Котёнок

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Джен
PG-13
Завершён
441
Пэйринг и персонажи:
Размер:
39 страниц, 10 частей
Описание:
Не так, конечно, Сяо Чжань думал, что он проведет свой крошечный импровизированный отпуск.
Примечания автора:
у текста есть потрясающая обложка от ✨ твои грани ломки ✨
https://twitter.com/Kyoshich/status/1348366449816035329
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
441 Нравится 106 Отзывы 117 В сборник Скачать

2

Настройки текста
Они договариваются, как взрослые: Ибо не капризничает и дает Сяо Чжаню пространство и время делать дела, которые тому положены, как помощнику воспитателя, а взамен Сяо Чжань обещает ему свое свободное время, все, что осталось. Словно не сделал бы этого, если бы Ибо вдруг взбрыкнул и отказался от любых сделок. Но Ибо как будто все же что-то понял из его слов: слушает внимательно, не паясничает и сразу слезает с колен, как только Сяо Чжань просит его об этом. Он только у самой двери останавливается, оборачиваясь. И Сяо Чжань, который идет за ним следом, с вопросом наклоняет голову. Ибо манит его к себе, складывая ладони у рта. Но когда Сяо Чжань наклоняется к нему, подставляя ухо, Ибо, вместо того, чтобы сказать что-то, коротко лижет его в щеку. Мажет по застывшему Сяо Чжаню смущенным взглядом и выскакивает за дверь. Об этом они, конечно, не говорили, запоздало думает Сяо Чжань. А, наверное, нужно было. Он на пробу пытается сформулировать для пытливого детского ума ответ — почему так делать не стоит — и с беспомощным стоном трет ладонями лицо. Трет щеку, которой коснулся язык Ибо (уже не в первый раз, если быть честным хотя бы перед собой), и прижимает ее, горящую, еще чуть влажную, пальцами. Как будто хочет спрятать ото всех, как будто так этот знак безграничного доверия из-под пальцев никогда и никуда не исчезнет. Остаток дня проходит относительно спокойно. Не в мыслях Сяо Чжаня, к сожалению, а во внешнем мире. В Сяо Чжане же все бурлит. В отличие от котенка, память которого еще милосердно коротка, Сяо Чжань уже сейчас предчувствует острую боль потери, которая — он уверен — еще долго будет грызть его после расставания с Ибо. И это беспокойное навязчивое предчувствие тесно перемешивается с волнением за самого Ибо: а если он не забудет, что если не переживет? Не отдавая себе отчета, Сяо Чжань снова и снова ищет котенка глазами, чтобы убедиться, что хотя бы сейчас с ним точно все в порядке. И Ибо почти всегда безошибочно оборачивается на его взгляд. Смотрит в ответ, как если бы ждал приглашающего кивка. И если его нет, не подходит — они же договорились. Сяо Чжань даже малодушно думает: ну вот же, они могут соблюдать границы, у них же получается. И сам над собой невесело смеется. Ни черта у них не получается. Потому что не получается у самого Сяо Чжаня. Он за эти полдня без Ибо, когда тот так близко, но не рядом, изводится весь. Перебирает в кармане браслетик для котенка, как гребаные четки, и считает минуты до вечера, когда у них будет немного свободного времени вместе перед отбоем. Вечером они рисуют. Вернее, поначалу Ибо рисует один. В общей гостиной в ожидании, когда освободится Сяо Чжань, который собирает по комнате игрушки, книжки и всякие мелочи, возвращая их на положенные места. А когда Сяо Чжань заканчивает, то осторожно заглядывает Ибо через плечо и, не удержавшись, начинает тихо смеяться. — Что? — тут же ощеривается Ибо, прикрывая лист рукой. — Не нравится — не смотри, зачем смеяться-то?.. — Диди, я не со зла, — обнимает его Сяо Чжань ладонями за плечи, мягко сжимает и поглаживает. — Очень крутой динозавр получился, мне правда нравится. — Это черепаха, — цедит Ибо и щелкает зубами в опасной близости от его пальцев. И когда Сяо Чжань резво отдергивает их, то догоняет его хвостом, только чудом не попадая шлепком по самому дорогому. — Бо-ди так суров к своему гэгэ, — на всякий случай отступает Сяо Чжань на еще один небольшой шаг. — Хочет побить меня за совсем маленькую ошибку. А гэгэ ведь старенький, может и не оправиться от такого удара. — Старенький, но не настолько, — корчит скептическую мордочку Ибо. — И то, что он мой, не дает ему права смеяться над моими рисунками. — Не дает, — покаянно качает головой Сяо Чжань, а вот про «мой» ничего не говорит. Возможно, только поэтому Ибо так быстро сменяет гнев на милость. — Нарисуй тоже что-нибудь, гэ, — приглашающе обводит он стол и кивает на стул напротив. «Что может пойти не так?» — думает Сяо Чжань, когда присоединяется к нему и берет в руки фломастер. Они будут максимально невинно рисовать самые невинные в мире вещи — очень же подходящее занятие для котенка и его… воспитателя. Хоть в глубине души Сяо Чжань и мечтает назвать себя другом Ибо. А затем хвост Ибо под столом оборачивается вокруг его щиколотки. — Бо-ди, — мягко говорит Сяо Чжань и разводит колени, отодвигаясь на сиденье чуть дальше. По своей наивности он полагает, что этого простого замечания достаточно, чтобы Ибо понял его и не пытался дотянуться снова. Однако вместо этого котенок внезапно закидывает ногу к нему на стул. — Ибо? — выдавливает Сяо Чжань, когда наконец может сделать вдох. — Не надо так делать. — Но ведь я не задеваю тебя, — упрямо говорит Ибо, хотя щеки его горят, выдавая неловкость и стыд. — Тебе же не мешает. — Это неприлично. Ты не можешь делать так со старшими. И со сверстниками можешь, только если тебе позволят. — Можно, Чжань-гэ? — продолжает Ибо гнуть свое. Как равному. Как своему, думает Сяо Чжань. И с удивлением смотрит на Ибо в ответ. Он думал, что они могут соблюдать границы? Что ж, ответ на все его попытки преуспеть все еще «нет». На этот раз — с восклицательным знаком. — Нельзя, — тихо говорит Сяо Чжань. И молится про себя, чтобы ему не пришлось ничего добавлять к этому. Потому что он не уверен, что сможет что-то добавить и знает что. Ибо еще несколько секунд сверлит его тяжелым взглядом, а после опускает глаза и уши и убирает ногу. — Прости, — так же тихо говорит он. — Плохая шутка, — и совсем тихо заканчивает: — Нарисуй мне что-нибудь. Оставшееся время они действительно рисуют, пока каждый из них думает о своем. Иногда они сталкиваются пальцами, когда тянутся за карандашами или фломастерами, оба без исключения вздрагивают и всячески делают вид, что ничего такого не произошло. И если Сяо Чжань уже понимает про себя, почему так реагирует и почему его кроет от вида нежных светлых ушей и хвоста, мелькающего за тонкой мальчишеской спиной, то о чем в этот момент размышляет Ибо, он сказать не может, не может даже предположить. При всей очевидности и прямолинейности котенка его душа для Сяо Чжаня — те еще потемки. — У гэгэ здорово получается, — в какой-то момент произносит Ибо, и Сяо Чжань, поднимая голову, обнаруживает, что он наблюдает за ним, позабыв о своем рисунке и подперев кулаком щеку. — Не то что мой «динозавр». — Бо-ди… — Я не обижаюсь, — перебивает его Ибо и закусывает клычком губу. — Если ты тоже не обижаешься. — Если ты не будешь так больше делать. — Не буду. Одного раза достаточно, я понял. Не хочу из-за этого пропустить завтрашний день. А то вдруг он последний. Он бросает это небрежно, как проходную шутку, но прежде, чем отвести глаза, цепко оглядывает ими Сяо Чжаня. Его уши и хвост дергаются, но остаются в прежнем положении. «Мой сильный и смелый котенок», — со страшной болью думает Сяо Чжань. Из них двоих таким в первую очередь должен быть сам Сяо Чжань, но он лишь бесславно проигрывает по всем фронтам. — А меня нарисовать можешь? — спрашивает Ибо тем временем. — Только тебе придется поторопиться — скоро отбой. И снова ни слова о том, чтобы Сяо Чжань остался с ним на подольше или забрал его к себе. Сяо Чжань растерянно бормочет: — Тогда тебе нужно будет посидеть спокойно. — Без проблем, — с подозрительной легкостью соглашается Ибо. Укладывает голову на подставленные руки и впивается в него глазами: — Рисуй. Сяо Чжань рисует старательно — пытается отвлечься от пытливого взгляда, которым, пользуясь положением самопровозглашенной модели, сверлит его Ибо. Котенок смотрит почти не моргая, не шевелится, будто кот в засаде, того и гляди прыгнет. Лишь уши подрагивают. Сяо Чжань выцепляет каждую черту его лица: глядит в глаза, считает ресницы, родинки, так, словно не видел никогда. Опускает взгляд на губы, и Ибо тут же мелко и быстро облизывается. Сяо Чжань не слишком силен в портретах, но Ибо удивительно терпелив. Сяо Чжань и не знал до этого момента, что его котенок, всегда такой шебутной и активный, может так долго оставаться неподвижным. Сяо Чжань штрихует волосы, любовно прорисовывает кисточки на ушах и прядку, зацепившуюся за правое ухо. Схематично набрасывает сложенные руки, на которых Ибо лежит острым подбородком, а после… пририсовывает браслетик, что жжет его карман. Он так и не подарил его котенку за весь этот долгий день. Ибо вздыхает еле слышно и чуть скребет коготками по столу. Сяо Чжань улыбается, заслонясь челкой и склонившись пониже над листом бумаги. Спрашивает тихо и ласково: — Устал? Я почти закончил. Ибо фыркает, дует вбок на непослушные волосы, снова скребется и отвечает: — Нормально. Рисуй, гэ. Сяо Чжань дорисовывает родинку на переносице, сдувает шурушки от стерки, оставшиеся на листе, и наконец выпрямляется. И Ибо тотчас, как пружинка, вскакивает со своего стула, чтобы обрушиться на Сяо Чжаня восторженной волной и впиться жадными глазами в рисунок. Чуть ли не носом в него утыкается, осматривает критично и под разными углами, будто это имеет значение, а после блестит восхищенным взглядом: — Как классно, Чжань-гэ! Сяо Чжань слегка алеет ушами от этого восторга, и в его груди становится невероятно тепло, даже жарко. Хвост Ибо снова трогает его в попытке обвить, однако на этот раз почти сразу отдергивается. И Сяо Чжань чувствует себя… несправедливо обделенным. Да, это он тут установил границы и пытается их соблюдать, но почему же тогда ощущение такое, словно наказан тут именно он. — А откуда там браслет? — спрашивает Ибо, разворачиваясь к нему, и подпрыгивает, чтобы усесться на стол, сметая с него в процессе хвостом пару фломастеров. — Красивый. Сяо Чжань хочет сказать ему: «Слезь со стола», — но вместо этого лезет в карман и достает ответом на вопрос свой подарок. Пару секунд Ибо, наклонив голову, смотрит на протянутую к нему ладонь с браслетом, а затем поднимает на Сяо Чжаня такие счастливые глаза, что Сяо Чжаню страшно хочется сгрести его в охапку и заобнимать. Не отпускать от себя и загладить так, чтобы Ибо начал мурлыкать. В этот момент Сяо Чжаня распирает то ужасающее, почти неконтролируемое чувство нежности, которая не только выламывает наружу его собственную грудную клетку, но и желает сжать до хруста костей того, на кого она направлена. — Это мне? — голос Ибо почти вибрирует, как и его уши, как и, кажется, весь Ибо целиком. И Сяо Чжань осторожно берет в руки его ладонь, которую ему с готовностью протягивают, застегивает на тонком запястье браслетик и гладит поверх. Сяо Чжань будет гореть за это в аду, хотя он уже горит в нем. — Подарок, — отвечает он и улыбается счастливо от одного вида того, как Ибо трогает и обнюхивает браслет. — А что это за камушки, гэ? — спрашивает наконец котенок, перестав теребить сплетенные кожаные нити. — Такие прикольные. — Кошачий глаз. Ибо смешливо щурится, показывая клычки, и снова завороженно трогает круглые бусины. — Цвета твоих глаз, — продолжает Сяо Чжань и вдруг смущается этих слов. Слишком уж интимно это звучит. Ибо сползает со стола медленно и так же медленно, с вопросом, тянется хвостом к его ноге. — А сейчас можно, гэ? Пересохшее горло сдавливает тисками. «Нет, пожалуйста, нет, — крутится в голове у Сяо Чжаня. — Бо-ди, пожалей…» Но в итоге Сяо Чжань все равно почти незаметно кивает. И Ибо тут же аккуратно забирается к нему на колени, чтобы обнять. Крепко вжимается всем своим маленьким и сильным телом и прячет покрасневшее лицо в его шее. Его уши горячие — и те и другие — Сяо Чжань чувствует это щекой и своими губами. Снова губами. «Вот я и похерил всю свою воспитательную работу, — думает он и сильнее обнимает Ибо в ответ. — Опять».
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты