Случайное Приключение

Гет
NC-17
Завершён
375
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
115 страниц, 12 частей
Описание:
Однажды ночью в Ли Юэ Путешественнице привиделся кошмар. Следуя своему любопытству, девушка встречает Ульмана, который предлагает отличную сделку. Вот только второй человек — Чайльд Тарталья, ведомый невидимой нитью, тоже оказывается в деле. Казалось бы, что может случиться плохого, если взяться за совместное поручение? Возможно, у них выйдет искренне «подружиться»...
Посвящение:
Читателям, нынешним и будущим. Благодарю всех, кто верил в мою веру в себя и подтолкнул к изложению истории на бумагу.
Примечания автора:
07.04. 300 лойсов еееееееееее

Кто зашёл сюда по тегам исключительно ради PWP — милости прошу к 12 главе. Если зайдёт, то и к 10, и к 5. Само Случайное Приключение — своего рода 18+ DLC дополнение.

Продолжение ветки 9 Главы в процессе.
Продолжение ветки 12 Главы: https://ficbook.net/readfic/10541441/27125819.

[Дисклеймер] Автор хорни.

Знаете, человеку может прийти в голову написать фанфикшн. Да, это случилось и со мной. В работе N концовок в зависимости от того, как поступает читатель. Вы сами выбираете действие персонажа в конце глав, которое к чему-то приведёт... [Уточняю] Чтобы полностью раскрыть сюжет, стоит пройти все главы, а потом вы уже на свой взгляд решаете, что является более каноничным.

ARA ARA Enjoy! (╯✧▽✧)╯
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
375 Нравится 84 Отзывы 80 В сборник Скачать

Глава 8 За шаг до неизвестности

Настройки текста
      С восходом солнца Люмин нежилась в уютной кровати, Паймон слегка раздражённо ворочалась рядом. Ли Юэ был спокойным и приветливым, мягко пробуждая своих жителей ото сна.       — М-м, ещё немного, — малышка промычала, когда первые лучи коснулись её лица. — Люмин, закрой шторы…       Путешественница всё ещё крепко спала, не обращая внимания ни на тонкий голос над ухом, ни на падающий свет.       — Люми-ин, — Паймон повторно протянула, уткнувшись в подушку. — Солнце… Шторы…       Летающая спутница окончательно проснулась, не в силах терпеть утреннюю яркость. Она сострадательно осмотрела свою подругу. На лице Люмин застыло нечто мучительное. Ей снова снился кошмар.

Когда два мира раскололись…

      Она тяжело дышала, смотря на надвигающуюся реку из останков монстров. Её бесконтрольно сносило течением куда-то в темноту, затем отпускало в бездонную пропасть. Ужас и страх переполняли сердце. Девушку со всех сторон хватали руки с длинными когтями, которые впивались в кожу и раздирали её до крови. Всё ощущалось наоборот: вместо вдоха — выдох, вместо правой стороны — левая, вместо текущего времени — обратный отсчёт. Это был неправильный мир. Бездна? Посреди хаоса и искажающегося пространства возникла яркая фигура. Знакомые очертания… Это был Итэр. Он протягивал руку, призывая последовать дальше. Вокруг эхом разносились строчки из рукописи карманного мира.

Человек повстречал Её…

      В этот момент в съемной комнате Гавани раздался громкий стук в дверь. Девушка широко распахнула глаза. Зрение сфокусировалось на потолке, образы всё ещё мелькали перед глазами как яркие вспышки. Люмин повернула голову. Паймон не было рядом, точно… она ведь весь день будет помогать Ци Ци вместе с Бай Джу. Малышка сказала о том, что ей придётся отрабатывать завтрак, обед и ужин, которые она выпросила в день отсутствия Люмин в городе. Сонно откинув одеяло прочь, Путешественница проскользнула ногами в домашние тапочки и подошла к выходу. Под дверью лежала аккуратная записка с печатью Банка Северного Королевства. «Будь готова сегодня. Я зайду за тобой после семи». Она вдумчиво прочитала предложения ещё раз и выдохнула с ноткой грусти. Впереди предстоял тяжёлый день. Люмин вернулась в комнату и села обратно на кровать. Она взглянула на трофей пройденного приключения, достав его из-под осторожно сложенных вещей. Кристальное сердце так же переливалось на свету разными цветами, однако внутри завиднелась едва заметная серая дымка. Что это за туман? Чем дольше она всматривалась в него, тем больше ей казалось, что тот смотрит в ответ. Люмин думала о Чайльде. После семи он заберёт её. Хотелось, чтобы тот унёс с собой куда-то очень далеко, снимая все тревоги и печали, которые нависли и грубо придавливали к самой земле. «Аякс, что же делать?»…       Единственный, кто пришёл на ум для помощи в решении этого вопроса, был бывший Архонт, повелевающий гео стихией. Путешественница не спеша добралась до ритуального бюро «Ваншэн», по дороге захватив лёгкий завтрак из яичницы по-тейватски в Народном Выборе. Поднимаясь к бюро, Люмин любопытно огляделась по сторонам. Она слышала о том, что здесь работает загадочная девушка, которую притягивает потусторонний мир и даже надеялась сегодня её застать, но, к сожалению, Ху Тао ушла по делам в городе.       — Здравствуйте, — в здании веяло особой атмосферой, здесь стояли травы и незнакомые предметы для проводов смертных в последний путь. — Прошу прощения за вторжение.       — Добрый день, Путешественница, — её встретил Властелин Камня, который выглядел несколько одиноко в этих стенах. — Приятно видеть тебя.       — Чжун Ли, я пришла к тебе по важному вопросу, — Люмин опустила формальности и вмиг стала серьёзной, ощущая тяжесть после сегодняшнего сна. — Извини, что так внезапно.       Он понимающе кивнул и жестом пригласил её пройти дальше. Рекс Ляпис занял столик в гостевой комнате. Он приготовил место к чайной церемонии, разливая кипяток в чашу правосудия, чтобы та хорошо прогрелась. Затем, он насыпал горсть улуна в стеклянный чайник и провёл ритуал очищения, чтобы вслед передать маленькую кружку девушке. Вода нагревалась в стеклянном сосуде над плоской свечой, не давая той опустить температуру для заваривания ниже положенного. Бывший Архонт молчал и сосредоточенно разливал заварку в чашу, а затем из чаши по прозрачным крохотным чашкам.       — Я слушаю.       Люмин осторожно рассказала ему историю о пережитом приключении от начала до самого конца, естественно, опуская все моменты с безумием Тартальи и ограничиваясь только линейным повествованием событий. Она параллельно достала из потайного кармана кристалл, не решаясь показать его на виду, и продолжала держать его под столом, пока не закончила с историей случайного приключения.       — Вот как… Интересно, — он внимательно выслушал всё и приложил руку к подбородку. Глаза горели жидким золотом, которое отражалось в церемониальных чашках.       — Что было до эпохи богов?       Рекс Ляпис промолчал.       — Извини, но этого я не могу тебе рассказать. Я не знаю.       Девушка достала на свет кристальное сердце и передала его Архонту, который так же внимательно осмотрел предмет.       — Вот кристалл, который мы достали. Ты знаешь, что это за вещь?       Он глубоко задумался, глядя на артефакт. Затем выдохнул и капельку смутился:       — Я не знаю.       В этом мире было что-то, о чём не ведает Чжун Ли? Удивительно.       — Кажется, я поспешил отходить от дел, — он усиленно всмотрелся в кристальное сердце, что постепенно всё больше наполнялось серым туманом. — Даже я не знаю, что это. Похоже на искажённый камень мироздания…       — С помощью этой вещи можно создавать новые миры? — Люмин уловила эти слова, резко вспомнив о том, насколько реалистичным всё казалось внутри шкатулки. Её терзали сомнения, не могут ли они на самом деле всё ещё пребывать внутри Лилит, а сейчас ощущать лишь отголоски воспоминаний.       — Нет. Только иллюзии миров, в отличии от настоящего камня мироздания. Они превращаются в замкнутый короткий цикл. Но меня больше волнует как эта вещь оказалась здесь… — Чжун Ли сверкнул золотыми глазами и приложил руку к подбородку. — Спустя столько веков…       — Вчера там не было тумана, а сегодня утром он появился, — Люмин облегчённо выдохнула.       — Этот камень напрямую связан с Бездной, — он непринуждённо продолжил, прикрыв веки. — Кристалл черпает оттуда силу и энергию.       Рекс Ляпис остановился. Путешественница молча кивнула и поднесла чашку к устам.       — Это как коридор. Проводник между двумя мирами, которые не могут сосуществовать вместе как одно целое.       — Что мне с ним делать? — Люмин внимательно посмотрела на кристалл, который аккуратно положили обратно на стол. — Как он вообще работает?       — Если я не знаю, то вряд ли найдётся кто-то, кто тебе расскажет.       Мужчина снова направил своё внимание к стеклянным посудинам, чтобы возобновить чайную церемонию. Тегуаньинь такого качества можно было заваривать целых тринадцать раз. Звук журчащей горячей воды вновь заполнил гостевую комнату.       — Его можно уничтожить? — Люмин решила испытать удачу в очередном вопросе.       — Я думаю, если и можно, то это подвластно только тебе.       — Хм-м…       Она замолчала, многозначительно рассматривая камень. Настолько древний артефакт, что про него не ведает даже существо, которое прожило свыше шести тысяч лет. Люмин почувствовала на своих плечах груз ответственности за ящик Пандоры, который пропускал через себя свет, переливаясь разными красками. Он заманчиво сверкал, словно общаясь с девушкой на неизвестном людям языке. Серый туман внутри накапливался сгустками и хаотично двигался в разные стороны. Красиво и пугающе. Завораживающе.       — Я вижу, тебе удалось утихомирить бурю, — Чжун Ли нарушил тишину.       — Утихомирить бурю?       — Одиннадцатого Предвестника Фатуи.       Люмин поперхнулась от неожиданного утверждения. Да, они и вправду пропали с Чайльдом на сутки без единой весточки. Но, неужели романтическая связь была настолько очевидна?       — Не так давно он просил у меня несколько советов по обращению с Путешественницами между мирами, — Чжун Ли мило улыбнулся, хотя голос не дрогнул ни на ноту. Мужчина выглядел довольным как гордый родитель за своего ребёнка. — Вчера я видел вас у Банка Северного Королевства. Прожил я достаточно долго, чтобы различать незримое от зримого. Если слова не помогают, люди общаются на языке тела… Как вы.       Тринадцатая заварка. Чаша правосудия наклонилась крайний раз, разливая содержимое по миниатюрным чашкам. Люмин плавно выпила жидкость, прикрывая глаза. Ей было и неловко, и приятно одновременно. Кажется, сердце ёкнуло. «Тарталья узнавал про меня у Властелина Камня?». Она догадывалась, что тот за ней давно уже следит, но раньше это вызывало больше раздражения, чем приятных эмоций.       — Эти чайные листья больше нельзя заливать водой, — Чжун Ли чётко констатировал факт, продолжая мягко улыбаться. — Заходи ещё, когда решишь дальше исследовать историю Ли Юэ.       — Спасибо за приглашение, — она благодарно наклонила голову и встала из-за столика.

***

      Ровно семь. Звонкий стук в дверь. Тарталья стоял, уверенно выпрямив спину и озаряя Путешественницу прекрасным настроением. Красная серёжка свисала с его уха, она ловила на себе лучики уходящего солнца и пропускала их дальше сквозь себя. Он долго ждал этого момента, когда наконец сможет вот так незамысловато появиться под её комнатой, а не незаметно следить на улицах. Подслушивать, залезать на дом напротив, чтобы высмотреть девушку в окне. Люмин выглядела очень красиво, что он не мог не приметить мысленно. «Неужели она всегда была столь очаровательной?».       — Можно забрать вас на свидание, юная леди? — он улыбнулся, доставая из-за спины ветряную астру. — Екатерина сказала, что этот цветок Мондштадта тебе очень полюбился.       Люмин вмиг покраснела и отвела взгляд.       — А разве нам можно? Прям так? — её терзали сомнения.       — Если я предлагаю, то значит можно.       — Спасибо, — она искренне улыбнулась в ответ и осторожно взяла цветок в руки, обхватывая стебель тонкими пальцами. Девушка сделала пару вдохов и поинтересовалась: — Он не умрёт без воды?       — По-твоему, зачем я здесь?       Двое наслаждались непринуждённой обстановкой. Учитывая последние события, этот островок спокойствия казался сюрреалистичным. Они гуляли по оживлённой улице Гавани, направляясь в сторону Глазурного Павильона. В мыслях Тартальи творился беспорядок, но в эти безмятежные часы, ему хотелось поменьше думать и побольше созерцать.       — Отдохнула? — парень поинтересовался первым, осторожно заглядывая той в янтарные глаза.       — Угу, — лёгкая улыбка не сходила с лица девушки. — А ты?       — Я всю ночь проспал как убитый после нашего приключения.       — Тарталья, я хотела узнать. Три миллиона моры… мне даже немного жаль, если мы их не получим за такие старания. Ты не знаешь, где Ульман?       — Я сегодня искал его, но никаких следов. Словно человек испарился.       Тарталья солгал. Он уже прекрасно ведал о том, что это был вовсе не человек, а некое существо из Бездны. И на рассвете он вновь отправил агентов на слежку за «Ульманом». По данным, которые те успели собрать за ночь, настоящий искатель приключений с таким именем, что помогал Люмин отыскать сокровища, вот уже месяц как пропал без вести. Но Путешественнице это было знать необязательно. По крайней мере, Аяксу казалось более уместным сохранить эфемерное спокойствие, которое могло разбиться на кусочки в любой момент, чем нагружать проблемами, с которыми тот решил разобраться самолично.       — Вот это странно, — она опустила взгляд. — Как бы с ним ничего не случилось.       Пара подошла ко входу в роскошное заведение. Над деревянными балками висел декор из веера с красивым рисунком гор и облаков. Сквозь стеклянные двери проглядывалась расписная ширма, которая создавала комфорт посетителям и украшала интерьер. Официант Хун Жу открыл вход, любезно приглашая посетителей внутрь.       — Прошу, юные господа, для вас сегодня специальные блюда от нашего шеф-повара. Для комфорта, я подам лёгкие закуски и аперитив.       Люмин давно не баловали таким усиленным вниманием, но виду та не подала, принимая лестное отношение как должное.       — Искушение Адепта, — Люмин уверенно выбрала себе одно блюдо, когда пара села за стол друг напротив друга.       — А я буду суп с морепродуктами и мясо золотистого краба, — парень смотрел на спутницу, разглядывая её ключицы. «Искушение, значит. Будь я Адептом, я бы тоже искусился».       — Как ты думаешь, — она перебила его мысли. — Сколько фей мы тогда спасли? Их было настолько много.       — Я о таком не думаю, вот и всё. Спасли, и на этом хватит.       Проголодавшаяся девушка засверкала увлечённым взглядом и приступила к закускам, пока Аякс продолжал её рассматривать. Тарталья всегда знал её как героиню-путешественницу, что сражается с монстрами, налево и направо побеждая хиличурлов, магов и его подчинённых агентов Фатуи, но сейчас Люмин выглядела как самая обыкновенная юная леди. Та, что не знает печалей, утрат, боли и страданий, а просто наслаждается ужином вместе с молодым человеком. Она уплетала шарики с креветками, которые подали в качестве закусок, за обе щеки и немножко причмокивала от невероятного вкуса. Аякс млел от этой сцены, ощущая умиротворённость.       — Люмин, ты милая, — парень улыбнулся и закрыл глаза.       — А? Спасибо, — она отвлеклась от закуски и румянец подступил к щекам. — Ты тоже милый...       В этот момент из-за ширмы выглянул официант, вынося горячие блюда. Девушка подхватила палочки и приступила к основной трапезе, предварительно распробовав печенье лотоса. Время от времени Чайльд, который наслаждался мясом краба, ловил на себе девичий заинтересованный взгляд. Они снова разговорились о чём-то несерьёзном, вроде местного рельефа, флоры и фауны, от которых в первые дни командировки у Тартальи отвисла челюсть. Таких красот природы ему ещё не доводилось видеть воочию, только на масляных картинах в галереях Снежной.       — Так жаль, что тебе нельзя в Заоблачный Предел, там очень красиво. На самой вершине над облаками есть одно место, откуда видно самый потрясающий рассвет. Там можно сидеть часами, совершенно не замечая времени.       — Возможно, у тебя выйдет договориться с Адептами? Я бы посмотрел.       Люмин обратила внимание на расписную ширму, которая заслоняла выход из Глазурного павильона. Она поднялась из-за стола и подошла к ней вплотную, показывая рукой на пейзаж.       — Мне кажется, что это срисовали оттуда… Тарталья, а ты умеешь рисовать?       — Нет, — он подошёл к ней ближе, внезапно обхватывая сзади за плечи. — Я не умею рисовать.       Люмин вздрогнула, из-за спины оборачиваясь на парня. Он наклонился так близко, что сошёлся в лёгком поцелуе. Девушка крепко закрыла глаза и повернулась к Предвестнику всем телом, чтобы чувствовать его ещё ближе. На коже ощущалось сбитое дыхание Путешественницы. Такое тёплое и манящее, что одна рука сама опустилась немного вниз, проскользнув под платье. Он нежно сжал мягкую грудь и довольно выдохнул, расходясь из поцелуя.       — Аякс, это домогательство, — Люмин опустила глаза, не зная, где спрятаться от учащённого пульса, который начал бить по ушам.       — Да ты что… — тот раздражённо цокнул. — А то, что было в Минь Юне, это не домогательство? Я себе мирно спал…       — Уг-х… — она вздохнула, стеснительно сжимая грудь руками, пока тот продолжал её трогать.       Тарталья бескомпромиссно обхватил сосок, приноровившись к его очертаниям. Он цеплял его слегка заострённым ногтем, заставляя Люмин содрогаться всем телом.       — П-прекрати, не здесь…       — Нравится? — он облизал её ухо. — В ближайшее время никто сюда не зайдёт.       — Ах-м-м! — девушка закрыла рот руками, ведь из неё неожиданно вырвался стон.       — Я ведь ещё ничего не сделал, — парень лукаво ухмылялся. Тон невинный, взгляд удивлённый.       Она искоса обернулась на парня. Осуждающе. «Ах, он всё ещё ничего не сделал» — читалось в этом взгляде. Целый вечер возбуждение накатывало волнами и заставляло думать только об одном, осторожно сдвигая и раздвигая бёдра. В девичью спину упиралось нечто твёрдое. Люмин приготовилась сделать дальнейший беспощадный шаг. Она проскользнула вниз, опускаясь на колени и уверенно расстёгивая ремень.       — Эй, эй! — Тарталья хотел было запаниковать от неожиданности, но не успел.       Следующим движением, девушка опустила нижнее белье и посмотрела наверх на растерянного Предвестника. Этот невинный взгляд был по-своему милым. Она закрыла глаза и осторожно провела языком по твёрдому члену снизу вверх. На кончике застыла проступившая жидкость, натягиваясь тонкой нитью. Люмин полностью раскрыла рот и он проскользнул внутрь, не сильно глубоко, но более, чем достаточно для ярких ощущений. На этот раз, уже Тарталье негде было спрятаться от смущения. Он хотел заводить Люмин весь вечер, не давая расслабиться, но был зажат в угол очень смелым отпором. Это был характер. Парень приложил ладонь ко лбу и закинул голову наверх, плотно сжимая губы. Ласки были слишком приятными. В каждом движении языком и устами чувствовалось, что девушка усиленно старается доставить удовольствие. Сосредоточенность застыла на её лице, брови немного нахмурились, глаза крепко зажмурены. Она подняла руку, подхватывая темп и время от времени задерживала дыхание, пропуская член немного глубже.       — Ха… ха… — сверху доносилось тяжёлое дыхание. Конечно, ласки руками были приятными, но это не шло в сравнение с прикосновениями влажными губами и языком.       Парень пришёл в себя, опустив взгляд вниз. Вслед за взглядом потянулась рука, пальцы разворошили золотистые волосы и аккуратно сжали их в пучок, помогая уловить нужный темп.       — Вот так, да, — он утомлённо проскрипел, прислушиваясь к мокрым звукам снизу. — Чуть быстрее…       Парень сжал волосы крепче, наконец войдя в предоргазменный транс. Глаза сверкали чем-то пугающим. Стеснение, что вначале охватило его, уже давно превратилось в открытое вожделение. Мышцы, что с силой сдерживали накатывающее удовольствие, расслабились. Тарталья сосредоточился на картинке перед глазами, а в груди разгорелась настоящая похоть. Он махом стащил ремень с брюк и обвил его вокруг шеи Путешественницы. Аякс прикрыл веки, завороженно рассматривая происходящее. Он взглядом раздевал её, представляя полностью обнажённой и не менее мокрой, чем всё действие внизу. Он захотел схватить девушку ещё сильнее, связать её целиком и поднять на руки лицом к себе, раздвигая ноги и входя внутрь. Когда картинка чётко вырисовалась перед глазами, парень перестал бороться с очередным импульсом, что прошёл через всё тело.       — Я кончу… Сейчас, — он собрался с силами, чтобы предупредить Люмин.       Та уже приготовила красивую расписную салфетку, что была украдкой схвачена со стола. Чайльд отпустил натянутый ремень и прерывисто застонал, снова откинув голову к стенке. Его будто ударили током. Такого сильного оргазма он не испытывал уже очень давно.       — Ха… Ха… Ха… — они синхронно дышали. — Ха…       Тарталья тоже спустился на колени и крепко обхватил Люмин, продолжая горячо вздыхать. Напряжение спало.       — А как же ты? — парень опомнился и посмотрел спутнице в глаза.       — Давай в более укромной обстановке, — румянец окрасил девичьи щёки в розовый. — Я не хочу делать это в общественном месте. А ты заслужил за то, что дразнил меня.       Тарталья наклонился ниже и закрыл ей рот поцелуем, не в силах противостоять шарму раскрасневшейся девушки.       — Ну хорошо, — он облегчённо выдохнул, отодвинувшись назад. — Если что, я смогу помочь.       Чайльд набрал элементальную энергию вокруг руки. Девушка как в гипнозе проследила за этим движением.       — Никто даже не заметит, — он покачал пальцем, угрожающе направляя тонкую водяную линию к проступившим сквозь платье соскам. — Вот так.       Люмин задержала дыхание в пугающем предвкушении. Она посмотрела на элементальную нить, затем на Предвестника, затем снова на нить, и соблазнительно закусила губу. Тарталья самодовольно ухмыльнулся. Он вернул стихию обратно, глаз Бога на бедре засиял тёмно-синими переливами.       — Тогда, сочту это за карт-бланш на неожиданные развлечения посреди города.       Время, отведённое на бронь целого ресторана, подошло к концу. Часы пробили девять вечера. Пара вышла на улицу, совсем позабыв в ресторане ветряную астру. Они направлялись куда-то в сторону пристани, когда таверна, с которой началось их приключение, упала в поле зрения обоих, словно заманивая внутрь. На улице уже было темно, в огне фонарей она выглядела не так роскошно, как дорогой ресторан, но по-своему аутентично. Девушка вопросительно посмотрела на Чайльда.       — Я понял, следующее место в списке подождёт, — Тарталья закинул руки за голову. — Ну, идём, только ненадолго.       Он открыл дверь, галантно пропуская спутницу внутрь. Торжество беспорядка и выпивки окружило их со всех сторон. Первым делом, Аякс заказал себе немного местного вина, которое скорее всего было вовсе не местным, а прямиком с винокурни «Рассвет». Рассказчиков сегодня не было, но бард всё так же радовал посетителей чудесной балладой о героическом сражении одного из адептов — Якши, с демонами. «Копье горит средь звёзд ночных, как ветер стих, так вечер стих… И он стоит там на краю, сверкает маска на свету»…       — Ух ты, я знаю про кого это, — девушка оживилась. — Это про Сяо.       — И что это за «Сяо»? — Тарталья недовольно фыркнул. Ему совсем не понравилось то, что девушка так улыбается, вспоминая о каком-то представителе мужского пола.       — Ну-у, он здорово помог нам справиться с Осиалом, которого ты решил призвать ради развлечения. Тогда он передал мне часть своих сил.       — Передал часть… сил? — Аякс недоверчиво дёрнул бровью, пропуская мимо ушей информацию о воскрешении древнего божества. — И как же?       — Просто передал.       — Понятно. Просто передал.       Предвестник взял стакан с вином и сделал несколько глотков залпом. Люмин едва заметно рассмеялась от вида ревнивого воина. Баллада про победу над демонами закончилась, и над парой нависло молчание.       — Интересно, если про меня напишут песню, как она будет звучать? — его взгляд помрачнел. — Злодей, что хотел разрушить мир? А ты наверное, была бы героем, что всех спасла от несокрушимого зла.       — Ты знаешь, сколько прожил Сяо? — спутница ответила вопросом на вопрос.       Тарталья отрицательно покачал головой.       — Намного дольше, чем ты мог себе представить, — она продолжила. — Ты же только в самом начале пути, и если тебя так сильно волнует, чем запомнишься Тейвату, я думаю, ты сможешь на это повлиять. Но на самом деле, разве это так важно? Что о тебе будет петь бард в какой-то таверне Ли Юэ?       — Тебе легко говорить, про тебя уже и так везде дифирамбы пишут, — парень искренне улыбнулся, потянувшись к лицу Люмин, чтобы провести по щеке указательным пальцем. Он прищурил глаза, набрал немного воздуха в лёгкие и лукаво протянул: — Юная ле-еди, что де-елает сногсшиба-а-ательный минет.       Путешественница покраснела и схватила вино, делая несколько больших глотков капельку горького и кислого напитка.       — Эй, меня оштрафуют, если увидят.       — Ты же понимаешь, что мне не 15 лет? — она недовольно возразила. — Просто я не могу объяснять это каждому встречному, поэтому все и считают меня совсем юной. Сегодня я тоже хочу выпить с тобой, будем делать это осторожно, и никто не заметит.       — Хорошо, — Тарталья хмыкнул.       Тем временем бард перестроил свой инструмент на минорные тона и зажал струны в новом баррэ. Мелодия стала спокойнее, заполняя атмосферой всё помещение. Посетители вокруг оживлённо беседовали каждый о своём, официанты носились как сумасшедшие по залу, разнося свежую еду и напитки, включая первоклассное пиво на разлив. Интерьер был простым и незамысловатым, без мелких деталей, картин или прочих излишеств богачей как в Глазурном Павильоне. Каменные стены в деревянных декоративных досках, вперемешку с резной мебелью, создавали ненавязчивое пространство для диалогов. Так же, оно было практичным на случай спонтанно завязавшихся пьяных разборок, что переходили в массовые драки между разными группами искателей приключений. Сбоку от барной стойки была лестница, что вела на второй этаж, который сегодня почему-то закрыли на ремонт. От этого сужения пространства, больше людей сбивались в кучу, а свободные столики разлетелись один за одним.       — Мы вовремя успели занять место, — девушка подметила, когда расслабленно осмотрелась. — Расскажи про свой дом, Тарталья. Как живётся Предвестнику Фатуи?       — В самой Снежной холодно, я бы даже сказал, смертельно холодно. Но у меня дома более, чем уютно. В нашем распоряжении будет целый этаж, там ещё есть отдельная территория для тренировок, где можно спарринговаться, — его глаза загорелись, когда он представил как будет драться с Люмин каждый день. — Проще показать, чем рассказать. Поэтому, я буду ждать тебя в гости, как и договаривались.       — У меня такое чувство, что это будет ещё не скоро, — Люмин задумчиво уставилась на стакан красного вина и сделала ещё один глоток. — Очень не скоро.       — Как бы там ни было, я пока ещё здесь. Ненадолго, но рядом. Возможно, меня отправят в Инадзуму вместо Снежной.       — Я тоже пока здесь.       — Люмин, я ведь о тебе на самом деле почти ничего не знаю, — он попробовал сделать осторожный шаг, словно прощупывая почву.       
— Когда-то я расскажу о своём прошлом, но давай не сегодня. Это очень длинная история, и не думаю, что ты захочешь слушать её весь вечер.       Тарталья понимающе кивнул. Это был их первый настоящий серьезный разговор без отвода темы куда-то в сторону или игривой насмешки. Спокойный и размеренный диалог. О том, что лежит на душе.       — Что ты будешь делать, после того как найдёшь своего брата?       — У тебя есть предложения? — она мягко улыбнулась, внимательно укладывая подбородок на руки. — Если есть, я слушаю.       — Ты будешь дальше путешествовать? — он решил уточнить.       — Кто знает… Мне здесь нравится, — Люмин посмотрела Чайльду в глаза, словно намекая на то, что ей точно есть ради чего оставаться. — Когда Чжун Ли отошёл от божественных дел и стал смертным, я тоже задумалась, а может стоит… В любом случае, я думала предложить тебе посетить другие миры вместе, прежде чем что-то решать.       — Правда? — он ощутил как тепло расцветает в груди. Очень приятное и мягкое чувство спустилось ниже к животу, слегка щекоча внутренности.       — Я не знаю, как это принято в Снежной, но я бы не согласилась на свидание, будь это неправдой, — она хотела что-то добавить, однако её прервал холодный тон.       — Люмин, кристальное сердце у тебя?       — Да… Я сегодня утром общалась с… — она сделала паузу, внимательно всмотревшись в глаза своего собеседника в поисках потаённых замыслов. — А что?       Парень застыл, обдумывая как ему сейчас поступить. Всё проведённое время рядом с Люмин он ценил как никогда прежде. И ему совершенно не хотелось, чтобы оно оборвалось так внезапно как угасает от дождя тонкое пламя, оставляя после себя дымку из горечи и сожалений. Рядом с ней на душе было по-летнему прохладно, как под густой листвой деревьев, что укрывают от солнца, и искренне тепло, как у яркого костра посреди заснеженной пустоши. Это были неподдельные чувства. Они текли внутри хаотично, каждую секунду меняя своё направление, словно его родная стихия смешалась с электричеством от глаза Порчи — вода обволакивала, и ток остро покалывал кожу каждый раз, когда янтарные искры останавливались на его голубых глазах. Тарталья никогда прежде не испытывал ничего подобного, потому не смог бы описать пульсирующее ощущение даже, если бы его принудили к этому пытками. Он стал смотреть на Люмин абсолютно по-новому. Как на душу, которую он встретил в этой жизни, не желая отпускать обратно в свободное плаванье. Он хотел быть ближе, видеть больше, вдыхать глубже. Слышать чаще её разгорячённое дыхание у себя над покрасневшим ухом.       Однако, время вокруг не остановилось. Пора было приступать ко второй фазе плана. В мысли как змеи закрались сомнения. «А вдруг она подумает, что я её обманываю?». «А вдруг мы больше никогда не сможем так посидеть, ни о чём не волнуясь?». Они так ярко шипели в его воображении, сверкали вытянутыми клыками по которым капля за каплей стекал яд. «Вдруг Люмин меня возненавидит…?». Тарталья нервно сглотнул, когда секунды нависшего молчания слишком затянулись. Девушка вопросительно приподняла голову, словно умоляя его ответить поскорее, а не томить в интригующем ожидании.       Он:       > Перевёл тему и отшутился.       Переход к Ответвление 1. Глава 9 Медленно сгорая       > Решил настоять на своём и, если нужно, забрать сердце силой.       Переход к Ответвление 2. Глава 10 Маска двуличия
Примечания:
На этой ноте выбора сюжет расходится в два русла. Две открытые концовки по которым планируется два отдельных тайтла.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты