Долгое путешествие

Слэш
PG-13
Завершён
17
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Из долгих путешествий возвращаются не все.
Примечания автора:
Работа вдохновлена Сказкой о дьяволе Мельницы - я видела клип по хуаляням с этой песней, но, как мне кажется, этому пэйрингу она подходит идеально.
Что касается пэйринга с Мин И - это скорее намек, чем что-то серьезное.
Публичная бета включена.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Старик отправился в море, но из моря вернулся старик.

Когда Ши Цинсюань провожал Мин И в плавание, он знал, что это надолго. Знал, что не увидит лучшего друга, по крайней мере, в течение пары месяцев, поэтому во время прощания обнимал крепко и старался не выглядеть слишком уж грустным от предстоящего расставания. Мин И улыбался, трепал по голове и обещал привезти сувенир из дальних стран, который окупит все время, проведенное порознь. Ши Цинсюань ему верил. Мин И был совершенно удивительным — в нем мягкость характера соседствовала с твердостью взглядов и принципов и силой духа. Он был смелым моряком, внимательным и мудрым собеседником и верным другом. Рядом с Мин И было легко, дышалось свободно, и мир казался прекраснее. Наверное, поэтому Ши Цинсюань его так любил. И, наверное, именно поэтому ждал его возвращения с таким нетерпением. Он каждый день выходил на причал и по нескольку часов смотрел вдаль, наблюдая за горизонтом — не видно ли знакомого паруса? — потом возвращался домой к своим делам, стараясь ободрить себя мыслями о том, что завтра уж точно… После того, как прошло полгода, в их маленьком городе начали говорить о том, что моряки уже не вернутся. Что время сейчас опасное, наверное, наткнулись на пиратов или разбились о скалы во время шторма. А может, ветер занес их в такие дали, из которых не возвращаются — морской дьявол и не на такое способен, коль что ему в голову взбредет. Ши Цинсюань старался не слушать, отгонять от себя страшные мысли. Ему хотелось верить, что его друг жив и вернется. В конце концов, он обещал, а Мин И всегда был честным и слов на ветер не бросал. И все же с каждым днем верить в это становилось все труднее. Наверное, поэтому когда спустя еще год знакомый корабль пришвартовался у причала, и с него сошел Мин И, Ши Цинсюань просто бросился к нему и сжал в объятьях, стараясь сдержать подступающие слезы облегчения и радости. Мин И от такого напора слегка пошатнулся, но устоял и приобнял за талию для удобства. Когда Цинсюань смог, наконец, собраться с мыслями и нашел в себе силы говорить, он немного отстранился и сказал: — Мин-сюн, ты задержался! Тебя не было слишком долго, и ты даже не представляешь, как я волновался за тебя! Цинсюань ожидал, что его сейчас погладят по голове. Что ему улыбнутся, скажут, что «теперь-то все в порядке — я ведь уже здесь». Или чего-нибудь в этом роде. Но он совсем никак не ожидал встретить жгучий взгляд неожиданно черных глаз и молчание в ответ. Цинсюань даже немного растерялся. — Мин-сюн? Кажется, это подействовало. Мин И отмер и спросил: — Что? — Почему ты молчишь? И смотришь еще так странно. Выглядишь так, будто совсем не рад меня видеть! — Цинсюань возмущенно ткнул пальцем ему в грудь, — Неужели ты за время своего плавания совсем позабыл меня, своего лучшего друга? Мин И, продолжая неотрывно смотреть, произнес: — Я рад, — и, подумав немного, добавил совершенно безэмоциональным голосом, — Я скучал. *** Мин И вел себя странно. Это было очевидно еще с момента его возвращения. После того, как радость от долгожданной встречи слегка поутихла, Ши Цинсюань уже не мог игнорировать перемены, которые случились с его другом. Когда они шли с причала, Цинсюань выспрашивал подробности путешествия, просил рассказать о приключениях, которые случились с Мин И во время плавания, потому что он всегда так делал. И обычно его друг с удовольствием делился впечатлениями и событиями. Однако на этот раз он оставался угрюмым и молчаливым, отделывался односложными фразами или же вовсе делал вид, что не слышал вопросов. Поэтому Ши Цинсюань говорил за двоих — рассказывал о своей жизни, об урожае и погоде, о самых свежих слухах и о том, что недавно самая красивая девушка в их городке вышла замуж. Мин И слушал и, казалось, думал о чем-то своем. Ши Цинсюань пока не решил, стоит ли ему начинать беспокоиться. — Хэй, Мин-сюн, ты обещал привезти мне подарок, — вспомнил вдруг он и посмотрел на друга взглядом ребенка, ожидающего, что ему сейчас вручат коробку конфет — наивно и радостно. — Так где он? Мин И вновь кинул на него этот странный жгучий взгляд, от которого у Ши Цинсюаня пробежали мурашки по спине, достал из рукава небольшую продолговатую черную коробочку и протянул ее ему. Цинсюань открыл коробочку и ахнул — внутри лежала заколка невероятно тонкой работы, темное дерево отлично гармонировало с изящными завитками серебристого металла, прозрачные, как слеза, и светло-зеленые камни сверкали на солнце, как роса поутру. Завороженный этим зрелищем Цинсюань произнес: — Мин-сюн, это потрясающе… Это действительно прекрасная работа! Спасибо тебе. Он ловко закрепил заколку в прическе, покрутил головой, как бы красуясь, поднял взгляд на друга и широко улыбнулся ему. Мин И как-то странно вздохнул. — Она напомнила мне о тебе. Твои глаза того же цвета, — сказал он Сказал, внезапно взял Цинсюаня за руку и поцеловал её. «Ого, » — подумал Ши Цинсюань, чувствуя, что краснеет. Чтобы скрыть неловкость, выдернул руку и рассмеялся: — Ха-ха-ха, Мин-сюн, такие милые вещи ты должен говорить девушке, которую любишь, а не мне. В ответ он получил очередной мрачный взгляд черных, как морские глубины, глаз и молчание. *** Мин И вел себя странно. Мало того, что из добродушного парня он превратился в мрачного и нелюдимого молчуна, любой беседе предпочитающего вкусный и сытный обед, так еще и эти его взгляды. От этих взглядов Ши Цинсюаня бросало то в жар, то в холод, колени подкашивались, дыхание перехватывало, и вообще творилось с ним что-то необычное, это точно. Цинсюань и рад был бы с этим разобраться, но каждый раз, когда он собирался спросить друга, что же с ним все-таки произошло во время плавания, что он так изменился, в горле как будто все пересыхало, и он никак не мог решиться. А Мин И, будто чувствуя его беспокойство, однажды сам начал этот разговор. — В чем дело? — спросил он. И в ответ на непонимающий взгляд пояснил, — Ты странно на меня смотришь. «Это я-то странно на тебя смотрю?» — хотел было возмутиться Цинсюань, но сдержался. Раз уж представилась такая возможность, есть смысл ею воспользоваться. Вздохнув, Цинсюань начал говорить. — Ты очень изменился, Мин-сюн. С тех пор, как вернулся. Как будто обратно приплыл не ты, а другой человек, ха-ха, — немного нервно рассмеялся он, чувствуя на себе пристальный взгляд черных глаз и не смея встретиться с ним. — Я просто хотел сказать, что если что-то случилось, неважно что, ты можешь рассказать мне об этом. В конце концов, я ведь твой лучший друг — я тебя всегда выслушаю! Мин И молчал некоторое время, не сводя с него взгляд. Потом сказал: — Ничего не случилось. Это плавание отняло много времени, поэтому нет ничего удивительного в том, что я изменился. Это проблема? — Что ты, что ты, совсем нет! — замахал руками Цинсюань, — Мин-сюн всегда был и останется моим другом. Просто… Иногда я тебя совсем не понимаю. Бывает, ты молчишь подолгу и кажешься таким отстраненным и равнодушным, будто тебя не волнует ничего из того, что происходит вокруг. А еще время от времени, — «очень часто, на самом деле» — ты смотришь на меня так, будто хочешь меня съесть, ха-ха. — А, — сказал Мин И, — Ну, здесь всё просто. -Просто? Что ты хочешь этим сказать? Мин-сюн?.. Ши Цинсюань не заметил, как Мин И оказался так близко к нему. Он некоторое время просто стоял и вглядывался в его лицо, а потом резко склонился и поцеловал. Цинсюань изумленно пискнул и попытался отстраниться, но сильные руки держали крепко. Мин И целовал его голодно, жадно, выбивая воздух из легких и почву из-под ног. Он поддерживал его за талию, ловил вздохи губами. Ши Цинсюань в его руках дрожал, плавился и неумело пытался отвечать. Казалось, они целовались бесконечно долго — или всего несколько секунд? — когда Мин И отстранился. Ши Цинсюань чувствовал, как колотится сердце и пылают щеки, и не знал куда себя деть от этого пронизывающего взгляда. — Цинсюань, — неожиданно позвал Мин И, — Ты будешь моим? От неожиданности вопроса Цинсюань на мгновение замер, а потом, осознав, о чем его спрашивают, покраснел еще сильнее — хотя куда уже — уткнулся лицом в грудь Мин И и прошептал на грани слышимости ответ, чувствуя, как объятия становятся крепче. *** Они сидели на берегу моря возле костра и слушали умиротворяющий шум волн. Звезды сияли в небесах, озаряя своим светом водную гладь. С моря дул прохладный ветерок. Они сидели на берегу и обнимались, закутавшись в теплое одеяло, рядом с ними стояли фрукты, вино и легкие закуски. Мин И тихо напевал ему старые морские песни, его низкий бархатный голос обволакивал и успокаивал, унося в неизвестные дали, полные опасностей и приключений. Ши Цинсюань слушал, ощущая тепло его объятий, и, подставляя губы под поцелуй, думал, что нет ничего страшного в том, что Мин И ведет себя странно. В конце концов, это было долгое путешествие — мало ли что могло случиться. Разве это так уж важно?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Благословение небожителей»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты