Цветы не врут

Слэш
PG-13
Завершён
15
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Со стороны могло показаться, что у них всё как нельзя лучше. Друзья и сокомандники завидовали, ставя их в пример другим парочкам, а Атсуму продолжал расчесывать запястья вечерами, выскребая из ранок зелёную кашицу от раздавленных ногтями листьев, пока Хината напевал какие-то песенки в душе, и задыхаться на полу в кухне, вытягивая из горла иногда целые цветки.
Примечания автора:
Работа для atsuhinaweek2021
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 2 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Атсуму не видел увядших лепестков на своей подушке утром уже очень и очень давно. Когда-то в старшей школе, он задыхался почти каждую ночь, расчесывал руки в кровь, выдирая вездесущие ростки белокрыльника из-под кожи и откашливал крупные лепестки желтых тюльпанов, россыпью остававшихся на подушке. В один момент это прекратилось. Тогда Хината улыбнулся ему в ответ на признание в чувствах и предложение сходить куда-нибудь. В янтарных глазах блистали лучистые огоньки, а непослушные пряди мягко ложились по ветру, так напоминая лепестки тюльпанов. У Атсуму перестали чесаться руки, а цветы исчезли, будто и не было. Только сердце иногда покалывало. Но он списывал это на чрезмерное усердие на тренировках. *** — Атсуму-сан, ты в порядке? — спросил Шоё как-то утром. — Да, конечно, Шоё-кун, — Атсуму поставил перед ним кружку горячего утреннего кофе и миску с рисом и яйцом, взъерошил рыжие волосы парня и сел напротив. — Ты кашлял всю ночь... Я испугался, — встревоженно пояснил юноша и притянул к себе кружку. — Всё хорошо, Шоё-кун, — улыбнулся Атсуму, — Поперхнулся во сне, наверное, или продуло. Ничего страшного. Ты ешь давай, а то сил не будет. Хината немного помолчал, сосредоточенно глядя на Атсуму, затем кивнул и, пожелав приятного аппетита, принялся за еду. Атсуму не торопился. Он дождался, пока Шоё наестся и убежит собираться на тренировку. Он наблюдал за ним и радовался, что проснулся сегодня раньше, так что успел убрать с подушки и выбросить успевший завять и размякнуть за ночь лепесток желтого тюльпана. Атсуму медленно попивал кофе, пока Шоё не на начал его поторапливать. Тогда он быстро собрался, прихватил с кухни мусор, чтобы выбросить по пути, и они с вместе покинули их маленькую квартирку до вечера. *** — Атсуму-сан, ты в порядке? — участливо спросил Шоё, прильнув к нему как-то вечером, и мягко перехватил его запястья мозолистыми маленькими ладонями. — Конечно, Шоё-кун, — немного занервничав, ответил Атсуму. — Ты весь вечер чешешь руки, Атсуму-сан. — Хината притянул его запястья к лицу и мягко поцеловал тонкую кожу на внутренней стороне. В комнате было темно, только свет от экрана телевизора играл на лицах цветными пятнами. Шоё, к счастью (?), не разглядел в темноте неестественно потемневших и набухших вен, сквозь которые так и норовили пробиться первые листочки. — Вот ведь, я даже не заметил! — широко улыбнулся Атсуму и, ненавязчиво высвободив запястья, приобнял Хинату. — Аллергия, наверное, какая-нибудь. Давай дальше фильм смотреть. — Будь осторожнее... сходи к врачу. Я волнуюсь. — тихо проговорил Хината и поудобнее устроился на плече Атсуму. — Хорошо, Шоё, схожу, — Атсуму поцеловал его в рыжую макушку и прижался щекой к мягким волосами, глубоко вдохнул его запах, будто пытаясь надышаться. *** Атсуму стал кашлять чаще. Через месяц Хината силком утащил его в клинику. Пришлось попросить врачей, не сообщать партнеру, что с ним. Всё в итоге официально списали на простуду. Потом он начал кашлять каждую ночь, каждое утро сгребать всё больше и больше желто-рыжих лепестков в мусорку, каждую тренировку делать паузы, чтобы отдышаться, незаметно растереть грудь, в которой сжималось от боли сердце. И каждую минуту, секунду видеть затухающий блеск в глазах Хинаты, тот самый, который когда-то «излечил» его. *** Каждое утро Хината делал ему вкуснейший кофе, слушал внимательнее, ластился больше, брал глубже, а на тренировках выкладывался, кажется, на три сотни процентов. Со стороны могло показаться, что у них всё как нельзя лучше. Друзья и сокомандники завидовали, ставя их в пример другим парочкам, а Атсуму продолжал расчесывать запястья вечерами, выскребая из ранок зелёную кашицу от раздавленных ногтями листьев, пока Хината напевал какие-то песенки в душе, и задыхаться на полу в кухне, вытягивая из горла иногда целые цветки. А Шоё старался. Очень старался. Как и всегда. Наверняка даже, верил в то, что делает, что всё получится, верил что любит. Атсуму это видел. И был благодарен ему. Но цветы не обманешь. *** — Атсуму-сан! — позвал Хината из комнаты, не отвлекаясь от чтения статьи про их последний матч. — Ты в кухне? — Да, а что? — отозвался Атсуму, кашлянул и снял с языка очередной огненный лепесток. — Поставь мой ужин греться, пожалуйста! — Хорошо. Атсуму сунул заранее собранную тарелку в микроволновку, выставил время на пару минут и вышел в комнату. — Шоё-кун, — решительно начал Атсуму, подойдя к парню на расстояние вытянутой руки. Хината оторвался от телефона и поднял взгляд. — Что такое, Атсуму-сан? — Шоё-кун... давай расстанемся? Тишина. Две пары карих глаз пытливо сверлили друг друга под холодным светом потолочных ламп. На кухне противно звякнула, закончившая работу микроволновка. Хината вздрогнул от звука, а затем очень медленно кивнул. — Мне нужно будет время, чтобы найти жильё. — после паузы тихо сказал Шоё и отвёл глаза. Атсуму выдохнул. — Да, конечно, я понимаю. — он сел рядом. — Это же не из-за... — начал Хината, вспомнив истории о страшном вирусе, превращающем людей в цветники. — Конечно нет, Боже! — отмахнулся Атсуму и улыбнулся. — Просто я так чувствую... Да и ты, кажется, тоже. Сердцу же не прикажешь. Я прав? В уголках медовых глаз собрались слезинки. Он сжался, втянул голову в плечи и закивал. — П-прости, Атсуму-сан! — Да ну, брось, — Мия мягко стёр подушечками больших пальцев слезинки с покрывшихся красными пятнами щёк Шоё. — Всё же хорошо. Представь, если бы мы разругались или это было бы невзаимно. Ужас! — Ты прав... — быстро расчувствовавшийся Хината тут же начал успокаиваться. — Можно... Я тебя обниму? — Почему ты спрашиваешь? — Ну... мы же теперь не... — Шоё-кун, ты всегда можешь обнимать меня и не просить разрешения. Хината улыбнулся, придвинулся ближе, пропустил руки под мышками Атсуму, крепко сцепив их за его спиной, и просидел так, наверное, целую вечность, пока тот рассеянно перебирал торчащие огненные лепестки прядей на его голове. Атсуму не запомнил, кашлял он в ту ночь, или нет, но сердце точно не кололо. *** — Всё готово, кажется. Хината стоял в пороге, увешанный сумками. Коробки с его вещами, коих оказалось не так уж и много, уже были вынесены на улицу и погружены в такси. — Тебе точно не нужна помощь? — спросил Атсуму, почесывая зудящее запястье. В горле саднило. По его рукам скользнул мимолетный взгляд Шоё. — Нет, спасибо, Атсуму-сан, — взглянул в глаза и лучезарно, как и всегда, улыбнулся. — Мне ребята помогут. Нечего нам лишний раз... нервничать. Атсуму помолчал, переминаясь с ноги на ногу. Обоим стало неловко. — Ну, как скажешь, — сказал наконец Атсуму и ответил на уже ставшую натянутой улыбку Хинаты своей. — Увидимся в субботу на тренировке? Мия глянул на календарь на стене. — Конечно, Шоё-кун. — Тогда до встречи! Сделаешь мне самый лучший пас! — Хината махнул рукой, ещё раз улыбнулся и, не дождавшись ответа, сбежал вниз по лестнице. Когда дверь за ним закрылась, в квартире стало слишком тихо. Атсуму казалось, что он слышал собственное сиплое дыхание, и как трещит кожа на руках. Весь день он держался и не трогал запястья, чтобы вечером внимательно рассмотреть распустившийся из разошедшейся кровоточащей ранки бледно-жёлтый нарцисс. «Что-то новенькое. Раньше был белокрыльник,» — мысль промелькнула в голове, прежде, чем он закрыл глаза, проваливаясь в тяжелое удушливое оцепенение. *** На тренировке в субботу Атсуму не появился. На звонки он тоже не отвечал. Мия и до этого иногда пропадал, так что Шоё вместе с Бокуто пришли проверить его только в понедельник, когда он не пришёл и на вторую тренировку. Они долго стучались в дверь, но им никто не открывал. Шоё набирал его номер снова и снова и прикладывал ухо к двери. Ему казалось, что он точно слышал мелодию звонка из глубины квартиры. Скоро Бокуто пожаловался на мигрень от чересчур сладкого запаха нарциссов, гулявшего по площадке, и ушёл спрашивать соседей, не видели ли они их друга. Шоё остался под дверью их бывшей общей квартиры безрезультатно продолжая раз за разом набирать номер и слушать глухие долгие гудки.
Примечания:
Значения на «языке цветов»:

Жёлтый тюльпан — "Твоя улыбка, как солнечный свет". Символ чистой любви, большого счастья; слава, гордость; гармония.

Белокрыльник (калла) — "Ты великолепен". Высшая степень преклонения, уважения, восхищения; даритель склоняет перед Вами колено.

Нарцисс —"Оставайся таким же прекрасным, как Ты есть". Сильные чувства, безответная любовь, обманутые надежды, рыцарство.
Согласно народной этимологии, слово «нарцисс» происходит от того же корня, что и слово наркоз (от др.-греч. νάρκη — «оцепенение», «онемение»).

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Haikyuu!!"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты