Поттер-апат

Слэш
NC-17
В процессе
89
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 97 страниц, 11 частей
Описание:
Что, если сказка окажется совсем не сказкой, будь ты хоть трижды маг. Что, если даже попав в мир своей мечты, ты не всесилен, не бог и не можешь ничего поменять. Как ты поступишь, даже зная исход? А если добавить немножко безумия?
Посвящение:
Северусу Снейпу, да благословит его Магия.
Примечания автора:
Первая моя работа по ГП. Спустя нескольких лет затишья в плане писательства снова вернулась к клавиатуре. Мне очень страшно, так что не судите строго.

По традиции фоточки в группе ВК. https://vk.com/topic-141894481_46995132

Альбом с музыкой https://vk.com/music/playlist/-141894481_2_aef74839eb87a79ac4
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
89 Нравится 37 Отзывы 60 В сборник Скачать

Глава 4. Поттер-идиот

Настройки текста
Примечания:
Эка ж я, только до поездки в Хогвартс добралась. Мне кажется, писать я это буду долго... Хоть и стараюсь сокращать, как могу.

По традиции фоточки к главе
Падме https://vk.com/grenlandiaauthor?w=wall-141894481_227
Как я представляю себе челку этого парня https://vk.com/grenlandiaauthor?w=wall-141894481_229
Лунатик https://vk.com/grenlandiaauthor?w=wall-141894481_230
      Дом встретил меня тишиной и… закрытыми дверями. А вы думали, Дурсли так быстро выберутся с того островка? Ха! Трижды ха! Но на что хватило сил — дотащить чемодан на задний двор и привалиться к своей яблоне. Конец июля, тепло, остатки моего заканчивающегося одиннадцатилетия и любимая яблоня. Я уснул. Отключился практически сразу, как только привалился к стволу.       А проснулся я утром где? На этот раз в какой-то комнате. По виду совсем простая, кровать, стол и шкаф, ничего более. Поднялся, вышел в коридор — оказывается я дома. Но… я тут не первый год живу и дополнительной комнаты в доме просто не было. На втором этаже было две спальни, кабинет Вернона и все. Осторожно пробрался на кухню. Позднее утро, дядя, наверное, уже уехал на работу, и можно было не таясь позавтракать.       Тетя… обнаружилась в зале за просмотром телевизора, и это была не моя тетя. Вернее, отблески магии благословения я видел, а вот сознания тети не было. Она меня не замечала. Такое ощущение, что меня стерли из ее мировосприятия. Разве что, если схватить ее за руку, она максимум могла прошипеть: «Мальчишка!» — отбросить мою руку и тут же про меня забыть, словно и не существовало. Я пытался пару раз напитать ее кулон благословения магией, но она уворачивалась, и все, чего я добился — тетя теперь могла помимо телевизора смотреть в окно на кухне и что-то мало разборчиво шептать, ни к кому не обращаясь.       Дядя Вернон был таким же «пустым». Приезжал с работы, механически ел, они вдвоем с тетей садились смотреть телевизор, а в десять вечера, как по команде, отправлялись спать. На выходных же просто сидели в гостиной.       Дадли прятался от меня. Он был сильно испуган, постоянно плакал по ночам, но был все еще живым. Родители периодически словно включались и начинали с ним сюсюкать, чего он сам терпеть не мог. Вот такой вот удивительный у нас Дадли. Я как-то пытался к нему прийти ночью, когда все спят, но он начал кричать, словно увидел дикого зверя. Раз на третий я попытался укрыться простыней и успокаивающе ему что-то говорил. Это сработало. Он переставал плакать, но не разговаривал со мной, просто также не обращал на меня внимания, как дядя с тетей. Установка, видимо, стояла на мою внешность мальчика-героя.       В общем, прошло три выматывающих недели попыток достучаться до родственников, попыток стереть внушения родственникам моей и без того малой магией, от чего меня потом расплющивало по полу и тошнило, и в итоге я сдался. Оставалась всего неделя до отъезда в Хогвартс, и я понимал, что ничего не могу сделать.       Я горевал. Внутренне понемногу выгорал от того, что в этом мире я ничего не могу сделать, не могу управлять своей жизнью, не могу совершенно ни-че-го.       Ну, а дальше, уровень моей гениальности можно было обозначить только фирменным Снейповским: «Поттер, вы идиот».       Ночью я пошел «ловить на живца». Мне удалось тихо прокрасться из комнаты, закрыться простыней и засесть в засаду в углу кухни, куда обычно ночью Петунья выходит попить воды. В этот раз мне тоже повезло, и тетя меня заметила. В прорезях простыни я видел, как загорелись ее глаза. Она открыла холодильник, встала ко мне боком и размышляла, как обычно люди думают, чего бы съесть, но только вслух. Так вот таким незатейливым способом ей удалось рассказать «мистеру Картошке» (прим. авт. mr. Pot-ato), свой «сон». В нем сразу после моего с Хагридом отбытия с острова, типа-Вернон исчез, а она с сыном осталась там до самого вечера, пока снова не начался шторм. Паниковали они там до прибытия некоего старика в «платье» со звездочками, который перенес их домой и тыкал в них палкой. Дальше она глупо засмеялась и сказала, что в этом сне у нее был племянник, а старик сказал, что племянника нет и тот исчез.       Я был зол. Я был настолько зол и не в себе, сорвал с себя эту тупую простыню, на что Петунья снова перестала меня замечать. Вышел в сад к своей яблоне, руки обдало теплом, я посмотрел на них, увидел полыхающие языки пламени и ухмыльнулся.       — Хотите внешности героя? Будет вам Герой! — произнес в запале, а потом поднес горящую руку к половине лица, где был шрам, а дальше была боль. Нет, не так, Бо-о-оль. Я не смог долго продержать ладонь на лице и сделать что-либо еще, как отключился. Вернее, теперь у меня был новый скилл — организм отключался, а я словно невидимый дух обитал рядом со своим телом.       Как я понял из переговоров между Снейпом и Дамблядвером, на ладонях был магический огонь, который сжег половину моего лица и чуть не оставил меня только с одним «глазом, как у матери». Снейп в своей манере пытался выспросить у старого интригана, цитирую: «Что такого могло произойти в вашим Героем, что тот попытался выжечь себе и без того отсутствующий мозг?» На что эта мерзкая, лживая… Простите, отвлекся.       — Не знаю, мой мальчик, — печально вздохнул этот маразматик. — Мисс Фигг говорит, что вечером произошел скандал, Гарри сегодня не купили какую-то магловскую игрушку, он был расстроен. Видимо, — он задумчиво постучал пальцем по подбородку, — от этого и магический выброс.       Мы одновременно с Северусом скривились на эту фразу, разве что я был в воздухе и видел его лицо, а вот к Даблятьфу он был повернут спиной. Одно дело, когда ты думаешь, что делает этот маразматик, а другое — увидеть и услышать это наяву. В моей бестелесной груди стало немного больно, потому что я не был уверен, что Северус не поверил в слова Дабтьфу. Очень хотелось верить, что его коробило вранье Альбуса, но может быть он был чисто канонным персонажем, который свято ненавидел маленького Поттера за его существование.       А еще, если бы я сейчас был в сознании, меня бы точно вывернуло на пол от приторности запаха гнили этого дедка. Магия его попахивала именно присыпанным дрожжами болотом. Магия в этом состоянии ощущалась иначе, да и сам я, как бы это сказать… Был в своем прошлом воплощении, разве что в более юном возрасте. Этакой юной девчушкой, со своими короткими кудрявоватыми волосами и в длинной ночнушке. Ног, кстати, видно не было, а край ночнушки немного туманился и исчезал где-то в районе солнечного сплетения меня-Гарри-Поттера.       Северус еще несколько дней держал меня под усыпляющей магией, я видел ее побеги на своем теле. Лечил мою рану на лице и смазывал голову каким-то зельем. Волосы, видимо, быстро вспыхнули на голове, но там не было такого шрама, как на лице. Я же любовался своим маленьким локальным Солнцем, пока была такая возможность. Он каждый раз аккуратно обрабатывал мои раны, потом проверял мою подушку, подтыкал одеяло и уходил на соседнее кресло. Лежал я, кстати, в своем подвале на диване, что меня немного мирило с действительностью.       — Это магическое воздействие, Альбус, я ничего не могу сделать, шрам убрать невозможно, — произнес мой Свет, когда Дамблятьфу снова пришел. — Но его уже необходимо приводить в чувство.       — Что поделать, мальчик мой, — состроил скорбное выражение лица этот Светоч-всея-маг-Британии. — Но я думаю стоит внести некоторые коррективы в его память. Скажем, — он деланно задумался и погладил пальцами свою бороду, — не справился с… Кажется, это называется газом, на кухне. Не стоит мальчику помнить о лишних переживаниях.       Я видел, как скривился Северус на его реплику. Не знаю, что он на самом деле думал, но Дамблядверь хорош. Руками отличного менталиста поправить ребенку память и быть не причём.       И вот тут я задумался: «А что если наш Светоч не легилимент? Или просто в этот раз руки марать не хочет? А не дело ли рук самого Северуса, если это он каждый раз мне правил или стирал так, что память ко мне все равно возвращалась. А если это правда, то…»       И вот тут я снова окунулся в свое болото отчаяния и постепенно начал погружаться в тело. Просто все это значило, что даже свою память защитить я не могу и все мои трепыхания и выеденного яйца не стоят.       — А как же быть с внешностью? — прорезался сквозь толщу плотной тухлой тины голос моего зельевара.       — На этот случай не беспокойся, — услышал я последнее и отключился.       Очнулся я где? Конечно же в своем чулане! Дверь была заперта, а боров утром что-то прокричал в решетку чулана, что не выпустит это отродье на волю, за испорченную кухню, и был таков. Знать бы, какое сегодня число, и еду ли я в итоге в Хогвартс.       Ощущал я себя странно, половина лица была в таких наростах кожи. Очень хотелось посмотреть на себя в зеркало. А еще я постоянно теребил в руках невидимую косу. И вот пока держу ее в руках, чувствую, что она есть, а ее не видно. Сжимаю в пальцах пустоту. А как только выпускаю ее из рук, забываю про нее до следующего раза, когда снова не ловлю ее, пытаясь почесать спину или затылок, в итоге перестал отпускать ее вообще. Видимо все же на мне была какая-то иллюзия, но очень хотелось на это посмотреть.       Спустя день голодовки. «О Великая Магия, Дурсли впервые морили меня голодом, Гарри плохой эльф!» — пропищал мысленно голосом Добби, и закатил глаза. Меня выпустили из чулана, и я помчался в туалет. До зеркала, конечно до зеркала!       «Краса-а-авец», — подумал я, разглядывая иллюзию внешности мальчика-героя. Шрам-молния был на месте, а вот шрама на лице, что я видел перед отключкой — не было. Как же меня это бесило и одновременно не трогало совершенно. Кажется, с выжженным лицом я выжег в себе и последние эмоции. Я подумал, что было бы хорошо сейчас попасть к гоблинам и испить водицы из копытца, простите, из водопада забвения, что-то потянуло меня на лирику.       «Поттер! Об уровне вашего скудоумия можно было бы написать целую книгу», — прозвучало в голове Снейповским голосом, — «А бы я добавил к ним еще шесть!» — это уже я. «Почему шесть?» — снова его голос. «Потому что Джоан Роулинг написала семь книг», — ну, а дальше в моих мыслях было преставление, как Снейп закатывает глаза к потолку и повторяет: «Поттер, вы идиот». «Я знаю».       Сел на пол ванной комнаты немного отдышаться. Благо, дома никого не было, Петунья ушла с Дадликом к какой-то соседке. А мне потребуется много времени.       «Так вот», — задумался я, — «что я в итоге имею? Чем я хорош в этом мире?» Я, кажется, совсем схожу с ума, потому что я слышал хмык своего зельевара. «Очистите, сознание, Поттер». Что я вспомнил о походе к гоблинам? Помимо моего нытья: «А дайте мне водицы напиться», — еще припомнил, что мы были в моей ячейке и я нацепил на себя кучу артефактов. А первый я надел какой? Конечно же создающий иллюзию моего запертого ядра. И что мне остается? Попытаться найти артефактик, которым меня мог снабдить Светоч для изменения моей внешности. Сначала решил снять все, что надевал на себя в Гринготсе, как минимум, чтобы потоки их магии не перекрывали мне наносное. Арсенал у меня был богатейший, хоть я и не знал, для чего это все. Последним снимал тот самый медальон, который гоблин подал мне первым.       «Профессор Снейп, я идиот!» — и снова хмык в голове и его ироническая микро-ухмылочка. «Я еще не ваш профессор».       — Северус, — на выдохе.       Мне хотелось истерически заржать, но слезы потекли по щекам. Столько переживаний, и все потому что я идиот! Амулетик то этот работал по принципу хамелиона. Видимо, при наложении на меня чар иллюзии он и подхватил передаваемый образ. Я все-таки рассмеялся, а потом начал рыдать. Что-то с моими нервами было явно не то. Сидел, мял в руках свою косу и капал на нее слезами. Спустя минут десяти медитативного покачивания из стороны в сторону я все же нашел в себе силы подняться и взглянуть в зеркало.       — Хоро-о-ош, — выдохнул я и как-то по-безумному улыбнулся. «Вы бы видели, меня, проф!» И тишина на том конце провода, значит все-таки показалось. Да и я не знал возможную его реакцию на такую ситуацию. Хотя, в его бы стиле было промолчать.       Пол-лица было в ожоге. Ткани кожи словно наслаивались друг на друга. Во истину чудна природа магии моей! Кстати, за что я благодарен нашему Светочу, так это за красивенький гребешок для волос, что позволял сотворить практически любую прическу на голове и она не распадалась. Я даже попробовал пустить немного магии в гребень и передать картинку парочки рогалико-образных причесок Падме, королевы планеты Набу из Звездных войн. Ржал я долго, а потом представил заинтересованно удивленное лицо Северуса и успокоился.       Обнаружил я гребешок, только когда безрезультатно пытался распустить косу, которая моментально сплеталась обратно. Посмотрел на потоки магии, пытаясь просмотреть их в зеркало. Кстати, зеркало тоже странновато так фонило в плане магии, но потоки не отражало. Отдавало оно таким отстраненным холодом и пустотой, как в бездну глядеть. Запустил пальцы на макушку и обнаружил эту прелесть, а дальше дело было за малым.       Выхватил из шкафчика над раковиной маникюрные ножнички, распустил косу, выделил пальцами спереди часть волос и отрезал по подбородок, глянул в зеркало и чуть не обделался.       — Что смотришь, милок, зеркал не видел? — на меня смотрело лицо в зеркале, как в сказке про белоснежку.       — Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи… — вырвалось у меня нервное.       — Хорош, хорош, не выделывайся! Челку-то криво постриг! — выдало это нечто.       — Я только начал, — оставалось только показно оскорбиться. — Лучше отойди и не мешай! — куда мне было еще больше удивляться, если я и так маг во вселенной Поттерианы, да я и сам Гарри-мать-его-Поттер.       — Я может быть помочь хотел, — скривило лицо это нечто. Ну, думаю, даже если решит сожрать, противопоставить мне ему нечего, даже если нашему светочу я и в подметки не гожусь.       — А вот тут бы я поспорил, — выдал мой невольный собеседник, вернее, невольный тут был как раз я, да не важно, — Светоч твой просто стар и опытен, а у тебя еще каналы не развиты и много чего неизучено. Смотри как побрякушками обвешался, а уже сколько смог.       — Ну здрасте, приехали! Ты еще и мысли мои читаешь? Так, все, либо отойди и не мешай, либо помогай! — махнул я на него рукой, уже не желая узнать какую-нибудь очередную заподлянку от этого мира, а то еще обетами обвесят, как вон Северуса, и буду потом за хозяином бегать. Услышал тихий смешок и зеркало стало просто зеркалом, отражая в нем удивленного, взъерошенного меня, с маникюрными ножницами на изготовку. — Привидилось что ли? С ума совсем сошел!       — Так ты челку то резать будешь? — раздалось ехидное. — Ты как ее хочешь, прямой, чтобы лоб закрывало или наискось, чтобы весь шрам прикрыть? — на поверхности зеркала отразились оба варианта, а я кивнул на второй вариант.       — Хорошо, тогда отдели часть, — в одной половине зеркала изображение пропало и там отразился я, а во второй показывались, как на видео, инструкции.       «Мама, я изобрел магический ютюб!», — подумал я.       — Не ерничай, а шевелись. А то мне надоело уже, — скучающим голосом закончило это нечто и зевнуло. Я поторопился воспользоваться инструкцией. А что добру пропадать?       Так вот к концу нашего совместного развлечения я красовался отличной челочкой наискось, а магический-гребешок мне еще и укладку соорудил, как у корейских моделей, так что часть лица была прикрыта, а на затылке был собранный длинный хвост. «Иго-го», — подумал я.       — А ты это… не мог бы мне отрезанные отдать, а? — заискивающе начало это нечто. Я в подозрении сощурил глаза.       — Ну, я как Кальцифер, стану сильнее и помогу тебе, если ты мне часть себя отдашь.       — Я тебе не глупенькая Софи, хватит с меня размытых обещаний, — выдал я и поднес руку с огнем над кучкой волос в раковине, те начали плавиться.       — Стой, стой! Магией клянусь, что ни словом, ни делом, ни косвенно и ни как бы то ни было иначе не нанесу этим вред тебе или твоим близким! — выпалило это нечто и по поверхности зеркала сверкнуло небольшой молнией.       — А если я все же посчитаю, что вред нанесен, то ты клянешься поплатиться жизнью, смертью и посмертием, а еще передать мне или моему роду всю свою силу? — услышал скрежет стекла на той стороне.       — Клянусь! — спустя несколько секунд, когда я уже снова занес руку над собранной кучкой.       — А клянешься мне не врать никогда и ни в какой из жизней и смертей? — ухмыльнулся я, мне было до безумия весело.       — Ну брат… — я пожал плечами и выдавил немного огня на ладони, — ладно, ладно, клянусь!       — Расскажешь мне, для чего это тебе. И на тебе долг, я свое так просто не отдаю.       — Да клянусь, клянусь! Давай уже!       — Подозрительный ты какой… — выдал я, — на все соглашаешься и даже на самые жесткие условия…       — Ну хочешь, на годок-другой рабом тебе стану? Скучно мне, понимаешь? Сижу в этом доме. Поговорить не с кем, уйти никуда не могу, а тут ты. Знаешь сколько я тут уже?       — Чет темнишь ты, брат. Но воля твоя.       — Свидетельствую! — произнес по наитию я, а мне вторил голос Северуса в моей голове. Я поднял в воздух комок волос и запустил им в зеркало. Они растворились, а я ожидал ответной реакции с той стороны. Ну и конечно же не обошлось без злобного устрашающего смеха, из зеркала выпрыгнула точная копия Тома Риддла его шестнадцатилетней-версии. Абсурд? Абсурд!       — Да ладно, я пошутил, произнес парень напротив. А вообще я такой, — на месте парня оказался маленький белый комок шерсти, напоминающий обросшего длинной шерстью хомяка-переростка. «Лунатик», — подумал я, — «из игры Рагнарок-онлайн», эх ностальгия. Но тут явно начало попахивать безумием.       — Ну, бывай, — произнесло это нечто, превратившись снова в парня, но уже не в Риддла, и попытался подойти к окну.       — А ну-ка постой, ты же теперь мой раб! — выдал я.       — Ну погуляю столетие-другое и весь в твоем распоряжении, — улыбнулся он и исчез.       «Ну и везде одно нае… Вот и это существо меня поимело», — расстроено опустился на пол. «А чего вы хотели, Поттер? Зеркальники обыкновенные, они такие.» «Проф, проф! Это вы! Я же вас не придумал!» «Сходите к врачу, Поттер, голову проверьте, а то сумасшествием здесь повеивает, проветрили бы хоть в пустой то голове». «Даже в собственном мозгу наеб», — капризно дернул ногой я по полу. «Я вас еще не… кхм, совсем старый стал и сам мозгами поехал». «Плохой пример заразителен!» — заржал в ответ я и вернулся к делам насущным. Чудно же мое воображение.       Внешность моя теперь была при мне. Немножко уверенности в завтрашнем дне тоже. Дно оно и есть дно. Нацепил на себя медальон иллюзии и снова стал мальчиком-который-герой, понавешал еще все оставшиеся побрякушки и пошел в чулан. До отъезда в Хогвартс оставалась только ночь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты