Всё хорошо.

Слэш
PG-13
Завершён
39
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Всё было так хорошо, просто замечательно. У Бакуго наконец появился настоящий друг. Такой, которого он не смел и желать. Чудесный друг... решивший всё испортить своим идиотским признанием.
Посвящение:
всем любителям чудесных красноглазых мальчиков
Примечания автора:
я не писал целую вечность
и мне, если честно, страшно

жду тапки и помидорки
пб к вашим услугам
спасибо, что забежали на огонёк с:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
39 Нравится 9 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

      Он бьёт больно, не жалея силы, не щадя собственные кулаки. Рычит, словно раненый зверь, с отчаянной яростью.

Какого, блять, хуя, Киришима?

      Ведь всё было так хорошо, было просто замечательно. У Бакуго наконец появился настоящий друг. Такой, которого он и не смел желать. Мягкий, отзывчивый, со странноватым чувством юмора. Друг, который не обижался на резкие реплики и обзывательства, потому что понимал и принимал Кацуки таким, каков он есть. Друг, который соглашался на каждую дурацкую авантюру, помогал с подготовкой к тестам и делился своим рисовым пудингом на обеде. Чудесный друг… решивший всё испортить своим идиотским признанием.       Бакуго вкладывает в очередной удар всю свою обиду, и Киришима отлетает аккурат в стену. Он вовсе не сопротивляется, не пытается защититься, не использует причуду, и это выводит ещё сильнее.       — Защищайся, урод! — зло выплёвывает Бакуго в лицо бывшего лучшего друга, угрожающе двигаясь в его сторону.       Киришима морщится и издаёт странные звуки, утирает лицо тыльной стороной ладони, но не двигается с места.       — Ты, блять, оглох? — Кацуки хватает его за гудки и хорошенечко встряхивает.       Киришима улыбается. Смотрит глазами преданной побитой собаки, смотрит так, что у Бакуго внутри всё сжимается в тугой мерзкий комок, потому что в его взгляде боль и горечь от осознания своего положения, но вместе с этим на самой глубине плещется щенячья радость, как будто он счастлив, как будто ему нравится происходящее.

Что за нахрен?

      Бакуго трясёт головой, он не хочет понимать, что чувствует Киришима, потому что это слишком невыносимая смесь эмоций даже для него. Кацуки зажмуривается в попытке восстановить сбивающееся дыхание, скула Киришимы вновь встречается с кулаком, и Эйджиро, блять, улыбается ещё шире.       — Т-ты… — Бакуго отшвыривает от себя бывшего лучшего друга, рычит, скалится, его тело потряхивает и вокруг наконец слышны хлопки от микровзрывов. — Ублюдок, блять, Эйджиро…       Голос Кацуки предательски садится. Да он бы ни за что в жизни никогда и никому не признался в том, что дорожит окружающими, но это так. Даже чёртовым Деку. И уж тем более Киришимой, который так легко и естественно появился в его жизни, абсолютно не мешая и раздражая лишь изредка. С ним было весело, с ним было уютно, а теперь не будет. Минус лучший друг.

Да почему, блять?

      Шестерёнки в голове Бакуго опасно скрипят, эмоции накрывают его с головой, и он закипает окончательно. Во взгляде полыхают ярость, обида, тоска и что-то ещё. Что-то неуловимое и непривычное.       Кацуки с диким рёвом вновь бросается на друга, слетая с катушек, не сдерживая больше причуду. Он старался, видят боги, он, мать вашу, старался сдерживаться. Он не хотел серьёзно ранить или причинить непоправимый вред красноволосому придурку. Ни за что. Даже если бы однажды этот болван решил вступить в злодейскую лигу или выкинуть что-то подобное. Не важно. Потому что это, чёрт побери, Киришима. Единственный, чтоб его, лучший друг. Но тормоза уже сорвало, ладони дымятся, воздух накалился до предела, а Эйджиро всё так же молча стоит, наблюдая, будто совершенно не собирается ничего делать.

Стоп. Что?

      Бакуго уже близко, уже занёс руку перед атакой. Он знает, что Бунтарь запросто может выдерживать взрывы в броне, но он, кажется, вовсе не собирается защищаться. Блять. Блятьблятьблять…       Возможности для манёвра практически не остаётся, Кацуки слишком поздно заметил бездействие. Взгляд резко фокусируется на красной макушке, спускается ниже, останавливаясь на родном лице. Мир замедляется, сжимается в одну точку, и сердце предательски пропускает удар.       Кацуки кубарем пролетает мимо, врезается в стену и обессиленно сползает на пол. Вокруг стоит нереальный грохот, дым из-за всё-таки прогремевших взрывов застилает обзор, и именно его Бакуго винит в своих слезящихся глазах. Он успел, он чёрт возьми успел. Ужас сковывает его разум и сердце, оплетая своими мерзкими щупальцами горло, не давая вздохнуть.

А если бы…?

      Нахуй. Да он бы скорее сдох сам.       — Ублюдочный Киришима… — хрипло ревёт Бакуго, разбивая в пару ударов бетон. — Больной придурок, если бы… Если бы я…       Бакуго смотрит на свои ладони и не может остановить поток отвратительных мыслей. Его трясёт, он, кажется, даже не замечает, что слёзы градом стекают по его щекам. Срывается, кричит во всё горло, путается пальцами в волосах, упирается невидящим взглядом перед собой и чуть не упускает момент, когда крепкие дрожащие руки сжимают его в объятиях. В любой другой ситуации он бы оттолкнул, послал куда подальше, но не сейчас. Сейчас он позволяет себе уткнуться лбом в родное плечо и выплеснуть всё, что творится на душе.       — Хей, всё хорошо, Кацуки, — Киришима привычным жестом осторожно гладит его по светлой шевелюре.       Кто б знал, что Бакуго временами позволял такое и ластился словно сытый довольный кот. Он в принципе многое позволял и прощал Киришиме, как-то даже особо не задумываясь.       — Прости, кажется, я и правда сглупил, но, — Эйджиро вздыхает, и Кацуки слышит, как сердце друга пропускает удар и затем ускоряет свой темп. — Знаешь, в какой-то момент это стало невыносимо. У меня много привилегий в отношении тебя, но когда тебе кто-то нравится, то и этого становится мало, понимаешь?       Бакуго скрипит зубами, сильнее сжимая чужую футболку. Он даже не заметил, как вцепился в неё, словно утопающий в спасательный круг. Он хочет, чтобы Киришима заткнулся, чтобы прекратил, потому что шестерёнки приходят в действие, и память предательски подкидывает все самые приятные совместные воспоминания. Он бежал от странных ощущений и эмоций, временами задевающих его, как он сам привык считать, чёрствое сердце. Пропускал мимо себя всё происходящее, не давал себе ни шанса, ни возможности даже подумать. И только он, казалось, смог запереть всё на огромный ржавый замок, как Киришима вдруг признался. Просто взял и сказал «ты мне нравишься». Легко и уверенно, чёрт его дери. Как будто он делал это каждый день…

Стоп.

      Глаза Бакуго резко распахиваются, внезапное осознание ощутимо бьёт по вискам. Ведь необязательно произносить такие вещи вслух, правда? Дурацкий рисовый пудинг маячит на краю сознания. В голове всплывает драка на первом курсе между Киришимой и Каминари из-за последней порции. Киришима любит рисовый пудинг. Киришима отдавал дурацкий рисовый пудинг ему, Бакуго.       Эйджиро молчит, примерно понимает, что происходит в голове и сердце друга. Он сам прошёл через осознание, но ему было всё-таки проще. Он позволяет себе уткнуться носом в светлую макушку и вдыхать родной запах. Пока может, конечно.       У Бакуго звенит в ушах. Воспоминания проносятся вихрем, сердце предательски спотыкается, и злость окончательно сходит на нет. Почему он вообще так разозлился? Из-за страха, что потеряет лучшего друга? Из-за обиды, потому что тот одной лишь фразой растормошил всё, что Кацуки так долго раскладывал по местам и ворошить не собирался? Пожалуй, из-за всего сразу.       — Ты грёбаный засранец, — тихо хрипит Бакуго, уже осознанно сгребая друга во взаимные неуклюжие объятия. — Не смей так больше делать, слышишь? Никогда.       — Прости, — Киришима выдыхает ему в макушку и не сдерживает слёз. — Я знал, что ты вспылишь, но не думал, что настолько.       — Почему ты, блять, не защищался? — блондин неловко выпутывается из объятий, чтобы посмотреть красноволосому засранцу в бестыжие глаза.       И он, чёрт возьми, снова улыбается. Киришима, мать его, Эйджиро улыбается самой счастливой щенячьей улыбкой.       — А должен был?       Странный вопрос, конечно, должен! С такими причудами — как у Бакуго — не шутят. Пара пропущенных ударов — и можно запросто остаться калекой. Кацуки трясёт головой. Да о чём, он вообще думает?! Он бы ни за что не позволил себе никого покалечить. В смысле, никого из товарищей. Ни ублюдочного двумордого, ни грёбаного Деку, и уж тем более не Киришиму. Только не Киришиму.       Очередной звоночек осознания бьёт по мозгам, и это буквально написано у Бакуго на лице. Киришима понимает и заливается смехом.       — Чего ты ржёшь, придурок, — Кацуки безуспешно пытается насупиться и заваливает друга на лопатки. — Эй!       — Всё хорошо, Кацуки, — он во второй раз позволяет себе назвать Бакуго по имени, на что владелец фыркает.       Тем не менее они оба знают, что это означает. Никто не называет Бакуго по имени, иначе наглецу несдобровать. Но это Киришима, всё ещё смеющийся Киришима…       — Эйджиро, — Бакуго замечает, как друг буквально давится воздухом и смотрит на него с удивлением и любопытством.       Каччан не даёт себе ни секунды промедления, и подаётся вперёд. Губы Киришимы на удивление мягкие, в отличие от сухих обветренных губ Бакуго, но это довольно приятный контраст. Первый поцелуй выходит каким-то отчаянным, будто оба парня боятся того, что он окажется лишь иллюзией. Они жмурятся, цепляются друг за друга, боясь открывать глаза, но воздуха не хватает, лёгкие горят адским пламенем, и приходится всё-таки разорвать поцелуй.       Какие-то мгновения парни смотрят друг на друга, а затем глупо напару хихикают. Всё оказалось так просто, чёрт возьми.       У Бакуго подрагивают руки — потрёпанные нервы всё-таки дают о себе знать, и Киришима тянет его на себя, заставляя улечься сверху. Кацуки вовсе не против такого расклада, за исключением того, что они лежат на полу, но это ладно, сейчас можно ещё немножко потерпеть. Он утыкается носом в шею Киришимы и глубоко вдыхает.       — Всё хорошо, Эйджиро, — Бакуго отзеркаливает фразу, вновь вызывая у Киришимы ту глупую улыбку.       Улыбку, за которую он готов сдохнуть. Улыбку, которую он будет защищать даже ценой собственной жизни.
Примечания:
благодарность за прочтение
извинения за разочарование

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Boku no Hero Academia"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты