I yearn for you

Слэш
NC-17
Завершён
287
автор
Helga_ARMY бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 3 части
Описание:
— Мин Юнги, ты постоянно задерживаешься, сколько можно? Сегодня Рождество, почему хотя бы в этот день ты не можешь прийти домой вовремя? - Пак Чимин злился, очень сильно, до скрежета в зубах. Ответом послужили прерывистые гудки. Мин снова сбросил вызов первый.
Посвящение:
Юнминерам
Примечания автора:
Вы можете кидать в меня тапками...
Ссылка на плейлист, под который писался фанфик:
https://open.spotify.com/playlist/1FSCFGXFC2WYk3ibz15yop?si=ZY9bOn77SM2P3plK2fhbwg

!ПРОШУ ДОЧИТЫВАТЬ РАБОТУ ДО КОНЦА!
Метка "Счастливый конец" стоит НЕ просто так!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
287 Нравится 37 Отзывы 98 В сборник Скачать

Bonus. Happiness will last forever.

Настройки текста
Юнги сидел в кофейне недалеко от своего штаба. Да, он снова работает в сфере здравоохранения, но уже в офисе, за большим дубовым столом, протирая черные классические штаны. Он хотел пойти снова в пожарные, чтобы как раньше адреналин и вызовы, но Чимин закатил истерику: «Мин Чертов Юнги, долбаный эгоист, я не позволю тебе работать снова в этом дерьме, ясно?», и старшему действительно ясно, потому что знает, как дорого семейное счастье его Паку, поэтому они сошлись на сидячей работе в главном офисе штаба. Теперь черноволосый офисный планктон и это жутко раздражает. Нет, ну честно, пятая точка жутко болит от неудобного стула, глаза наливаются кровью под конец рабочего дня, а после вообще начинают неприятно зудеть. Но Мин терпит, потому что любит Чимина и их маленькую дочку, потому что также дорожит семейным счастьем. С того инцидента прошло уже порядка шести лет, ровно половину из которых он скрывался в доме своих родителей, а другую половину провел с Чимином. Правда Пак отшивал того около полутора месяца, но позже все таки простил, за что Мин был безумно благодарен ему. Не каждый вот так просто даст второй шанс человеку, который предал, растоптал, но светловолосый снова пустил в аккуратно собранное сердце. Каждый день проведённый с Паком был как сказка, утром завтрак в семейном кругу, вечером уютные просмотры кино перед телевизором, только днём изматывающая работа, усталость от которой смывалась в душе, оставляя легкий оттенок сонливости. Юнги долго думал об их жизни, о том, как сильно любит Чимина, о том, как сильно полюбил Юнджи, о том, какой он мудак, что упустил столько времени. Это целых тысяча девяносто пять дней, двадцать шесть тысяч двести восемьдесят часов и один миллион пятьсот семьдесят шесть тысяч восемьсот минут. Это безумно долго, за это время они смогли бы наслаждаться друг другом и были бы счастливы проживая остатки своей жизни. С другой же стороны эти три года научили Юнги не быть эгоистом и думать не только разумом, но и сердцем, что значительно облегчило его жизнь. Теперь он не разрывается между семьей и работой. На первом месте всегда стоит семья, это как неоспоримый факт в их жизни. Даже несмотря на дедлайны на работе, Мин готов посидеть с болеющей Юнджи, потому что Чимину нужно срочно бежать в студию, готов помогать младшему с домашними делами, пока их дочь в садике, готов сорваться с совещаний, потому что Пак Чимин в больнице из-за переутомления. В семейной жизни пары были как взлёты, так и падения, что глубоко ранили души, но от этого их союз был еще крепче и прочнее, что не могло не радовать. Юнги счастлив рядом с ними, безгранично и совсем бессовестно не собирается делиться ни с кем. Ровно с такими мыслями он вышел из кофейни и направился за тем, что хотел сделать еще шесть лет назад.

***

Чимин устал, от срача в доме, устал от вечно кричащей Юнджи, устал от постоянных нагрузок на работе, но безумно благодарен своему парню, что все же помогает ему, хоть и немного, потому что нога ограничивает движения, но помогает. Сегодня снова был изматывающий день, мышцы отдают болью при малейшем движении, голова раскалывается безумно, хочется просто положить свою голову на мягкую подушку и проспать ближайшую тысячу лет. — Пак Чимин, ты чего под окном сидишь? Давно не болел? – ворчат над ухом одновременно с щелчком закрытия форточки. — Прости, у меня нет сил банально дойти до кровати. Ты уложил Юнджи? – сонно мямлит Пак. — Да, спит, как медведь в спячке. Пошли я тебя провожу до спальни, – и руку тянет, за которую тут же хватается Чимин и встаёт, позволяя себя тащить в уже знакомом направлении. Они идут еле переставляя ноги, до того момента пока кое-кто, а точнее Пак Чимин не запинается о свою же ногу, после этого они уже летят кубарем на пол. — Мин Чимин, какой же ты неуклюжий, – Юнги готов себе откусить язык, какую же глупость он сморозил. В его голове уже начали появляться картинки где старший занимается самобичеванием на почве вышесказанного. — Ещё раз, – Чимин смотрит в глаза, а Мин готов провалится сквозь пол, — Юнги ещё раз, скажи это. — Прости, я не хотел, – пытается оправдаться, голос предательски задрожал. Нет, черноволосый не хотел этого, просто, согласитесь: "Пак Чимин", спустя столько лет отношений уже не звучит так сладко. Старший слишком часто назвал светловолосого – Мином, только в голове, из-за чего глупо улыбался самому себе, прямо как дурак. — Юн, повтори, – светловолосый начинает краснеть, — это жутко возбуждает, – все дело в шляпе, Пак красный как самый спелый помидор, а у черноволосого отвисла челюсть и орган в штанах подозрительно оживился. — Мин Чимин, – наклоняется и томно шепчет на ухо оставляя невесомый поцелуй, на что получает судорожный вздох. — Мою мать, Юнги, это безумно сексуально, – закусил губу. — Мин, – наклоняется к губам с безумной усмешкой, — Чимин, – и целует, остервенело. Он закусывает нижнюю губу, светловолосого, оттягивая словно хочет съесть, как хищник свою жертву, после чего переходит на верхнюю зализывая языком оставшийся кровоточащий укус. Младший открывает рот и ловит своим языком — язык Мина, они сплетают их в незамысловатый узел, обводя неба, уздечку, зубы, а позже отстраняются оставляя между губами тонкую нить слюны. Тяжёлое дыхание отражается на лицах двоих влюблённых, что лежат на холодном полу неимоверно возбужденные. — Чимин, если ты после такого пойдешь спать, то за свою сперму, которая польется из ушей, я не ручаюсь, – шепчет прямо в губы, удерживая пылающий контакт глаз. — Даже не надейся выспаться сегодня ночью, Мин Юнги, – игриво говорит Чимин, закусывая опухшую нижнюю губу. Юнги слишком легко поддается провокациям младшего, поэтому встает, берет свое счастье на руки и относит в комнату, немного позже, совсем несмотря на рамки приличия, кидает на кровать и нависает над безумно возбужденным Чимином. Их губы снова встретились в тягучем поцелуе, а рука старшего совсем бессовестно заползла под ночную рубашку своего парня, трепетно оглаживая каждый сантиметр медовой, бархатистой кожи, медленно поднимаясь к затвердевшим бусинам. Первый стон из под Мина, как с пусковой механизм, в ту же секунду одежда, что была на его счастье, где-то небрежно выброшена, а взгляд старшего осматривал безупречно красивое тело. — Какой ты прекрасный, - на выдохе произносит и скользит взглядом по обнаженному телу напротив. Безупречно подтянутый живот, небольшой член, что упирается в аккуратно выбритый лобок. Он смотрит на лицо, которое слегка отдаёт бордовым оттенком. Смотрит в глаза, где плещется неописуемая похоть, они затягивают и заставляют подчиняться и знаете, Юнги уже от этой картины готов кончить, но не позволит всему произойти вот так быстро. — Сладкий, прошу быстрее, я уже не могу, – шепчет младший, заползая своей маленькой ручкой под футболку человека нависающим над ним. Юнги рвет крышу от невинных прикосновений его любимого, такие тёплые ладони, что считают его ребра, буквально вырывают рык из горла старшего. Он опускается к шее Чимина оставляя дорожку мокрых поцелуев с редкими красными метками, спускается все ниже, обводя набухшие соски горячим языком, после прикусывая один из них, из-за чего тело лежащее под ним дрожит и издает стон. Тормоза срывает окончательно, старший водит руками по накачанным ногам светловолосого, попутно спускаясь к его аккуратному члену, после проводя языком по паковскому возбуждению, обводя каждую венку от головки до основания, следом вбирая в рот бритые яички и начиная играться с ними своим языком, а у Чимина фейерверк перед глазами. Он тонет в этих ощущениях желая забыться и почувствовать внутри пульсирующий детородный орган своего молодого человека. — Юн~и, – он тонет в стоне, зарываясь крохотными пальчиками в густую шевелюру старшего, — боже мой, пожалуйста, – под конец фразы голос становится выше на несколько октав. Юнги отстраняется с безумно пошлым чмоканьем, устремляя глаза, в которых, как говорят: «черти пляшут», на Чимина. — Мой развратный, Мин Чимин, – слышен стон, — хочет мой член? — Юнги, боже, – хрипит. — Пожалуйста, – хочет захныкать, но ему не дают, заглушая звук губами. Это просто безумие, пальчики на ногах поджимаются от ощущений, хочется больше, глубже и светловолосый знает, что его любимый сможет полностью удовлетворить его потребность в этом. Оторвавшись от столь желанных губ, черноволосый потянулся к тумбочке, достав флакон со смазкой. Он смазал три пальца и начал вводить по одному, от чего у младшего тело поднялось образовывая дугу, а брови сошлись к переносице. — Тише, мой маленький, сейчас все пройдет, – тянет тот, поцеловав в морщинку между бровей одновременно растягивая своего ангелочка. Как только, стон боли заменяется стоном наслаждения, черноволосый понимает, что снова нашёл ту самую заветную точку и вынимает пальцы, что растягивали Чимина несколько минут дабы ослабить предшествующую боль. Закончив с растяжкой, старший аккуратно устроился у прекрасных ног, так чтобы протез не сильно мешал и медленно вошёл, затягивая тело под ним в чувственный поцелуй. Мин вошёл полностью и остановился, давая привыкнуть к ощущениям, секс у них был недавно, но Чимин все такой же крышесносно тугой из-за чего боль прошибает неимоверная. — Д-двигайся, прошу, – заикается младший и старший начинает двигаться. Сначала медленно, растягивая удовольствие на более длительный период, а после срывается и наращивает темп с каждым толчком, потому что слишком громкие стоны, которые тонут в маленькой ладошке, ведь разбудить ребёнка никто не хочет; потому что слишком много желания овладеть Паком; потому что человек под ним слишком развратный и сексуальный на данный момент. — Я-я сейчас, боже Юнги, быстрее, – скулит и откидывает голову назад, а черноволосому только скажи он сразу исполнит, и уже через пару толчков темп становится бешеным, кровать под ними сотрясается в такт, создавая скрипты, а ещё через пару толчков Чимин изливается на свой живот с безумно громким стоном, который не успел заглушить рукой, под эту картину Мин изливается глубоко в младшего утробно рыча. Кажется, это был слишком спонтанно-безумный секс. Их тела грязные от пота и спермы, но это они оставят на потом. Заведя руку под подушку Чимин нащупывает на какой-то бархатный предмет и взвизгивает, потому что ничего туда не клал, и что это может быть он не знает. — Подними её, — рука старшего обвивает талию, а теплое дыхание щекочет ухо. Жажда узнать, что же за бархатная хрень под его подушкой, слишком велика, поэтому Пак аккуратно поднимает её и видит коробочку черного цвета, а после слеза скатывается с щеки потому что слышит: — Чимин~а, ты все же выйдешь за меня? – немного смущённо, черноволосый хотел сделать предложение более гуманным способом, а потом получить неимоверный экстаз в сплетении тел, но он перестановки мест множителей произведение не меняется, и кажется он чертовски прав. — Да. Юнги, да! – прикрывает дрожащей рукой рот шепчет младший. — Я люблю тебя, неимоверно сильно, моё сокровище, – целует в оголенное плечо. — Я безумно счастлив быть с тобой.
Примечания:
Простите. Я пишу такое первый раз и надеюсь, это не выглядит ужасно?...

Фанфик плавно перешел из R в NC-17, а так же, из мини в миди.

Так же ПБ включена, пожалуйста если найдёте опечатки, укажите их! Целую в сахарные щёчки.

Спасибо, за такие прекрасные отзывы, я слишком счастлива.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты