Blood Talk

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
12
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/16462442
Размер:
20 страниц, 3 части
Описание:
— Может, тебе стоит подружиться с кем-нибудь в этот раз.
— А есть резон, Сычен? — вздохнул Джэхён. — Они всё равно умрут раньше нас.

Джэхён в третий раз поступил в колледж, чтобы получить ещё одну степень. Он знал правила игры. Люди — это временно. Когда высокий парень с длинной шеей и очевидным намерением стать друзьями садится рядом с вампиром в аудитории, Джэхён обнаруживает, как все его принципы колеблются.
Посвящение:
JohnJae nation.
Примечания переводчика:
Честно прождал месяц на разрешение, но автора не видать. Метки наверняка будут меняться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

2.

Настройки текста
Юта и Сычен явились домой вскоре после Джэхёна, который в это время сидел в кабинете с книгой и рассеянно грыз собственный палец. — Что за хуйня произошла? — воскликнул Юта, только войдя в комнату. Запах свежей крови на его языке... Наверняка устроенная им сцена прервала их кормёжку. — Подрался. Ничего страшного, — Джэхён перевернул страницу, притворяясь погружённым в книгу. — Не нужно было приходить за мной. Воцарилось напряжённое молчание, но Джэхён не поддался желанию поднять глаза и увидеть выражение их лиц. — Ты не поел, — голос Сычена был тихим, но осуждающим. Возможно, с ноткой волнения. Худшей частью было то, что он уже слышал совершенно такую же фразу от Сычена в прошлом. — Я не голоден, — шепот. Шелест страницы. — Не ври мне. У них уже был такой разговор, примерно 200 лет назад, ещё до Юты, когда были только они вдвоём. Джэхён не позволял себе вспоминать чем всё кончилось. — Я не вру. — уже громче, взгляд наконец-то направлен на лучшего друга. — Я просто не голоден. Частично он говорил правду. Пускай его тело билось в агонии внутри от голода, кричало, что ему нужна кровь, у Джэхёна не было настоящего желания есть. Но это не тот ответ, что Сычен хотел слышать. Они долго смотрели друг на друга, и Джэхён видел, что Сычен не поверил ему ни на йоту, но он не собирался давить. Юта же был совсем из другого теста. Он уселся рядом с ним на софу, приблизился, открыл свой рот и тепло выдохнул. Аромат свежей крови защекотал нос, и рот охватила боль от ненасытного, хищного желания. Его тело содрогнулось, разрываясь между тем, чтобы вонзить клыки в язык Юты, и придушить его. К собственному довольствию, Джэхён все-таки смог выбрать второе. Младший вампир безразлично рассмеялся в его лицо. — Почему ты не ешь,Джэхённи? По обыкновению, это ласковое прозвище не вывело бы его из себя, он бы попросту его проигнорировал. Но, с другой стороны, по обыкновению Джэхён не пытался подавить в себе порыв причинить кому-нибудь боль. Глотка извергла низкое урчание, хватка на шее Юты стала мертвецкой. — Ой, да ладно тебе, Джэхённи, — Юта улыбался, пускай его голос был напряжён от давления на гортань. — Не будь таким букой. — Посмейся надо мной ещё один раз блядский раз, Накамото. — Достаточно. Выражение лица Сычена было нечитаемо, но его хватило, чтобы улыбка Юты стекла с его лица, а Джэхён разжал пальцы на шее младшего. — Почему ты не поел? Джэхён вернул своё внимание к строкам, которые даже не читал. — Я просто… не смог. Сычен вздохнул. — Тебе нужно питаться, Джэхён. — Я знаю, — прошептал он в ответ, играясь с загнутым уголком страницы. — … Как бы я хотел, чтобы мне не было нужно. Громкое фырканье Юты разрушило тишину. — У тебя типа вампирский экзистенциальный кризис? Когда никто из старших вампиров не ответил, японец наконец-то осознал всю тяжесть ситуации. Небольшое «Оу» было всем, что он сказал. — Если ты не поешь, тогда рано или поздно ты сорвёшься, Джэхён. — нельзя было не заметить оттенок разочарования в тоне Сычена. — И мы оба отлично знаем, чем это может кончиться. Джэхён знал, что у его лучшего друга были вполне весомые причины быть строгим, ведь они действительно оба знали ситуацию слишком хорошо, но его слова всё равно ужалили куда-то в подреберье. — Я в порядке, — Джэхён встал, швырнул книгу на диван. Корешок жалобно треснул и сломался. — Я справлюсь со всем сам. Он покинул комнату (возможно, немного более театрально, чем ему хотелось), но грань уже маячила перед глазами. Джэхён осознавал всю опасность, которой подвергал себя, не питаясь, проклятье, он прекрасно её осознавал. Но всё равно не мог заставить себя уйти из дома и найти какого-нибудь заблудшую душу, могущую его напитать. Джэхён не разговаривал со своими друзьями-вампирами весь уикэнд. Их тихие разговоры были слышны сквозь толщину стен, но никто из них не пытался выйти с ним на контакт. В день, когда у них по расписанию значилась нейробиология, Джэхён отметил пропавшую из гаража машину Сычена. Что ж, видимо, сегодня они не поедут домой все вместе. Игнорировать голод, затаившийся в грудине, было бы намного легче, если бы он не был окружен людьми — даже грохочущая в наушниках музыка не смогла скрыть хор сотен сердец вокруг, и солнце жгло чуть сильнее обычного. Выдох облегчения сорвался с его губ, когда он вошёл в аудиторию. Пусто. Он явился раньше всех. Джэхён приземлился на своё место и сразу же спрятал лицо в скрещенных на столе предплечьях. Для вампира чувствовать себя уставшим было ненормально, но с каждой отчаянной попыткой затолкать искушение в глубины собственного тела Джэхён чувствовал себя всё более вымотанным. Он снова начал грызть свой палец, пока комната наполнялась студентами. Он слышал шаги Сычена и Юты, но смотреть на них отказался. В глубине души он понадеялся, что они сядут рядом с ним, ведь они знают, насколько опасным он может быть для человека, окажись тот слишком близко. Джэхён стиснул зубы. Нет. Ничего не произойдёт. У него всё под контролем. Он прошёл через весь кампус сквозь толпу, и полтора часа среди живых существ тоже выдержит. Его уверенность рассыпалась как паззл под рукой резвящегося ребёнка, когда слух уловил стремительную пульсацию знакомого сердца. Джэхён свистяще вдохнул, но быстро заткнул себя, прикусив подушечку большого пальца. Глотка отозвалась наждачной болью. Взгляд Сычена он ощущал всей кожей. Бам, бам, бам. — Эй, ты в порядке? — Джонни наклонился к нему, пытаясь рассмотреть получше лицо Джэхёна под капюшоном. Чёрт. Его боль настолько очевидна? Бам, бам. — Я видел, как тебя ударили, — продолжил Джонни. — Но, вижу, на тебе ни царапины. А тому парню повезло намного меньше. Слышал, что он пытался накачать наркотиками людей на вечеринке. — Ага. Я тоже слышал. Ну и мудак. — Джэхён выпрямился, скрежеща зубами. Небольшим массажем он попытался расслабить свои желваки. Джэхёну пришлось силой убрать с лица кривую улыбку облегчения — профессор Сыльги вошла в аудиторию, и это значило, что Джонни мог перестать с ним говорить и отстраниться. Бам, бам, бам. Это чёртово сердцебиение станет его проклятием. Оно было настолько громче остальных, что Джэхён смог бы узнать его из тысячи других. Зубы сильнее сжались на пальце. Это было бы легко. Просто потянуться, схватить и погрузить зубы в любой кусок плоти Джонни. Оторвать его и смотреть с наслаждением, как кровь заливает пол. Пир на расстоянии руки. Готовый. Созревший. Бам, бам. Джэхёну хотелось кричать. Нет, нет, нет. Нельзя. Он чувствовал себя дерьмом просто от одной мысли об этом. Юта и Сычен маячили на периферии зрения, наверняка ждущие увидеть его крах. Джонни склонился к нему снова, на этот раз для того чтобы передать лист посещаемости, и Джэхён остро вдохнул, по случайности уловив дуновение одеколона юноши. Бам, бам, бам. Джэхён ничего не сказал, быстро накарябал своё имя и передал на следующую парту. Сыльги не начала пару, поэтому студенты всё ещё болтали. Что ж, это хотя бы скрывало бег остальных сердец в комнате, но Джэхёна же волновало только одно. И как будто желая сделать ему ещё хуже, Джонни решил приблизиться снова. — Я много думал об этом, но когда ты забрал у меня тот напиток, ты знал, что тот парень отравил его? Из-за этого ты вмазал ему? Джэхён, слишком напуганный сказать что-то не то, просто кивнул. Его глаза буравили Сыльги. Пожалуйста, начни занятие, просто начни, пожалуйста. — Оу, вау. Спасибо. Бам, бам, бам, бам, бам. Ему нужно, чтобы Джонни отстал прямо сейчас. Его запах был отравляющим, дурманящим, и в нём Джэхён мог бы легко потеряться, если бы не мучительная боль, терзающая его. — Ну, я тутподумал, у нас скоро проект, и- — Без обид, Джонни, — руки Джэхёна тряслись, когда он наконец-то посмотрел на юношу рядом с ним. — Но я не собираюсь заводить чёртовых друзей. Джонни моргнул. — Оу. Джэхён перевёл взгляд на профессора. Она в конце концов начала пару. Костяшки его кулаков стали иссиня-белыми. Вспышка злости должна была облегчить его страдания, выпустить их, а не сделать ещё хуже, но он продолжал слышать это проклятое биение ясное как день. Бам, бам, бам. С ручкой в одной руке, чтобы писать конспект, и другой во рту, чтобы грызть её, Джэхён застыл, неспособный сделать ни то, ни другое. Боль в его дёснах и в его костях внезапно испарилась. Очень медленно вампир вытащил палец из рта и с ужасом посмотрел на след, который могли оставить только клыки. Его зубы показались. И глаза тоже изменили цвет, он в этом не сомневался. Ему нужно уйти отсюда как можно скорее. Не теряя ни секунды, Джэхён вытолкнул себя из-за парты, схватил лямки рюкзака и вымелся из аудитории, стараясь не пересечься ни с кем взглядами. На спринтерской скорости он выбежал из кампуса, ветром прямо к машине. Руль под его пальцами грозился переломиться как соломинка, пока он неистово рулил по дороге домой. Он захлопнул дверь машины, — наверняка слишком жёстко — в агонии прошёл к двери, вломился в дом и рухнул на пол. Стены поглотили его крики. Юта и Сычен вскоре нашли его в подвале в окружении поломанных кирпичей. — Что ж… Стена хотя бы осталась цела, — Юта, впечатлённый, окинул взглядом количество обломков и пыли. Сычен, приблизившись к Джэхёну, ничего не сказал. Тот сидел, скрестив ноги; голова стыдливо опущена. — Ты знал, что я сделаю это снова. — его голос едва ли был шёпотом. — Я не знал, — Сычен опустился перед ним и прикоснулся подушечками к подбородку, чтобы он поднял голову. — Но на всякий случай держал их здесь. Пальцем он оттянул уголок его рта, чтобы проинспектировать острые резцы, покрытые красной крошкой. — Погодь, он елкирпичи? — ошарашенно спросил Юта, всё ещё стоя поодаль. Сычен проигнорировал младшего, ногтем выковыривая из зубов Джэхёна осколок кирпича. — Ты снова пытался их сломать? — Нет, — вздох. — Только так я мог удержаться и не укусить никого. Даже себя. Я знал, что не смогу избавиться от них. Он поднял руку и призрачно коснулся своих клыков — Мне кто-нибудь объяснит какого хера происходит? И почему всё выглядит так, будто это уже случалось? — тон Юты сочился раздражением. Джэхён предположил, что это из-за того, что он остался за бортом разговора. — Потому что уже случалось. — Сычен не отводил взгляда от Джэхёна. — Ты же знаешь, каково это — стать вампиром, Юта. Всё, чего тебе хочется, это пить. И когда безумие схлынет, когда ты с ним сживёшься, ты делаешь то, что должно для выживания. Но Джэхён… От взгляда Сычена Джэхёну хотелось заплакать, хотя он не проронил ни слезы за последние 50 лет. — Он так и не нашёл свою идеальную цель. Он не использовал ни голь, ни дев, ни даже богомерзких богачей, которые превращали жизни крестьян в ад. Вампир, которая превратила нас, Суджон, никогда не давала Джэхёну голодать. А когда её убили, — ты помнишь эту историю, не так ли? — когда она умерла, Джэхён перестал питаться. Мы были с теми близнецам, что платили нам за питьё их крови. Сычен наконец-то повернул голову к Юте, и Джэхён заметил, что тот хмурится. — Да, у них были свои перверсии… Но в любом случае, — Сычен вернулся к Джэхёну. — Когда Джэхён перестал есть, я взял их обоих на себя, чтобы не навлечь на него беду. Но мы тогда не знали, что голод может сотворить с вампиром… Мы не знали… Сычен смолк, выглядя потерянным. Джэхён мог воссоздать в памяти каждую деталь, как будто это было вчера, и эти воспоминания были болезненными для обоих. На мгновение воцарилась тишина, прежде чем он наконец произнес: — Я разорвал обоих на куски. Джэхён заглянул в глаза Юте, и на его лице полыхнул ужас, прежде чем он попытался спрятать это, но было поздно. Юта знал, что это значило. Джэхён не только убил двоих людей, но и принёс Сычену, своему лучшему другу, невыносимую, оглушающую боль. — Мне пришлось месяцами кормить его силой после этого. — Сычен заморгал. Он тоже хотел плакать? Ещё момент молчания. Видимо, им обоим нечего было сказать. — Окей, я понял, у вас была печальная история и всё такое, но, — Юта шагнул вперёд со скрещёнными на груди руками, вперёд, под взгляды старших вампиров. — Ты всё ещё здесь. Ты справился в тот раз. Справься и на этот. Сычен выглядел погруженным в свои мысли, когда он развернулся к Джэхёну. — Что заставит тебя поесть? Джэхён пожал плечами. Он не имел понятия, честно. Он делал это с Сыченом почти сотню лет, пока наконец не вошёл в колею своего существования, существования проклятого вампира, и вот его решимость так легко разрушилась пару дней назад. — У меня есть идея, — пропел Юта. Широкая улыбка расцвела на его лице. Джэхён недоумённо посмотрел на него. Младший едва ли удостоил его тем же и за руку привлёк к себе Сычена. — Пошли, надо перетереть с Тэилем. Они в спешке покинули подвал, оставив ошеломлённого, голодного и слегка волнующегося Джэхёна в одиночестве размышлять, какого чёрта там задумал Юта. — Нет. — Давай, Джэхённи! — Нет. Два вампира вернулись домой с решением проблемы Джэхёна, и оно ему не понравилось. — Тэиль согласился. — Я не… Я не буду… Я не стану есть вашего бойфренда. Джэхён послал умоляющий взгляд Сычену. Он точно должен осознавать, что это плохая идея. Он знал, что может произойти — что произойдёт. Но Сычен не пошевелил и бровью. — Ты должен поесть, иначе ты убьёшь кого-нибудь, что гораздо сложнее скрыть в этот век, позволь мне напомнить. И Тэиль готов позволить тебе питаться им. Джэхён помотал головой. — Я не могу. — Нет, можешь. — Сычен накрыл ладонью щеку Джэхёна, мягким пальцем очертил изгиб губ и остроту резцов. — Всего раз. Пока мы не поймем, что делать дальше. Он не плакал почти 50 лет, и всего за один день он готов разреветься уже дважды. Сычен доверял ему настолько, что готов был разделить с ним Тэиля, человека, с которым у него были глубочайшие, сильнейшие узы. Джэхён разрушил их в прошлом, и последняя вещь на земле, которую бы он хотел — заставить пройти друга через это снова. И Юту тоже. Они не так близки, но Джэхён не хотел причинить боль кому бы то ни было. Ладно. Раз покормиться с человека — ничто. Он мог сделать это с Тэилем, а затем попытаться выяснить, где достать следующее блюдо. Он не позволит пить сТэиля больше одного раза, не станет рисковать и устанавливать с ним связь. — Ты уверен, что он готов пойти на это? — ему нужно было заверение. — Нам даже не пришлось уговаривать его. — вставил Юта с солнечной улыбкой, по-видимому, очень гордый Тэилем. — Он знает, насколько ты важен для Сычена. Джэхён вздохнул. Немедленные положительные результаты перевешивали возможные негативные последствия. Он мог поесть, никого не убить и очистить разум. Шанс, что всё пойдет не так были минимальными, и, честно говоря, Джэхён действительно пиздец как голоден, и неизвестно, насколько хватит его воли. — Ладно. Я сделаю это. Юта радостно захлопал в ладоши, а Сычен улыбнулся, до сих пор держа руку на щеке Джэхёна. — Всего раз. — прошептал Джэхён ему. — Всего раз, — повторил Сычен. Тэиль прибыл позднее этим же днём, и Джэхёну пришлось держать при себе на всякий случай кирпич, чтобы остановить себя от нападения на человека при первом взгляде на него. Он загнал себя в угол подвала, вгрызаясь ногтями в бетон. Сердцебиение Тэиля было на удивление размеренным и спокойным. Парень слегка улыбнулся вампиру. — Сычен. — шепнул Джэхён, и в мгновение ока его друг оказался перед ним. — Сычен, я не знаю- могу ли я- я… не доверяю себе. — Что ж, ты должен. — если Сычен хоть сколько-нибудь волновался, он чертовски хорошо это скрывал. Я знаю, ты не причинишь ему вреда. Он раздвинул губы в улыбке и отступил к лестнице. — Для нашего же блага мы уйдём. Просто… позови нас, когда закончишь. Юта выглядел гораздо более обеспокоенным, хотя всё это предприятие было его идеей в первую очередь. Он быстро чмокнул Тэиля в щеку перед тем как последовать за Сыченом вверх и вон из подвала. Тэиль хлопнул в ладоши и направился к видавшему виды коричневому дивану у противоположной стены. — Я подожду, пока ты не будешь готов, — тепло сказал он, усаживаясь. Джэхён кивнул, перекатывая в руках кирпич. Ему следует быть осторожным. Если он потеряет контроль даже на самый крошечный миг, всё кончится смертью Тэиля. — Почему они оставили меня наедине с тобой, если они знают, что может произойти? — кирпич остался позади. Тэиль безразлично пожал плечами. — Они верят тебе. Ещё шаг. — Может им не следует. — Ты не навредишь мне, Джэхён. — Тэиль выглядел таким уверенным в своих словах; сердцебиение не дрогнуло и не изменило своего бега с момента его появления в подвале. — Возможно, ты боишься того, на что способен, и, возможно, разрывать кого-то на части в натуре вампира, но не в твоей. Джэхён продвигался вперёд пока не встал ровно перед Тэилем, смотря сверху вниз, и ухмылка сама появилась на лице. Он никогда не мог представить, что два влюблённых в тебя вампира могут сделать тебя настолько бесстрашным, хотя, может быть это сам Тэиль. Это достойно восхищения. Он смог без эксцессов устроиться рядом с человеком, и тот развернулся к нему, ожидая, но Джэхён поморщился.       — Ты не мог бы… отвернуться? Делать это лицом к лицу кажется…       — Интимным? — Тэиль усмехнулся, и Джэхён мрачно кивнул. Он просто… предпочитал не думать о том, чем занимаются его друзья с Тэилем, и хотел, чтобы всё прошло как можно более… стерильно. Джэхён просто поест, ни больше и ни меньше.       Тэиль сделал как было велено; руки скромно на коленях, весь его вид — спокойное ожидание. Вампир скользнул вкрадчивой рукой по его плечу, сантиметр за сантиметром убивая расстояние между ними. Его клыки были наружу почти весь день, и в них зарождалась нетерпеливая вибрация.       — Ты готов? — прошептал Джэхён.       — Джэхён, я прямо перед тобой, ты не должен- Ах!       Клыки Джэхёна пронзили шею Тэиля, вошли глубоко в мягкую плоть. Дыхание человека стало тяжёлым в попытках успокоить тело, унять агонию и снять напряжение, но боль была кратковременной — слюна Джэхёна попала в поток крови, служа облегчением, подавляя её. Тэиль кулём упал на грудь Джэхёна, и вампир крепко его удержал.              Как только Тэиль успокоился, Джэхён начал пить. Кровь наполняла его рот, раскрашивала внутренности живым и красным. Острые вздохи вперемежку с глотками разгоняли внутри пламя. Прошло так много, так блядски невыносимо долго с тех пор как он ел в последний раз, и его способность чувствовать, осязать, ощущать возвращалась в кончики пальцев рук и ног, отогревая окоченевшие конечности.       Он крепко держал и держался за Тэиля сильно и твёрдо. И всё пил и пил, потому что это всё, о чём думал его иссушённый мозг, это всё, чего он хотел. Крови. И её вкус был чертовски восхитительным, как будто он вкачивал в себя саму жизнь, как будто он снова был живым.       И он мог бы быть так бесконечно. Он мог бы высушить Тэиля до последней капли. У него была сила на это. Он мог бы сделать это, если бы по-настоящему захотел. Его тело хотело.       Нет.       — Джэхён, — голос Тэиля был твёрдым, несмотря на одышку.       Я не хочу.       Резцы втянулись так резко, что Джэхён поперхнулся на крови, что всё ещё стекала по его глотку. Рука взметнулась ко рту в попытке поймать небольшие капли, сбегающие с губ и не дать им упасть на Тэиля или диван.       — Ты в порядке? — спросил Тэиль, и Джэхён кивнул, загнанно дыша. Он вытер рот пястьем, размазывая кровь по коже. Ему нужно принять душ после, но прямо сейчас он растворялся в осознании того, что аромат живительной жидкости больше не вызывал в нём желания вырвать свои волосы.       Джэхён наконец-то почувствовал себя нормальным. Насколько нормальным может чувствовать себя вампир.       — Я же говорил, — улыбнулсяТэиль, а Джэхён в ответ только закатил глаза.       Он точно знал, от кого ещё услышит эти же самые слова.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты