Молчание — знак любви

Гет
NC-17
Завершён
47
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
48 страниц, 17 частей
Описание:
Все считают его бесчувственной машиной по добыванию очков, но, как оказалось, у него есть сердце. Ушиджима Вакатоши не знает, что такое любовь, но сердце его пронзила стрела амура.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 45 Отзывы 16 В сборник Скачать

Эпилог

Настройки текста

5 лет спустя

      Огромная двуспальная кровать пребывала в полном беспорядке, где-то в ее самых глубинах, под теплым розовым одеялом, мирно посапывала красноволосая девушка. Будильник звонил уже несколько раз, но заботливый волейболист, зная слабость своей жены, тут же отключал его. Может, она и будет проклинать его всеми ругательствами мира, но он-то прекрасно знал, что если бы не он, то Рэй сама бы их так же благополучно отключила.       Вакатоши нравилось смотреть на сонное умиротворённое лицо Сатори, иногда она даже произносила что-то нечленораздельное, вызывая глупую улыбку на лице. И сейчас мужчина опять любовался спящей девушкой, чувствуя себя преступником. На тумбочке рядом с кроватью лежал раскрытый блокнот с неаккуратными записями, учебник французского языка и журнал с фотографией Рэй на обложке. Ушиджима гордился тем, каких успехов она смогла добиться, однако только он знал, через какие трудности ей пришлось пройти. Вакатоши напоследок бросил взгляд на безумно привлекательный снимок в журнале и направился на кухню, чтобы приготовить что-то на завтрак, попутно натягивая миленький фартук с узором в виде клубничек. Сатори же, услышав еле различимые шаги, тут же приподнялась на кровати, сонно озираясь по сторонам. Неужели она впервые проснулась раньше будильника? Девушка взяла телефон в руки и ужаснулась цифрам, что весело светились на экране. Был уже час дня! А сегодня в два часа у нее должны взять очередное интервью. Честно говоря, известность ей порядком надоела, гораздо приятнее спокойно расхаживать по улицам, не ловя на себе заинтересованных взглядов. Однако ее фотография на главной обложке журнала ей очень нравилась, Рэй на ней получилась безумно милой, улыбка была очень искренней, а живот уже довольно сильно выпирал в этом летнем сарафане. Сатори, мельком взглянув на снимок, уже в который раз расплылась в такой же искренней улыбке. Она была счастлива. По-настоящему счастлива. Девушка поднялась с кровати, испытывая лёгкое чувство тошноты, не приносящее уже былого дискомфорта, с трудом натянула футболку мужа и босыми ногами поплелась на кухню. Беременность сделала ее ещё более неуклюжей и неповоротливой, но Вакатоши всегда был рядом, со своим серьезным лицом и постоянными расспросами о ее самочувствии. Такой заботливый... Вот только отключать ее будильники — это уже чересчур. Она же столько раз ругала его за это! Рэй посмотрела на широкую спину волейболиста, что-то ловко нарезающего и кидающего на шипящую сковородку. В ее фартуке он выглядел так забавно, что Сатори невольно хохотнула, прикрывая рот рукой, чтобы Вакатоши не услышал: она вдруг вспомнила, как он с нахмуренными бровями и в фартуке с клубничками с непониманием смотрел на девушку, умирающую со смеху. Он никогда не понимал, почему она смеётся над ним, но не мог обижаться, поэтому предпочитал думать, что это все причуды беременных женщин.       Рэй подошла к Вакатоши и уткнулась ему в спину, нежно обнимая за талию. Ушиджима почувствовал знакомое тепло, но прерывать готовку не стал. — Доброе утро. Как самочувствие, ничего не болит? — начал бормотать волейболист, волнующийся за свою жену. Каждое утро он неизменно спрашивал одно и то же. Рэй даже успела почувствовать себя какой-то принцессой, до которой боятся дотронуться, чтобы лишний раз не обидеть, и которую не хотят выпускать из дома, чтобы она вдруг случайно не поранилась. — Самочувствие прекрасное, как никогда. А что у нас на завтрак? Так вкусно пахнет, — Рэй мечтательно облизнула губы. Последнее время она очень любила кушать много и самое разное. — Мисо-суп и жареная рыба, — сухо ответил ас, не отвлекаясь от готовки.       Рэй такой сухой тон абсолютно не нравился, поэтому она ещё сильнее прижалась к Вакатоши и поцеловала его спину через футболку, пытаясь пробудить в Ушиджиме хоть какие-то эмоции. Волейболист почувствовал все изгибы девушки, которая так крепко к нему прижалась, потерял всю свою сконцентрированность и хотел было бросить кончик огурца в суп, а не в мусорку, но вовремя одумался. Что же делает с ним эта женщина? Просто сводит его с ума своей беззаботностью и несерьезностью. Всё-таки восьмой месяц беременности — это не шутки, а она продолжает ходить на разные шоу и давать интервью, продолжает вести себя так, как будто и не собирается рожать через несколько недель. А Ушиджима читал, что роды — это страшное дело, по уровню болезненности сравнимое со множественными переломами всех костей. От одной этой фразы, прочитанной по чистой случайности, волейболист себе места не находил и был постоянно как на иголках. Рэй же об этом абсолютно не беспокоилась, вкусно позавтракав, девушка поцеловала мужа и оделась, как всегда неброско и совершенно не модно. Попрощавшись с Вакатоши, Сатори отправилась на довольно знаменитое шоу, куда ее пригласили гостем, чтобы она рассказала о своем ставшем одним из самых популярных в Японии фильме, на создание которого ушло практически четыре года и очень много нервов. Всё-таки для кинорежиссёра она была ещё слишком молода и неопытна, но энергия била через край, как и бесчисленные идеи, которые воплощать в реальность оказалось довольно трудно. Она была счастлива... Счастлива, как никогда.

***

       Кичиро Вакатоши был очень серьезным ребенком. Даже самые простые вещи он делал исключительно с суровым лицом, хмуря маленькие темные бровки. Отец безумно любил своего сына и с самого детства учил его держать в руках мяч, а Кичиро нравилось играть с папой во дворе. Мальчик был практически полной копией Вакатоши, если бы не большие красно-карие глаза, обрамлённые длинными пушистыми ресничками, прямо как у Рэй. Сатори же тихо благодарила небеса за то, что Кичиро не был похож на нее в детстве. Она не желала такой участи бедному ребенку.       Скоро Вакатоши должен был вернуться из Испании, где у него недавно проходил матч, и девушка волнительно вытирала с полок пыль и убирала разбросанные игрушки по ящикам. Кичиро сидел на полу и рисовал что-то с серьезным видом. Рэй не удержалась и заглянула сыну за плечо, чтобы полюбоваться творением. На листочке красовалось три человека, если их так можно было назвать, и в руках у самого большого "существа" находился мяч. Рэй погладила Кичиро по голове и ласково спросила: — Что это ты такое интересное нарисовал? — Это мама, я, папа и волейбол, — тон у мальчика был немного грустным, и девушка взяла сына на руки, хоть он и не любил этого, считая, что маме нельзя поднимать тяжёлое. — Ты же знаешь, что у тебя самый замечательный папа. Помнишь, мы вчера видели его по телевизору? — Но я скучаю, — голос Кичиро немного дрожал, но он держался стойко и не проронил ни одной слезинки. Сатори вообще с трудом могла вспомнить, когда он последний раз плакал. — Я тоже, милый. Но он же обещал, что это был последний раз. Папа больше никуда от нас не уедет, потерпи немножко, сегодня вечером мы уже с ним встретимся.       Маленький мальчик повеселел, вырвался из рук матери и отправился к столику с незаконченным рисунком. Он был очень рад, что папа больше никуда не уедет, но с другой стороны, это значило, что его не покажут больше по телевизору, такого крутого и сильного, и Кичиро не сможет больше хвастаться этим в садике. Вообще ему все в группе очень завидовали, ведь и папа, и мама у него были знаменитостями, но Кичиро никогда не придавал этому большого значения, хоть и любил лишний раз похвастаться. Мальчик принялся водить карандашом, завершая свой шедевр, который подарит отцу.
Примечания:
А вот и конец. Надеюсь, мои читатели не были разочарованы!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Haikyuu!!"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты