Наручники

Слэш
PG-13
В процессе
35
Размер:
планируется Миди, написано 27 страниц, 7 частей
Описание:
Лайта и Эла сковывают наручники, а Рюк ржёт
Посвящение:
Ребяткам из группы "Акацки вацыдотта"
Примечания автора:
Детективъ - один из персонажей мемов stonks
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 38 Отзывы 6 В сборник Скачать

Протест

Настройки текста
— Зачем? — спросил Лайт, смотря на то, как детективъ защёлкивает наручники на их запястьях. — Затем, что я подозреваю тебя на семь целых три десятых процентов. — ответил Эл, беря со стола шоколадное пирожное и откусывая от него небольшой кусочек. — И что? Сначала ты расставил камеры у нас в доме: в моей комнате, в ванной — везде, теперь приковал меня к себе наручниками, и всё из-за того, что ты, видите ли, меня подозреваешь! — В ванной камер нет. Насчёт подозрения — у меня есть на то причины. — Какие же? — Во-первых, — сказал Эл, вытирая запачканный рот салфеткой, — Ты хорошо решаешь логические задачки. Во-вторых, ты довольно решителен в суждениях. В-третьих, у тебя обострённое чувство справедливости. В-чертвёртых, когда ты листал эротические журналы, ты делал это так, будто знал, что кто-то за тобой наблюдает. Первые три пункта характерны и для Киры. Лайт вздохнул. Из-за справедливости и решительности его отца у них в доме и поставили камеры. Также с разрешения его отца Ягами-младшего заковали в наручники.

***

— Рюдзаки, я уже говорил тебе, что если есть хоть какой-то процент, пусть и ничтожный, это надо проверить. Как бы мне не было прискорбно, что и моя семья под подозрением, мы должны проверить эту версию. — Но это жестоко! — воскликнул Мацуда. — Сначала мы лишили парня — семнадцатилетнего парня, Соитиро, прошу заметить, — личной жизни, поставив в его комнате камеры. Позже забрали свободное время, заставив его работать в Ецубе, а теперь ещё и хотим заковать его в наручники вместе с Рюдзаки! — Мы не заставляли его работать, он сам пришёл, — невозмутимо ответил детективъ, слизывая с ложки крем от пирожного. — И вообще, почему жестоко? В доме Вамми у нас стояло по восемь-девять кроватей в комнате, какое личное пространство? Мы слова такого не знали… — Но когда он читал порнографические издания, ты сказал, что это нормально, и у него есть личное пространство! — продолжал возмущаться Мацуда. — Да, в семнадцать лет — нормально. Мы тоже так делали. Но я сейчас говорю о том, что жил с семью-восьмью ребятами, это гораздо хуже, чем с одним. — Ты не живёшь с ними с одиннадцати лет, Рюдзаки. — заметил Ватари. — Но не забыл, какого это. — Слушай, Соитиро, а если бы подозревали не сына, а дочь? Позволил бы? — Мы сейчас говорим о Рюдзаки, а не о каком-то левом мужике из подворотни или алкаше. Если бы была такая необходимость, я бы позволил. — Соитиро! — с укоризной воскликнул Тота. — Что? — Она девочка! Ей двенадцать! — Мацуда, я понимаю, что вряд ли бы кто-либо в её возрасте так поступал, и наручники на её не наденешь, но Рюдзаки — не педофил. Я ему доверяю. — А Лайта хоть спросили о том, хочет ли он этого? — Нет, он бы отказал. — А ты, можно подумать, согласился бы! — Прекратите! — потребовал Рюдзаки, откусывая кусок от печенья. — Соитиро, спасибо за доверие, но с твоей дочерью я бы такого не сделал, будь она даже под подозрением. — Почему? — поинтересовался Мацуда. — Мацуда, она девочка! Школьница! Мне, чёрт возьми, будет стыдно спать с ней рядом! — возмутился детективъ. — А с парнем-студентом не стыдно… — О чём они говорят? — спросил Лайт у Рюка, который пробрался в комнату, чтобы подслушать разговор. Не за доброе слово, разумеется. — Сначала дай яблоко! — потребовал шинигами. Ягами бросил плод в когтистую лапу бога. — И что же? — Ну, они хотят заковать тебя в одни наручники с Элом, чтоб он за тобой следил, ведь тебя подозревают, — сказал, чавкая, Рюк — Что будешь делать? — Не уверен, что он осуществит своё намерение.

***

Но Рюдзаки очень даже осуществил, защёлкнув наручники, и разъяснил Лайту: — Так, Лайто, смотри: ты будешь прикован наручниками ко мне всё время, кроме походов в душ и туалет. Понял? — Да. — Отлично. — Рюдзаки, есть какой-то способ доказать тебе, что я не Кира? — А зачем тебе это доказывать? — прищурился Эл. — Потому что я не хочу быть в наручниках, представляешь! — Я тоже не горю желанием. Но твой отец сказал, что если есть хотя бы ничтожный процент вероятности, эту версию надо проверить. — Боже, а если бы подозревали мою сестру, интересно, он бы согласился на такое? — Он сказал, что доверяет мне. — Ты его спрашивал? — удивился Лайт. — Не я, а Мацуда. — И отец разрешил бы? — Он-то да, но вот я не позволил бы. — Не позволил бы что? — Приковать себя наручниками к твоей сестре. — Интересно, с чего же к ней не позволил бы, а ко мне позволил. — пробормотал Ягами. — Твоей сестре, если я не ошибаюсь, — произнёс Рюдзаки, отрезая себе кусок торта с кремом, оттягивая цепь, — двенадцать с половиной лет. Мне же скоро двадцать пять. Если уж быть точным, то мне двадцать четыре полных года и четыре месяца. Это примерно в два раза больше, чем ей, учитывая месяцы. Ты действительно считаешь, что я бы согласился спать в одной кровати с ребёнком другого пола? — Так, а мы что, в одной кровати спать будем? — Да, я же сказал. — Ох, за что мне это… — вздохнул Ягами. — За подозрительность, — ответил Рюдзаки. — Погоди, а как же мать и Саю? — осенило Киру. — Они же не будут меня видеть, или ты собрался заявиться к ним со мной в наручниках и объяснять, зачем и почему? — Мы сказали им, что какое-то время ты будешь находиться в Ецубе, и тебя нельзя беспокоить. — А школа? — Пропустишь немного, отдохнуть тоже полезно. Тем более ты уже лучший ученик Японии, каких успехов в учёбе ты ещё хочешь добиться? — спросил Эл. — Если честно, то никаких. — ответил Лайт. Они иногда изливали друг другу душу, когда находились к кабинете одни, хотя большую.часть времени бесили друг друга. — Я уже лучший в стране, учавствовал в десятках олипиад, сдал множество контрольных на сто процентов, отвечал чуть ли не на каждом уроке, помогал сестре, одноклассникам, тем, кто младше меня, с самого первого класса, стараясь быть лучшим. И добился этого, но звание лучшего ученика страны не равно автоматическому счастью, успешной жизни и карьере. — А звание лучшего детектива и умение скрывать лицо от правительства Японии, ФБР и Интерпола не означает невозможность того, что Кира меня убьёт. — мрачно сказал Эл. — Так что пошли, Лайт-кун, будем продолжать расследование. Рюдзаки встал, положил блюдце на стол и пошёл к двери, натягивая цепь, увлекая за собой Лайта, и Ягами—младший поднялся и зашагал за детективом.
Примечания:
Я знаю, что правильнее "Рюук", т. к. в слове "リューク", иероглифы "ュー" дают звук "~Yū" (т.е. нечто среднее между у и ю), но я привыкла писать так.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты