кладбище, где Волдеморт возродился второй раз. Не успел Гарри подняться на дрожащие от усталости ноги, как увидел перед собой змеиное лицо с ярко-красными глазами, зловещую улыбку. Кто-то ещё был здесь, наверняка Хвост, но не только он. Поттер не мог рассмотреть подробно, его взгляд возвращался к Волдеморту, а тот на сей раз не стал разводить душещипательных бесед. Гарри услышал шипение, которое понимали только трое здесь: Риддл, Поттер и Нагайна. — Убей! Мощное сильное тело немыслимо изогнулось и совершило точный бросок истинного хищника, распахивая пасть с ядовитыми клыками, блеснувшими в закатном летнем солнце. Острая боль прошила всё тело Гарри, распространяясь от горла, и он, как подкошенный, упал, истекая кровью.
Примечания:
*Verte! - Изменись!
*Formare! - от слова forma (образ), по моему представлению типа приказ сотворить образ из воздуха (на пустом месте кажется, что присутствует какой-либо объект).
*Flammaro! - от слова flamma, огонь.
Такая вот она, латинская магия Гугла)))
--
По поводу Квиррела, съеденного дементором. Это моя додумка, потому что, как по мне, нам толком не объяснили, что же именно вызывает Воскрешающий Камень. Точно не призрак, потому что в сказке это было обыграно по-другому, и я взяла на себя смелость предположить, что это некая форма души. Таким образом, Гарри не растерялся и предложил дементору другое блюдо. Да, это ужасно. :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты