Фетишист-извращенец

Слэш
NC-17
Завершён
93
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
У Сынмина постоянные тренировки и подготовка к чемпионату по баскетболу, а Хёнджин просто хочет внимания.
Посвящение:
Агата, с днем рождения ёмаё
Примечания автора:
Спустя сто лет прикиньте написала хёнминов
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
93 Нравится 2 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Хёнджин поправляет чулки, изящно прогнувшись и наблюдая за реакцией Сынмина. Тот, засмотревшись, теряет мяч и чертыхается. Миссия разозлить Кима своим поведением была выполнена ещё пятнадцать минут назад, пожалуй, а сейчас Хёнджин уже перегибает палку. Хван хихикает, отойдя к остальным черлидерам. У него большие планы на сегодняшний день. Сынмин шутит о чем-то, пихая в плечо своего друга, и прощается. — До завтра. Если кто-то пропустит завтрашнюю тренеровку — ноги повырываю, ясно? У нас чемпионат через неделю. — грозно говорит Сынмин, расправив плечи. Хёнджин чуть не подавился слюной от того, как прекрасно выглядит спина его парня. Когда он и Сынмин остаются в зале одни, Хван, как ни в чем не бывало, начинает разогревать мышцы и растягиваться. — Что ты делаешь? — басит Сынмин. — Собираюсь тренироваться? — саркастично отзывается Хёнджин. — Я как бы для этого сюда прихожу. — он усмехается. — Зачем в юбке припёрся? — Вообще-то это моя форма. Я же не спрашиваю, какого хрена ты пришёл в этих шортах. — «В которых твои бедра выглядят так, будто ты можешь раздавить ими арбуз или мою блядскую голову», — хочет добавить Хван, но вовремя закрывает рот. — Не обязательно ходить в форме на обычные тренировки. — Не обязательно быть ревнивым букой и запрещать мне носить юбку. — парирует Хёнджин. — Всё настроение испортил. Сынмин являлся, наверное, первым настолько терпеливым парнем Хёнджина, потому что иногда Хван сам себя считал просто невыносимым и осуждал за подобные вещи. Сегодняшний день не исключение. Он любит выводить Кима из себя. Хёнджин считал это в каком-то смысле весьма забавной игрой. Ему нравилось то, как с каждой его выходкой терпения Сынмина становилось всё меньше. Хёнджин вопросительно изгибает бровь, когда садится на шпагат и видит, как у Сынмина начинает дёргаться глаз. Ким мотает головой и развернувшись уходит в раздевалку. Он, конечно, спортсмен, но он не тупой и давно просёк всю эту хрень с попытками Хёнджина выбесить его. Настала его очередь. Он не закрывает за собой дверь, на ходу снимая с себя майку. Сынмин стоит у своего шкафчика и мысленно считает до трёх. Раз. Два. — Ну, и что это значит? — Ким самодовольно ухмыляется, повернувшись. Младший стоял в проёме, уперевшись руками в бока. Он выглядит просто отлично сегодня, Сынмин не мог не обратить на это внимания. Светлые волосы собраны в хвостики, черлидерская униформа, в которую входит юбка, топ и чулки, просто прекрасно сидит на нем. А мог бы Хван сидеть на Сынмине. — О чем ты, детка? — Как будто ты не понимаешь. — он подходит близко-близко, заглядывая в глаза. Сынмин чувствует, как руки Хёнджина ложатся на его плечи, и вдыхает. Хван целует первым. Он кусает сынминовы губы и шипит, когда старший подхватывает его под бедра и прижимает к шкафчикам. — Больно вообще-то, придурок. — О, мне так жаль. — с сарказмом говорит Сынмин. Он понимает, чем это закончится, а ещё понимает, что трахать Хёнджина на весу он явно не собирается. Парень опускает его на пол и кивает в сторону лавки, которая стояла посреди раздевалки. Пока сам Ким искал смазку и презерватив в своём рюкзаке, Хёнджин раздевался. — Ёе оставь. — говорит он, когда Хван собирается снять юбку. — О, хорошо, фетишист-извращенец. Как ты собираешься играть на чемпионате, если я буду в ней? — Тебя там не будет. — С чего это? — Потому что ты не сможешь ходить, не то что танцевать. — его голос становится ниже, и Хёнджин нетерпеливо сглатывает, встав на колени и оперевшись руками о лавочку. Он закусывает губу и прогибается в спине, слыша как шуршит упаковка презерватива. Сынмин ведёт руками по чужим бедрам, поднимая подол юбки и почти что давится, когда видит блестящий такой, розовый бриллиантик. — Ты серьёзно? — Тебе не нравится? — Ты тренировался с анальной пробкой? — он давит на камушек пальцем, после чего голова Хёнджина падает на его руки, и он прерывисто выдыхает. — Всё для тебя, милый. — вперемешку со стоном говорит Хван. Сынмин хмыкает, достаёт пробку, проводит по ложбинке, размазывая лубрикант, и вставляет обратно. Хёнджин задыхается. — Не мучай. — скулит парень, на что слышит усмешку. Нет, он провинился, и Сынмин планирует поиздеваться немного. Он убирает пробку и расставляет хвановы бедра пошире. Запах клубничной смазки заполняет раздевалку. Ким вставляет сразу два пальца и двигает ими мучительно медленно, другой рукой придерживая Хёнджина за талию, чтобы у того не было возможности двигаться самостоятельно. Он раздвигает пальцы на манеру ножниц, обводя ими влажные стенки и слушает, как младший скулит и чуть ли не плачет. Они не занимались сексом всего неделю, вроде, но Хёнджин успел соскучиться и за этот короткий промежуток времени. Он чувствует, как подрагивает от возбуждения член, и хнычет, потому что Сынмин даже не думает продолжать. Он трахает его пальцами, пытаясь найти нужный угол, и когда, наконец, проезжается кончиками по чувствительному комочку нервов, Хёнджин издаёт первый полноценный стон. — Сынмин, пожалуйста. — Пожалуйста что? — Пожалуйста трахни меня, блять, нормально, пока я не трахнул тебя сам. — шипит Хёнджин, и понимает, что если так пойдёт и дальше, он скорее начнет умолять Сынмина об этом со слезами на глазах. Он задумывается о том, что он сейчас действительно готов заплакать, если это подействует. — Не в этой жизни, сладкий. — Сынмин подставляет головку, входит в Хёнджина лишь на половину и кладёт на его талию вторую руку. Хёнджин задушенно стонет, а после рычит. — Мы поебёмся сегодня или мне ещё сто лет ждать, пока ты наиграешься? — Ким обрывает его последние слова резко поддавшись вперёд. Хван вскрикивает. Он хочет сказать что-то вроде «понял, молчу», но получается только стон, потому что Сынмин толкается в него снова. Их секс никогда не был особо нежным. Их отношения были хорошими, и они искренне любили друг друга, но в сексе им обоим нравилась грубость. Хёнджин считал, что хотя бы по этой причине, они идеально подходят друг другу. Сынмин, не удержавшись, размашисто шлёпает Хёнджина по ягодице. Тот стонет протяжно. Колени Хвана скользят по полу, поэтому Сынмину приходится придерживать его. На заднице появляется красный след от сынминовой руки, и тот ухмыляется, проведя по нему рукой. С каждым новым толчком Хёнджин становится все громче, а шлепки кожи о кожу чаще. Перед глазами всё плывёт, и младший хмурится пытаясь сфокусироваться хоть на чем-то. Участки тела, к которым прикасался старший, горят, и Хёнджин чувствует, что он уже близко. Сынмин делает ещё пару толчков, прежде чем Хван кончает, выстанывая его имя. Ему требуется несколько секунд, чтобы самому кончить, и он ложится на Хёнджина, оставляя на его спине несколько поцелуев. Они лежат так минут пять, после чего Сынмин встаёт, выкидывает в урну презерватив и кидает в Хёнджина влажные салфетки. — Господи, Боже мой. — стонет Хван, поджав ноги. Растяжение мышц ему обеспечено. — Святые небеса, как же охуенно ты трахаешься. — Я знаю, ты поэтому со мной встречаешься. — говорит Сынмин. — Эй, вообще-то нет! — возмущается Хёнджин. — Но, соглашусь, это одна из главных причин.
Примечания:
Я написала это за три часа охуеть
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты