Drum Go Dum

Слэш
PG-13
Завершён
12
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
— Советую заткнуть свой ротик
— Только если твоим членом, малыш!
Посвящение:
Варе и одной мелкой любимой пиздючке :DD
Примечания автора:
Шутка про члены в новом любимом фендоме. ХАХМДА. Прекрасно.

В этой версии фанфика большая часть героев старше 18 лет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Ты очень рисковый Но вызов не спеши бросать Не верю ни слову Меня нельзя достать K/DA, Wolftyla, Bekuh BOOM, League of Legends, Aluna - DRUM GO DUM

Сумерки опускаются на город все ниже и ниже, и темнота полностью поглощает верхушки множества высоток. Площадку освещают множество ярких фонарей и прожекторов с цветной подсветкой, расставленных по всему периметру длинной петляющей трассы. Трибуны до отвала набиты зрителями, и все они создают дополнительный гул в этом месте. Добро пожаловать на отстроенную близь заброшенного района Токио, столицы Японии, гоночную площадку — одну из самых больших вблизи мегаполиса. Среди своих она зовется «League of Legends». Прошло несколько лет, прежде чем это место стало таким, каким является сейчас: известным в своих кругах, но ограничивающим доступ для простых зевак с улицы; приносящим огромные деньги от зрителей и тех, кто каждый заезд делает ставки на своих любимцев; опасным настолько, что даже любое дорогое казино будет нервно курить в стороне. Да, это место для гонок без правил. Либо ты, либо тебя. Здесь свои правила, не касающиеся самих заездов, свои устои. Если даже ты в самом низу этой цепочки— обычный зритель, то ты уже не простой человек, проходящий мимо и решивший просто глянуть на это «шоу», нет. У тебя, как минимум, должны быть связи или большие деньги. Ну или богатенькие родители, вкладывающие собственные деньги в развитие и процветание «League of Legends». А лучше и то, и другое, и третье. Чуть выше выстраиваются различные банды, рейтинг и известность которых зависит от многих факторов: количество общих, а также выигранных заездов, количество человек под крылом «лидера» и многое другое. После каждой гонки рейтинг зачастую меняется: незначительно, если соревнуются постоянные конкуренты — и значительно, если на дорогах происходит что-то, на чем можно поднять неплохой хайп. Лопающиеся от трения шины, взрывы тачек, аварии. Ну или же чья-то смерть. Однако места с первого по третье стабильно удерживаются вот уже который месяц. На третьем месте — гонщик под псевдонимом Азума. На втором —Итадори Юджи, лидер местной банды «Двуликий», перебравшейся из закоулков Токио покорять его вершины. На первом — тот, кто никогда не нуждался в банде и спокойно выживал в одиночку; тот, кто перегрызет глотку, если кто-то посягнет на его заслуженное место; кто выгрызал свою победу в погоне за мечтой и добился того, о чем грезил; кто будет готов идти по головам, если это будет того стоить. Годжо Сатору. Больше известный здесь как Сильнейший. Человек, который живет одним днем и, кажется, только ради гонок. Мужчина с серьгой в правом ухе и вечно разбитыми костяшками. В свои 28 он не обременяет себя отношениями, ограничиваясь простым сексом по пьяни. Его не заботит мнение других, он привык жить по своим правилам и гнуть свою линию, несмотря ни на какие обстоятельства.

***

Очередная ночь с пятницы на субботу, очередной заезд с неплохими призовыми, и все те же люди за линией старта. Машины разных цветов выстроены в два ряда в шахматном порядке — каждая на месте, соответствующем рейтингу прошлой гонки. Сатору подъезжает к «мероприятию» чуть ли не последний, еще издалека сигналя скопившейся на дороге толпе. Люди тут же разбегаются по сторонам, завидев несущийся черный матовый Порше с бело-голубыми покрышками. Мужчина давит по тормозам, выкручивая руль, и машина разворачивается почти на 180 градусов, останавливаясь аккурат у присвоенного ему места. Он выходит из машины под одобряющие крики «Сильнейший!» и визги, вероятно, фанаток и фанатов; кто-то даже хлопает. Сверкают вспышки смартфонов, пока гонщик подходит к местному судье — обворожительной девушке по имени Куджисаки Нобара в короткой белой футболке, черной юбке и лакированных черных полусапожек со шнуровкой. — Привет, дорогая, — салютирует людям вокруг нее Сатору, ожидая, пока девушка обернется. — Сатору! — Нобара приобнимает гонщика, оставляя небольшой поцелуй на его гладко выбритой щеке, и отправляет какое-то сообщение по телефону. — Как у тебя настрой? — Как всегда, — ухмыляется мужчина, незаметно осматриваясь вокруг. Азума уже вовсю выпивает, Юджи что-то обсуждает со своей командой, а остальных участвующих в сегодняшнем ночном заезде он знать не знает. Впрочем, ему на них все равно. — Состав все тот же? — Не совсем, — девушка что-то яростно листает в телефоне, видимо, какие-то списки, и поднимает взгляд на своего друга, который ждет пояснения, — есть один новенький. Тоже, кстати, одиночка. В этот момент Годжо напрягается, но лишь на секунду, слушая дальше девушку. До сегодняшнего момента он был единственным гонщиком, выступающим без команды, не имеющим собственных механиков и прочих. Но зато у него были хорошие связи. — Псевдоним Маэстро. Слышала, что он выиграл некоторые заезды в «Dragon Head», была даже в сборной команды Арахабаки, поэтому может быть очень и очень неплохим малым. Тебе стоит его бояться. Сатору закатывает глаза, на что Куджисаки хихикает, по-дружески ударяя его по плечу. — И все-таки, присмотрись к нему. Он кажется мне темной лошадкой, — девушка притягивает мужчину ближе, чтобы прошептать: — Вспомни, что я говорила тоже самое о тебе, когда ты только появился в Лиге. Сатору снова напрягается — в относительной темноте и постоянно мигающем свете он пытается рассмотреть того, о ком ему только что рассказывала судья, но искренне не видит. — Ищи черно-желтую тачку, — снова раздается голос Нобары, и беловолосый тут же натыкается на цель взглядом. 205-й Ламборгини. Что ж, машинка у этого новенького хороша. По случайности он замечает еще и ее владельца, который кажется слегка растерянным и, видимо, как раз ищет людей из стаффа или судью. Девушка как раз машет ему рукой и поэтому тот направляется к ним, постепенно сокращая расстояние. Эта завораживающая походка с плавно качающимися бедрами, эта в уверенности приподнятая вверх голова, заканчивающаяся острым подбородком и офигенный внешний вид новенького гонщика. Сатору он уже нравится. — Маэстро? — Нобара спрашивает у подошедшего, а тот кивает ей, отвечая, или точнее пытаясь отвечать что-то, но его голоса почти не слышно, после чего юноша мило улыбается в ответ, показывая ямочки. — Он довольно странный. — Годжо нарочно переходит на шепот, ловя себя на мысли о том, что новенький вряд ли сможет разобрать что-то из сказанного им. Так и происходит: брюнет лишь стоит и мило хлопает густыми ресницами, которые отбрасывают тень в свете фонарей. — Ага, его вообще не было слышно — шатенка тоже не упускает момент немного поиздеваться над юношей, мельком замечая, как мужчина фыркает на ее ответ. — И его прозвище. Господи, такое убогое — беловолосый почти начинает смеяться, но его резко перебивают. — Могу специально для такого идиота как ты объяснить его значение. Сатору почти роняет челюсть: во-первых, от неожиданности — тот самый Маэстро сейчас ответил на его колкость без намека на какие-то проблемы с голосом. И уже, во-вторых, от дерзости этого паренька. На вид ему уж точно не больше двадцати трех, да и ростом не особо вышел; так что Сатору ничего не стоит сделать шаг в его сторону, чтобы взглянуть на него сверху вниз чуть поближе. — Сорян, но я не слышу тебя, слишком низко — Годжо чувствует, как Нобара аккуратно оттягивает его плечо, но не собирается двигаться с места; но тут Маэстро расходится в улыбке, отчего у мужчины почти что окончательно сносит тормоза. — Тебя что-то рассмешило? Девушка сильнее сжимает чужое плечо, но Сатору просто откидывает ее руку, все еще выжидающе смотря на парня перед ним. Тот подходит вплотную к беловолосому, встречаясь взглядом с потемневшими глазами напротив. Он обводит нижнюю губу языком, и Годжо может считать себя сошедшим с ума, но он точно видел, как в языке брюнета сверкнул металл. Тот переводит взгляд на губы, а затем снова на глаза и произносит: — Маэстро или же мастером именуют выдающихся деятелей в различных областях искусства. В какой-то степени гонки тоже являются отраслью искусства. В этом весь секрет моего псевдонима. — после этих слов гонщик, скользнув ладонью по груди Сатору, подмигивает Куджисаки и спешит вернуться к своей машине, бросая напоследок мужчине: — Запомни это хорошенько, дорогуша. — Советую заткнуть свой ротик, — отвечает ему Сатору, провожая взглядом чужую спину и, может быть, задницу. Уже около своей машины парень оборачивается, выкрикивая: — Только если твоим членом, малыш! — он усаживается в тачку под чужие улюлюканья и заинтересованные взгляды, которые тут же переводятся на Сатору. Он предпочитает не обращать на них внимая, но как же сейчас хочется проехаться по чужому смазливому лицу — желательно, чем-нибудь потяжелее. — Эй, — Нобара замечает, как мужчина напрягается, сжимая до посинения костяшек кулаки, — Скоро уже все начнется. Пойдем к твоей малышке, — произносит она и, закинув мужчине руку на плечо, уходит с ним ближе к линии старта. Они возвращаются к автомобилю, и Сатору, открывая дверь, плюхается на водительское сиденье, откидываясь на спинку, потом захлопывая и саму дверь. Опускает боковое стекло, зная, что шатенка обязательно пожелает ему удачи — своеобразный ритуал со времен его самой первой победы; девушка скрещивает на груди руки, опираясь на его машину, и немного наклоняется в сторону Годжо. Тот, кстати, никому не разрешает прикасаться к своей машине. Абсолютно никому. Даже стоять с ней опасно для здоровья — удар у Сатору поставлен, что надо. Нельзя никому, кроме Куджисаки. — Удачи, Сатору, — искренне произносит девушка, дожидаясь, пока беловолосый соизволит на нее посмотреть. — И забудь об этом мальчишке. Не вздумай выйти из колеи, — мужчина усмехается: Куджисаки, как всегда, в своем репертуаре. — Эй, я серьезно! Я поставила на тебя свои кровные, идиот. Так что не оплошай. Напоследок она дважды похлопывает по капоту черного спорткара, удаляясь за линию старта в более безопасное место. Спустя пару минут раздается противный сигнал сирены, а вслед за ним чей-то голос: — Заводите моторы! Толпа начинает шуметь еще сильнее, где-то вдалеке даже разносятся выстрелы. К общему гулу на улице прибавляется звук заводящихся автомобилей, которые все громче и громче газуют, пока Нобара перечисляет участников гонки по порядковым номерам. — Номер 712 — Сильнейший! — зрители с новой силой взрываются, стоит им заслышать порядковый номер любимца гонок. На это Сатору никак не реагирует — уже давно привык к вечному шуму вокруг себя — только посильнее вжимает педаль газа, пуская из-под колес спорткара дым. — Ну и поприветствуйте новенького на наших дорогах — Маэстро, номер 205! — люди с обеих сторон от гоночной дороги не умолкают, наоборот: они кричат еще громче, стоит объявить о новом участнике. Мужчина поворачивает зеркало заднего вида, пытаясь уловить чужой спорткар, и замечает: мистер-само-обаяние высунулся из водительского окошка и теперь ярко улыбается, махая рукой в приветственном знаке. Годжо, насмотревшись, возвращает зеркало обратно в нужное для него положение — и не для того, чтобы не глазеть на этого парнишку, вовсе нет. Тем временем Нобара выходит на середину дороги с черном-белым флагом в шашку в руке. Она изящно поворачивается и, подняв свободную руку в верх, щелкает ей несколько раз — шум тут же начинает стихать, и в конечном итоге остается слышно только как работают двигатели машин, готовых к гонке. — Слушаем все меня, — удивительно низким голосом прикрикивает судья; Годжо, сколько ее знает, всегда поражался необычному тембру, — трасса самая обычная. Первые несколько кругов по территории заброшенного района Токио. Следите за цветом флага, он изменится на красный, когда необходимо будет переходить на второй этап. Далее — отрезок с грунтом. Несколько поворотов, круговой разворот по кольцу, и с участка можно выезжать. Ах да, — Нобара растягивает губы в довольной улыбке, — в конце вас ждет сюрприз: небольшой заезд по трущобам! Зрители снова взрываются от восторга, расходясь в новых визгах и криках. Гонщики же сигналят в подтверждение словам девушки. Эта ночь действительно обещает быть нескучной. — По местам! — напоследок кидает шатенка, делая еще пару шагов назад и выжидая, пока гонщики настроят свет фар и пристегнутся. Она расправляет ткань флага, поднимая его вверх и замирая. На фоне раздается оглушающий звук отсчета. 3… Сатору крепче сжимает руль. 2… Он вздыхает, на мгновение закрывая глаза. 1… Нобара рывком опускает флаг и остается на месте, пока мимо нее одна за другой проносятся машины, разгоняясь за считанные секунды. Годжо втапливает газ, бросая взгляд в зеркало, и перестраивается в другой ряд, подрезая Итадори. Поворот — и он начинает отрываться от остальных машин. Еще поворот — расстояние все увеличивается. Он переключает скорость и тут же нажимает на тормоз, чтобы успеть завернуть в очередной переулок и срезать путь. Этот отрезок дороги он знает как свои пять пальцев: знает, куда свернуть, чтобы другие за ним не поехали в страхе поцарапать тачки; где можно промчаться с запасом места между двумя стенами, а куда нельзя заезжать ни в коем случае. Мужчина движется вглубь темного переулка и выключает дальний свет, чтобы меньше выдавать свое местонахождение. Он даже сам оглядывается назад, высовываясь на секунду из окна, и замечает небольшой свет, все ближе и ближе нагоняющий его спорткар. Еще секунда — и в зеркале заднего вида показывается знакомый Ламборгини, быстрыми темпами сокращающий расстояние между ним и Порше, и Годжо приходится с новой силой вжать ногу в газ, нащупывая рукой коробку передач. Эта ублюдок на новеньком висит на хвосте у Сатору до того момента, пока они не выезжают на грунтовой участок. Их обоих снова нагоняет Юджи, пытаясь вклиниться между двумя автомобилями, но Годжо, снова грязно играет, выруливает вправо, чуть ли не подрезая чужой спорткар и вынуждая его сбавить скорость. Беловолосый выезжает на грунт первым, сразу же стараясь выехать в нужную траекторию; он сужает круг для дрифта настолько, насколько может, чтобы не терять время и первенство, но замечает движение справа: Маэстро обгоняет его по большому кругу. Обгоняет. Сатору. Парень за рулем Ламборгини выглядит так, словно совсем не нервничает, даже наоборот, ему будто в радость наблюдать за стараниями мужчины. Как только брюнет замечает в конце кольца развилку для выезда на финальный участок, то сразу же выкручивает руль в обратную сторону и буквально выскакивает на трассу, филигранно рассчитав траекторию движения своей машины. Годжо бы восхитился таким искусным дрифтом. И даже похлопал бы, определенно. Но не сейчас, когда он на втором месте. Они первыми въезжают на дорогу, ведущую к трущобам. Сатору яростно включает последнюю скорость и переключает автомобиль на режим «спорт». Его мотор начинает рычать еще громче; мужчина сейчас и сам не прочь разрычаться — чужая черно-желтая машина так и маячит перед глазами. Он не отстает, нет — сидит прямо на хвосте, контролируя каждое движение. Дорога слишком узкая, чтобы разъехаться в два ряда, поэтому Годжо просто выжидает; благо, бесконечные повороты вот-вот закончатся, а перед финишной прямой трасса широкая. Он еще успеет. Автомобили выносятся с моста по направлению к финишу в руинах, сверкнув искрами под колесами. Сатору надеется, что его спидометр сейчас не взлетит на воздух вслед за двигателем из-за нереальной отметки скорости — зато он все больше и больше сокращает расстояние, в итоге равняясь с чужим спорткаром. — Сдавайся, мелочь! — кричит мужчина, не отрывая взгляд от дороги, ожидая, что же ответит ему этот загадочный парнишка. — Дохуя хочешь, сладкий, — так же криком отвечает Маэстро. Нужная черта на асфальте приближается в немыслимой скорости, а над ней размахивают тем самым черно-белым флагом. Финиш. У них ничья.

***

Мужчине хочется засмеяться: со всей комичности ситуации, с того, что он почти проиграл это мелкому говнюку, или же с того, что он, кажется, действительно запал на него? Иначе как описать то, как он, не выходя из собственной машины, в открытую разглядывал брюнета, пока того поздравляли с дебютным заездом сначала Нобара, затем Азума и многие другие гонщики. На все слова Маэстро отвечал лишь мягкой улыбкой, иногда рукопожатиями и всего один раз с Итадори объятиями. Сатору был готов сломать руль. Гудок. Все столпившиеся у линии финиша зрители и гонщики на секунду затихают и оборачиваются. Сигнал доносится от черного Порше, и Годжо лениво вылезает из автомобиля, чтобы сказать: — Эй, мелкий, сюда подошел. Новенький на секунду мешкает от серьезного тона Сатору, но затем, снова нацепив маску безразличия и чрезмерной самоуверенности, идет к его спорткару, провожаемый взглядами всех. Мужчина садится обратно в салон. Маэстро обходит машину, Годжо догадывается, зачем, поэтому сразу пресекает его: — Нет. В мою тачку ты не сядешь. Брюнет возвращается к водительской двери и, взглянув из-под полузакрытых век на беловолосого, облокачивается на машину. Годжо почти что давится — эта ублюдок точно офигел. Он не дает и слова сказать парню, как снова вылезает из машины, отталкивая его подальше от Порше, и, удостоверившись, что никто на них особо не смотрит, заталкивает в ближайший переулок. Сатору толкает его к стене, хватая за воротник футболки. — Ты что себе позволяешь? — Годжо, поняв, что перегибает, разжимает кулак, отпуская брюнета и делая шаг назад. Однако он оказывается перехваченным чужой ладонью. — Ничего такого, что тебе бы не понравилось, — без капли смущения произносит Маэстро, смотря прямо на Сатору. — Отпусти меня, слы… — мужчина не договаривает, так как теперь он оказывается прижатым спиной к бетонной стене. Брюнет выставляет одно колено между ног беловолосого, не отпуская руку с его куртки. — А ведь не зря говорят, что ты действительно горячий, когда в ярости, Сатору, — шепчет Маэстро, обдавая чужое ухо теплым дыханием и кусая того за мочку уха. Годжо резко выдыхает через нос. — Откуда ты знаешь мое настоящее имя? — Сладкий, я ведь не мог приехать сюда неподготовленным, — у Сатору, кажется, перехватывает дыхание, когда парень поцелуями опускается с линии челюсти к шее, прикусывая его кадык. — Или мне лучше называть тебя Сильнейшим? Годжо издает звук, похожий на рык. Мальчишка определенно его провоцирует. — Ты сейчас очень сильно нарываешься, — собирая последние крупицы чистого разума, заявляет мужчина, чувствуя на своей коже чужой смешок. — Что ж, — брюнет поднимает голову, смотря прямо на мужчину, и чуть сильнее вжимается в его тело своим, — Тогда все проходит так, как и планировалось. Сатору хватает последней фразы, чтобы ухватиться за чужой подбородок и потянуть на себя, целуя призывно открытые губы. И он определенно ведется на такую провокацию.
Примечания:
А что если они знакомы в обычной жизни, но Сатору просто не помнит или не знает имени мальчишки? Хмммм.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты