Быстрее твоей свободы

Слэш
NC-17
В процессе
9
автор
lohh бета
_Bitter sugar_ гамма
Размер:
30 страниц, 3 части
Описание:
Мог ли Юстасс Кид, 19 летний подпольный босс маленького японского городка, предвидеть такой поворот? Знать, что скоро он жить не сможет без разрывающего ночную тишину рева множества моторов?.. Жить без спутывающего волосы и бьющего в лицо ветра?.. Жить без него...
Посвящение:
Моей гамме и всем любителям редкостей на фикбуке)
Примечания автора:
Постараюсь не затягивать с выходом глав, но ничего не обещаю)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
9 Нравится 7 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1: Какого черта?!!

Настройки текста
Примечания:
*Гренадил (африканское чёрное дерево) – 10 000 долларов за килограмм

Этот вид древесины является одним из самых дорогих на планете. Древесина Африканского чёрного дерева используется в основном для изготовления музыкальных инструментов. Впрочем, это сейчас вымирающий вид деревьев и они встречаются в мире все реже и реже.

**кирш — крепкий алкогольный напиток, получаемый методом дистилляции забродившего сусла чёрной черешни вместе с косточками.
Изготавливают с XVII века на востоке Франции и в Германии из очень сладкой чёрной черешни с маленькими косточками. При производстве плоды бродят целиком и косточки перед дистилляцией отдают напитку свой характерный миндальный аромат. Кирш, как и почти все спиртные напитки на основе фруктов, не выдерживается в дубовых бочках. Он стареет в стеклянных чанах или глиняных кувшинах, где происходит процесс испарения, необходимый для улучшения его аромата и качества. Но при такой «выдержке» крепость напитка снижается, а цвет не меняется.

***Скртчинг— особый прием диджея
**** В Японии совершеннолетие наступает в 20 лет.
Что такое свобода? Как по мне, она у каждого своя и заключаться может в чем угодно. Для художников это, вероятнее всего холст, для писателей — бумага, а уставшие от жизни люди могут найти ее и в смерти. Ну то были завышенные представления. Если искать примеры попроще, то нам вполне подойдёт вон тот красноволосый панк, ждущий кого-то посреди ночи, облокотившись на придорожное ограждение. Имя нашему примеру Юстасс Кид. 19-летний парень, уже во второй раз остающийся на второй год во втором классе старшей школы и являющийся главным подпольным боссом этого маленького, (по меркам Японии), городка. Ночью он — главный человек подполья, днем — главный лох школы. Нет, не то что бы он был особо безмозглым, он просто не видит во всем этом смысла. Каждое гребаное утро просыпаться от взрывающего мозги будильника, ненароком уничтожать его ударом сорвавшейся руки, а потом вечером, сидя перед телевизором, чинить его. Каждый день не въезжать в тему по математике, пересдавать контрольные, видеть тупые рожи одноклассников, слушать, как они с усмешками перемывают ему кости, и не иметь возможности ничего с этим сделать. Его это достало. Чисто в теории, он может набить эти осточертевшие ему рожи, переломать им кости и раз и навсегда заткнуть, но факт остаётся фактом — он не горит желанием проходиться по третьему кругу... У него есть сила, дающая преимущество в природе, но бесполезная в созданной людьми цивилизации. Вернее, она бесполезна в скованном законами обществе, господствующем в светлое время суток. Но ночь — это время диких нравов, инстинктов и желаний. Это мир, где признается лишь то единственное, во что верит Кид. Да, его свобода заключается в силе. Если ты слаб — вечно будешь чьим-то рабом, если силен — повелителем. Мир, где всё зависит лишь от тебя самого, и полагаться ты можешь только на себя. Ледяной пронизывающий ветер продувает малиновую кожанную куртку, (которая, к сожалению не обладала таким приятным свойством, как сохраните тепла), разнося по округе едва ощутимый вишнево-ликерный аромат ее обладателя. Гул машин, изредка проносящихся по опустевшей трассе, просачивается сквозь беспроводные наушники, надрывающиеся в озвучивании песен какой-то богом забытой блэк-металл группы. Светящиеся вывески закрывающихся магазинов постепенно уступают место другим заведениям, носящим не такой повседневный и невинный характер, а ночные прожектора освещают лишь главные тротуары, оставляя узкие переулки и подворотни утопать в темноте. Янтарного цвета глаза мельком пробегаются по редким прохожим, старательно обходящим крупного, лишенного бровей парня с крашенными в алый губами и выражением лица, кричащим:«не подходи, а то убью», ищущего среди них до боли знакомый силуэт блондинистого друга. Внезапно на плечо Кида приземляется большая увесистая рука, и в следующую секунду перед его взором предстает причина этого полуночного ожидания. Кира представлял собой длинноволосого блондина с козлиной бородкой и длинной челкой, из-за которой его глаз небыло видно от слова совсем, по росту и комплекции он не уступал самому Юстассу. При взгляде на друга, одетого лишь в черную рубашку в горошек, по телу аловолосого пробежался табун мурашек. Видимо, он не человек, раз до сих пор ни разу не слёг с воспалением лёгких, ходя ранней весной в ситцевой рубашке. Они без лишних слов направились к обычному месту встречи — бару «Дождливый крокодил», владельцем которого, если верить городским легендам, являлся некий известный преступник. Бар встретил своих постоянных клиентов полутьмой, едва слышной музыкой ипленящим коктейлем из ароматов табака, спиртного и антикварной барной стойки, вырезанной из цельного куска дорогостоящей древесины Гренадила*. Для Кида до сих пор остаётся загадкой, откуда у местного владельца этого пропащего бизнеса берутся деньги на подобную роскошь. Как человек подполья, он знает что, откуда, зачем и для чего в этом городе утекает, а если это касается денег — особенно. Но этот случай исключение. Юстасс понятия не имеет, кто крышует эту дыру. Молодой бармен, коим являлся веснушчатый брюнет лет двадцати, приветливо улыбнулся вошедшим, продолжая натирать итак сверкающий бокал. — Приветствую!— У Кида дёрнулся глаз. Его коробит от этого парня. Он ведь не такой, этот Портгас Ди Эйс, так на кой черт он каждый раз натягивает эту маску? Хотя его внутренний черт бесит Капитана не меньше... Юстасс уже успел пожалеть, что пришел сегодня. Пришел и попал в лапы Портгаса. Но повернуться и уйти сейчас равносильно побегу, а Юстасс лучше помрёт, чем пойдет против собственной гордости. Остаётся только терпеть и не напортачить с контролем гнева до их прихода... Стараясь выглядеть максимально обыденно, Кид уселся за барную стойку как можно дальше от бармена. Кира сел на свой излюбленный диван, развалившись по спинке. — Мне как обычно. — ещё до того как он договорил к нему подъехал изящный стеклянный бокал. Кроваво-алый алкоголь, цветом напоминающий волосы самого Юстасса, испускал насыщенный ягодный аромат, отдающий тонкими нотками миндаля. Столь хороший кирш** во всем городе можно было найти только здесь. Эйс как бы между делом подошёл поближе и для прикрытия стал протирать близ стоящие бутылки, сам при этом в полглаза наблюдая за Кидом. Кид же не спешил осушать бокал, с обыденно хмурым видом играя с ним, но не давая алкоголю выплеснуться через край. Так не пойдет. — Смотрю, ты не в настроении. С какой по счету девушкой расстался? — он снова начинает играть с его нервами. Портгас с хитринкой прищурился, — Или, быть может, с парнем?! — Не твое собачье дело!!! — яростно огрызнулся Юстасс со всей присущей ему жестокостью, мысленно убивая бармена. Эти шуточки его просто вымораживают! Каким ещё, к черту, парнем?!! Да как вообще этот ублюдок смеет ставить под сомнение его натуральность!!! — А ты как обычно груб. — Эйс наигранно горько вздохнул, без толики опасения садясь напротив красноволосого. Подперев голову правой рукой он с озорными чертиками во взгляде посмотрел на собеседника. — А я вообще-то хотел поделиться с тобой секретом своей популярности знаешь ли, но теперь передумал... Таймер до взрыва Юстасса Кида перескакивал все ближе к нулю. Не поддавайся, не поддавайся, не поддавайся... Так, спокойно. Вдох... выдох... — ... и теперь ты до конца своих дней так и останешься девственником. К ЧЕРТУ!!!!!!!!!!! Кид, наплевав на разделявшую их барную стойку, схватил Эйса за грудки, подняв вслед за собой со стула, и почти вплотную приблизил его лицо к себе, обжигая горячим дыханием губы. Если бы взглядом можно было убить, Портгас за эту секунду уже умер бы бесчисленное количество раз. Бармен продолжал с лисьим ехидством смотреть в блестящие подобно золоту, горящие неистовой яростью янтарные глаза Юстасса. — Прости, мне бы не хотелось разбивать твое сердечко своим отъездом, так что я не могу. — Взгляд бармена скользнул к тонким, обветренным губам Кида, растягивая свои в лёгкой игривой ухмылке. — Но если тебе неймется... В ту же секунду Эйс чуть было не грохнулся спиной на пол, еле удержав равновесие из-за толчка. Юстасс с раздосадованной гримасой вернулся обратно к алкоголю. Он попался на эту чёртову шутку. — Как скажешь. — Портгас снова натянул маску вежливости и с самым невинным видом вернулся к работе. По нему и не скажешь, что это он только что стебался над самим Юстассом «Капитаном» Кидом таким пошляцким способом. Киллер, следящий за всем этим представлением со своего любимого кожаного дивана, мог только усмехаться. Он ненавидит свой смех, но это не значит что у него нет чувства юмора. Шутку бармена он оценил, хоть и знает, насколько она задевает гордость Кида. За спинами клиентов на входе бахнула тяжёлая дверь. На бетонной лестнице, ведущей в подвал, послышались шаги нескольких людей, звук которых отражался эхом от бетонных стен коридора. Блондин медленно потянулся рукой к потайному карману запазухой, в котором держал свой обожаемый складной нож. Здесь всегда ошивались различные отбросы этого города, из-за чего это место нередко осаждали местные полицейские. В помещение вошла группа из семи молодых людей, разодетых в кожу и черные толстовки, с ног до головы увешанные побрекушками, наподобие цепочек и пирсинга. Во главе шайки был покрытый шрамами парень с длинными серыми волосами, по измученному взгляду которого можно судить о его ночных похождениях и бессоннице. — Явились наконец. — с ухмылкой констатировал факт Юстасс, оглядываясь через плечо на свою только что прибывшую банду. — Вы опоздали. — Вы уже здесь, Капитан. — произнес Хит, подходя к свободному табурету за барной стойкой и, как обычно, даже из приличия не собирался ничего заказывать. Он не особо любил спиртное. — А где шляются ещё трое? — У Кида образовалось нехорошее предчувствие. —Ладно ещё те двое, но где, черт его дери, шляется Вайя?!! — Они не отвечают на звонки. Несуществующие брови ещё больше сдвинулись, злость, подобно борщу, с новой силой начала закипать и выплескиваться, как алые капли из до сих пор нетронутого Юстассом бокала, который он осушил одним залпом, в попытке подавить накопившееся в нем раздражение.. Сразу же после этого у Киры в заднем кармане джинсов зазвонил телефон, вмиг оказавшийся возле уха. — Да?... — В следующую секунду телефон-раскладушка был с усилием сложен обратно. — На Вайю напали. На весь бар раздался звон бьющегося стекла. Хрупкий бокал был безжалостно уничтожен, резко сжавшимся кулаком Капитана.

***

Прямо перед Кидом, оперевшись спиной о ледяную бетонную стену и едва находясь в сознании, сидел Вайя, из пулевого ранения в животе которого хлестала кровь, окрашивая одежду и асфальт вокруг в алый. Голос читающего оставленную записку Киры эхом отдавался в голове Капитана, тут же ее покидая. — ... Рев Моря. — Лишь эти два слова из всего сказанного осели в его черепной коробке, в мгновение вызывая в душе неистовую адскую бурю злости и ненависти, затуманивая взгляд красной дымкой и недавая трезво размышлять. В мире есть всего две вещи которые Юстасс Кид по настоящему не может простить, и Апу только что сделал одну из них. — Хит... — Кире не пришлось больше ничего говорить — всем присутствующим итак понятно, что будет. Сероволосый кивнул и вместе с другими членами банды потащил раненого друга к единственному возможному для них месту помощи. Кид все ещё смотрел на оставленную Вайей довольно большую лужу крови. — Мы идём? — реторический вопрос Киллера вывел Юстасса из состояния безмолвной скалы. Красноволосый угрожающе-молчаливой стеной сдвинулся с места, в следующую секунду исчезая во тьме безлюдного переулка. Вся сущность Капитана излучала смертельную, полыхающую багровым пламенем ауру, уравновесить которую в целом мире могла лишь одна единственная фраза: — Ты труп, Скрэтчмен Апу!

***

Достигшая взрывных показателей музыка, словно воздух, наполняла огромное пространство клуба, сотрясая тонкие стены и вырываясь на улицу. Безумная цветомузыка, подстрекаемая диско шаром, будто бы гипнотизировала вызывающе разодетую танцующую толпу. Воздух был насквозь пропитан удушливо-приторным переплетением девичьих духов, дешёвого алкоголя, пота и ещё много чем из того, что можно было нередко найти в подобном месте и непосредственно в китайском квартале.То там, то тут, под покровом безудержных огней можно было заметить жмущихся по углам парочек, считающих, что их не видно. Апу, уже не один час простоявший за аппаратурой в роли диджея, продолжает накручивать все новые и новые обороты, подливая масла в огонь этой ночной тусовки и получая при этом неимоверное удовольствие. Ночь только началась и Скрэтчмен не позволит ей так быстро закончиться. Непропорционально длинная рука достает ещё одну пластинку с другого конца синтезатора, накладывая ее по верх уже играющей. Ловкие, умелые пальцы перебирают гладкую черную поверхность, сначала оттягивая ее назад, а затем резко толкая вперёд, создавая из двух мелодий свою собственную. Такую, какую создать может лишь этот мастер скретчинга***. Пальцы другой руки пробегают по клавишам, дополняя эту импровизацию и заставляя толпу ещё сильнее вдаваться в ритм. — А теперь быстрее!!! — Апу был прерван на полуслове. Словно по сценарию какого-нибудь экшена, под сносящий крышу ревущий гитарный акорд, кто-то извне с ноги сносит дверь. Этим кем-то оказывается так и пылающий бешенной яростью Юстасс Кид, в данный момент проталкивающийся через бегущую в панике толпу к Скрэтчмену. Нет, не так. Он не проталкивается, он сносит всех на своем пути, словно бульдозер, пробираясь к своей цели. Скрытые за рыжими солнцезащитными очками глаза диджея недобро сощурились, оглядывая непрошеного гостя. Появление этого человека где-либо никогда не предвещает ничего хорошего. — А-па-па-па-па, что такую знаменитую шишку заставило притащить свою задницу аж в китайский квартал?!— Скретчмен спрыгнул со сцены в резко опустевший зал, медленно направляясь на встречу Юстассу. Если этот придурок разбушуется на сцене, то Апу попрощается с зарплатой, покупая новую аппаратуру. — Твоя небита рожа, ублюдок!— Спокойный с хрипцой голос ускорившего шаг Кида, при всей его бушующей во взгляде ярости, не мог не пугать. Диджей медленно двинулся на встречу агрессору. Он без понятия что происходит, но в данном случае нанесший первый удар окажется победителем. Для атаки в лоб он слишком проигрывает в силе. Скртчмен взглядом оглядел помещение, в поисках чего-нибудь подлиннее, натыкаясь на электронную гитару. Подойдёт! Длиннорукий рванул к импровизированному оружию, но Кид, в ту же секунду оказавшийся у него на пути, заставил его отскочить назад, из-за чего последний едва успел уклониться от этой самой гитары. Чертов ублюдок, он не так туп, как кажется! Юстасс с лёгкостью размахивал четырехкилограммовым инструментом на манер топора, словно пытаясь снести противнику голову. Мозг Апу отчаянно искал выход из ситуации. Долго так продолжаться не может. Красноволосый выше него головы так на три, значительно крупнее и в несколько раз сильнее. К тому же эта гитара... Все, что есть у Скрэтчмена это вертлявость и длинные руки. Ещё у него довольно громкий голос, но сейчас это ничем... а может и поможет. Хотя, нет. Не похоже чтобы Юстасс вообще вслушивался сейчас в окружение. Стена. Диджей совсем забыл о ее наличии. Его почти зажали. Времени на раздумья больше нет. Апу рванул в сторону выхода, но внезапная тянущая боль в голове резко его остановила. Юстасс схватил его за длинный, сильно затянутый хвост. — Пусти, идиот, ты что творишь?!!— Заорал Скрэтчмен чуть было не грохнувшись по инерции спиной назад. Ухмылка. Уж чего Кид не ожидал, так это сальто назад с сопутствующим пинком в спину. Всего на секунду его хватка ослабла, но этого хватило чтобы высвободить свой драгоценный хвост из захвата. Замешательство оказалось действительно мимолётным. Этот пинок только подлил масла в огонь, и Юстасс с разворота схватил только что пнувшую его ногу, с раскрутки запуская Апу в полет. Ошарашенный таким поворотом событий Скрэтчмен пролетел метра три, хоть и пытался затормозить руками. Страшно представить, чтобы удар такой силы прилетел в голову. Остановка произошла резко, по причине удара о стену. Но Юстасс не рассчитал направление— Апу приземлился в паре метров от входа. Длиннорукий, несмотря на головокружение и боль во всем теле, постарался доползти до выхода. Этот урод поплатится, но не сейчас. Сначала он должен собрать ребят. Но кто вообще даст ему выйти отсюда?.. Уже через пару секунд на его горле сомкнулась неимоверно сильная рука противника, приподнимая от усыпанного обломками пола сантиметров на двадцать. Все попытки Апу убрать руку только привели к ещё большему сдавливанию, кислорода стало катастрофически не хватать. — Да что тебе от меня вообще надо?..— выдавил из себя столь важный вопрос Скрэтчмен. Тиски почти полностью перекрыли ему кислород. — Ты трус, Рев Моря. Даже перед смертью не можешь признаться в своих поступках...— Юстасс опустил голову, скрывая глаза в тени алых прядей. Его слегка хриплый голос все так же был пропитан ледяным спокойствием, несмотря на внутреннее бешенство.— Но раз твоя память не длиннее чем у аквариумной рыбки, то я напомню... ТЫ ПОСМЕЛ НАПАСТЬ НА МОИХ ЛЮДЕЙ!!!!!!! Апу смекнул в чем дело. — А-па-па-па то есть кто-то надрал твоим людям задницу, и ты решил поднять свой авторитет, заявившись сюда и устроив погром. А-па-па-па-па-па. — Это были твои последние слова.— Кид со всей дури ударил кулаком в голову ржущего Апу. Скрэтчмен до последнего насмехается . Время будто остановилось, оттягивая фатальный миг. И оттягивало не зря. Смертельный удар Юстасса оказался перехвачен стальной хваткой блондина в миллиметре от цели. — Какого черта ты меня останавливаешь?—Красноволосый с недовольством покосился на Киллера, но вырываться не стал. Он ждал объяснений и блондин тотчас их предоставил. — Это был не он. —Ооо..—протянул Кид. Апу он так просто отпускать не собирался, но хватку немного ослабил. Кира, убедившись, что Кид не станет бить, отпустил его руку.— Откуда такие выводы? — Мне ещё в переулке показалось странным, что такой трус, как Рев Моря оставил записку на месте преступления,— Блондин повернул голову к выходу,— да и никто из его шайки небыл на это способен. Капитан доверяет своему другу, да и доводы были весьма убудительными. Ярость слегка приутихла. —В таком случае нам незачем здесь задерживаться.— Кид разжал хватку, давая Скрэтчмену упасть на пол и направился к выходу. Следом за ним помещение покинул и первый помошник. Апу так и остался сидеть у той стенки, полной грудью вдыхая воздух и пытаясь поверить в чудо под названием «Киллер». *** Время было примерно 4 часа. Густая, чернильно-черная темнота ночи поглотила все вокруг, накрывая по-весеннему прохладной пеленой все сущее. Лишь редкие фонари умудрялись отвоевать у черной чародейки кусочек жёлтого света, прокладывая дорогу сумеречным странникам. Стояла оглушающая тишина. После веселого вечера в клубе она особенно давила на уши, но разговаривать не особо хотелось. — Почему ты не остановил меня ещё в переулке?— Кид нарушил тишину первым. Ярости после хорошей драки стало чуть меньше, но это не значит что она исчезла совсем. Вайя ещё не отомщен. — Подозрения были безпочвенны.— кратко и лаконично.— К тому же... разве бы ты послушал? Он прав. Кид в который раз убедился в том, что его друг видит его насквозь. В тот момент он действительно остался бы глух к разуму и не остановился бы. Прохожий в странной шубе мимоходом толкнул Кида в плечо, и в этот самый момент Юстасса словно окунули в прорубь. Судороги в теле, сдавливающая горло паника и леденящий душу ужас. Словно его топят в ледяной воде. Юстасс машинально обернулся. — Что-то не так?— Киллер заметил странное поведение друга. Кид все ещё чувствовал себя неуютно, но рассказывать ничего не собирался. — Нет, ничего. Лёгкий весенний ветерок заставил встрепенуться никому не нужное, непримечательное маленькое пёрышко, обречённое погибнуть под ногами бесчисленных людей. *** Апу все ещё приходил в себя, когда неприятную, пустую тишину наполнило лязганье домашнего телефона. — Слушаю. —Сколько лет, сколько зим. Прости за неудобства,— голос на другом конце трубки оказался очень знакомым. Скрэтчмен обречённо вздохнул. Ещё один проблемный человек. — Так это твоих рук дело.— Это был не вопрос, это утверждение. Апу ещё в драке с Кидом почуял подвох и к сожалению или к счастью не ошибся. Догадка подтвердилась: это действительно он. Диджея передёрнуло от отвращения. Спорить с ним опасно для жизни, но никто не запрещает его ненавидеть. Этот скользкий, изворотливый, лживый тип с манией величия его бесит. Не будь он одной из главных шишек Токио, Апу точно бы его прикончил. — Ха-ха-ха-ха-ха-ха, так ты меня раскусил.— Мафиози раскатисто хохотал. Для него это все было игрой. — Зачем тебе Юстасс Кид? — Отныне этот сопляк представляет из себя больше, чем ты можешь себе представить. Апу, конечно, терпеть не может этого красноволосого ублюдка, но он не может пожелать такого даже ему. Этот панк стал целью человека, которого лучше бы не существовало. *** На улице ещё больше похолодало, а ветер так и норовил выдуть из ночных похожденцев душу. Любимая кожанная куртка Юстасса явно не была предназначена для подобного рода условий, что уж говорить о рубашке идущего рядом Киллера, насквозь промерзшего, но продолжающего строить невозмутимо-непрошибаемый вид. Из китайского квартала до дома Кида идти пару километров, но голос Кира подал только тогда, когда они были уже на полпути. —Что планируешь делать?— Юстасс нахмурился больше обычного. Он прекрасно понял, о чём друг спрашивает, и, если честно, не хотел это обсуждать. Капитан кожей ощутил на себе пристальный взгляд блондина. — Тоже, что и обычно.— Кид искренне надеялся, что такого ответа Киллеру хватит, и блондин действительно больше не стал лезть ему в душу. Для него он и вправду как открытая книга. Почти всю оставшуюся дорогу они прошли молча, что для них было обычным делом и никогда не приносило неудобств или неловкости. Они просто наслаждались обществом друг друга в полной тишине, иногда добавляя к этому бутылку какого-нибудь бухла. На горизонте показался знакомый пейзаж их района, что говорило о том, что они почти дошли. — Скажи, тебе не бывает одиноко?— проронил Кира. Странно слышать такой вопрос от него. — Нет.— Кид никогда небыл особо чувствительным, но точно мог сказать, что одиночество никогда его не мучало. Он всегда был один, единственный дорогой для него человек сейчас идёт рядом. Своего отца он не знал, а братьев или сестер у него отродясь никогда не было и, если честно, не надо. Единственной родственницей Кида является мать, постоянно разъезжающая по командировкам и, в лучшем случае, приезжающая домой раз в пару лет. Эта женщина любит роскошь, свободу и деньги. Она всегда была ветрянной, но как только Кид пошел в среднюю школу она, расправив крылья, умотала кататься по свету, позабыв о сыне и вообще какой-либо обязанности. С тех пор, позабытый всеми, Юстасс живёт один и уже давно не считает эту ветреную особу своим родителем. Единственной причиной, по которой он все ещё не продал эту квартиру и не переехал к Киллеру является его несовершеннолетие.****— Ты это к чему? — Неважно. *** Подъем по лестнице на третий этаж был для Кида чем-то успокаивающим. Эти серо-желтые стены, покрытые граффити , гнутые от частых лестничных драк стальные перила, постоянно перегорающая лампочка и едкий запах соседских сигарет добавляли в его жизнь чуточку умиротворения. Неважно, отстранили ли его от занятий, были ли сегодня разборки с местной шпаной или же этот день был пустым и серым— эта неприятная для большинства атмосфера всегда будет ждать его на пути домой. Все это странным образом очищало его разум, появлялось чувство, что так будет всегда. Вот Кид добрался до второго этажа, и все его дневные тревоги остались где-то на улице. Он отомстит за Вайю, как только найдет виновного, спросит завтра Киллера о его странном вопросе и на утро забудет о бесячих подколах Эйса и о том внезапном ощущении леденящего страха. Все образуется. Третий этаж. Юстасс достает из внутреннего кармана куртки звенящую связку ключей. Вот он находит нужный, подходит к стальной двери, но что-то не так. Она открыта. Кид снова хмурится, он точно её закрывал. На первый взгляд в прихожей ничего необычного: все та же обувь, та же тумбочка и тот же бардак, но все же есть одно «НО»— запах. Этот сладковатый шлейф духов. В дальней части квартиры с грохотом что-то упало. — Твою ж..! Кид, даже не раздеваясь, за пару секунд оказывается у дверей в свою комнату, открывая ее резким движением. Юстасс в ступоре застыл на пороге, не зная как на все это реагировать. В данный момент его волнует лишь один, весьма уместный вопрос: —Какого черта?!!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты