Котёнок

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Джен
PG-13
Завершён
441
Пэйринг и персонажи:
Размер:
39 страниц, 10 частей
Описание:
Не так, конечно, Сяо Чжань думал, что он проведет свой крошечный импровизированный отпуск.
Примечания автора:
у текста есть потрясающая обложка от ✨ твои грани ломки ✨
https://twitter.com/Kyoshich/status/1348366449816035329
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
441 Нравится 106 Отзывы 117 В сборник Скачать

5

Настройки текста
Когда он просыпается, за окном темно, и Ибо в комнате уже нет. Прямо на полу валяются одолженные ему штаны, а вот майки и след простыл. Наверное, сейчас время ужина, а здоровый детский организм ускакал получать свою дозу энергии для будущих подвигов и проказ. И Сяо Чжань искренне благодарен тому, что котенок не поднял его всеми правдами и неправдами, чтобы утащить за собой. Но есть и плохая новость: оставшись наконец наедине с собой, Сяо Чжань чувствует, как его резко захлестывает мощной волной еще не сформулированной вины и растерянности. Толком углубиться в рефлексию ему не позволяет деликатный стук в дверь. И, к счастью, это точно не Ибо, он бы не стал размениваться на подобные глупости. — Спаситель, — с облегчением выдыхает Сяо Чжань и забирает из рук Хайкуаня бутерброды, пакет с фруктами и термокружку с горячим чаем. — Что бы я без тебя делал? — Страдал, — пожимает плечами Хайкуань, без насмешки, просто констатируя факт. — Страдал. Страшно страдал, — соглашается Сяо Чжань. Он пятится спиной и садится на кровать, сгружая дары на прикроватную тумбочку, а затем с блаженным видом отпивает чай. И прямо смотрит на Хайкуаня: — Я знаю, зачем ты пришел. Скажи это. Скажи, что я идиот. — Ты идиот, — вздыхает Хайкуань и тоже садится, не спрашивая приглашения, на стул напротив. — И я попрошу тебя завтра съездить в город. — Билет себе обратный купить? — смотрит на него Сяо Чжань глазами побитой собаки. — И это тоже. А еще по кое-каким другим делам. Но и это не главное. — А что главное? — То, что я хочу завтра посмотреть на твоего котенка, и как он справится с твоим отсутствием. Не хотелось бы узнавать это после того, как ты уедешь. Вы говорили об этом? — О чем? — Сяо Чжань, — снова вздыхает Хайкуань и трет переносицу устало, — включи, пожалуйста, голову. Вы говорили о твоем отъезде? — Еще нет, как-то не приходилось к слову… — отвечает Сяо Чжань и в процессе понимает, какую ересь несет, чувствуя себя невероятно глупо. — А ты? — вдруг спрашивает Хайкуань. — Я? — Как ты справишься без него? — Я… не знаю, — растерянно отвечает Сяо Чжань. — Ты… предлагаешь с ним контактами, что ли, обменяться? Я не пойму. — И правда идиот, — качает головой Хайкуань. — Я предлагаю тебе хотя бы подумать об этом для начала. Сяо Чжань думает об этом добрую часть ночи. Не помогает ни мутный сон урывками, ни утренняя пробежка, ни ледяной душ, ни откровенно небрежная медитация (на нормальную не хватает времени), потому что в голове не становится яснее, а запутывается только теснее и крепче. Сяо Чжань пытается вообразить свою жизнь без Ибо, и у него не выходит. А с ним… На этих мыслях Сяо Чжань неожиданно испытывает острое беспокойство. С Ибо его жизнь невозможна по целому ряду причин, и не последней из них является та, что Сяо Чжань просто не представляет себе, на каких условиях. Они будут встречаться на выходных? Ходить вместе в кино? Или Сяо Чжань будет (не дай бог) приходить к Ибо в гости и снова гладить его так же безнаказанно и беспечно, как делает это здесь, в любой момент, по первому требованию? Это слишком походит на что-то другое. А что скажут родители Ибо? Что вообще скажет об этом любой, кто увидит Сяо Чжаня рядом с этим маленьким котенком с такими неограниченными на него правами? По Ибо же так ясно все видно, он совсем не умеет себя контролировать, ни свою человеческую, ни кошачью сущность. Сяо Чжань еще помнит, как это, когда у тебя есть хвост, он иногда ощущает его фантомно, и, даже, бывает, жалеет, что его больше нет. А с другой стороны с его отсутствием хорошо получается скрывать свои эмоции, иначе сейчас бы он бил себя по ногам тревожно и больно. У Ибо же скрывать чувства не выходит совсем. Его хвост стоит трубой, поднятый высоко вверх, стоит ему только завидеть Сяо Чжаня. Иногда он даже начинает мяукать, словно бы в нетерпении, прежде чем запрыгнуть Сяо Чжаню на руки и начать тереться почти привычно — уже до ужаса привычно — лицом об его ключицы. Так же привычно, как он лезет за завтраком к Сяо Чжаню на колени, без оглядки на то, как смотрит на это Хайкуань, который сидит рядом, и без внимания к тому, как заинтересованного крутят ушами котята за другими столами. — Бо-ди, ты не принес себе тарелку, — ровно замечает Хайкуань. — Я у гэгэ поем, — пожимает плечами тот и, как бы невзначай, пинает его стул ногой. — Ибо, — одновременно говорят Сяо Чжань с Хайкуанем, и котенок, тяжело вздыхая, скатывается с коленей, чтобы через минуту вернуться обратно с отдельной тарелкой и стаканом молока. Плюхает их без особого почтения на стол, а ложкой все равно через раз зачерпывает из тарелки Сяо Чжаня, чумное дитя. А еще при этом успевает крутиться, оглядываясь по сторонам и все норовя приложить макушкой Сяо Чжаня в зубы. И возмущается, когда тот едва не проливает на него свой чай, пытаясь отпить. Сяо Чжань вдобавок просыпает на беспокойные уши крошки от печенья и, смеясь, пытается их стряхнуть. Впрочем, Ибо неплохо справляется и без его помощи: и с крошками, и с его едой, и с тем, чтобы не сползти с коленей. Сяо Чжань придержал бы, может, его привычно — за бедро или под живот, как держит, когда они наедине, — но в общей столовой… в общей столовой у него роль стула и няньки. — Бо-ди, — снова говорит Хайкуань, потому Сяо Чжань боится даже рот раскрыть, чтобы Ибо не начал привычно тараторить, и кто знает, о чем он заговорит, — ты Чжань-гэ проходу не даешь. Что же ты будешь делать, когда он уедет? — Куда? — поднимает голову Ибо от стакана с молоком. Котята иногда забываются — или просто балуются — и лакают его языком прямо так, не отпивая по-человечески. И оттого вокруг губ Ибо светлые, молочные брызги — Сяо Чжань видит эту картину вблизи и во всей красе, когда Ибо запрокидывает голову, словно проверяя, не исчез ли он куда. — По делам, например, — отводит глаза Сяо Чжань и тянется за салфеткой, чтобы вытереть изгваздавшегося котенка. Ибо надувает губы, подставляя их, а в процессе еще умудряется и лицом об его руку потереться, как будто их никто не видит. — Ну ты же вернешься? Только ты не очень долго, гэ, — мурлыкает Ибо. — А если насовсем? — спрашивает Хайкуань. — Что насовсем? — Уедет. Он к себе домой, и ты к себе. — А где гэгэ живет? Я ведь могу к нему в гости приходить. И он ко мне. — А если в другом городе? — не сдается Хайкуань, пока Сяо Чжань оглушенно молчит. — Это как? — хмурится Ибо и снова задирает голову, заглядывая ему в глаза. — Это далеко, — тихо говорит Сяо Чжань. Он, к превеликому счастью или сожалению, живет в одном с Ибо городе — они все из Чунцина, — но Ибо об этом знать совершенно не обязательно. — Значит я приеду в другой город, — упрямо отвечает Ибо и снова пинает стул Хайкуаня ногой. Тот вздыхает. «Буквально, я вырасту и женюсь на гэгэ», — артикулирует он Сяо Чжаню беззвучно. Уши Сяо Чжаня краснеют. И Ибо смотрит на них с интересом, облизываясь. После завтрака от капкана его рук Сяо Чжаня снова спасает Хайкуань. Кто бы знал, что Сяо Чжаню вообще когда-нибудь потребуется такое «спасение». О котором он сожалеет примерно в той же степени, что и рад ему. Но факт остается фактом: пока Ибо без особого энтузиазма помогает Хайкуаню относить оставшиеся тарелки в мойку, Сяо Чжань пулей долетает до своей комнаты, накидывает прямо на измазанную подсохшей уже кашей рубашку толстовку, подхватывает сумку и чуть ли не по кустам и теням выбирается прочь с территории лагеря, чтобы отправиться по поручениям, которыми снабдил его вчера Хайкуань. До Сяо Чжаня только после доходит, что если бы его действительно искали, то ориентировались бы больше на запах. Об этом, к слову, он думает, когда уже едет в автобусе и наконец понимает, что мельтешит сигнальным флажком на краю сознания — толстовка пахнет Ибо. Это в нее он укутывал котенка в первый день их знакомства. Запах детский, сладкий, почти молочный. Сяо Чжаню не к месту вспоминается утреннее чумазое запрокинутое к нему лицо, и он со стоном ужаса прижимает ладони к щекам, съезжая по сидению. Кажется, он охрененно влип. День без Ибо все-таки включает худо-бедно его мозги, и Сяо Чжань чувствует себя… странно. Одновременно почти до боли наполненным взволнованными нежными чувствами и настолько же беспросветно несчастным. Расставание с Ибо неизбежно, но как объяснить его котенку? И как объяснить это собственному сердцу, которое уже начало заранее противно ныть в преддверии слишком скорого прощания? Сяо Чжань идет по городу неторопливо, будто на автомате. Цепляется взглядом за магазинчик с разномастными браслетами, колечками и цепочками и, задумавшись о своем, залипает. А после заходит внутрь. И выходит обратно с браслетом на кожаном ремешке с бусинками из кошачьего глаза. Сяо Чжань думает о том, как подарит его Ибо, оставив между ними эту ниточку связи, и в груди становится теплее, а горечь слегка разжимает когти вокруг сердца. И хотя отвлеченно Сяо Чжань размышляет над чисто гипотетической возможностью обменяться с Ибо хотя бы каким-то средством связи, в глубине души он знает, что делать этого не стоит. Он уже не смог выстроить с котенком никаких границ и почти на сто процентов уверен, что не сможет сделать этого впредь. И вот в таком виде, который есть у них здесь и сейчас, это принесет им обоим только массу проблем. Сейчас Ибо тринадцать, и он уже крутит Сяо Чжанем так же легко, словно собственным хвостом или ушами, то есть как хочет. А что будет через пару лет? Сяо Чжань пытается нарисовать подходящий образ в своей голове… и внутри у него резко сводит сладкой судорогой. Господи, он хочет это увидеть настолько же сильно, насколько боится этого. И боится, что не увидит.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты