Малышка Мэй Лу

Джен
R
В процессе
46
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 129 страниц, 18 частей
Описание:
Воспитанница Лань Чжаня ненавидит Вэй Ина, и считает, что он дурно влияет на него! А Вэй Ину напротив нравится девчонка, он старается с ней подружиться и не знает что из этого выйдет.
Посвящение:
Дораме) Читателям, уставшим от слэша)
Примечания автора:
Стукнула такая вот идея в голову. Не судить строго, прошу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 9 Отзывы 14 В сборник Скачать

Альтернативная история

Настройки текста
Небольшая альтернативная история о том, как могла сложиться жизнь Вэй Ина, если бы он не вернулся к Лань Чжаню и Мэй Лу три года спустя. Данная глава не относится к сюжету, и служит другой развязкой в истории Старейшины Илин. (Продолжение 12 главы будет после этой). Вэй Ина окутывала тьма и бесконечные странствования по миру, где каждый клан знал о его деяниях и мечтал убить его. Старейшина Илин после ухода из Пристани Лотоса, словно полностью окунулся в боль прошлого и отвернулся от всех, кто его готов был бы простить. Цзян Чэн изгнал его на вечно, вырвав из груди последние остатки чувств и перечеркнув абсолютно все. Вэй Усянь в то дождливое противное утро оборвал все нити между Мэй Лу и Лань Чжанем, и вместе с этим окончательно потерял себя. Темный путь, скрывающийся под недрами его души вырвался наружу, и теперь Вэй Ин появлялся в этом мире лишь под покровами ночи и подчинял себе всех темных тварей, породившие его собственную армию. Старейшина Илин теперь смотрел на все безжизненным, морозным взглядом и его ничего не могло остановить. Заклинатели охотились за ним каждый день, преследуя по пятам, считая Вэй Усяня монстром, заслуживающим смерть. Вэй Ин отбивался от их атак, взмывая высоко в ночное лунное небо, играя на Чэньцин. Мощь Вэй Усяня была настолько огромной, что порой целые кланы ложились горами трупов, а потом оживали, переходя уже в полное подчинение темного заклинателя. Вэй Усянь не жалел никого, кто охотился бы за ним и желал ему смерти. Глаза Старейшины Илин горели алым, дьявольским светом, а на фоне полного диска луны, он и выглядел настоящим злом. Волосы за три года стали намного длиннее, они больше не были завязаны как раньше пучком на макушке, где остальные пряди свисали по плечам, теперь черные волосы Вэй Ина были полностью распущены, а вокруг его темного одеяния кружилась темная ци. Темный поток энергии обвивал полностью телом Вэй Усяня, служил ему щитом и обволакивал каждую клеточку. С каждым разом мужчина отдавался этой тьме, позволял ей охватывать себя, а последние остатки разума превращались в настоящую ненависть к этому миру. От боли, которую он испытывал после разлуки с Мэй Лу, теперь ничего не осталось, в груди давно уже была огромная черная дыра, которую ни что в этом мире не получилось закрыть. Мирных жителей ни в чем не виноватых, Вэй Усянь не трогал, временами оберегая их от злых сущностей, но заклинателей ненавидевших его, он жалеть не стал. Старейшина Илин был беспощаден по отношению к ним, и неважно было к какому клану они принадлежали. Раз весь этот мир, не смог принять его после осознания прошлых поступков, зачем тогда в таком мире жить? Только злые языки и косые взгляды породили в Вэй Усяне новую, жгучую волну жестокости и теперь уж точно было неважно кто его осудит – он убьет любого. Мэй Лу и Лань Чжань слышали о деяниях Вэй Ина и больше не могли позволить ему теряться окончательно в своей боли. За эти три года, они давно покинули храм и отправились на его поиски. Хоть и в душе, по-прежнему, остались сильные обиды за его предательство, но позволить погибнуть Старейшине Илин в своей тьме они не могли. Слишком был дорог для них Вэй Ин, чтобы прировнять себя к его ненавистникам. Раз в этом целом никчемной мире не осталось никого, кто был бы на его стороне, значит найдутся двое, готовые вернуть его из пропасти своей боли. Лань Чжань, как и давно в прошлом не оставит никогда Вэй Усяня умирать в одиночестве, а Мэй Лу не оставит лучшего друга, в которого она влюбилась еще в детстве. Она не забыла их скрещенные мизинцы на той реке, как и не забыла все те моменты, проведенные рядом с ним. Вэй Ин подарил ей много чего хорошего, и не сделал ничего плохого, что могло бы отдалить ее окончательно от него. Вэй Усянь был, останется и будет навсегда для нее единственной любовью, ради которой она отправится хоть в ад, лишь бы спасти его. И даже, если на его поиски ушло достаточно много времени, Мэй Лу странствовала за Лань Чжанем и дождалась той самой ночи, где, наконец-то, довелось его увидеть. Это была зимняя, холодная ночь среди какого-то разрушенного храма, где Вэй Усянь стоял во всем своем мрачное величии на его крыше и играл на флейте. Его настигли многочисленные заклинатели из разных орденов, и окружили со всех сторон. Среди них был и тот самый господин Цзян Чэн, организовавший второй поход на уничтожение Старейшины Илин. И на этот раз он поднял за собой все кланы и всю армию, лишь бы покончить с темный заклинателем раз и навсегда. Мэй Лу полного ужаса глазами смотрела на настоящего Вэй Усяня. Она вспомнила все те слова, которые он сказал ей в Пристани Лотоса. «Я монстр, ты со мной ты будешь несчастна. Для меня ты теперь никто. Никто». И этот самый монстр был на крыше храма, под покровом ночи и был окружен темной энергией. Эта энергия была везде: она заполоняла всю разрушенную местность, она кружила вокруг самого Старейшины Илин, и наполняла собою землю, призывая на помощь армию лютых мертвецов. Глаза девушки налились огромными слезами, поверить в увиденное было слишком трудно и больно, однако Мэй Лу не собиралась больше бежать. Она твердо была решительности спасти заблудшую душу и спрятать ее от всего мира в родном храме. - Мэй Лу, здесь слишком опасно. Не покидай меня ни на секунду, - Лань Чжаню самому было больно смотреть на все это. Сейчас они с воспитанницей находились среди кучи заклинателей, и выглядели такими, словно были на их стороне. - Я хочу поговорить с ним, Наставник. Мне все равно что со мною будет, - губы повзрослевшей девушки дрожали, ее собственное сердце разрывалось от невыносимой боли. Видеть возлюбленного и родного Вэй Ина таким, приносило просто бездонную боль. - Ты не можешь. Тебя сразу же убьют как сторонницу. Мы должны придумать другой план. - Какой, Наставник? Нас двое, а их слишком много. Пока мы будем медлить, они же погубят его! - Жалкий предатель, Вэй Усянь! Сегодня мы положим конец твоим темных деяниям! – заорал кто-то из заклинателей, а Мэй Лу с болью обернулась в его сторону. - Старейшина Илин, тебе давно следовало бы умереть! - Ничтожество! Думаешь, сможешь на этот раз уйти? Ты сдохнешь прямо сегодня, а твой труп мы скормим диким псам! - Тварь! Как ты только посмел явиться в этот мир?! Лучше бы ты сдох много лет назад! - Жалкое отродье! Мерзкий Вэй Усянь! - Ты не заслуживаешь жить! - Умри предатель! Мерзкие голоса заклинателей звучали из любой точки местности. Все они были за одно, и обнажали свои оружия против их общего врага. Кто-то плевал в сторону Вэй Ина, кто-то продолжал сыпать на него гневный поток слов, и все они казались намного хуже, и омерзительней Старейшины Илин. Среди этой огромной кучи не было ни единого человека, который мог бы встать на сторону Вэй Усяня, скрыть его от бесконечных преследований и одиночества, и это безумно разрывало сердце Мэй Лу. Сам же Вэй Ин нервно рассмеялся, заполняя своим горьким смехом весь разрушенный храм. Его черное одеяния разлеталось под лунным светом, а глаза Старейшины Илин смотрели на всех с презрением, излучая алое пламя. Он выглядел раненным, одиноким, загнанным и измученным зверем, совсем один против всего мира, и рядом не было ни единой живой души. - Хахаха, уверены что не обратитесь в одну из моих марионеток? – Вэй Ин махнул длинными волосами, усмехаясь над этими жалкими людьми. – Вы проделали такой огромный путь, чтобы убить меня? Так вот он же я, чего вы медлите? - Жалкий предатель! – выкрикнул со всей своей ненавистью Цзян Чэн. – Когда мы покончим с тобой, я самолично повешу твою голову над воротами клана! - Точно! И потом весь мир вздохнет от облегчения! – подхватил второй маг. - Тебе пора бы сдохнуть, Старейшина Илин! - Сдохни! Мэй Лу больше не могла этого выносить. Слышать все эти мерзкие слова этих противных людей. Пусть они прямо сейчас все закроют свои рты и оставят в покое Вэй Ина. Двинувшись вперед, девушка наплевала на все и побежала сквозь толпы людей. Лань Чжань незамедлительно кинулся вслед за ней, но девчонку ничего не останавливало. Она протиснулась сквозь блокаду заклинателей и вышла вперед, оборачиваясь ко всем лицом. Теперь маги перевели свои взгляды на странную девчонку, не понятно откуда тут взявшуюся. - Закройте свои рты! – закричала Мэй Лу, оглушая весь двор отчаянным криком. – Как вы можете говорить такие мерзкие слова? Вэй Ин никогда ничего плохого не делал, я знаю его, это вы во всем виноваты, что сделали его таким! Сердце Вэй Усяня болезненно сжалось. Он услышал давно позабытый голос малышки Лу-лу, и его взгляд упал ей на спину. Бедная девушка была одна посреди огромного двора и стояла перед всеми этими заклинателями, вытянув обе руки по сторонам, словно ограждая собой. Старейшина Илин медленно опустил руку, чуть ли не роняя флейту из рук. В груди все перевернулось, все камнем рухнуло вниз, а к горлу подкатил предательский ком. Малышка здесь? Малышка совсем его не забыла? Что она здесь делала? Спустя столько времени искала его? Пришла защитить? В этом мире остался такой человек? Алый взгляд Вэй Ина приобрел болезненный вид, а мороз в его душе лишь усилился. Зимний ветер поднялся вокруг него, заставляя волосы хаотично развеиваться по сторонам. Флейта в его руке дрожала, вся сущность в нем содрогнулась лишь от одного присутствия подруги. Что же она делала? Зачем пришла? Теперь же эти люди и ее в покое не оставят. Зачем она напомнила Вэй Усяню о своем существовании? Зачем… - А, это же шавка Вэй Усяня! – нервно усмехнулся Цзян Цэн, а в его миндалевых глазах зажглись очередные огни ненависти. – Значит отличный способ избавиться и от тебя! – Глава Ордена Юньмэн Цзян до сих пор видел в глазах этой девчонки то самое чувство защитить. Зачем она только вообще губила себя из-за какого-то отродья? - Эта девчонка что на стороне Вэй Усяня? Значит и она заслуживает смерти! - Смерть этой изменнице! Лань Чжань отказался рядом с Мэй Лу, закрывая ее своим телом от грязных слов магов. Взгляд его морозно упал на всех этих людей, а белоснежное одеяние сливалось в один спектр цветов вместе со снегом, лежавшим на земле. Ханьгуан-цзюн не мог позволить никому из них убить его воспитанницу, как и не позволить убить Вэй Ина. Последнего же разрывало изнутри, лучший друг тоже здесь? Тоже пришел на его защиту как когда-то давно в Безночном Городе? Раны Вэй Усяня пошли по швам, его одолело огромное чувство смятения, и он не знал что ему сейчас делать. Все это, словно повторялось как когда-то в прошлом, все это уже где-то было, тогда погибла любимая шицзэ, неужели все это снова сможет повториться, но на этот раз только с Мэй Лу? Вэй Ин уже не знал как теперь сможет отбиваться от всего этого, когда его собственные силы сдерживал лишь страх навредить Мэй Лу и Лань Чжаню. - Ханьгуан-цзюнь? – удивился кто-то. – При всем моем к вам уважении, пожалуйста, не вмешивайтесь в это. Предатель Вэй Усянь натворил кучу дел, он убил многочисленных людей. Как вы можете преграждать нам путь? - Хах, да его же изгнали из Гу Су! Какой он теперь Нефрит? Он один из прихвостней Вэй Усяня! - Закройте рот, господин. – Рявкнул один из глав какого-то ордена. – Господин Лань для меня почитаем. Его уважают в моем клане, значит я не позволю порочить вам его имя. Пожалуйста, Ханьгуан-цзюнь, уйдите с дороги! - Я не позволю вам причинить вреда моему другу и моей воспитаннице. Если хотите что-то им сделать, для начала вам придется убить меня. Лань Чжань оставался холодным и непоколебимым в лице. Его морозный взгляд сверлил того самого главу ордена, который не знал как сейчас ему поступить. Огромное уважение ко второму Нефриту Облачных Глубин не позволяло ему поднять против него оружие, тем самым навлекая на себя гнев хорошего приятеля – Лань Цижэня. Это единственный орден, который отказался от поимок Вэй Ина, и не принимал в этом никакого участия. Судьба Вэй Усяня для Гу Су Лань была безразлична. Мэй Лу смотрела на спину Наставника полными слезами. Почему-то эта морозная ночь для нее начинала казаться больше местом их общей погибели, чем мирным расходом. Эти люди вряд ли уже отпустят их троих отсюда живыми, и если сейчас придется умереть от их клинков, то девушка не будет ни о чем жалеть. Она будет сражаться с Наставником плечом к плечу, и до последнего вздоха защищать Вэй Ина. Мэй Лу повернулась назад, поднимая голову наверх. Возлюбленный все еще был на крыше храма, а его лица практически не было видно. Волосы скрыли его, а сам он казался темным призраком, готовый в любую секунду раствориться в этой темноте. Зимний мороз сковывал телом, Мэй Лу дышала уже с трудом, а луна беспощадно дарила свой холодный свет, предвещая лишь самое плохое. - Тогда извините меня, господин Лань, мне придется убить и вас тоже. – Смиренным голосом произнес глава безымянного клана, и с трудом поднял на Лань Чжаня взгляд. – Мы здесь все хотим убить Вэй Усяня, и мы не простим любого кто будет на его стороне. - Правильно, зачем их жалеть! – вмешался другой глава ордена. – Изгнанник и шавка, они оба сдохнут. Заклинатели хором начали сокрушать своим басом, вещая о смерти Старейшине Илин и его прихвостней. Как бы не хотелось, чтобы доброе имя Гу Су Лань маралось из-за отродья Вэй Ина, но пути назад уже не было. Все эти кланы и все эти люди объединятся в одну огромную силу, чтобы убить предателей здесь и сейчас. А дальше над миром будет нависать чистое, мирное небо. - Посмотри только Вэй Усянь, во что ты впутал своих друзей. – Цзян Чэн продолжал бесноваться как три года назад. С каждым днем его ярость накапливалась все сильнее и сильнее. – Из-за тебя они погибнут, как погибла моя сестра! Из-за тебя погиб ее муж! Это ты во всем виноват! Надеюсь, после того как ты сдохнешь, то ты будешь гореть в аду вечно! - Дядя, не слишком ли это жестоко? – Цзинь Лин как-то грустно посмотрел на все происходящее. У племянника Цзян Чэна никогда не было особых обид к Вэй Усяню, и он относился к нему нейтрально. А оказавшись здесь под натиском своего дяди, парнишке было отчего-то грустно. - Не смей его жалеть, гаденыш! – рявкнул Цзян Чэн. – Он виноват в смерти твоих родителей, и только ему нести за это наказание. Я жалею, что раньше его не убил. Цзинь Лин ничего не ответил, отворачиваясь назад. Видеть кровавую бойню, которая начнется с любой минуты на минуту он не хотел. Как донести до упрямого дяди, что Вэй Усянь никого не убивал по своей прихоти? Отца убил Призрачный Генерал, а мать погибла сама. Разве дядя этого когда-нибудь понимал? Даже юнец, когда узнал о страшной правде, то не хранил в себе столько гнева, как это делал Цзян Чэн. Вэй Усянь запутался в своих чувствах. Смерти ему в этом храме было уже не избежать. Снова взяться за Цэньцин, оживляя мертвецов? Снова показать всем им на глазах Мэй Лу свою настоящую дьявольскую сущность? Снова уничтожить здесь все? На этот раз стало все намного сложнее и запутаннее. Вэй Ин не мог себе позволить такое, он больше не мог допустить смерти родных людей, которые проделали такой огромный пути ради его спасения. Сердце пронзила огромная стрела боли, от которой Старейшина Илин молча вслушивался в мерзкие слова в свою сторону. Голову мужчина опустил вниз, прикрывая от ужасной ноющей боли глаза. Морозный ветер дул ему прямо в лицо, в памяти ожили все те яркие моменты, проведенные в храме. Эти воспоминания были такими живыми, настоящими. Их больше не хотелось подавлять в глубине своей темной души, они останутся навсегда вместе с ним, даря невыносимые чувства сожаления, боли и тоски. Как же Вэй Ин хотел уснуть сейчас и больше никогда не просыпаться. По его щекам полились слезы, хоть и лицо, по-прежнему, хранило ледяное спокойствие. Эти слезы хрустальными бисеринками рассыпались по крыше храма, а в душе дул морозный ветер. Открыв медленно кровавого цвета глаза, Вэй Усянь опустил взгляд на Лань Чжаня и Мэй Лу, и сам резко спрыгнул вниз. Подол длинного черного одеяния легонько коснулся земли, а черная энергия расступилась перед ним. Вэй Усянь мертвый взглядом осмотрел всех заклинателей, насторожившихся такому действию, а затем перевел его на друзей. Старейшина Илин двинулся в их сторону, а Мэй Лу смотрела на такого возлюбленного с огромной болью в глазах. - Я сдаюсь, вы победили. – Морозным голосом обратился ко всем Вэй Ин. – Я сдамся вам сейчас, позволив убить себя. Однако, ни Ханьгуан-цзюнь, ни эта девушка не должны пострадать. И вы должны мне дать время, чтобы поговорить с ними. Заклинатели умолки, поражаясь таким действиям Старейшины Илин. Сдается? Жалкий предатель так легко сдается ради своих прихвостней? Как бы то ни было, это отличный шанс избавить этот мир от его присутствия. - Что ты такое говоришь, Вэй Ин? – молящим болезненным голосом спросила Мэй Лу, не веря сказанному. – Мы с Наставником обязательно тебя спасем! Вэй Усянь грустно улыбнулся, направляясь в ее сторону. Алые глаза приобрели немного мягкий оттенок, а весь вид Старейшины Илин говорил о том, как безумно ему больно в этот момент. Как и было больно все это время внутри, глубоко внутри себя. Лань Чжань тоже обернулся в сторону друга, и на глаза Нефрита набежали слезы. - Вэй Ин, я не позволю тебе умереть, ни за что! – Ванцзи практически прокричал это. - Лань Чжань, чтобы ты сейчас ни говорил, это уже не имеет никакого значения. Я принял это решение и оно окончательное. Пожалуйста, не препятствуй этому. - Вэй Ин! – Мэй Лу сама двинулась в сторону Старейшины Илин и оказалась перед ним через-чур близко. Полными боли глазами, девушка мысленно молила возлюбленного о многом. Не передать было словами какие болезненные чувства разрывали ее изнутри, а слова Вэй Ина лишь добивали. - Мэй Лу, ты стала такой красивой… - Мужчина мягко улыбнулся ей, даря последние остатки нежности. – Ты такая красивая, Лу-лу. – Вэй Усянь медленно протянул свою руку к лицу малышки, кладя свою ладонь ей на щеку. Ветер колышил его собственные волосы, мешая девушке полностью рассмотреть его красивое лицо, которое за это время стало холодным, несчастным, но по-прежнему красивым. Старейшина Илин нежно провел ладонью по ее щеке, а затем девушка сама кинулась к нему в объятие, прижимаясь к груди возлюбленного так крепко, настолько крепко, будто боялась снова его потерять навсегда. - Вэй Ин, пожалуйста, пойдем вместе с нами? Давай вернемся назад домой, и будем жить как одна целая семья! Вэй Усянь сам обнял малышку, утыкаясь лбом ей в плечо. Чувствовать чье-то родное тепло было сейчас для мужчины, как последние минуты радости в его несчастной жизни. Обеими руками он обнял Мэй Лу за талию, и просто дышал ей в плечо, пытаясь запомнить это чудесное, но последнее в его жизни чувство. Триумф близился совсем близко, и ничего уже нельзя было спасти. Темный путь как оказалось, полностью погубил Старейшину Илин, и лишь смерть принесет ему огромный покой. - Малышка Лу-лу, я хотел бы остаться с тобой на всю оставшуюся жизнь. Но нам обоим никогда не дадут покоя эти люди. Они будут преследовать нас везде, и ты будешь несчастной. Рядом со мной ты будешь только страдать, - тихонько шептал ей Вэй Ин, еще сильнее обнимая. Он так хотел запомнить эти объятия, так хотел подарить оставшуюся в нем нежность этой девушке, и хотел бы дарить ей ее до бесконечности , однако уже слишком поздно. Закат Старейшины Илин был уже неизбежен. Полный диск луны злобно смотрел на весь храм, и его свет падал лишь на двоих людей, которые окунулись в последний раз с головой в мира друг друга. Лютый ветер пронесся сквозь них, и Вэй Усянь еще крепче обнимал Мэй Лу, стараясь согреть и уберечь от этого холода. Но от собственного холода уже не было спасения, этот холод заморозил уже давно любые попытки вернуться к друзьям и прожить спокойную жизнь. - Я буду несчастной, если ты умрешь. Мне плевать кто что думает, мне все равно какой ты и что ты сделал, ведь я безумно… люблю тебя, Вэй Ин! – девушка нашла в себе силы признаться этому мужчине в своих искренних, настоящих чувствах. Уже не было смысла бояться и скрывать их, ведь они живые, настоящие, искренние. И только эти чувства перевешивали ту чашу весов, на которой были обиды за его исчезновение. Вэй Ин некоторое время молчал, позволяя Мэй Лу признаться ему. Эти слова окончательно ранили его почти мертвое сердце, а невозможность подарить ей собственные чувства просто разрывали от безумной тоски и боли сожаления. Медленно отстранившись от девушки, Старейшина Илин посмотрел ей в такие карие глаза, и губы Вэй Ина расплылись в очень грустной, измученной улыбке. - Я бы мог любить тебя в ответ, я бы взял тебя в жены, но мнения людей ты не изменишь. В конечном итоге и тебя постигла бы ужасная участь. Я этого не хочу для тебя Мэй Лу. Пожалуйста, прости меня. – По щекам Вэй Ина полились слезы. Его глаза временно приняли настоящий цвет, и алое свечение в их исчезло. Теперь лишь во взгляде мужчины была невыносимая тоска, боль и слезы. Сердце буквально разрывалось, и сейчас для Вэй Ина будет куда проще, если множество мечей пронзят его. - Я не злюсь! Как это можно? Я отказываюсь принимать твою смерть! Я отказываюсь жить в этом мире, где нет тебя! - Мерзкий Вэй Усянь, сколько ты еще будешь заставлять нас ждать?! - Выходи сюда к нам, чтобы мы убили тебя! - Мерзкое отродье, выходи! - Ты слышишь их, Мэй Лу? – Вэй Ин сквозь боль пропускал мимо себя слова, поливающиеся из толпы. – Ты теперь должна понимать, как меня ненавидит весь этот мир. Поэтому, отпусти меня. - Вэй Ин… Вэй Усянь обеими руками обхватил заплаканное лицо малышки, и приблизился к ней. Холодные губы мужчины нежно коснулись теплых губ девушки, а сам он закрыл глаза, позволяя слезам литься по щекам. Последний поцелуй был наполнен вкусом слез и отчаяния, этот поцелуй был как выражение для Мэй Лу собственных чувств, и как знак прощания. Она должна его отпустить, это единственный шанс закончить эту бесконечную погоню и боль. Эгоистично, ведь это принесет огромную боль и ей, но выхода больше не было. Куда бы сейчас не побежал Вэй Ин, он лишь наткнется на острые мечи и эти самые мечи убьют его. - Забудь меня, я недостоин тебя. – Вэй Ин отстранился от девушки слишком резко, чтобы она могла понять что произошло. Старейшина Илин переменился во взгляде и слезы больше не лились. Теперь глаза морозно смотрели в сторону заклинателей. Он медленно двинулся к ним, по пути останавливаясь перед Лань Чжанем. Тот выглядел потерянным, отчаянным и слишком грустным. – Лань Чжань, прости меня. Береги Мэй Лу. Это моя последняя к тебе просьба. И сбереги Цэньцин. С этими словами Вэй Усянь передал флейту другу, и резко взмыл в небо, приземляясь в толпе заклинателей, которые тут же обнажили свои мечи и направили их в его сторону. Старейшина Илин выпрямился перед ними и с насмешкой всех оглядел. Кроме презрения и ненависти никто ничего не испытывал, и от этого становилось еще смешнее. Как же забавно было умирать от этих мерзких людей. Знали бы они как были ничтожны для Вэй Усяня. - Эй Цзян Чэн, - обратился к толпе Вэй Усянь, но бывшего шиди пока среди нее не видел. – Ты, наверное, не знал, но мое золотое ядро ведь пересадили тебе. Как думаешь, почему ты все еще пользуешься магией? - Закрой свою пасть, Вэй Ин! – Глава Ордена вышел откуда-то из гущи заклинателей, и теперь показался перед шисюном. – Кто тебе поверит? Здесь твое слово не значит ничего. Вэй Ин нервно рассмеялся, и его глаза снова зажглись алым пламенем. В эту секунду он выглядел безумно. - Ну, конечно. Только когда ты узнаешь что произошло на самом деле, то не будешь ли жалеть об этом? Или тебе будет противно, что мое ядро в тебе? Цзян Чэн прожигал в Вэй Усяне невидимую дыру, а самого его пронзили его слова. Не может быть, этот предатель сейчас несет любую ложь, лишь бы спасти свою шкуру. - Я тебя прямо здесь убью за твою ложь! - Давайте, убейте! Ну же, ребята! Хахаха. Вэй Ин снова засмеялся, расставляя руки по сторонам. Он поворачивался то к одним заклинателям, то к другим, а его безумный взгляд алых глаз заставлял всех немного пятиться назад и пугаться. Это безумство скрывало в мужчине огромную дыру боли, и всю горечь что таилась в нем все это время. Темные языки энергии касались рук магов, и они начали размахивать мечами, чтобы отбиться от нее, но первым этого бреда не выдержал Цзян Чэн. Он выхватил из рук рядом стоящего адепта меч, и первым вонзил его в спину Вэй Усяня. Лезвие меча прошло насквозь, и это заставило Старейшину Илин повернуться в сторону шиди. Взгляд Вэй Ина принял разочарованный оттенок, он неверящими глазами смотрел на такого же потерянного Цзян Чэна. Значит все-таки первый удар был за ним..? Он все же это сделал? Глава Ордена, словно испугался сделанного и попятился назад, смотря на Вэй Усяня полными ужаса глазами. Этот болезненный взгляд шисюна останется навсегда в его памяти. Другие заклинатели, словно получили сигнал и начали по очереди вонзать свои мечи в Старейшину Илин, крича ему мерзкие слова и желая смерти. Мэй Лу заорала во весь голос, впадая в неистовое безумство. Она побежала с криком в сторону Вэй Усяня, но Лань Чжань успел вовремя ее ухватить за локоть руки и крепко ее сжать. Девушка начала отчаянно вырываться, орать на весь двор и умолять этих людей остановиться, ни никто ее не слышал. Ханьгуан-цзюнь с огромной болью в сердце удерживал воспитанницу и не позволял ей вырваться. Самому ему в этот момент было противно от своего бессилия и бездействия. Огромная вина легла на его плечи, и он понимал что это все делалось лишь ради Мэй Лу. Она не должна была умереть, этого хотел Вэй Ин. - Пустите меня, Наставник! Они же убивают его! Пустите меня, я их всех ненавижу!!! Лань Чжань держал Мэй Лу, с болью терпя все это. Боль, которая никогда не забудется. - Он сдох? – один из магов наклонился перед окровавленным телом Вэй Усяня, когда все это закончилось. Вэй Ин мертвым, холодным взглядом смотрел в пустоту перед собой, и уже больше не дышал. Правосудие над Старейшиной Илин свершилось в эту морозную, зимнюю ночь. Все будут радоваться над его смертью и плясать на его могиле, но для Лань Чжаня и Мэй Лу эта ночь запомнится как самое ужасное событие в их жизни. Вместе со своей смертью, Вэй Ин забрал за собой все то живое, что было в их душе. Он никогда не забудется для них и будет жить вечно в бесконечном омуте боли. Мерзкие заклинатели хотели забрать с собой тело Старейшины Илин и скормить его псам, но Лань Чжань не позволил этого сделать. Своего эти твари добились, а что будет потом, это уже не их собачье дело. Тот самый глава какого-то ордена позволил Ханьгуан-цзюню забрать тело Вэй Ина и похоронить там, где никто бы не нашел его могилу и не осквернил ее. А покинув этот храм огромным количеством, Мэй Лу еще долго плакала над телом Вэй Ина, моля отчаянным голосом вернуться его в этот мир. То событие поставило окончательную точку, и ничего не могло принести радости девушке, даже успокаивающие речи Наставника. Она возненавидела и его, сбежав из храма неизвестно куда. Наставник струсил, Наставник не защитил, значит он противен Мэй Лу также, как и этот мир. Больше девушку никто не видел после того дня, неизвестно что с ней случилось и куда она пошла, и как бы Лань Чжань не пытался ее найти – она исчезла. Если исчез из этого мира Вэй Ин, значит и она исчезнет вслед за ним неважно куда. И даже спустя много столетий и времени, когда уже начали слагаться в народах легенды, любовь между Вэй Ином и Мэй Лу жила вечно. Она не умрет никогда.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты