Knights of the Sky

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
17
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/13868196
Размер:
37 страниц, 3 части
Описание:
- У него есть одна, Ваше Величество! Левое запястье! Она темно-коричневая! - Чонгук почувствовал, как его сердце остановилось, стражи двинулись, один из них все еще держал запястье драки, показывая символ на его коже.

Чонгук почувствовал, как вся кровь отхлынула от его лица, почувствовал свое собственную боль под браслетом.

Его Судьба.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 2 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 3: Кронпринц

Настройки текста
Пак Чимин в шоке уставился на мужчину, чьи большие глаза были широко раскрыты, а рот разинут, он схватился за левое запястье. Какая-то его часть хотела рассмеяться над этой ситуацией, удивляясь, когда его жизнь по спирали скатилась в такую темную и дерьмовую дыру, что дошла до этого. После 200 лет жизни, он так долго носил одну и ту же руну на своем запястье, и после многих лет поисков того, кто носил ту же метку, он нашел его в пределах дворца Босон. Еще лучше? В короне и с королевским гербом. Кронпринц, услужливо подсказал ему разум. А почему бы и нет? Чимин мог сказать, что принц красив: черные волосы, мягкие черты лица с полной нижней губой, большой нос, который немного шевелился, и большие, как у лани, глаза, острый подбородок, кожа теплого меда, и его тело - сильное и мускулистое. Его запястье было покрыто чем-то похожим на матерчатую ленту, но Чимин знал, он чувствовал каждой клеточкой своей сущности, что там была отметина того же серебра, что и его глаза. Его глаза были так широко раскрыты и удивлены, что придавало ему почти невинный вид. Тяжелый рывок холодных цепей на его шее, едва не задушивший его, тело качнулось вперед на холодном красном ковре под босыми ногами. Стиснув зубы, Чимин оторвал взгляд от принца и зарычал на стража, сжимая цепь в руках. Страж посмотрел на него в ответ, дернув цепь еще раз, так что металл впился в кожу запястья, боль пронзила руку. Он зашипел и замер. Король присел на колени перед ним, его темные глаза были пустые, как у стеклянной куклы. Желание плюнуть кружилось в голове, отдаваясь эхом, как дьявол на плече, но он сдержался, король схватил его за руку и потянул вперед, демонстрируя метку, все еще темно-коричневую, которая соответствовала принцу. Чимин хотел отдернуть руку, спрятать ее от холодных глаз, но хватка была жесткой, ногти впивались в кожу. Осторожно дыша через нос, он смотрел прямо перед собой. - Кто твой страж? - спросил король пустым голосом. Чимин почувствовал, как его взгляд переместился вверх, обратно к принцу, чьи глаза теперь наполнились паникой. Отчаяние было настолько сильным, что он задался вопросом, как много король знает о своем собственном сыне. Цепь снова дернулась, боль в запястье и шее испугала драки. - Я спросил, - прошипел король, - кто твой страж? - У меня его нет, Ваше Величество, - отрезал Чимин тошнотворно сладким голосом. Король сердито посмотрел на него, подняв руку, прежде чем обрушить ее вниз. Звук пощечины эхом разнесся по комнате. Его кожа болела, но он вызывающе поднял голову. - Метка на твоем запястье говорит об обратном. - И все же, видишь ли ты руну? - резко возразил Чимин. Король снова поднял руку, но прежде чем она коснулась его щеки, другая рука схватила короля. Чимин замер, запах кожи и ванили смешался с его острым нюхом, пока принц стоял в нескольких дюймах от него. - Отец, хватит, - прорычал он, убирая руку короля. Король зашипел и вырвал руку из рук принца, но это его не остановило. - Смотри! Драки говорят правду. У него нет руны на коже, и стражи проверили. Король оглянулся на закованного в цепи драки, глаза его сузились, а рот сжался в тонкую линию. Чимин свирепо посмотрел в ответ, отчаянно стараясь не смотреть на свою судьбу, хотя находиться так близко было странно. - У тебя есть рыцарь? - Вместо этого король усмехнулся. Чимин заколебался с ответом, чувствуя, что его язык почти говорит "еще нет", но он остановил себя, бросив взгляд на Принца, который уставился на него и едва заметно покачал головой. Коричневые искорки в его обреченном взгляде потемнели. Его темные глаза умоляли, рука дрожала. Вернув взгляд к королю, он решил подойти еще ближе, понимая, что враждебность не принесет ему ничего, кроме синяка на щеке, который, как он чувствовал, уже заживал. - У меня нет рыцаря. Я не истинный. Метка - это просто татуировка. Ее подарил мне друг, - объяснил он, на этот раз мягче. Король издал звук, который говорил, что он не верит, но Чимин не поднимал головы. - Я прошу вас позволить мне уйти. Я никому не делал зла и просто проходил мимо. Король весело фыркнул, как будто одна эта мысль могла довести его до истерики. Стиснув зубы, Чимин боролся с зудом, который полз по его коже, с желанием сбросить свою человеческую плоть и ускользнуть, но холодный металл вокруг его шеи был смертельным напоминанием. Сжимая глаза, он недоумевал, зачем ему это нужно. Он шел через город, когда чувствовал, как его метка гудела и горела, потому что где-то рядом был его человек. Он помнил, как что-то внутри заставляло его найти источник, найти человека. Совершить связь. Вместо этого связь исчезла, а затем его метка вернулась в нормальное состояние. Ему хотелось закричать, что он здесь, что он так близко, и найти его. Он даже задержался в деревне, чтобы посмотреть, вернется ли это чувство. Но этого не произошло. Но, конечно, стражи почувствовали его, почувствовали его силу и направили ее против него. Не успел он даже понять, что происходит, как на его шее защелкнулась цепь, и он застрял в своем человеческом обличье, а затем тащился до самого замка, только чтобы почувствовать, как его метка снова запела. Струйка пота стекала по спине. Он не мог оставаться здесь. Он знал, что не может оставаться здесь. Но что ему оставалось делать? Застряв в человеческом обличье, окруженный стражами и другими, он ничего не мог сделать. - Разве ты не знаешь, кто ты? - Поверьте мне, я все прекрасно понимаю, - отрезал Чимин. - Тогда вы должны быть хорошо осведомлены о законах и о том, как мы относимся к таким существам, как ты, - ответил король. Подняв голову и вглядываясь сквозь челку, он тихо зарычал, чувствуя, как гнев обжигает его изнутри, оскалил зубы. - Ты ублюдок, - рявкнул он. - Отпусти меня! Я отказываюсь стать одним из твоих маленьких питомцев! Я отказываюсь учиться исполнять твои приказы! Я скорее умру, чем позволю кому-нибудь из вас оседлать меня! Со взрывом силы, Чимин вырвал свои цепи из рук стражей, делая рывок прямо к королю, он схватил кинжал на поясе, чувствуя, как цепи снова дернулись назад, падая на землю, его горло боролось за воздух, легкие кричали, когда он резко втянул воздух. Король положил свою ступню в тапочке на пылающую грудь Чимина, надавив достаточно сильно, чтобы тот мог лишь цеплять лишь жалкие крупинки воздуха. Он слабо вцепился в нее. - Ты в моем королевстве, - холодно прошипел он. Чимин почувствовал, как слезы закипают в его глазах, когда его легкие кричали в груди, ногти жалобно царапали ткань, о которой он слышал только в историях и которую он крадет, чтобы обменять на еду. Нога убралась, Чимин закашлялся и зашипел. - Отправьте его в темницу. Я разберусь с этим позже. - Да, Ваше Величество, - сказал главный страж и потянул за цепи. Поднявшись на ноги, он почувствовал, как кто-то схватил его за руки и толкнул вперед. Он слабо попытался оттолкнуть их, легкая паника заполнила тело, он обернулся и посмотрел через плечо, поймав взгляд своей судьбы, пока дверь не захлопнулась, отрезая его. ****** Чонгук подавил сильнейшее желание побежать за стражами, вернуться к драки и помочь ему. Изображение чистого серебра отпечаталось на его веках, вновь переживая момент, когда он впервые увидел его. Метка все еще болела, отдаваясь пульсацией под кожей, но понемногу притуплялась. Сожаление бурлило у него в животе, перехватывая дыхание, пока он пытался собраться с мыслями, очистить разум, но по какой-то причине это не работало. - Отец- - Никогда больше не хватай меня за запястье, - прорычал его отец, пригвоздив Чонгука яростным взглядом, младший опустил глаза и отвернулся, сердито стиснув зубы. Почему он вообще удивляется, что это первое, что вспомнил его отец? - Никогда не мешай мне делать то, что я желаю с моими пленниками. - Да, отец. Я прошу прощения за свое безрассудное поведение. – Слова комом застревали у него во рту, покрывая мелом внутреннюю поверхность языка, его тошнило. Король, однако, хмыкнул и отпустил остальных стражников готовиться к вечеру, когда он приблизился к своему трону. - Отец, драки, что ты собираешься с ним делать? - Заклеймить его. Найти стража, у которого ее нет, и заставить его подчиниться. - Эти слова были как удар в живот, лишая его кислорода, он отвернулся, сжимая руки, чтобы они не дрожали. - Сейчас это не имеет значения, Чонгук. Иди, готовься к сегодняшнему вечеру. Я не хочу, чтобы с твоей стороны что-то пошло не так, понимаешь? - Да, отец, - пробормотал он. Не говоря больше ни слова, он поспешил из тронного зала, не оглядываясь. Было достаточно услышать звук следующих за ним сапог, он побежал прямиком в свои покои, едва не рухнув на пол рядом с кроватью. Марк появился несколько мгновений спустя, с прищуренными глазами.Чонгук вздрогнул при виде оранжевого пламени, слегка светившегося в них, жуткого, показывающего, что эмоции Марка были на пределе. Драки шагнул вперед, двери захлопнулись за ним. - Этот драки знает тебя. Это был не вопрос. Тяжело сглотнув, Чонгук открыл рот, гадая, какого ответа будет достаточно для хена, чьи глаза, казалось, все знали. - Хен… Я- - Дай мне взглянуть на твое запястье. - Марк протянул руку, и огонь засиял ярче, принц замер, отступив назад так, что задняя часть его икры ударилась о раму кровати, едва не отправив его на шелк. - Чонгук-а. - Хен... - он замолчал. Марк щелкнул языком и ринулся вперед, чтобы схватить его за запястье. Чонгук попытался увернуться, но ничего не вышло, так как драки легко схватил его за руку и сорвал ткань, обнажив серебряную метку. Глаза Марка распахнулись, дыхание перехватило, он отполз назад, упал на задницу и уставился на Чонгука в недоумении и шоке. Чонгук ничего не мог сделать, кроме как уставиться на серебряные узоры, наблюдая, как они равномерно пульсируют, и понимая… Он встретил его. Он встретил свою судьбу. Встретил его и не сделал ничего. Наблюдал, как его заковывали в цепи, как бил его отец, а потом отправляли в темницу, где он так и останется прикованным в сыром холоде подземелья. - Ты… Чонгук-а… ты... ты хоть понимаешь… - выдохнул Марк, его голос был пронизан благоговением, он смотрел на метку, а затем снова на бледное лицо Чонгука, омытое взглядом, который он мог расшифровать. - Как давно у тебя эта метка? - С тех пор как мне исполнилось десять и три (13), - продекламировал он, как будто читал старый свиток, а не предание, о котором Марк слышал только рассказы, легенды о том, что у его души есть человеческий двойник. Спичка. - Ты обреченный, - выдохнул Марк, не в силах осознать тот факт, что он находится в присутствии одного из них. Чонгук судорожно вздохнул, его глаза закрылись, он провел пальцем по серебряному изгибу, и в его сознании появилось лицо драки. - Чонгук-а… ты знал? - Зависит от того, что ты подразумеваешь под знал, - пробормотал Чонгук и убрал руку от метки. - Теперь это не имеет значения. Если я не оденусь и не приведу себя в порядок для встречи с пусанским послом, я могу считать себя таким же мертвым, как и драки. -Чонгук-а! -рявкнул Марк. Чонгук подпрыгнул от пронзительного тона стоящего перед ним драки, чьи оранжевые глаза пылают, а кожа рябит, как вода, вспышки красных чешуек едва видны из-под туники. - Король не знает об этом? - Нет. - Королева? - Нет. Марк вздохнул, усталость тяжело давила на его разум, пока он успокаивал себя, убирая чешую, прежде чем снова посмотреть на Чонгука, отмечая потерянный взгляд, как у ребенка, у которого отняли карту и поняли, что Чонгук не похож на Марка. Он был человеком, живущим в человеческом времени, с человеческим разумом. Он не видел магии, заключенной в метке, не понимал истинного значения того, что значит быть одаренным, созданным для драки, очень могущественного драки, чтобы стать твоим. Принц был еще ребенком. Осторожно вздохнув, Марк шагнул вперед и коснулся его плеча, привлекая внимание младшего, встречаясь с ним взглядом,он увидел слезы, сверкающие в темно-коричневых глазах. Сердце Марка сжалось. - Чонгук-а, все в порядке. Все будет хорошо, - пообещал он тихим и осторожным голосом. Губы младшего задрожали, он опустил взгляд, черная челка упала, закрыв глаза. Воздух наполнился морским запахом. Не колеблясь, Марк быстро притянул младшего к себе и крепко обнял. Тело принца дрожало, он отчаянно вцепился в Марка, как будто ему нужно было что-то, чтобы успокоить его на мгновение, пока падали слезы. - Я... я не знаю, что делать. Я... я не могу… Я не… Я не знаю, что делать! - выдохнул Чонгук хриплым и тяжелым от слез голосом. Марк осторожно выдохнул и похлопал его по спине, пытаясь придумать, что делать. - А пока оставайся сильной. Все будет хорошо. А сейчас мы должны подготовить тебя. Я уверен, что с драки все будет в порядке, - успокоил его Марк. Чонгук судорожно вздохнул и вытер лицо. Облегченно вздохнув, Марк взял его одежду. - Пошли, солнце уже садится. Следуя его приказу, Чонгук поднялся, раздеваясь до нижнего белья, смачивая лицо и волосы водой, прежде чем дать Марку высушить и уложить его, надеть на парня сине-зеленый ханбок, корона была заменена. Он понятия не имел, как ему удалось все это сделать, его разум кричал, а тело устало, но он справился, Марк отступил назад и оглядел его. Его оранжевые глаза были внимательными, осторожными, прежде чем остановиться на его чистом запястье, демонстрирующем чернила. - Вот. Пока мы должны держать ее в тайне. - Протянув руку, он вытащил браслет и вернул его на запястье Чонгука, скрывая серебро от посторонних глаз. Выдохнув, Чонгук встретился взглядом с Марком. - Хен… ты знаешь что-то обреченных? - Ну конечно. Моя деревня рассказала бы мне о них, - тихо ответил Марк, моргая от странного вопроса.Вздох застрял в горле Чонгука. Почувствовав, что младший собирается ответить, драки отступил назад и покачал головой. - Пока что, Ваше Высочество, не беспокойтесь. Я посмотрю, что смогу сделать для другого. Проходите на собрание. Кивнув, Чонгук вышел в холл, где Джексон стоял смирно, темные глаза изучали измученные черты принца, чьи глаза были немного красными и остекленевшими, а рот сжался, как будто он откусил лимон. - Ваше Высочество? - Я в порядке. Это был долгий день. Пойдемте. Мой отец уже в столовой? - спросил Чонгук, вопросительно подняв брови в сторону своего охранника. Марк вышел из комнаты, не в силах встретиться взглядом с Джексоном, быстро прошел по коридору и исчез за углом. Джексон отвел взгляд от рыжеволосого мужчины и снова сосредоточился на Чонгуке. - Да, Сир. Сейчас он находится там. Посол прибыл всего несколько минут назад. - Довольный собой, Чонгук оттолкнул все остальное и сосредоточился на своей задаче. Если и было что-то, в чем он преуспел, так это притворяться, что все в порядке. Он должен был. Быстро подойдя к залу, он почувствовал, как Джексон пристально смотрит ему в затылок, пытаясь прочесть, что происходит в голове принца. Он хотел сказать ему, чтобы тот не беспокоился, он никогда не узнает, и он хотел, чтобы все так и осталось. Метка на его запястье на мгновение запульсировала, как будто Чонгуку нужно было напомнить, но он проигнорировал это, остановившись перед большими дверями. Прежде чем он успел открыть ее, Джексон тронул его за плечо. Чонгук оглянулся. - Ты в порядке? - прошептал Джексон. Нет, нет, черт возьми, я не в порядке. Мне хочется закричать, побежать в камеры и просто увидеть существо из прошлого, существо, которое должно каким-то образом быть моим, но я застрял, будучи принцем для своего отца, королевства, которым нужно управлять, и я чувствую, что разваливаюсь на части. - Я в порядке, Джексон хен, - солгал он вместо этого. Джексон фыркнул, не будучи одураченный словами, но решил пока не поднимать эту тему.Дверь открылась, и они оба вошли внутрь. Джексон проскользнул в угол комнаты, где он держал голову опущенной и отводил глаза, пока Чонгук стоял рядом с отцом. - Ты прилично оделся. Хорошо. Посол - это важная персона. Я хочу произвести достойное впечатление. Особенно для тебя, чтобы ты мог продолжить хорошие отношения, как только взойдешь на трон. - Да, отец. - Я слышал, что через Пусан идет дорогостоящая торговля, некоторые редкие предметы поступают от драконов. Наше Королевство могло бы процветать, если бы мы смогли достать меч из драконьей кости, - продолжил его отец, улыбка украшала холодные черты, в то время как его темные глаза оставались пустыми. Тошнота завязалась в животе. - Неужели? Тогда будем ли мы сегодня работать над отношениями или сохраним договор? - спросил он вместо этого спокойным и бесстрастным голосом, вспоминая все, что мог из своих занятий, сцепив пальцы за спиной. Король что-то напевал. - Очень хорошо. Мы работаем над обоими сегодня вечером, а также, возможно, если сможем, открываем новый торговый путь вдоль западных земель, через открытые равнины к Пусану, чтобы мы могли получать больше рыбы. - Глина тоже может принести пользу. Пусанская глина - одна из самых прочных и долговечных, как я слышал, а у океанских драконов могут быть замечательные способности к обнажению. - Что было правдой. Обладание некоторыми из их чешуек или когтей могло сотворить чудеса с их водоснабжением здесь, а также предложить больше на их рынке. - Совершенно верно, - согласился король. - Но лучше пока не упоминать об этом. Я хочу поработать над тем, чтобы разогреть идею лучшей торговли- Обреченные знают, что жители деревни скулили о бандитах вдоль южных дорог и убийцах в землях. Новый торговый путь был бы лучше. Издав звук подтверждения, Чонгук повернулся к двери как раз в тот момент, когда они открылись, одна из служанок легко ввела троих мужчин. Чонгук мог сразу сказать, кто из них посол, одетый в пурпурные и бежевые цвета ханбока, представляющие цвета королевства Пусан. Другой был одет в легкие доспехи, темно-коричневого цвета, с завязанными сзади волосами и пустым лицом. Он оставался рядом с послом, острые глаза метались по комнате, его рука ровно лежала на рукояти меча, в то время как другая позади него была женщиной. На ней были простые льняные штаны, завязанные на стройной фигуре простым шнурком, и темно-синяя хлопчатобумажная рубашка, из-под которой виднелась вспышка синей чешуи, а две прорези на шее говорили о жабрах, выдавая в ней водяного дракона. Ее волосы были такого же голубого цвета, заколотые сзади двумя шпильками, глаза мерцающего цвета индиго, которые искрились безразличием, она держала голову низко, аккуратно сложив руки перед собой. Связанный драки, подсказал разум Чонгука, глаза задержались на ее запястье, где красный браслет клеймил ее как собственность. Он снова перевел взгляд на посла, отметив его поведение. Он был плотным мужчиной, глаза немного заостренные, нос слишком большой, а губы тонкие. Походка его была вялой, вялой, как будто ему больше нечем было заняться. - Чонсу-ши, отойди в сторону, - приказал его скрипучий голос, облизывая губы, когда он приблизился. Чонгук подавил желание сморщить нос и отвернуться, уже испытывая отвращение к этому человеку. Охранник наклонил голову, отступая в сторону, когда его драки сделала то же самое, взгляд ни разу не поднялся, когда она заняла свое место рядом с хозяином. Прикусив щеку изнутри, Чонгук наблюдал, как толстяк с важным видом пробирается вперед, отвешивая призрачный поклон принцу и королю. - Величества, - невнятно пробормотал он. - Я И Мингю, посол короля Пусана Ильсона. Для меня большая честь познакомиться с вами, - Чонгук почему-то сильно сомневался в этом. Брови короля дрогнули, губы сжались в твердую линию, которая показывала, что он не впечатлен, прежде чем поклониться. - Для меня тоже большая честь познакомиться с вами. Это моя жена и королева, Чон Ёнсу, и мой сын, наследный принц Чон Чонгук. - Его мать наклонила голову, приветственно улыбаясь, Чонгук сделал свой собственный полупоклон в знак приветствия. Посол посмотрел на него, сверкнув крысиными глазами. - Добро пожаловать в королевство Сеул. Спасибо, что предприняли поездку в этот район. Посол повернул голову к королю, снова высунув толстый язык, облизнул губы и жестом указал на стол. - В самом деле, Сир, не пора ли нам прерваться? После такого долгого путешествия у меня появился такой аппетит. Брови короля дернулись, но он согласился, они уселись за стол. Чонгук был рад, что сидит по другую сторону стола, а не рядом с пусанской свиньей - от одной этой мысли у него побежали мурашки.В комнату ворвались слуги, подавая горячий яичный суп. Желудок Чонгука сжался от запаха, он уже дрожал при мысли о еде, но сумел взять серебряную ложку и отхлебнуть суп. Мингю взял свою миску и громко отхлебнул, чмокнув губами по фарфору миски. Мой отец захочет, чтобы его голова была на блюде, рассеянно подумал Чонгук, поворачиваясь, чтобы взглянуть на посла, стоящего перед ним. Пусанская свинья уронила миску обратно на стол, вытерла рот ладонью и повернулась к королю. - Ваше Величество говорит, что вы протянули руку, чтобы продолжить наше соглашение, но, может быть, есть какие-то изменения? - Он прихлебывал, крысиные глаза подергивались, пока он смотрел на короля. Чонгук крепче сжал свою серебряную ложку, отхлебывая еще. - Да. Чонгук-а, - сказал король, поворачиваясь к нему. Поставив тарелку обратно, он встретил пристальный взгляд посла и медленно улыбнулся, игнорируя яму, которая только росла в его животе. - Мы хотели бы открыть еще один торговый путь, предлагая больше драгоценных камней и добычи для Пусана, а взамен - больше глины, рыбы и морских водорослей из Пусана. Это также поможет нашим королевствам процветать и, возможно, уменьшит количество бандитов, - заявил Чонгук, слегка склонив голову. - Мы просим об этом в качестве дополнения к нашему мирному договору и для того, чтобы наши королевства были связаны. - Еще один торговый путь, говорите? - спросил Мингю, слюна разлетелась по деревянному столу, когда толстяк наклонился вперед, хихиканье раздалось глубоко в его глотке, когда его ладонь ударила по столу. - Ты считаешь моего короля глупым мальчишкой? - Следи за своим ртом, посол, - прошипел Чонгук, сжимая руки в кулаки, когда его глаза сузились на мужчине, чья ухмылка терла кожу Чонгука, как песок. - Я все еще коронованный принц Сеула, и ты будешь проявлять уважение. Мингю поджал губы, забарабанил пальцами по столу, а его глаза-бусинки снова повернулись к королю. - Я вижу, вы хорошо обучили своего принца, ха, Ваше Величество? Чонгук хлопнул ладонью по столу, звук разнесся по всей комнате, когда пусанский мужчина подпрыгнул, широко раскрыв глаза и удивленно уставившись на младшего. Стиснув зубы, он посмотрел на мужчину сверху вниз. - Он ничему не обучал - я делаю это по собственной воле. Так вот, я предлагал сделку между вашим королем и моим. Открыть еще один торговый путь, обеспечить мир вместо кровопролития. Ты все это помнишь? - Чонгук тихо зарычал. Темные глаза короля блеснули, он посмотрел на сына, а потом перевел взгляд на Мингю. - Тебе нужны только драконьи товары Пусанского короля. - А Пусанский король хочет наши драгоценности, железо и золото, - возразил Чонгук, мрачно махнув рукой. - Он может получить все, посол, это мало что значит. Я никогда не говорил, что мне нужны такие грубые вещи, хотя это подсластило бы сделку. Итак, вы можете декламировать это? Посол на мгновение сверкнул крысиными глазами, прежде чем издал смешок и потянулся через стол за бутылкой лучшего соджу. Не сводя глаз с мужчины, он наблюдал, как тот откупорил пробку и выпил прямо из горла. Гнев вспыхнул снова. - Хорошо, Ваше Высочество, я декламирую. Как вы и просили. - Чонгук отстранился, усаживаясь обратно на стул, и обменялся взглядом с отцом, чей взгляд задержался еще на секунду, прежде чем снова повернуться к послу. - Тогда все решено. Пожалуйста, давайте хорошо поедим и отпразднуем ваше удачное путешествие. Пожалуйста, расскажите мне о Пусане. Может быть, потом я смогу показать вам красоту улиц Сеула и наши величайшие драгоценности, - сказал король, улыбаясь. Чонгуку захотелось вырвать собственные волосы. Невозможно. - Это звучит чудесно, но сначала я хочу вашего лучшего мяса- Я слышал, оно здесь очень вкусное. ******** Чонгук выскользнул из столовой, облегчение нахлынуло на него. Избежав пусанскую свинью, которую развлекал его отец, он вздохнул и прислонился головой к деревянной двери. Древесина ощущалась прохладой на теплом лбу, заставляя его почти желать погрузиться в нее, он парил, впиваясь ногтями в дерево. Рука коснулась его плеча, показывая Джексона, который последовал за ним. - Чонгук-а, мы должны вернуться в твои покои. - В его голосе звучала тревога, темные глаза блуждали по усталому лицу принца, но тот покачал головой, сжимая левую руку. - Чонгук-а? - Нет. Ещё нет. Где Марк хен? - спросил он, бросив взгляд через зал как раз в тот момент, когда другой мужчина появился из-за угла, оранжевые глаза и быстрая походка, пока его ноги в тапочках бесшумно шли по покрытым ковром коридорам. Джексон моргнул, нахмурив брови. - Что происходит - спросил он, переводя взгляд с Марка на Чонгука, младший шагнул вперед с большими и полными надежды глазами. - Ты что-нибудь нашел, хен? - спросил Чонгук. Марк устало улыбнулся, оранжевые глаза блеснули, и он быстро кивнул. - Да! Джексон, возвращайся в комнату Чонгука, скажи, что принц уже спит и его нельзя беспокоить. Я буду охранять его, - сказал Марк, поворачиваясь к своему стражу. Джексон резко втянул воздух, глаза его сузились, он открыл рот, чтобы возразить, но Марк покачал головой. - Джексон, пожалуйста. Я никогда ничего не прошу у тебя, ни о чем, но сейчас я прошу не только как твой драки, но и как друг. Пожалуйста. Просто сделай это. Боль промелькнула на его лице, боль отразилась в его глазах, пока он смотрел на оранжевые глаза Марка, которые были непоколебимы. Губы Марка сжались в твердую линию, смотря на Джексона, отчаяние не покидало его. - Марк хен… ты знаешь… я... если бы я мог, я бы никогда этого не сделал... - Я знаю. Но результат тот же, Джексон. Пожалуйста. Не задавай вопросов и просто сделай это для меня, - попросил Марк, сверкая оранжевыми глазами. Джексон тяжело вздохнул и отвернулся. Марк улыбнулся, нежно коснувшись его щеки. - Спасибо. Чонгук-а, пошли. Джексон смотрел, как Марк схватил Чонгука за руку и повел за угол. Чонгук почувствовал, как его сердце бешено забилось, когда драки остановились перед большим гобеленом, подняв его, чтобы открыть дверь для слуг. Нервно облизнув губы, он оглянулся на своего хена. - Что мы делаем? Я не могу пройти туда, я- - Принц, - прервал его Марк и отмахнулся. - Поверь мне, я знаю. Чонгук-а, я веду тебя к твоей судьбе. - У Чонгука перехватило дыхание, сердце колотилось о грудную клетку, как бык, идущий на бойню. - Единственный способ, чтобы тебя не видели. Поверь мне, хорошо? - Я... пойду к нему? - осторожно уточнил он дрожащим голосом. Марк кивнул. Облизнув губы, он кивнул и последовал за Марком в темный пустой коридор. Даже свеча не горела, погружая их в полную темноту. - Держитесь за мое плечо, Ваше Высочество, я отведу вас туда. Не волнуйтесь - все слуги заняты гостем, а те, кто не занят, не будут пользоваться этим коридором. - Чонгук пробормотал себе под нос "ладно", прежде чем схватить своего хена за плечо, они быстро шли через черные, как смоль, залы, Марк ни разу не колебался. Чонгук чувствовал, что его дыхание было громким, показывая, где он находится, казалось всему дворцу, он искал что-нибудь в темноте, но ничего не мог увидеть, сжал руку сильнее, чувствуя, как чешуя под хлопком рубашки Марка затвердела от его прикосновения. Он старался не задерживаться на этом. - Почти пришли, - прошептал Марк, его быстрая походка замедлилась до осторожной неторопливости, когда дверь приоткрылась, и свет упал на глаза Чонгука. Принц вздрогнул и опустил голову, пока его глаза пытались привыкнуть. - Извини, - пробормотал драки. Слегка шипя себе под нос, Чонгук поднял голову и моргнул, чтобы прояснить зрение, когда они вышли в еще один, к счастью освещенный свечами коридор нижних уровней замка. Чонгук сглотнул, устало оглядываясь. Вряд ли он спускался так далеко. Марк открыл другую дверь, сделанную из кованого железа, которая слегка застонала от ржавчины, холодный воздух прошелся по ткани ханбока Чонгука, он поспешил туда. - Пойдем. Здесь, внизу. - Подойдя к двери, он заглянул вниз и увидел каменную лестницу, ведущую вниз по крутому изгибу. Камеры. Метка на его запястье пульсировала, словно говоря, что он близко. Прикусив нижнюю губу, он коснулся своей повязки, потирая кожу на глазах у Марка. - Значит, это правда… твоя метка знает, что он близко. - Так вот почему она так сильно горит? - спросил Чонгук сквозь стиснутые зубы. Марк кивнул, прежде чем опустить подбородок. Он проследил за его взглядом. - Пойдем. Чонгук почувствовал, как холод просачивается под ханбок, когда он ступил на первую каменную ступеньку, дверь закрылась за ним. Марк шел впереди, воздух становился холоднее, запах плесени смешивался с запахом, который он не мог определить, но обжег нос. Когда Чонгук достиг дна, его зубы стучали, когда мурашки пробежали по его коже от ошеломляющего холода. Губы Марка были окрашены в пурпурный цвет, руки дрожали, когда он склонил голову перед человеческим стражником, который мгновенно встал на колени при виде принца. - Ваше Высочество! Что привело вас сюда? - спросил он низким голосом на диалекте. Метка кричала, булавки и иголки вспыхивали на его коже, и он просто хотел найти драки. Желание было зудом, который он не мог игнорировать. Марк легко шагнул вперед. - Коронованный принц желает взглянуть на нового драки, чтобы решить, кто должен дать ему руну, - солгал он твердым голосом, несмотря на холод. Охранник поднял кустистые брови, но кивнул и протянул кованый железный ключ. - Конечно, Ваше Высочество. Он в самой последней камере слева. После этого Чонгук не стал терять времени. Он метнулся в длинный пустой коридор, не обращая внимания на бормотание других пленников, следуя за ожогом на запястье, пока не добрался до другой кованой железной двери, запертой на засов. Марк легко отпер ее. Сердце бешено колотилось в груди, когда Чонгук вошел в крошечную камеру. Стены были покрыты плесенью, с камней капала вода. Каменный пол был пуст, на нем не было ничего, кроме маленького деревянного ведерка, о котором Чонгук не хотел думать. Здесь не было ни окна, ни каких-либо признаков света, за исключением небольших трещин в камне, которые позволяют лунному свету пробиваться и мерцать на сером. Драки был прикован цепью к стене, его черные волосы были влажными и прилипли к лицу. Босые ноги он поджал под себя, лодыжки и запястья были закованы так же, как и шея. Он дрожал так сильно, что цепи звенели, его серебряные глаза были ошеломленно раскрыты, а фиолетовые губы дрожали вместе со всем телом. Чонгук мог только смотреть на мужчину, который выглядел потрясенным и немного успокоенным. - Вы… вы пришли? - спросил драки голосом, точно таким, каким его помнил Чонгук. Сладкий, мелодичный, как свежайший мед, который успокаивал его разум. Жжение в запястье утихло, как будто метка насытилась звуком его голоса. - Д-да, - прошептал Чонгук, чувствуя, как кровь приливает к ушам, когда он уставился на другого, пытаясь убедиться, что тот настоящий, что он стоит перед драки. Его драки. Тот, который должен был быть его отражением. - Ты настоящий? Драки замолчал на мгновение, моргая, прежде чем взрыв смеха прорвался через его горло на принца, хихиканье не смогло остановить себя, пока красный цвет окрасил щеки, очевидно, не ожидая, что он скажет именно это. Драки тепло улыбнулся, глаза превратились в маленькие полумесяцы, когда показался маленький изгиб его передних зубов, серебряные глаза исчезли вместе с улыбкой. - Да, я вполне реален. Полагаю, и вы тоже? Пыхтя, принц переступил с ноги на ногу и закатил глаза, услышав дерзкий ответ. Драки сладко гудел, внимательно изучая принца. Он окинул взглядом темные волосы, медовую кожу и мускулистый торс, не слишком хорошо скрытый под ханбоком. - После всех этих лет, - пробормотал себе под нос драки, все еще улыбаясь. - Вы не такой, каким я вас представлял, Ваше Высочество. - Чонгук, - ответил он тихо, едва слышно. Драки наклонил голову, мило нахмурив брови в замешательстве, это так напомнило Чонгуку одного из дворцовых псов, когда он был сбит с толку. Он подавил смешок и показал на себя. - Чонгук. Чон Чонгук. Чонгук, прозвенело у него в голове, ставя метку, которая бушевала на его коже, когда вороненок сладко улыбнулся, ему понравилось это имя. - Чонгук. Приятно познакомиться официально, - ответил драки. - Я Чимин. Пак Чимин. Произнесенное шепотом имя заставило мурашки пробежать по спине, крадя воздух из его легких, пока оно гремело в сознании, цепляясь за стены. Улыбка тронула губы. Это было не то, что он ожидал, но, с другой стороны, он все еще чувствует, как будто находится в муках своего сна. - Чимин… - пробормотал Чонгук, не в силах остановить свой язык и губы от формирования слогов. Драки, Чимин, снова улыбнулся. Это так отличалось от того, что было раньше, в тронном зале, где он бился и рычал, серебряные глаза горели гневом, который Чонгук едва мог понять. - Ты тоже не такой, как я ожидал. Чимин выгнул бровь цвета воронова крыла, полные губы скривились в ухмылке, несмотря на то, что он выглядел замерзшим, близким к переохлаждению. Сжав кулаки и свесив цепи, он придвинулся ближе. - А чего вы ожидали? - На самом деле ничего, - тихо признался Чонгук. Подняв запястье, он снял ленту и уставился на серебряный символ, чувствуя, как он дрожит, пока смотрел на него, блуждая глазами, надеясь найти ключ. - Я просто… Я читал, что у меня есть. Что у меня было… хорошо тебе, но я никогда не думал… что мог бы когда-нибудь по-настоящему встретиться с тобой. Увидеть тебя. - Он опустил руку. - Так что теперь я чувствую себя так, словно меня бросили в открытую воду. Ни парусов, ни бочек, за которые можно было бы зацепиться. Просто бесполезно бродить. Чимин на мгновение замолчал, серебряные глаза, такие жуткие, как луна, изучали черты лица Чонгука, прежде чем вернуться к ханбоку королевских цветов, и почувствовал, как недоверие снова поднимается в его груди. Так долго ждал, чтобы найти свою судьбу, ту, которую все умоляли его найти, и что? Он же принц. - Я могу сказать то же самое. - Чимин посмотрел вниз на цепи на запястьях и лодыжках, желчь и горечь подняли свою уродливую голову. - В конце концов, я нахожу тебя только закованным в цепи в твоих камерах, буквально замерзающим до смерти, и ты… моя собственная судьба понятия не имеет, что это на самом деле значит. - Марк хен сказал то же самое. - Марк хен? - Чимин остановился, наклонив голову. - Он… как ты? Драки. Он сказал, что я не знаю, что это значит. - Чимин вздохнул, откинув голову назад так, что она ударилась о камень позади него, глаза закрылись, холодный воздух окружил его. Последовавшая за этим тишина была такой громкой. - Чимин, мне очень жаль. - Что? - Чимин поднял голову и посмотрел на принца, встретившись взглядом с этими темными глазами, которые, как ему казалось, он знал всю свою жизнь. Глаза теперь были полны печали, неуверенности и страха, молодое лицо устало. - Мне очень жаль. Что ты застрял здесь. Что я ничего не сделал, чтобы помочь тебе, и что я- - Извинения ничего не меняют, Ваше Высочество, - мягко перебил его Чимин, твердо качая головой, когда тот замолчал, переминаясь с ноги на ногу. - Я все еще прикован цепью, не могу изменить свою форму и улететь. Я все еще здесь. Поверьте мне, Ваше Высочество, вы понятия не имеете, что на самом деле происходит за стенами этого Королевства. Глаз Чонгука дернулся, руки сжались в кулаки. - Ты называешь меня ребенком? Сказать, что я ничего не знаю о своей стране? - Да, - Чонгук почувствовал, как гнев горит в его животе, испаряясь через кровь, когда Чимин вздохнул, отворачивая головой, чтобы показать черные чешуйки, скрытые под его бельем. Слова сорвались с его губ, когда он уставился на мерцающую черную чешую - такую черную, что она, казалось, отливала металлом. Чешуя была длиннее, правильной формы, как у рептилий, но острием вверх. Они прошли вдоль основания его шеи, через ключицы, прежде чем скользнуть под рубашку, оставаясь скрытыми. Большинство драки не смогли оставаться полностью людьми, и в свою очередь на их коже проявляются пятна чешуи, обычно вокруг шеи и ключиц, как защита от всего, что может причинить им вред. Они также могут появиться на случайных местах вдоль тела, если кожа нуждается в дополнительной защите. Чимин, почувствовав внезапную тишину, повернулся, чтобы посмотреть назад, снова прикрыв чешую, его серебряные глаза заблестели. Чонгук моргнул, уставившись на него с приоткрытым ртом. Стыд согрел его щеки, он был так очевиден. Драки слабо улыбнулся, протянул руку и потянул рубашку вниз, обнажив чешую, блестевшую в слабом лунном свете. От основания ключиц вниз черные чешуйки внезапно разгладились, превратившись в мягкую светлую кожу. - Вы никогда не видели настоящего драки, не так ли? - спросил Чимин. Чонгук поколебался, прежде чем медленно покачать головой. Марк никогда не показывал чешуи, предпочитая лгать сквозь зубы, чтобы почувствовать себя лучше. Чимин, задыхаясь, рассмеялся, хотя это не было похоже на что-то смешное, прежде чем вздохнул. - Могу я... могу я подойти ближе? - пробормотал Чонгук. Не говоря ни слова, меньший черноволосый кивнул и наблюдал, как принц подошел ближе. Его метка кричала, когда принц, наконец, опустился перед ним на колени. Чимин затаил дыхание; принц был так близко, что он мог сосчитать его густые темные ресницы, украшающие его темные глаза, медовую гладкую кожу и черные волосы, густые и все же, несомненно, мягкие на вид. Его внутреннее существо кричало, дракон внутри бушевал, что это его человек, он должен защитить его. Он крепко держался, повторяя, что сейчас он человек. Но запах дорогой кожи, мускусный и немного ванильный, обжигал его чувства, почти заставляя его зрачки сузиться до зрачков ящерицы, кожа зудела и умоляла вернуться к чешуе. Он отказался. Если я изменюсь, то умру, напомнил себе Чимин. Его кожа на руках успокоилась, оставаясь мягкой человеческой плотью, которую он обычно ненавидел. Чонгук протянул руку, дыша немного прерывисто, когда замер на половине, серебряные глаза блестели, внимательно наблюдая. Он сглотнул, облизнул губы. - Могу я... прикоснуться к тебе? - Да. Чонгук снова протянул руку, его пальцы дрожали, когда он разместил их вдоль чешуи на мужской шее. Чимин почувствовал, как у него перехватило дыхание, тепло чужой кожи пробежало сквозь его чешую. Принц не знал, что и думать; чешуйки были гладкими, как хрустальные самоцветы, которые добывало его Королевство, но в конце концов они стали острыми, предупреждающе покалывая кожу. Подняв руку выше, он почувствовал, как другие чешуйки превратились в холодную плоть, кожа стала мягкой и гладкой, более гладкой, чем все, к чему он прикасался. Его кожа ощущалась как шелк от шелковых драконов. Но она была холодной, как чешуя. - Ты... ты такой холодный, - пробормотал Чонгук, и его лицо сморщилось, как у маленького ребенка. Чимин нашел этот взгляд милым, он подавил желание прикоснуться к Чонгуку в ответ. Драки, по сравнению с их драконьей частью, были существами, зависимыми от прикосновений. - Я рептилия, Чонгук-а, - мягко напомнил ему Чимин. - Я холоднее, чем вы, потому что я не могу согреться. - Ужас промелькнул на лице принца вместе с зарождающимся пониманием. Камеры, в которых лежали драки, погребены глубоко под замком - здесь почти не было тепла. - О судьба, - выругался Чонгук, уже собираясь снять свой ханбок, но Чимин покачал головой, отмахиваясь. Другой остановился в своих движениях. - Ты замерз, позволь мне дать тебе- - И пусть все знают, что кронпринц задержался с такой грязью, как я? Похоже, это разумный план, - твердо вставил Чимин. Чонгук вздрогнул, его нижняя губа была прикушена верхней, он вздохнул и натянул ее обратно. - Так опрометчиво. - Я не тороплюсь, - возразил Чонгук, бросив свирепый взгляд на драки. По какой-то причине тот ни на секунду не поверил в это. Он решил на время забыть об этом и вместо этого снова уставился на цепи на своем запястье. - Как... как тебя вообще схватили? О, ну, быть глупым и думать, что моя судьба будет продолжать искать меня, возразил разум Чимина, но он разбил его, прислонившись головой к камню. - Я был невежествен, хотя не должен был. Слишком долго задержался в деревне. - С чего ты вообще там оказался? - Припасы, в основном, - признался Чимин. Он провел рукой по своим черным волосам, цепи зазвенели и заскрежетали по каменному полу. Вздох застрял у него в горле. - Мне нужен был дополнительный паек. Я пытаюсь кое-куда попасть. Чонгук нахмурился, склонив голову набок. - Куда ты пытаешься попасть? Откуда ты взялся? Почему вы ушли? - выстрелил он, любопытство по поводу другого щекотало его разум. Чимин усмехнулся, забавляясь. - Я пытаюсь попасть в место, которое называется Оскалина. Это безопасное место, предположительно, - пробормотал Чимин, опустив глаза к ногам и зажмурившись, пытаясь игнорировать звук крыльев, вонь горелой плоти и рев своего народа. - А я пришел с востока, с берегов Пусана. Мой клан прятался там в скалах. - Клан? - Драки, которые группируются вместе, образуют 'кланы'. Для защиты и тому подобного, - вяло пробормотал он. Он почувствовал, как Чонгук пошевелился, другой внезапно оказался рядом с ним и прислонился к той же каменной стене. От него исходило тепло, такое дразнящее, но Чимин не двигался. - Почему... ты ушел? - Вы действительно ничего не знаете о том, что происходит, не так ли, Ваше Высочество? - спросил Чимин, чувствуя необходимость услышать, как другой признает это. Он давил и знал это, но ему было все равно. Что еще может сделать с ним предназначенный? Он уже был прикован к стене. Глаза принца потемнели, губы сжались в твердую линию, когда он бросил свирепый взгляд на Чимина. - Я много знаю о своем Королевстве. Я учусь каждый день, слушаю своих подданных и поддерживаю мир под угрозой собственной безопасности- конечно- - Я говорю не об этом, - снова вмешался Чимин, убирая челку с глаз. - Я говорю из других частей света. От большего, чем вы, кажется, осознаете. Разве вы не видите вокруг себя? Меня мало волнует мелкая торговля Сеула. Я имею в виду, с точки зрения драки, с точки зрения народа. - Что… ты имеешь в виду? Чимин раздраженно фыркнул. - А я-то думал, что Сеул и так достаточно плох, - пробормотал он себе под нос, прежде чем повернуться к своей судьбе. - Вы ведь знаете о торговле драконами, да? - Он получил мягкий кивок. - Ну, драконов убивают. Уже не только из-за вас, но и из-за того, что другие страны убивают нас, вторгаясь на вашу землю, потому что их земля умирает. Семь японских королевств приходят в упадок, а Северное Королевство Корея пало полностью. Драконы болеют или, что еще хуже, их убивают, но дело не только в этом. Они идут на войну. - Война? Война с кем? - Чонгук побледнел. - Кто угодно. Драконы сражаются друг с другом, кланы распадаются, а драки продаются, как рабы стражам- - Это происходит уже много лет, - перебил его Чонгук. - Только не так. Крупнейшие королевства Китая, самая большая страна из всех, хотят вступить в войну с Кореей. Таиланд желает вступить в войну с падающими королевствами Японии. Этот мир разваливается на части, и все из-за Дивини. - Чонгук моргнул, услышав имя - оно было знакомым, но он не мог вспомнить его. - Ты думаешь, этот мирный договор продлится долго? Ты и твой отец - дураки. Пусан не заслуживает доверия. Чонгук вспомнил пусанскую свинью, которую он оставил в столовой, крысиные глаза, которые держали больше, чем свинья показывала, и грубую манеру говорить. Облизнув губы, он задумался, действительно ли что-то происходит за пределами королевства Сеул. Его мысли потемнели - это объяснило бы отчаяние отца. Желание защитить его становится сильнее, но вопрос в том, как много знает королевство? Осознает ли Сеул, или только он пребывает в блаженном неведении? Или Королевство тоже не знало, единственный, кто действительно знал, был его отец, и именно поэтому он настаивает на торговом пути. Он хотел растянуть для более справедливого мира. -Чонгук, в чем дело? Ты что-нибудь знаешь? - Чимин легко читал его черты. - Мой отец недавно пригласил пусанского посла и сказал, что это для поддержания мира, - произнес он, устало поворачиваясь к Чимину. - Но он сказал, что хочет открыть еще один торговый путь. Он сказал, что на маршруты нападают бандиты. - Ух ты, тебя хорошо разыгрывают, - сухо прокомментировал Чимин. Чонгук прищурился, глядя на драки, который только отвернулся, чешуя снова сверкнула в лунном свете. - Они не бандиты. Это Рейдеры. - Принц Чон, - позвал Марк, появляясь в дверях. Чонгук поднял глаза на свое имя, большие, как оранжевые глаза Марка, отражающие свет. Чимин почувствовал, как его глаза превратились в глаза рептилии, зрачки сузились, когда он почувствовал другого из своего вида. Апельсин повернулся к нему, став похожим на змею. - Драки. - Ты клеймен, - начал Чимин, возвращая взгляд в нормальное состояние. Лицо Марка ничего не выражало, когда он кивнул, прежде чем оглянуться на принца, который остановился. Чимин заметил его нерешительность, то, как он оглянулся на него с беспокойством, которое поразило его. Он слегка улыбнулся. - Беги, маленький принц. - Я вернусь, - пообещал Чонгук, не обращая внимания на плитку, которая его мало волновала. Серебряные шары не дрогнули, когда драки придвинулся ближе, не отвечая. С тяжелым сердцем и еще более запутанным разумом Чонгук выскользнул из камеры, гадая, правда ли то, что он сказал. Более того, насколько это было правдой?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты