The air I breathe

Гет
R
Заморожен
14
автор
Размер:
22 страницы, 5 частей
Описание:
"Голоса не замолкают. Тысяча поколений живут в тебе сейчас. Они разрывают тебя на части, откалывая по кусочку. Половину ты уже потеряла, сколько ещё ты готова отдать вселенной, чтобы, наконец, понять – приди сама и возьми. Обессмерть свою любовь!" – Она слышала это сотни раз. И она заберёт то, что принадлежит ей. Этот мир не имеет никакого права отбирать у неё то, что по праву – её.
Восхождение Императрицы невозможно без её Императора.
Примечания автора:
Пост-ТРОС
Рей убила Палпатина, но джедаи не защитили её – теперь она сосредоточение обеих сторон. Сможет ли девушка найти баланс или в погоне за жизнью любимого повторит путь тех, что были до?
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
14 Нравится 11 Отзывы 5 В сборник Скачать

was gift from you

Настройки текста
Примечания:
* Джидай, ат мвинтуска хаскуджонту — немного импровизация автора, "Джедай, а скован болью"
** Тарал ат джен — тоже, "Защитник, а тёмный"
Лит - https://clck.ru/SzLxe
Публичная бета включена, готова ловить тапки!
Музыка: Charon — Air
      Тишина. Оглушающая пустота, отсутствие чего–либо и присутствие всего на свете в одном коротком мгновении времени, ниточкой тянущегося через ткань пространства. В каком–то месте нить натягивалась, будто готовая в любую секунду порваться от неосторожного движения, но это лишь на первый взгляд — лезвие, в которое она превращалась, было способно разрезать реальность или оборвать жизнь очередного неопытного адепта силы. Путешествие без карты в любой другой ситуации сулило смерть жаждущим власти над измерениями, но ситхи находили способы договориться с различными видами материи, претворяя в жизнь поистине великие, но ужасающие до глубины души замыслы.       Отголоски криков джедаев тонули в суматохе её разума, заполненного множеством голосов, обладателей которых она не знала и не могла знать, но чувствовала волны страха внутри. Они накатывали, захватывая в кокон боли, дающей спасение. Так они шептали ей. Совсем тихо, едва слышно где–то на границе сна и яви, реальности и того мира, названия которому она не знала, они говорили:       — Джидай, ат мвинтуска хаскуджонту*, — будто она не знала об этом.       — Тарал ат джен**! — Вторил ему другой.       Она слышала их, каждого из тысячи тех, что были до, стараясь не замечать. Стараясь удерживать в памяти образ якоря, маяка, не позволяющего упасть во тьму. От света Рей отвернулась сама, ибо он не помогал ей в её исканиях, а только слепил глаза.       Девушка осторожно открыла их, постепенно привыкая к освещению. После Татуина ей было очень тяжело привыкнуть к ледяным пустошам Ксиллы, далекой планеты неизведанных регионов. Она сторонилась местных жителей, старалась не взаимодействовать сверх меры. Чего уж скрывать, прошло уже несколько лет с Экзегола, а её затягивало всё глубже и глубже, не было ни горя, ни отчаяния, — только путь, высвеченный звёздами.       Сопротивление выиграло войну, одержало победу над оккупантами! Так говорил голонет, такими лозунгами был усыпан Корусант и все планеты ядра, так говорили её друзья и соратники. Цена этого была высока, и заплачена она была не только жизнями простых сопротивленцев и сторонников Первого Ордена, но и жизнью Рей.       Она потеряла в этой войне всё, что у неё было, и всё, что у неё могло бы быть.       Рей была разбита. Не так, как её шаттл, хотя и он, пройдя через многое еще до их встречи, был потрепан жизнью, Она была расколота на кусочки, и не могла собрать себя воедино, потому что одной детали не было, и она никак не могла её заменить, найти, украсть, да что угодно сделать, только чтобы перестать чувствовать эту удушающую пустоту.       Девушка резко поднялась с земли, повесила световой меч на пояс и поплотнее укуталась в плащ, прикрывая лицо капюшоном. То, к чему ее ведёт сила, пульсирует на горизонте алыми всполохами, что не заметить это просто невозможно; голос в голове твердит ей не сворачивать с пути, чего бы это ни стоило. Рей хочется верить, что это его голос.       Местные жители — чиссы — были красивы, хотя По так не считал. Он сильно изменился после победы, слава и лавры вскружили мужчине голову, и он упал в них, будто всегда этого и желал. Они начали восстанавливать Республику заново, с нуля, начиная с Сената. Изрядно поредевшая за время войн элита была согласна на любые условия, поэтому не задавала лишних вопросов. Не было Леи, сдерживающей нрав молодого, скорого на подъем реформатора, и его окружили совсем другие сильные мира сего, и лишь силе известно, что будет дальше.       Рей не было до этого абсолютно никакого дела, хотя ей предлагали. Она была их джедаем, надеждой, живущей в галактике, живым олицетворением чистоты и ясности будущего. Ровно до момента её первого выброса.       Девушка приблизилась к спусковому механизму, но проигнорировала приглашение внутрь. Она хотела в последний раз окинуть взглядом поверхность планеты, запоминая её так, как видела сейчас, чтобы сравнить, изменится ли что-то?..       Лифт двигался медленно, активная медитация помогала чувствовать пространство вокруг. Теперь Рей нравилась эта ледяная планета, здесь было так мало живого, но девушка была счастлива. Чем меньше голосов, тем выше концентрация, чем выше концентрация, тем чётче видно цель её путешествия. Она мысленно взывала к Бену, но не получала ответа: ни положительного, ни отрицательного. Такую тишину она ненавидела, и была благодарна за ворох голосов, мгновенно заполнивших разум — так она могла хотя бы представить, что не одинока. По крайней мере, ей так говорили. Она не верила.       Механизм щелкнул, открывая створки; рабочие выходили один за другим, расходясь по сторонам.       — Здравствуй, последний джедай. — Её встретил высокий темноволосый мужчина с ярко–красными глазами и кожей цвета льда окружающей планеты. Нельзя не признать, чиссы были чертовски красивы. Многих пугали их глаза, поэтому здесь редко увидишь кого–то даже из Внешнего кольца — общегалактический здесь был не в ходу, и знали его лишь немногие, контактирующие с остальной частью галактики.       — Давно меня так называли, — грустно улыбнулась Рей. — А здесь теплее, чем на поверхности.       Мужчина усмехнулся, жестом указывая путь в один из туннелей:       — Там, считай, духовка, выйдешь с румяной корочкой, — его юмор был простым, скорее, выученным специально для встреч с представителями других рас, но это всегда помогало разрядить обстановку. — Мы обнаружили его глубоко под землей, никто не ожидал, что такое случится.       — Даже я не могла предвидеть этого. А я вроде, как ты выразился, «последний джедай». — От этих слов внутренние голоса всполошились: один хихикал, называя её глупой девочкой, второй шипел проклятия о позоре рода, третий нематериально положил ей руку на плечо и шептал в ухо. Лея и Люк молчали. Молчали, но не уходили, хотя им здесь было больше нечего делать.       — Разлом открылся за считанные минуты. Мы и понять ничего не успели, как шахта обрушилась. — Скорбь откатилась волной, ударив Рей в голову, хотя выражение лица друга оставалось неизменным. Она проглотила её, чтобы переродить её в пламя ярости. — Твои зрачки опять поменяли цвет.       Рей оглядела себя в отражении скал — друг говорил правду. Её научили черпать силу не только из собственной боли, но и из чувств других людей. Пока этот процесс было трудно контролировать, часто происходило пресыщение. Девушка поежилась. Маленькой, в перерывах между сбором лома, она читала истории о вампирах на датападе, найденном в полуразвалившемся Звёздном разрушителе. Он был настолько старый, что часто переставал работать в самый интересный момент. Такое чувство, будто и её история вот-вот оборвется из–за повреждения чипа.       — Кто бы говорил, — Рей даже не пыталась всматриваться в черноту туннеля, ориентируясь только на силу и эмоции её проводника. — Красные глаза мне бы пошли больше, да? — А вот это уже неприкрытая лесть.       — И синяя кожа. Вот была у меня девушка, Раст, ох и глаза у нее были, что черная дыра — манили, взгляда не оторвать. Будь у тебя такие же, я бы…       — Знаю-знаю, отправил бы туда целую флотилию, метафора ясна, — всё же и в такой ситуации он умел разрядить атмосферу. — Как с торговлей?       — Что Империя, что Первый Орден, что эта их новообразованная Республика — всё одно. Им нужны наши ресурсы, оружие, но сюда они даже не сунутся, а нам большего и не надо. — Военная выправка друга вкупе с высоким ростом и мягким голосом заставляла Рей чувствовать себя странно. Лит был так похож на Бена, но и так кардинально отличался от него, что невозможно было перепутать. Её сердце обливалось кровью, но голос говорил идти вперед. — Ты была в Сенате?       — Я не разбираюсь в политике. Все эти интриги, дебаты, компромиссы не для меня, — на выдохе проговорила Рей, выныривая из воспоминаний, — Бен в этом разбирался. Он был бы хорошим правителем. А я так — всего лишь очередная пешка в их руках. Бывшая мусорщица без образования, но с магической «силой». — В её тоне сквозило презрение, подпитываемое раскручивающейся яростью.       Мужчина остановился на мгновение, пристально смотря своими огненными глазами на гостью:       — Ты не обязана ею быть. Твоё происхождение не играет роли. Важны лишь твои действия. — Чётко, по слогам. Так, чтобы она поверила. А она так хотела верить хотя бы во что-то.       Остаток пути прошёл в молчании, каждый обдумывал своё. Она чувствовала отголоски эмоций друга, но они были настолько смазанными, нечёткими, что не приносили ей никакой пользы; лицо же его оставалось каменным, хотя он и старался придать ему более расслабленный по меркам других рас вид. Лит был дипломатом, переговорщиком, словом, самым адаптированным к общению с остальной галактикой, обычные чиссы не знали общегалактического, а их эмоциональный фон был практически всегда стабильно ровным, что помогло Рей найти на этой планете свой покой.       А еще Рей обдумывала последнюю информацию, полученную от своего нового учителя. Их было так много — желающих её учить — что иногда голова разрывалась от их непрекращающихся голосов, смешавшихся в один гомон. И тут последовал шепот. Тот, который она не забудет надолго. Тот, который вел её вперёд, указывая путь. Тот, который понимал её.       — Это здесь.       Рей огляделась по сторонам. Ничего особенного не было, лишь обвалившийся проход в залу, где — она чувствовала — что-то пульсировало, звало её к себе.       «Нет волнения — есть покой». — Мягко напомнил девушке Оби-Ван Кеноби.       «Спокойствие — ложь, есть только страсть!» — Граф Дуку ненавидел его. Рей в очередной раз закатила глаза. То, что обеспечило ей победу, рано или поздно сведет её с ума.       Девушка инстинктивно потянулась к её диаде, стараясь очистить разум, и в которых раз бухнулась в черную бездну тишины и мрака. Отсутствия чего-либо вообще. Хоть иногда она и ощущала тепло, исходящее из той части её души, но оно было так мимолётно, что легко списывалось на блуждания сходившего с ума разума.       Рей боялась, что ей не хватит силы, что она истощит и так изголодавшийся по чистой энергии организм, а после так и не завершит начатое. Но Реван шептал ей на ухо, держа её за плечо, а больше ей и не было нужно — руда начала подниматься, со скрежетом раскрывая проход.       — Удачи, — послышалось вслед. — Надеюсь, ты найдешь то, что так долго искала. — Уже намного тише, но по-прежнему чётко проговорил Лит.       Она шла, зная, что в любой момент эта груда камней может расплющить её, что никакая сила не поможет потом. Энакин смеялся, что это будет самая глупая смерть, и придется искать нового адепта силы для «привнесения баланса в галактику». Это фраза уже стала неким мемом, который любили использовать поколения помладше; учитель не понимал шутки. Зато он понимал её.       Рей шла, и её шаги отдавались эхом по всему пространству. Даже голоса в её голове замолчали, предвкушая то, что будет в конце пути. Лея неодобрительно кивала головой, в который раз твердя: «Он бы не хотел этого». Не хотел чего? Жить? Дышать? Быть со мной?       Сидиус смеялся своим гадким голосом. «Ты сделаешь всё, чтобы вернуть его, не так ли? О да, девочка найдёт своего принца, но такая девочка ему уже будет не нужна». Все эти страхи были внутри, и они видели всё это, питались этим, высмеивали её. Хотя светлые помогали в этот момент, особенно Энакин. Он винил во многом себя, что не уберёг внука, но вытаскивал её из цепких лап тьмы раз за разом. Он знал, что такое утрата любимого человека и невозможность его вернуть, отчего ты закапываешь себя всё глубже и глубже, становясь монстром. Пожалуй, благодаря ему и учителю она всё ещё не сошла с ума.       Камни поднимались вверх и опускались вниз, стоило ей пройти чуть дальше, и так продолжалось до тех пор, пока Рей не увидела свет. Совсем тусклый, кроваво-красный, переходящий в густой синий с оттенками зелёного.       Рей улыбнулась. Она нашла проход.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты