Симбиот

Слэш
NC-17
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 12 частей
Описание:
Молодой Питерс, начинающий создатель симбиотов, только начал наслаждаться жизнью, как внезапно в Республике началась война. Что ему предстоит пережить и чем пожертвовать, чтобы выбраться живым и обрести любовь?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 8.1

Настройки текста
Пробежав пару кругов вокруг центральной части лагеря, я вернулся в жилой блок, который делил со всем медперсоналом. Пока я одевался после душа, ко мне подсела Джанис — здесь уже давно никто никого не стеснялся. Она оглядела меня, качая головой: — Не позволяй им ездить у тебя на шее, дорогой. — М? — Я сразу не понял, о чем она. — Одним пациентом больше, одним пациентом меньше — всех не спасти. А ты пашешь как лошадь. А потом форму тебе ушивай. — Джанис, я ем за троих. Лошадей, — я улыбнулся. Джанис мне всегда нравилась. Отчего-то ей шло и по-старушечьи ворчать, и по-матерински заботиться о сиротах войны. И кто тут хотел всех спасти? Она наклонилась ко мне и понизила голос: — Я слышала капитан к тебе постоянно на осмотр захаживает. Ты из-за него так стараешься? Ты его не бойся, он человек волевой, жесткий, но справедливый. Он только с виду страшный. Не убьет же он тебя, в конце концов. — Хорошо. Спасибо, Джанис, — я схватил ее руку и чмокнул в тыльную сторону ладони. — Так и скажу ему: меня не убить! На моей стороне справедливость! Она отмахнулась, рассмеявшись: — Вот любишь ты шутить! Лучше бы пораньше со смен уходил, умник. — Чтобы слушать замогильные истории Фарелла перед сном? Ну уж нет! Он как раз проходил мимо, торопясь куда-то, но успел ответить: — Питерс, даже мои истории смешнее твоих старомодных шуточек! На них давно никто не клюет. А Джанис из вежливости улыбается — точно тебе говорю! — В самое сердце, Фарелл! Смеясь, он покинул палатку, а я кивнул Джанис: — Забегай вечером ко мне, поможешь вытащить меня со смены. Она тоже улыбнулась и побежала по своим делам, а я, наконец, приведя в порядок форму, направился прямо на площадку перед тиром. *** Я пришел примерно за 5 минут до назначенного времени и с удивлением обнаружил, что на площадке больше никого не оказалось. Интересно, я пришел не туда или перепутал время? Я огляделся, взглянул на часы — нет, все как договаривались. Или в последний момент тренировку перенесли на другое время и место, а я не в курсе? В итоге я решил немного подождать и, если никто не появится, сходить к центральному блоку и узнать, в чем дело. Ровно в пять-тридцать я снова огляделся и собрался уже уходить, как заметил Хикса, выходящего из тира. Он был одет в необычно легкую для капитана форму, совершенно без брони. Мы что, йогой тут заниматься будем? Да и где все, черт возьми? Я с недоумением посмотрел на него, а потом традиционно поздоровался: — Капитан Хикс, сэр. Он отсалютовал и жестом позвал меня к себе, к краю площадки. Я подошел, а он подал мне какую-то палку, больше похожую на шест, длиной метра полтора. Я едва смог подавить улыбку: — А где ленточка? Хикс вопросительно вскинул бровь. — Это такой вид спорта... Был раньше, — начал я, но решил заткнуться и задать более важный вопрос. — Где все? — Это индивидуальная тренировка. Пришла моя очередь удивляться: — Серьезно? — Вы очень много упустили, работая в Гато. И целый месяц прохлаждались здесь. Каждый день перед общей тренировкой мы будем проходить курс молодого бойца, иначе вы не протянете и дня, если столкнетесь с направленной атакой. Начнем с простого. Держите же! Я осторожно взял палку — она оказалась тяжелее, чем я думал. — Или вас взяли по блату за красивые глаза, мистер Питерс? Я никак не прокомментировал фамильярность, принимая правила игры: — В таком случае мне не пришлось бы искать окольные пути. Можно было бы сразу обратиться к вам, мистер Хикс. Он как-то хищно улыбнулся, отходя к центру площадки, профессионально держа палку двумя руками. Отдать ему должное, он весьма ловко управлялся с протезом. Я тоже прошел в центр, занял стойку, выкинув правую ногу вперед, и сделал несколько шагов по окружности. Хикс начал первым — сделал уверенный, но щадящий выпад, заставляя меня развернуть корпус влево. — Перекиньте вес на центр курпуса. Иначе будет легко сбить с ног. Демонстрируя сказанное, он коснулся палкой моей левой голени, а я подобрался и сделал прямой выпад справа. Капитан тут же отразил атаку, быстро перегруппировавшись, а потом нанес удар в плечо. Я поднял руки, но слишком медленно, потому что до этого опустил локти. — Замрите. Я послушался. Он почти разочарованно выдохнул, а я стиснул зубы и нахмурился. Хикс обошел меня приподнял мои локти, чуть шире расставил мои ноги и выпрямил спину: — Расслабьтесь. Вы же не позируете! Больше свободы! Я кивнул, он занял прежнее положение. Мы продолжили движение. Я сразу пропустил несколько жестких ударов, все больше злясь на свою неповоротливость. А капитан выглядел довольным — благо, что в открытую не посмеивался. Мне удалось отразить два удара из пятнадцати. Только я был готов слететь с катушек и дать ему в морду, как Хикс остановился, отбросил палку и примирительно вскинул ладони: — Доктор Питерс, пока хватит. А то на после общей тонировки вас придется нести на руках. Не то, чтобы я был против, но думаю, что пока синяков достаточно. Я оглядел себя, запачканного пылью, и провел грязной рукой по волосам. Хотел было потереть глаза, но вовремя остановился. Я, еще злясь и ничего не ответив, отбросил палку и направился в сторону лагеря, чтобы успеть хотя бы умыться. — Общая тренировка через пять минут на главной площадке. Завтра в это же время жду вас здесь! — Последнее ему пришлось прокричать, потому что я все стремительнее удалялся от злополучного тира. Это был второй раз, когда я почти пожалел о своем решении. Я наскоро умылся, просто подставив голову под кран в общем бараке, как рядом кто-то появился. В этой Вирджинии вообще нельзя уединиться ни на минуту?! — Что, уже устал? — Прозвучал бодрый голос за спиной. К этому моменту я уже был готов убивать. Но, собрав всю силу воли в кулак, развернулся и только с вызовом посмотрел на Фрэнка. Он сразу примирительно отступил на шаг назад и показал знакомый жест — открыл обе ладони, не желая ругаться: — Туше, злобный механик. Я только фыркнул. Мне не нравился Фрэнк, но каким-то непостижимым образом он всегда мог потушить во мне злость. — Что вам нужно, старший помощник Миллер? — А потом я добавил, выдохнув. — Я могу чем-то помочь? Он будто пропустил мои последние слова мимо ушей и продолжил: — Я бы хотел, чтобы вы направили свою злость в нужное русло. Вот и все, — он как-то непринужденно и совсем по-мальчишески пожал плечами, а потом, даже не желая продолжать тему, ушел. А я, потный, избитый, мокрый и униженный, смотрел ему вслед. В нужное русло? Это какое? Общая тренировка, напротив, прошла лучше, чем я ожидал. Мы бегали, боксировали, отжимались и изучали приемы рукопашного боя. Практически все удавалось легко: во-первых, я был знаком с большинством приемов по Академии, во-вторых, был достаточно вынослив. И, что хотелось сказать лично Хиксу, — никто не использовал нечестные приемы. С другой стороны, я прекрасно понимал, что в реальном бою все средства хороши, а наше подобие тренировок нельзя было сравнить с тем, что вытворяли солдаты. Заступив в тот день на смену, я случайно столкнулся на улице с некоторыми из них — они выглядели на порядок хуже, чем я после индивидуального тренинга с капитаном. Так что я твердо решил перестать ныть и выразить благодарность Хиксу хотя бы усердием. После тренировок и бесконечных смен мне приходилось тратить еще около часа на обработку ран: мозоли на руках и ногах, случайные ссадины, синяки и ушибы — я словно по-новому начал ощущать свое тело. Вдруг оказалось, что война только сейчас нагнала меня. И если раньше я переживал о рассудке, то теперь всерьез задумался о физическом состоянии. Пришлось признать — моих навыков не хватит, чтобы сразиться с любым из врагов один на один, не говоря уже об открытой стычке. Наивно было бы надеяться на положительный исход битвы, не имея возможности отразить даже простой удар чертовой палкой. На следующую тренировку с капитаном я пришел с твердым намерением победить. Но, как и следовало ожидать, снова потерпел поражение. Неловко упав, я ударил колено, и тут же опрокинулся на задницу, шипя от боли. Хикс, конечно же, не проявил жалости, но сел напротив, прямо на песок, глядя на мою ногу. Потом сам осторожно задрал штанину и оглядел повреждение. — Что ж, доктор, придется сделать небольшую паузу. В ответ на мое сопротивление он только покачал головой: — Взгляните сами. Я не силен в терминах, но... — Разрыв передних крестообразных связок. Я слышал щелчок, — отчеканил я. — Вот именно, — закивал капитан. — Ваши рекомендации? — Пункция, удаление лишней крови, бинтование, иммобилизация. Далее — контролируемая нагрузка. При наличии фиксирующего геля — только первые два пункта и покой в течение трех дней, — я почти на автомате зачитал план классического лечения. А потом вдохнул и поднял взгляд. — Если вы скажете, что я жалок, я даже не обижусь. Капитан усмехнулся, будто что-то вспомнив, а потом встал на ноги и протянул мне руку: — Поверьте, доктор, я так не считаю. Вы показали неплохие результаты. Для... лабораторной крысы, — он засмеялся, когда я в ответ на издевку попытался его толкнуть, но он удержал меня и позволил опереться о свое плечо. Какое-то время по пути в медблок мы шли молча. Потом он все же заговорил: — Я должен извиниться. — За что? — Думал, что все такие же непробиваемые солдафоны, как я. — А вы во мне до сих пор сомневаетесь? — Нет, дело не в этом. Я сам получал множество травм. Но не запомнил и толики того, что вы сказали пару минут назад. Мы все воюем. Каждый — на своем фронте. Я знаю, что вы никогда не замените меня, а я — никогда не заменю вас. И это нужно принять. А вот от мысли, что Первый гарнизон лишится отличного врача, мне становится не по себе. — Вы удивительно любезны сегодня, сэр. — А вы — удивительно сговорчивы. Мы улыбнулись друг другу и вошли в медболок. Джанис еще долго причитала насчет легкомысленных мальчишек, играющих в войнушку, Фарелл снабдил меня целой пачкой историй о том, как умирают после травмы колена, а Ямада провел несколько процедур и отправил меня отдыхать. Засыпая, я почувствовал чьи-то пальцы в своих волосах, но не придал этому значения. Мне всегда снились странные сны. *** С выздоровлением я справился на "ура". Чудесным образом нашли фиксирующий гель, и меня быстро поставили на ноги. Хикс больше не настаивал на ежедневных тренировках, но, когда я соглашался, выбивал из меня всю дурь. Я лишь благодарил его, неизменно посещал общие тренировочные сборы и по-доброму потешался над главврачом и Фареллом. А вот к Ямаде даже подходить боялся. Этот японец держался так, будто прошел в свое время ускоренные курсы якудза. Интересно, он бы побил Хикса на палках? Я несколько раз встречался с Фрэнком, ловя на себе его странные взгляды. Продолжал ужинать в компании Ямады и Джанис, тренировался, пытался крепко спать, принимал пациентов и неизменно менял чипы в капитанском протезе. Так и продолжалась моя отрешенно-счастливая жизнь, если бы не две беды: зима и, как следствие, испорченные чипы. — Капитан, я понятия не имел, — только и смог сказать я, открыв ящик. Наверняка, Уоррен даже не подозревал, что я доживу до зимы, поэтому не озаботился дополнительными инструкциями. Или просто не верил, что мне дадут такое количество дефицитных единиц, уязвимых к холоду. Я развел руками, а потом принялся ходить по кабинету, прижав пальцы к губам, пытаясь придумать решение. Материалы, что я привез с собой, могли помочь делу, но сделать с нуля подобный чип — задача не из легких, и займет минимум месяц. Я даже не был уверен, что справлюсь. Чипов должно было хватить еще минимум на полгода, а за это время я планировал найти решение. И теперь корил себя за неосмотрительность. Внезапно, почувствовав жесткое прикосновение к плечу, я остановился и глянул на Хикса. — Питерс, я все понял. Давайте прямо. Что меня ждет? Я закусил губу, нервно отвел взгляд, а потом продолжил: — Насколько мне удалось изучить этот вопрос... — Он нетерпеливо тряхнул меня за плечо. — Проблемы с моторикой, пониженная чувствительность конечности. В дальнейшем — фантомные боли и, учитывая ваш уникальный случай, в скором времени повреждения могут затронуть соседние зоны коры мозга: начиная с проблем с кратковременной памятью, заканчивая амнезией и даже нарушениями в работе центральной нервной системы. Я замолчал, позволяя капитану переварить все сказанное. Вдруг он улыбнулся и отпустил меня: — Что ж, будем надеяться, что умру я в сознании. Я снова глянул на него, хмуро сев в кресло. — Если я не справлюсь, мозг станет уязвим уже через неделю. — Я могу забыть все? — Все, что произойдет через неделю. Если не удалить протез. — Это исключено. Я кивнул, прекрасно понимая, почему он так говорит. Статус капитана был не только привилегией, но и непосильной ношей. — Я слышал, скоро атака. — Как раз через неделю. Я усмехнулся: — Если это будет самой кровавой битвой, я надеюсь, вы ничего не вспомните. Он протянул мне руку: — Пока я не забыл: может, устроим пробежку?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты