и звезды станут раем

Гет
R
В процессе
81
автор
how you doing бета
Размер:
15 страниц, 3 части
Описание:
Амелия всегда считала, что самым большим проклятием для неё было – родиться в семье чистокровных волшебников.
У неё были обычные детские мечты: закончить школу, уехать поскорее из родительского дома и найти любовь всей своей жизни.
Что делать, если темные времена меняют все планы на жизнь, а любовь всей жизни не тот, за кого тебя выдают замуж?
Примечания автора:
Отклонения от канона. У Рудольфуса нет брата, но есть младшая сестра.
Сириус сбегает из дома не в 16, а 17 лет.
Разница в возрасте у Сириуса и Регулуса 1 год.
За обложку отдельная благодарность https://vk.com/peach_blue, а именно Sonya Colin.
Полная версия обложки https://clck.ru/TbrqV
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
81 Нравится 11 Отзывы 35 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
⠀⠀ Не хочу видеть то, как моей жизнью распоряжаются другие. Такая жизнь не имеет смысла. Амелия сосредоточенно сжимала палочку, стараясь не замечать самодовольного лица брата, который едва мог сдерживать смех. Она уже несколько раз успела пожалеть о том, что попросила его позаниматься заклинаниями на рождественских каникулах. Рудольфус ей гордился. Смотрел, как она в очередной раз раздраженно откидывает палочку и гордился тем, что она ещё не забросила это дело. Ей было всего пятнадцать, а она корила себя за то, что не могла использовать сложные заклинания, которые он едва мог выговорить, когда учился на шестом курсе. — Я безнадёжна, — она обессиленно опускается на кресло. К обеду она совсем выбилась из сил, ведь обучение занимало очень много времени. — Всем бы быть такими безнадежными, — усмехнулся Рудольфус. Амелия была его полной противоположностью: внешностью, характером, ценностями. Он всегда удивлялся тому, как сильно она была непохожа на Лестрейнджей. Она всегда шла наперекор матери. Всё началось с того самого дня, когда девушка переступила порог школы. Стоило распределяющей шляпе без промедления выкрикнуть Гриффиндор — всё пошло наперекос. Жизнь чистокровных волшебников всегда была расписана наперед: такая оплошность испортила все планы Лорелеи на дочь. Рудольфус знал — мать никогда не примет её выбора и не простит. Амелия никогда не поддерживала презрение матери к маглам, чем заслужила презрение и ещё большую ненависть к себе. Женщина никогда не упускала возможности наказать дочь, не ограничиваясь одними заклинаниями. А она терпела, терпела издевательства и никогда не изменяла своим принципам. Стоило Рудольфусу взять в жёны Беллатрису —  девушка потеряла единственную поддержку и опору в этой семье. Брат был единственным человеком, способным защитить её от матери, смягчить её пыл. Он был любимчиком в семье, гордостью и примером для подражания. Для него сестра всегда была якорем. Он защищал её от нападок матери, а она вытаскивала его из всяких неприятностей. Закрывала глаза на пьянки и прикрывала его каждый раз, когда он не хотел возвращаться к собственной жене. Она помогла принять тот факт, что ему придется всю свою жизнь прожить с женщиной, которую никогда не любил и никогда бы не рассказала ей, с кем на самом деле он проводит свои вечера. Он любил другую, а сестра и не осуждала. — Выглядишь отстойно, — она говорила правду. На его лице залегли тени от недосыпа и усталости. Ответом девушке послужила натянутая улыбка. Амелия в который раз подняла палочку, хотелось наконец покончить с заклинаниями и спуститься на обед. — Вот ты где, — послышался едкий голос, сопровождаемый наглой ухмылкой. Девушка и не заметила появления невестки. Беллатриса никогда не обладала хорошими манерами, врываясь в комнату без стука и разрешения. Последний человек, которого она хотела сегодня увидеть. — А тебе, милочка, не мешало бы переодеться, — обратилась волшебница уже к ней, указывая палочкой на пижаму. — А тебе научиться стучаться, — едва слышно произнесла Амелия. В таких случаях ей стоило помалкивать, ведь невестка могла пожаловаться матери. Рудольфус вымученно поднялся с кровати, уводя жену из комнаты. Он тоже не горел желанием выслушивать ругательства и портить себе настроение. Амелия была рада узнать новость о том, что Рождество ей не придется коротать только в кругу своей семьи. Лорелея пригласила на праздник еще несколько чистокровных семей, в числе которых были и Блэки. Несмотря на то, что с Сириусом её связывало многое, она не могла назвать волшебника родным человеком или лучшим другом. Они проводили время в одной компании, ходили вместе в Хогсмид и обменивались редкими письмами, находясь на каникулах вне школы. Близким человеком для неё был Люпин. Тихий и скромный мальчишка был полной противоположностью Блэка. Она была первой, кто заметил странности в поведении Римуса и, несмотря на свой юный возраст, пробралась ночью в Визжащую хижину. Тогда она и нашла способ хоть как-то помочь новому другу с его проблемой. Амелия тайком выкрала из поместья Лестрейндж кандалы — магический артефакт не позволял оборотням превращаться в свирепое животное. Римус мог контролировать свои эмоции и практически не ощущал боли, которая сковывала его тело каждое полнолуние на протяжении многих лет. Несмотря на то, что один из домовиков рассказал всё матери, и Амелия едва могла ходить после её наказания, она никогда не жалела о случившемся. У неё появился настоящий друг, а позднее и место в компании мародёров. Семья её выбор не оценила, но и не приглашать на Рождество сына Вальбурги они не могли. Амелии оставалось радоваться и такой компании. — Лютик, — домовик появился, едва она успела произнести его имя. Эльф слегка склонил голову, пытаясь прикрыть царапину на лице. Он не хотел расстраивать хозяйку своим внешним видом. — Хозяйка звала Лютика и Лютик пришёл. Она лишь покачала головой. Мать демонстративно отказывалась поручать домовику хоть какие-то дела, называя его таким же убогим, как и её дочь. В Рождественский сочельник работали все домовики, скорее всего, Лютик просто попал под руку. Девушка достала из шкафа с одеждой небольшую склянку, в которой находились остатки заживляющей мази. Она аккуратно достала из ёмкости небольшое количество мази, направляясь обратно к эльфу. — Хозяйка не должна тратить на Лютика целебные мази, — домовик отошел на несколько шагов назад, протягивая вперед свои тонкие ручки. — Лютик, хозяйка говорит тебе стоять на месте и не возражать, — ей пришлось повысить голос, чтобы домовик наконец замер. — Как обстоят дела внизу? — поинтересовалась Амелия. Она не хотела сама попасть под горячую руку, но желудок предательски заурчал, стоило ей вспомнить о еде. — Хозяйка очень зла на эльфов, — запинаясь начал рассказывать Лютик. — Через час прибудут Блэки, поэтому хозяйка очень волнуется. Амелия совсем не удивилась словам Лютика. Лорелея всегда пыталась угодить Блэкам, как и желала показать всю роскошь Лестрейнджей. Она была готова тратить всё своё время и деньги, чтобы посоревноваться с Вальбургой. Жалкое зрелище. — Лютик, принеси мне через десять минут что-нибудь с кухни, я жутко проголодалась. Лютик коротко кивнул головой и исчез, оставляя девушку в полном одиночестве. Она приняла решение всё же спуститься в гостиную, поприветствовать родителей, а потом уже перекусить в своей комнате. Ей стоило поторопиться, пока мать не решила сама наведаться в её комнату. Амелия быстро натянула на себя старый свитер, едва закрывающий многочисленные ссадины. В этот раз матушка не поскупилась одним круциатусом, ей стоило убрать это всё, пока не прибыли гости. Крики матери больше не заглушали заклинания, стоило девушке переступить порог собственной комнаты. Теперь она понимала, почему досталось даже Лютику. На каждом этаже поместья трудились домовики. Несмотря на то, что работали они с большим старанием, и в целом поместье выглядело вполне празднично, мать не упускала возможности наказать эльфов и заставить их переделывать. — Доброе утро, — вымученно проговорила Лорелея, переводя свой взгляд на домовика, державшего в руках венок из омелы. Амелия не могла понять, что именно её удивило больше всего. То, что мать пожалела ей доброго утра или венок из омелы, которого никогда не было в их доме. Какая глупость, она точно еще не проснулась. — Доброе утро, — она решила не рисковать и не задавать лишних вопросов матери, переводя свой взгляд на брата. Он точно должен был знать о происходящем. — Матушка не говорит, кто еще к нам пожалует, — едва слышно пояснил Рудольфус. — Не все семьи ответила на её приглашение, вот она и волнуется. Как она могла не догадаться раньше. Она бы не стала так заморачиваться с украшениями и пиршеством ради одних Блэков. — Малфои, — предположила Амелия. У нее в голове было не много фамилий, кого их мать могла позвать на такой праздник. — Эйвери, Розье и Нотт. — Возможно, комнат вполне хватило бы на все эти семьи, — утвердительно кивнул Рудольфус. Они стояли в проходе, наблюдая за тем, как домовики носятся по лестнице, развешивая украшения на каждом углу. Все это сопровождалось криками Беллатрисы и Лорелеи. Они однозначно стоили друг друга. Амелии искренне было жаль брата, которому досталась такая участь. Зная характер невестки, она была безоговорочно уверена: брат никогда её не полюбит. Её раздумья прервал голос домовика, который объявил о том, что Нотты не смогут присутствовать на рождественском ужине, но передают свои самые искренние поздравления. — Матушка будет в бешенстве, — отметил Рудольфус, замечая напряжение на лице матери. Амелия усмехнулась, пряча улыбку ладонью. Она знала, как важно для матери было показать своё превосходство, как она любила указывать волшебникам на их финансовое положение. Не удивительно, что Нотты отказались праздновать Рождество в кругу их семьи. Амелия и сама предпочла бы остаться в школе, если бы не письмо брата о том, как он соскучился. — Приведи себя в порядок, — брезгливо сказала Лорелея. Волшебница усмехнулась своим мыслям. Как она могла наедятся, что сегодня мать не станет вымещать свою злость на ней. Привести себя в порядок означало убрать все следы наказаний, пока другие волшебники не заявились в поместье. Конечно, Лорелея ведь была хороша во всём, даже в воспитании детей. Ей просто не повезло воспитывать предательницу крови, неблагодарную девчонку, таскающуюся повсюду со своими грязнокровными друзьями.
Примечания:
Я долго думала над этой работой и наконец взялась за написание. Надеюсь, что эти персонажи когда-нибудь затронут ваше сердечко так же, как затронули и моё.
Отдельная благодарность Sonya Colin за её чудеснейшую обложку и how you doing за исправление моих ошибок, и тёплые слова о работе ❤
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты