Дом, где живёт солнце.

Слэш
PG-13
Завершён
29
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
44 страницы, 7 частей
Описание:
Когда-нибудь они найдут дом, где живёт солнце.
Примечания автора:
Ребят, будет немного больно, заранее извиняюсь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
29 Нравится 10 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста

Коме́та — небольшое небесное тело, обращающееся вокруг Солнца по весьма вытянутой орбите в виде конического сечения. При приближении к Солнцу комета образует кому и иногда хвост из газа и пыли. На середину 2018 года обнаружено 6339 комет, которые попадают во внутреннюю область Солнечной системы — область планет.

Минхо соврал, если сказал, что не представлял их поцелуй с Ханом. Соврал бы очень сильно. Потому что смотреть на Хана и не представлять как ты целуешь его в щеку или в лоб просто невозможно. Джисона всегда хочется комфортить, держать за руку, прятать от сильного ветра, обнимать постоянно. И чаще всего Минхо так и делал. Был для него крепостью, могучей и неприступной. А ещё незаметной. Он оберегал его, оставаясь в тени, не прося ничего в ответ. А ещё Минхо знал, что в отношениях Хан не решительный. Он будет молчать о своих чувствах до последнего, пока не будет уверен что они взаимны. И даже когда убедиться, что его не оставят с разбитым сердцем, все равно не делал первый шаг. Поэтому, когда на катере Хан поцеловал его, Минхо не мог даже дышать. — Я хочу прокатиться на катере! Так началось то самое утро, когда весь мир перевернулся с ног на голову. До этого они всю ночь провели в клубе, пили и танцевали, отшивали назойливых девушек. Чонин с Хенджином свалили ещё в начале вечера, гуляли по Мадриду, целовались в переулках и искали звёзды. У Хана уже в привычку вошло спать на кровати Минхо и не отпускать старшего на свою. И даже когда Ли был точно уверен, что младший спит без задних ног все равно не уходил. Можно иногда позволить себе маленькую слабость. Почему нельзя просто лежать и смотреть на то, как человек которого ты любишь больше всего на свете, спит? Тем утром Джисон выглядел ещё более очаровательным чем обычно. Он ещё сонный, с закрытыми глазами пил молоко и ел кашу, которую Минхо так любезно приготовил на всех. — Мы ведь сможем поплавать с рыбками? — Надо спросить у Чонина. — Надо. Хан все ещё спит, сидя на полу, обнимает Минхо за ногу и утверждает что его батарейка на нуле. Ну Ли вовсе не сложно стоять возле кровати, перебирать волосы младшего и ждать когда тот «подзарядится». На самом деле их отдых проходил просто замечательно, они много гуляли, находили интересные места и постоянно дурачились. В привычку вошло оттягивать рукава на кофтах и безжалостно лупить друг друга. Им было хорошо друг с другом, не было серьезных разговоров о жизни и самопознании. Просто было комфортно много шутить, придуриваться и наверное быть настоящими. До пристани они дошли без приключений. Чонин действительно очень хорошо вписался в их компанию. Парням понравился почти сразу. Он был милым, добрым, искренним. Если Хан солнце для Минхо, то Чонин солнце для Хенджина. — Чайки напоминают мне о доме, — как-то раз сказал самый младший, когда они гуляли по набережной. — Почему? — Я лет до двенадцати жил в Пусане, мы очень часто с друзьями гуляли на пляже, зимой разводили костёр, летом купались. Всегда брали хлеб и кормили им птиц. Остальные понимающие кивают, Хенджин рассказывает о том, как они с классом ездили туда на экскурсию и Чонин громко смеётся когда узнает что Минхо и Хан убежали по магазинам за игрушками, в то время как остальные на автобусе вернулись в гостиницу. Они тогда испугались знатно, незнакомый город, автобуса нет, благо хоть Хенджин до них дозвонился и объяснил как дойти до гостиницы. На катере было не так уж и много туристов, намного меньше чем Минхо ожидал. Но поплавать с рыбками им все же не дали. Начался дождь и капитан сказал что никого не выпустит в свободное море. — Радуга! Минхо, там радуга. — Хани, помедленнее, я не успеваю. — Хани, зонт. — Твою мать, солнце, ты же промокнешь. Но младший его не слушает - бежит к самому краю, опирается о перила и смотрит на небольшие горы посреди моря. Солнце и дождь создают радугу. Невероятно красивое зрелище. И Минхо не может не провести аналогию между погодным явлением и их отношениями. За Ханом приходится бегать, держать зонтик над головой, парень, кажется, на дождь вообще не обращает внимания. Но внезапно он останавливается, разворачивается к Минхо с невероятно серьёзным лицом и говорит: — Закрой глаза. — Что? — Глаза, — руки ложатся на щёки и пальцы оказываются рядом с нижними ресницами, — закрой их. — Зачем? — Не доверяешь мне? А Минхо собственному сердцу не доверяет. Оно сейчас в ушах стучит заглушая звук дождя. Ли послушно прикрывает глаза, задерживает дыхание, а потом чувствует чужие губы на своих. Поцелуй длится лишь мгновение, он даже не успевает ответить, как Хан уже отстраняется. Ресницы Минхо дрожат взлетая вверх. — Ты поцеловал меня. — Это плохо? — Не знаю, давай ещё раз. И в этот раз первым тянется Минхо. Хан отвечает охотно, нежно переходит на щёки, целует родинку возле носа. Зонт уже давно опущен и лежит на мокром деревянном полу. Они сами уже промокли до нитки, от холодного ветра болят уши, но плевать. Плевать, потому что сейчас они слишком близко друг к другу. Дышать становится тяжело, руки дрожат от нахлынувших эмоций и Минхо сгребает в объятия свое маленькое чудо. — Знаешь почему влюблённые не договаривают шуток? — Почему? Но Хан в ответ упорно продолжает молчать, лишь слегка ухмыляясь. — И… Что будет дальше? Что это было? Минхо не понимает и верить в происходящее боится. — Думаю, я влюблён в тебя. Вот так просто. Его Хан говорит это так просто. Парень пытается понять куда делась неуверенность, страх быть отвергнутым и куча часов самогрызения из-за чувств. Однажды Джисон влюбился в девочку из параллельного класса. Минхо не понимал за что, потому что в ней не было ничего особенного. Она не выделялась из толпы, не была слишком симпатичной, не была весёлой и интересной. За все время обучения он вообще её не замечал. Потом узнал что на переменах она чаще всего сидела в библиотеке, на физкультуру не ходила и друзей у неё не было. Хан тогда проводил с ней слишком много времени. И, кажется, он был первым кто к ней подошёл. Но даже когда Джисон был уверен что у них все взаимно, даже когда она призналась что он для неё один из самых близких людей, парень не смог сделать первый шаг. Постоянно переживал, разговаривал с Минхо, задавая слишком много вопросов, на которые ни у кого не было ответов. Но сейчас. — Ты слышишь? Я сказал что влюблён в тебя. Я не могу не влюбляться в тебя. Даже просто быть рядом с тобой заранее проигранная игра. В тебя невозможно не влюбиться. Минхо не слышит. Не может. А глаза напротив такого красивого цвета. В них так много счастья. Мокрые волосы прилипают ко лбу, белый пар изо рта и трясущаяся челюсть. Минхо кажется всего трясёт. И не от холода. Он его вообще не чувствует. Я влюблён в тебя. — Я тоже влюблён в тебя. И наверное это самое тихое признание, потому что Хан сначала не может услышать. Старший эти слова шепчет едва шевеля губами. И если весь мир должен узнать о его любви, то он будет так же тихо шептать, потому что Хан и есть его мир, его солнце, его центр вселенной. И все события, все решения вели его к этому солнечному, необычному мальчику, который теперь так радостно его обнимал. — Если вы сейчас же не зайдёте под крышу, я выкину вас в море! Хенджин выглядит очень злым. Он насильно запихивает их в сначала под крышу, а потом уже на нижнюю палубу, где все остальные прятались от дождя. Чонин накинул на них полотенца и очень долго отчитывал, рассказывая о вреде прогулок под дождём. Но им было все равно. Джисон переплел свои пальцы с пальцами Минхо, крепко сжал и выглядел таким умиротворённым, каким Ли не видел его раньше. — Знал бы ты, сколько дней он выносил мне мозги из-за того что ему казалось мол чувства не взаимны, — шептал Хенджин, так чтобы Хан не услышал, — я столько раз пытался убедить его признаться. Год наверное прошёл. И теперь Минхо узнает своего Хани. Такое поведение более свойственно ему. Даже если он жил легко, не переживал из-за проблем и казалось что его ничего не беспокоит, люди, общение с ними, взаимодействия и другие контакты давались ему тяжело. Но об этой особенности знали только близкие друзья. В то лето они потеряли голову от любви. Не переживали о будущем, не думали про следующий учебный год, и просто жили. Полюбить человека, отвечающего тебе взаимностью — настоящее чудо. Они гуляли по вечерним набережным, купались в море, брызгали друг в друга водой. Их отношения мало чем изменились. Они все так же были лучшими друзьями. Друзьями, которые признаются в любви постоянно и целуются каждый раз когда остаются наедине. В один из вечеров Хенджин с Чонином уматали на «невероятно романтичное свидание», как выразился Хван. А Минхо потащил своего парня гулять по каменным улочкам и есть мороженое. Они сидели около одного из фонтанов, лицо у младшего было все измазано мороженым, и старший как самый заботливый человек на свете вытирал все салфеткой. — Я люблю тебя. Так сильно люблю. — И я тебя, солнце. — Ли Минхо! Но парень лишь смеётся с такой реакции. Хан всегда повторяет, что он не солнце. Но как это может быть правдой, если только рядом с ним Минхо по-настоящему счастлив? Если только его улыбка делает мир лучше? Если его горящие глаза, скрашивают серость и отчаяние? Это лето было одним из самых лучших в их жизни. И когда близился конец, Чонин предложил съездить в заброшенный замок, который находился далеко за городом. Они арендовали машину, Минхо как самый старший сел за руль, Джисон уселся на соседнее сидение, по-хозяйски положив левую руку на чужое бедро, а друзья расположились на задних сидениях. — Когда ты успел сдать на права? — В этом году. Не хотелось потом с ними возиться. Навигатор противным женским голосом постоянно повторял поверните налево через 200, 150, 100 метров и раздражал настолько что Минхо его просто вырубил. И они заблудились. — Где мы? — Где-то недалеко от леса и рядом с полями. Хан веселиться как только может. Машину было решено бросить недалеко от окраины леса, а дальше пешком. Они шли несколько часов, наслаждаясь окружающей природой, фотографируясь чуть ли не каждые пять метров. В рюкзаках пледы, несколько бутылок вина, хлеб и много ягод. Джисон идёт под боком, совсем как после выпускного, обнимает предплечье, иногда кладёт голову на плечо, но почти сразу же убирает, так идти неудобно. Но целоваться на узкой кровати в хостеле тоже не удобно, не удобно гулять в жмущих ботинках, неудобно улыбаться, понимая что рано или поздно придет время расставаться. И неудобно не думать об этом. — Я люблю тебя. — Я тебя тоже, солнце. Хан готов повторить это миллион раз. Готов кричать о своей любви всему миру. Потому что это Минхо. Потому что это его лучший друг. Потому что Минхо его мир. Хан чётко помнит тот момент когда понял, что влюблён. Люди обычно проходят через три стадии. В первой они понимают и принимают свои чувства. Во второй они пытаются о них сказать, но останавливают себя сразу, как только начинают говорить. А в третьей молчать становится слишком сложно. Заветные три слова, меняющие всё. Хан влюбился в него зимним утром. Когда старший как всегда без шапки, с безразличием на лице, приехал на велосипеде к воротам школы. Казалось, это всё тот же Минхо. Его саркастичный друг, у которого в жизни все не так уж и хорошо. Друг, который часто ходит мрачный, пропадает в своих мыслях и когда он злой, его лучше не трогать. Но вот он подъехал, снял наушники и слез с велосипеда. Вот в его карих глазах все ещё безразличие и усталость. А вот он увидел Хана и улыбнулся. И в этот момент изменилось все. Мягкая улыбка от которой тает сердце. Тихий смех: ты опять в этой дурацкой шапке. А ты вообще без шапки. Подумал, но не сказал. Хан тогда вообще мало что смог сказать. Любовь появилась неожиданно. Просто улыбка, просто огонёк в глазах, просто Минхо. Так бывает. Весь мир замирает, дыхание останавливается и не существует ничего важнее, чем этот человек напротив. Наверное именно тогда Хан понял что не одинок. И дальше любое действие было наполнено этой любовью. Очень часто он смеялся с не особо смешных шуток, был рядом в особенно тяжёлые моменты и согревал когда было холодно. — Почти пришли. Заброшенный замок разрушен на добрую половину. Кругом валяются камни, все заросло мхом и маленькими голубыми цветами. Они поднимаются на второй этаж, аккуратно наступая на ступеньки, грозящиеся обрушиться в любой момент. Чонин ведёт их в безопасное место, которое по его словам точно не обрушится. Хван помогает своему парню расстелить пледы и пока, Минхо с Ханом любовались невероятно красивым видом, достал еду и вино. Закат догорал. Небо окрасилось нежно-розовым цветом. Хоть бери краски и рисуй. — Знаешь, в детстве, мне казалось, что у солнца есть дом. Хан об этом ещё никому не рассказывал. Для него это очень личное. Но с Минхо поделиться можно. — Дом? — Да, самый настоящий. Он делает небольшую паузу, и с трудом продолжает дальше. — Я не знал о космосе и о том, что земля вращается вокруг своей оси. Мне казалось что ночью солнце уходит в свой дом спать. И однажды, даже захотел его найти. Ушёл на закате и долго брел по полю, пока не наступил рассвет. Бабушка не заметила моего отсутствия. Но больше меня расстроило то, что я не нашёл этот дом. — А потом? Смог найти? — Потом я вырос и забыл об этих глупостях, — Хан щёлкает Минхо по носу и улыбается, — обо всём, кажется, забыл. В ту ночь, когда я ушел дедушка забыл выключить газовую плиту. Дом взорвался, и я пришёл лишь к обломкам. Бабушка бегала туда сюда пытаясь спасти вещи, а дедушку не смогла. — Это, — Ли моргает пару раз стараясь подобрать слова, — просто ужасно. — Можешь ничего не говорить. Хан обнимает его предплечье и кладёт голову на плечо. Ему не нужны слова утешения, не нужна жалость или ещё что-то. Просто Минхо должен знать. Просто это важно. У солнца должен быть дом. Оно должно возвращаться в него когда на небе появляется луна. — Когда-нибудь мы найдем этот дом. Обещаю. — Не обещай того, что не сможешь выполнить. — А мне кажется, я уже нашёл, — старший тихо смеётся, а потом говорит то, из-за чего все бабочки отправились в полёт, а щеки резко покраснели, — если ты солнце, то твой дом в моем сердце. — Прекрати! Придурок. Не солнце я. В ту ночь они смеялись слишком много, считали звёзды, пили вино, заедая ягодами, а потом долго искали машину. Они спали на неудобных сидениях, встречали рассвет в дороге и пели песни на полную громкость среди пустой трассы. Они были живыми. И могло ли быть лучше? Минхо осознавал что счастлив. Минхо доверял Хану. А Хан доверял Минхо. Они оба молчали о моменте расставания. Они оба молчали о том, что лето закончится рано или поздно. Молчали о том, что Хан приехал в Испанию не отдыхать, а учиться. Молчали о том, что Минхо будет учиться в Корее. Но любое молчание будет нарушено. Рано или поздно. Так или иначе. Всему приходит конец. И их счастью, их любви тоже должен был прийти конец. Солнце светило сквозь маленькие окна. Яркие лучи назойливо мешали спать. Минхо с трудом поднимая руки, прикрыл глаза. Хан под боком тоже начал шевелиться, сопеть слишком громко, а потом вообще залез на Ли, как на матрас. Он пощекотал ладонь старшего, поцеловал в уголок губ и сказал то, что они откладывали так давно. — Пора собираться. Завтра у вас самолёт. — У вас? — Я остаюсь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты