Котёнок

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Джен
PG-13
Завершён
441
Пэйринг и персонажи:
Размер:
39 страниц, 10 частей
Описание:
Не так, конечно, Сяо Чжань думал, что он проведет свой крошечный импровизированный отпуск.
Примечания автора:
у текста есть потрясающая обложка от ✨ твои грани ломки ✨
https://twitter.com/Kyoshich/status/1348366449816035329
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
441 Нравится 106 Отзывы 117 В сборник Скачать

4

Настройки текста
Вечером, когда Сяо Чжань возвращается в лагерь, он находит Ибо в темноте на пороге своей комнаты: тот сидит прямо на полу, подобрав под себя ноги и обернув их хвостом. Шевелит ушами, заслышав шаги, а потом вскидывает взгляд, сдувает со лба непослушную челку и вздыхает. При виде Сяо Чжаня его уши сразу же встают торчком, а хвост начинает энергично подметать с пола пыль. — Ты чего тут? — теряется на секунду Сяо Чжань. — Не сиди на холодном, Бо-ди. Что-то случилось? Ибо не отвечает, и Сяо Чжань подходит ближе, чтобы наклониться и поднять его самому. Но тот вскакивает навстречу, едва ли не сталкиваясь с ним лбом, и обхватывает Сяо Чжаня ладошками за шею. Сяо Чжань немного шарахается в сторону — от неожиданности и от веса врезавшегося в него Ибо, — но уже привычно прижимает котенка к себе. Тот цепляется за него, обхватывая руками и ногами. А Сяо Чжань, по-прежнему ничего не понимая, удерживает его под бедра и пытается открыть дверь. Беспокойный хвост Ибо постоянно мешает ему — все норовит вместо ключа влезть в замочную скважину, — и Сяо Чжаню приходится здорово повозиться, прежде чем он справляется со своей задачей. А потом, когда Сяо Чжань случайно задевает локтем его коленку, Ибо шипит. — Что?.. — Все нормально, не отпускай меня, Чжань-гэ. Ибо очевидно пытается заговорить ему зубы, а потому Сяо Чжань включает верхний свет и опускает его на пол, наклоняясь и понукая слезть. С преувеличенно громким и недовольным вздохом Ибо слезает. И тогда Сяо Чжань наконец видит: его правая коленка в крови. Уже подсохшей корочкой, которая частично осыпалась. А еще блестит влажно сукровицей там, где он, глупый и неосторожный взрослый, заново содрал ее своим локтем. В груди на краткий миг сладко и зудяще тянет — то ощущение, когда он видит чужие раны. Если это и эмпатия, то какая-то слишком сильная, чуть ли не на физическом уровне. И работает так безотказно только с этим котенком. «Недоглядел, — с ужасом думает Сяо Чжань, — отлучился всего на полдня, а он успел пораниться». Сам Ибо в это время упорно делает вид, что ничего не произошло, и только морщит нос, когда Сяо Чжань тянет его и усаживает на стул. Включает рядом торшер, чтобы света было больше, и присаживается перед Ибо на корточки. Котенок облизывает губы, смотрит на него хмуро, и Сяо Чжань аккуратно кладет ладонь неподалеку от ранки. Кожа вокруг нее горячая, сухая, почти обжигает пальцы, и Сяо Чжань позволяет себе краткое поглаживание, пока оценивает ущерб. Ибо выдыхает сквозь зубы, и его хвост хлещет по ножкам стула с глухим стуком. — Прости меня, Бо-ди, — мягко зовёт его Сяо Чжань и гладит под коленкой, — сейчас я обработаю, и все будет хорошо. Ты молодец, что пришел. Вместо того, чтобы жаловаться на то, сколько он так его прождал, Ибо бормочет: — Ладно, — и голос его чуть срывается, хриплый и звонкий одновременно. Он сползает по стулу, вытягивая ногу в сторону Сяо Чжаня. Свет торшера безжалостно высвечивает его локти, плечи, щиколотки, оглаживает задравшуюся на животе майку. Света достаточно, чтобы все рассмотреть, и Сяо Чжань видит слишком много: полоску пыли на щеке, царапины на детских костяшках, а еще шрамы на бедре, маленькие, светлые, такие, что тянут всегда поцеловать, чтобы не болело. Видит, потому что наконец смотрит. Сяо Чжань скользит ладонью по напряженной икре ниже, а потом, осознавая, что завис в своих мыслях, спешно подрывается за аптечкой. Ибо остается на месте, лишь, кажется, сползает по стулу еще больше. Но когда Сяо Чжань возвращается из ванной с антисептиком и упаковкой пластырей, он произносит тихое: — Чжань-гэ, может, не надо?.. — Щипать не будет, обещаю, Бо-ди. Сяо Чжань раскрывает упаковку пластырей, отвинчивает крышку антисептика и льет его на ватный диск. Прикладывает к коленке, ведет аккуратно, едва касаясь, собирая засохшую кровь и грязь, что могла попасть в рану. И несмотря на то, что боли от его действий совсем нет, Ибо все равно взволнованно шипит. — Ох, — выдыхает Сяо Чжань и, придерживая его под коленкой, чуть поглаживает нежную кожу большим пальцем, чтобы успокоить. А потом, когда Ибо шипит снова и жалобно мяукает на грани слышимости, склоняется ниже и дует на ранку, охлаждая поврежденную кожу. — Больно, — кривит губы Ибо, пока Сяо Чжань заклеивает ранку пластырем и прижимает хорошенько за края, буквально обнимая его колено обеими руками. — Поцелуй, где больно, гэгэ, — слегка капризно тянет котенок и дёргает ногой, упираясь кроссовком во внутреннюю сторону бедра Сяо Чжаня и пачкая этим его джинсы. Сяо Чжань поднимает на Ибо взгляд: вопреки наглому тону, глаза у котенка бегают, лицо красное, а пальцы, нервные, сжимают край майки и мнут так, что она того и гляди порвётся. Сяо Чжань накрывает их своей ладонью и гладит легонько. Ибо вскидывает на него затравленный взгляд, и тогда Сяо Чжань снова наклоняется ниже, на этот раз аккуратно целуя. — Чжань-гэ, — задушенно и с недоверием выдыхает Ибо. Сяо Чжань мажет губами по горячей коже рядом с кромкой пластыря практически случайно, маленькой слабостью, которую он не признаёт. Его взгляд сам собой опять упирается в белое, мягкое и нежное бедро: Ибо разводит ноги, и край шорт впивается в кожу, выбеляя ее. Останется красный след, думает Сяо Чжань и соскальзывает кончиками пальцев по мурашкам на коже выше колена Ибо. — Вот и все, — говорит он слегка чужим голосом, — ты молодец, Бо-ди, — и собирается отодвинуться. А затем, по закону какой-то вселенской подлости, будто им мало потрясений за последние дни, в комнате неожиданно гаснет свет. Сяо Чжань не успевает даже испугаться или сказать что-нибудь, как Ибо вихрем слетает к нему со стула на пол и, опрокидывая на ковер, прижимается, обнимает, стискивает до боли. — Что же ты, малыш, не бойся… — начинает было Сяо Чжань, когда снова может дышать после резкого удара оземь, но Ибо резко перебивает его: — Я не м-малыш, — он чуть заикается, притискиваясь ещё сильнее, и Сяо Чжань гладит его по волосам, по спине, прижимает к себе успокаивающе. — И я не боюсь. Его хвост обвивается вокруг ладони Сяо Чжаня и мелко-мелко подрагивает. — Конечно, Бо-ди, конечно, — тихо соглашается Сяо Чжань, прекрасно понимая: дух противоречия в Ибо пробивается даже сквозь страх. Он может и в Сяо Чжане сквозную дыру пробить, если тот вздумает спорить. И никому от этого не будет легче — если спорить. Поэтому Сяо Чжань говорит: — Конечно ты не боишься. Ты еще и меня защитишь, если потребуется. — Моего Чжань-гэ, — выдыхает Ибо и дрожит, сжимая пальцы крепче, не замечая, как пропарывает коготками не только рубашку, но и кожу, — защищу. Ото всех. Д-да. Сяо Чжань чуть морщится от боли, но Ибо не отпускает. Эта боль даже слегка отрезвляет. Правда через пару секунд котенок ойкает и сам чуть отодвигается, вдыхая и поводя носом. — Гэ, у тебя кровь… Сяо Чжань сдавленно хмыкает: — Твои коготки острые. — Прости, гэ… Теперь моя очередь помогать тебе, да?.. — Все хорошо, Бо-ди, не переживай, — Сяо Чжань чешет его уши и невесомо гладит самые кончики с маленькими кисточками. — Но я могу. Мы с Сыненом всегда зализываем ссадины друг друга, — говорит Ибо и осекается, не продолжая. И Сяо Чжань совсем не удивлён этим фактом: они ведь котята в конце концов. А вот тем, что ему это совсем не нравится — очень. Он еще думает: жаль, что он сам не котенок, чтобы так же безнаказанно… ох. Это «ох» относится сразу к двум вещам: первая, что он вообще зачем-то берется представлять себе то, что бы сделал, если бы был котенком, как Ибо; а вторая заключается в том, что пока он отвлекся, Ибо уже успел расстегнуть ворот его рубашки и, стянув ее немного, мокро и шершаво лижет его плечо. Отчего царапины сразу же тянет лёгкой болью, а потом они начинают гореть. — Подуть? — как ни в чем не бывало спрашивает Ибо и снова лижет. — Подуй, — выдыхает Сяо Чжань и непроизвольно дёргает плечом, покрываясь мурашками, когда Ибо дует. Наверняка с серьезным видом и смешно надувая щеки: так, как он один умеет. — Такие мурашки, — завороженно тянет Ибо и водит ладошкой по его предплечью, за которое все это время держался. — Гэгэ тоже боится темноты? И запинается, осознав, что произнес вслух это проклятое и слабое «тоже». — Боюсь, — отвечает Сяо Чжань, но не уверен, что про темноту. И ловит себя на мысли, что будь у него хвост, он бы сейчас сплел его с хвостом Ибо и начал урчать. Свернулся бы в клубок, почти такой же, какой они представляют собой сейчас. Обернулся бы калачиком вокруг Ибо и укрыл собой. — Гэ, — несмело зовет Ибо, — я, похоже, пластырь содрал… Сяо Чжань думает, что стоило бы уже нашарить мобильник и включить фонарик, чтобы посмотреть и вообще. Но Ибо недовольно рычит, когда он пытается отнять от него руки. И потому Сяо Чжань ловит его под коленку и переворачивает. Ибо смешно муркает. Сяо Чжань улыбается — и, как кошке, — отвечает таким же звуком. А потом наощупь находит коленку и осторожно трогает на безопасном расстоянии вокруг: пластырь и правда сорван с одной стороны. Сяо Чжань отрывает его и скатывает в комочек. — Не надо снова заклеивать, — вдруг говорит Ибо, — на мне все быстро заживает. Если облизать. И Сяо Чжань, кажется, слышит в темноте, как тот сглатывает. Свет так и не включают. Спустя какое-то время Сяо Чжань звонит Хайкуаню, и в ответ на вопрос «сколько это продлится» тот говорит, что отключили скорее всего до завтра. А потом логично интересуется: с Сяо Чжанем ли его котенок? Сяо Чжань, с неловким смехом, что он находится под огромным давлением, сообщает, что Ибо (который требовательно вцепился в него и смотрит сверкающими в темноте глазами) снова останется у него. Хайкуань вздыхает в трубку, но ничего не говорит. А что тут скажешь? На этот раз они обходятся без пижамы. Ибо даже умыться Сяо Чжаня не отпускает. В темноте он страшно бескомпромиссный и, помня о его страхе, Сяо Чжань позволяет ему это (и это тоже). Он сходу подхватывает такого легкого — приятно тяжелого на самом деле, но все равно слишком легкого — котенка под бедра и со сладким трепетом ощущает, как Ибо с готовностью оборачивает вокруг него свой хвост и урчит. Они почти падают на кровать, и Сяо Чжань, улыбаясь, легонько щекочет Ибо, чтобы отвлечь, отчего тот взвизгивает и тотчас вскарабкивается на него верхом, чтобы защекотать в ответ. Они барахтаются в этой темноте, хихикающие, тяжело дышащие, и белые голые коленки Ибо мелькают у Сяо Чжаня перед самым носом, когда котенок, успокоившись и отомстив, наконец скатывается с него. Вертится, устраиваясь под одеялом и рукой Сяо Чжаня, а после довольно мурлыкает, выдыхая теплый воздух куда-то ему в ключицу. Сяо Чжань в ответ легонько чешет его под лопатками и щекочет поясницу. Ибо фыркает, дергается, снова вертится, и Сяо Чжань, неудачно соскальзывая ладонью, по случайности задевает самое основание его хвоста, да еще и против шерсти. Ибо изгибается, шипит, — Сяо Чжаня даже прошивает тревогой, что он сделал ему больно, — но затем подается к руке ближе. — Чжань-гэ, — выдыхает Ибо, и оцепеневший Сяо Чжань думает о том, что, наверное, стоило бы убрать руку. Только вот Ибо почти неслышно просит совсем другое: — Погладь еще, пожалуйста. И Сяо Чжань, слушаясь этого неугомонного котенка, гладит опять. На этот раз правильно: трогает кончиками пальцев соединение шелковистого хвоста и нежной горячей кожи, почти невесомо поглаживает шерстку, а после отводит ладонь. И пытается вслед за этим отодвинуться сам. Но Ибо не пускает его, вцепляясь коготками, и Сяо Чжань с замиранием сердца ждет новой просьбы, заранее предчувствуя, что проиграет. — Еще, — одними губами произносит Ибо, Сяо Чжань скорее ощущает это слово кожей, чем слышит его. Пару секунд он честно думает, как можно отказать ему так, чтобы не обидеть, не ранить хрупкое сердце. Будь он сам на месте Ибо, отказ бы, наверное, ударил по нему со всей силы. Пусть и отказ из лучших побуждений. Но на ум, как назло, не идет ничего путного. И Сяо Чжань, решаясь и договариваясь с собственной совестью, которая полыхает в пламени геенны огненной, все-таки оборачивает пальцы вокруг хвоста Ибо — осознанно чуть ниже нежного и чувствительного соединения с кожей — и ведет по шерсти вниз. Его кошка не любит такого, но Ибо, кажется, очень нравится. Его хвост под ладонью вибрирует натянутой струной, пока Сяо Чжань доводит пальцами до самого кончика. Мурлыканье Ибо в темной тишине комнаты не оглушает, но убаюкивает и вводит в транс. И Сяо Чжань, забывшись, все гладит и гладит, потому что Ибо так и не говорит ему прекратить. В итоге они все-таки сворачиваются клубком, окончательно переплетаясь руками и ногами под теплым одеялом. И Ибо уже на грани сна снова лижет Сяо Чжаня в плечо, только вот уже мимо царапок, а куда придется, как что-то совершенно обыкновенное и привычное. У Сяо Чжаня сердце болит от нежности к нему. Но Ибо об этом лучше не знать, иначе Сяо Чжань с ним не справится.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты