автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Питер достал из кармана телефон и нахмурился, найдя в адресной книге нужное имя. Палец неловко завис над кнопкой вызова, словно давая хозяину пару мгновений на раздумья, а потом все же опустился на сенсорный экран, перекрывая все пути к отступлению. К черту все, не так уж и важна эта старая шкатулка, чтобы терять ради нее то, что у него было.
Примечания автора:
Миниатюра была написана по визуалу: https://cdn1.radikalno.ru/uploads/2021/1/28/32855a1b6ae3795da0d67903ef43c4ad-full.jpg
на конкурс #профессияпогороскопу3days в группу «Миниатюры за 3 дня».
Профессия: антиквар
Черты характера: скрупулезность, ответственность, склонность к рутинной работе
Страна: Канада

И, честно, я не знаю, слэш ли это. Но пре-слэш точно)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
298 Нравится 12 Отзывы 31 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
В юности есть свое очарование. На тебя смотрят с любопытством, ждут ошибок и лишь снисходительно улыбаются, если ты с порога не можешь назвать цену за милую безделушку на комоде. Сколько таких взглядов за последнее время повидал Питер — он и сам со счета сбился. Двадцатидвухлетний мальчишка, англичанин с классическим воспитанием и совершенно нетипичной вспыльчивостью, волей случая и каким-то лихим ветром занесенный в Нью-Брансуик еще в семнадцать лет, был белой вороной среди завсегдатаев антикварных лавок и аукционных домов. Умудренные опытом и жизнью пожилые ценители старинных вещей смотрели на Питера сначала со снисхождением, потом — с любопытством, а в итоге — с раздражением. Большинство коренных канадцев, проживших всю свою жизнь в Нью-Брансуике и Монреале, демонстративно в присутствии Питера переходили на французский язык, делая вид, что ни слова не понимают по-английски. И если сначала он нервничал и злился, то за несколько лет сумел вполне сносно выучить новый для себя язык и смело мог ставить зарвавшихся снобов на место всего парой колких фраз. В том месте, где с каждым годом бизнес по продаже антиквариата приносил все меньше и меньше дохода, юный искатель ценностей умудрялся ухватить самые дорогостоящие экземпляры из грандиозных коллекций богачей, участвовал в аукционах наравне со «старожилами» и не боялся вгрызаться зубами в каждый лакомый кусочек. За что нередко получал иски от недовольных конкурентов. И вот сейчас, стоя у входа в здание суда и судорожно натягивая кожаные перчатки, Питер поморщился от мороси, летевшей в лицо, и тряхнул головой, отбрасывая с лица буйные кудри, которые так и норовили попасть в глаза. Монументальное здание за спиной с полукруглыми окнами и массивными колоннами, отделанными гранитом, только давило и придавало унылости и без того беспросветной серости. — На вашем месте, мистер Паркер, — позади раздался высокий женский голос, — я бы не стала тягаться с мистером Старком. Уступите ему эту чертову шкатулку, тогда он отзовет иск. — Насколько я знаю, мисс Поттс, — Питер на секунду поджал губы и нахмурился, — иск совершенно точно не связан со шкатулкой. И дело высосано из пальца, поэтому я точно выиграю. — Мы же с вами прекрасно все понимаем, мистер Паркер, — женщина глубоко вздохнула и остановилась рядом, крепко сжимая пухлую папку тонкими пальцами с идеальным маникюром. — Отступитесь. Иначе следующий иск будет о налогах, а здесь вы точно окажетесь в проигрыше. В чужой стране с чужими законами, сомнительной деятельностью и парочкой лишних сделок — судья не будет даже разбираться, вас депортируют прямо из зала суда. — Это угроза? — Питер впервые за день позволил себе весело улыбнуться. — Серьезно? — Дружеское предупреждение, не более. До встречи, мистер Паркер, подумайте над моими словами. Питер пару секунд смотрел вслед удаляющейся мисс Поттс: приталенное бежевое пальто, черные сапоги на умопомрачительном каблуке, дорогая дизайнерская сумка, в которую при этом наверняка влезают все документы и маленькое зеркальце — она была почти эталоном женской красоты и изящества. Питер прекрасно знал, что она работала с Тони Старком уже много лет. Кто бы мог подумать, что один из гениальнейших изобретателей Америки окажется настолько неравнодушен к старине и затеет ради этого целый бизнес в Канаде? И как бы Питер не старался, но избежать конкуренции и борьбы со Старком не удалось. В первый раз они сцепились из-за небольших карманных серебряных часов XVII века, созданных во Франции одними из первых — кажется, тогда Питер вытряс все до последнего цента со своих счетов, но все же заполучил их, заработав после на реставрации и перепродаже в несколько раз больше. Старк позволил себе несколько фраз на их последующих встречах о том, что удивительно нынче видеть молодежь, которая знает цену времени. Питер так и не понял, был ли это комплимент или ирония, пусть и слишком тонкая даже для англичанина. Тони смотрел на него снисходительно. Следующей проблемой стал рояль. Классический черный, с идеальным звучанием, он буквально уплыл у Питера из рук: на тот момент таких денег у него не было. Два месяца он безуспешно пытался выяснить судьбу рояля или найти его у следующих покупателей, но того и след простыл: словно Старк действительно оставил его себе. Питер же шутил, что редко встретишь сейчас среди людей среднего возраста ценителей классической музыки, ведь они поголовно выросли на роке, а играть AC/DC на раритетном рояле — кощунство. После этого Тони стал смотреть на него с любопытством и, кажется, немного с восхищением. Хотя, может, он себе это придумал. Два года было тихо, даже слишком. Они играючи расходились на аукционах, искали ценности в совершенно разных местах, но в итоге третья их стычка случилась три месяца назад на очередном аукционе, когда на продажу была выставлена великолепная английская шкатулка XVIII века — искусная работа с потрясающей историей: непременно, ее стоило заполучить в свою коллекцию и увезти через несколько лет на родину. Сам Старк на аукционе присутствовать не смог, а его представитель по какой-то совершенно несчастливой случайности умудрилась упустить столь ценную вещицу, уступив ее Паркеру. После аукциона Питер получил три официальных письма и два смс с различными предложениями, одно из которых покрывало его затраты на шкатулку в десять раз, но… он отказал. В течение месяца Питер упорно и скрупулезно работал с ней, восстанавливая тончайшие слои лака на иссохшемся дереве, реставрировал золотой череп, который хоть и был сделан топорно, но все же имел особое очарование: стоило только взглянуть на шкатулку, как она сразу завораживала, приковывала внимание и словно излучала какую-то особую магию. К сожалению, подклад у шкатулки был безнадежно испорчен предыдущим владельцем, а система двойного дна сломана, поэтому Питер тем более не понимал такой целеустремленности Старка: эта вещь была ценна для англичан как память об истории, но уж точно не для зазнавшегося американца, который зарабатывал на этом деньги. После всех полученных отказов люди Старка перешли в наступление: в свой адрес Питер получил четыре иска, три из которых без труда отклонил нанятый адвокат, а вот четвертый оказался с подвохом — осталось последнее заседание, но правда была на стороне Питера. Наверное, при личной встрече Тони смотрел бы на него с неприкрытым раздражением. Предаваясь невеселым рассуждениям, Питер сел в свою машину, достал из кармана ключи и задумчиво посмотрел в окно. Может, Поттс была права? Стоило бы уступить Старку эту дурацкую шкатулку и не вязаться с дальнейшими разбирательствами? Она ведь не просто так сказала про депортацию: выкинут из страны со связями Старка — глазом моргнуть не успеет. А дань родине… Не такой уж Питер примерный гражданин и поклонник своей страны, если появлялся там за последние пять лет только ради того, чтобы продлить все действующие визы, заплатить налоги и проведать тетушку, которая, наконец, стала жить полной жизнью. А если мисс Поттс не блефовала? Глаза слипались, а под рукой не было даже кофе: все же три часа в сутки на сон — это слишком мало даже для молодого организма, а почти десять часов бесконечной и беспрерывной работы давали о себе знать. И этим они с Тони были настолько похожи, что Старк невольно вызывал восхищение своей работоспособностью: Питер чинил старые вещи, а Тони создавал принципиально новые, не касаясь вопросов реставрации и называя себя «типичным антикваром и классическим изобретателем. В отличие от молодежи, которая смешивает все в одной тарелке». Это задевало, но было справедливо. Питер достал из кармана телефон и нахмурился, найдя в адресной книге нужное имя. Палец неловко завис над кнопкой вызова, словно давая хозяину пару мгновений на раздумья, а потом все же опустился на сенсорный экран, перекрывая все пути к отступлению. К черту все, не так уж и важна эта шкатулка, чтобы терять ради нее то, что у него было. — Неожиданно, — голос в динамике был хриплый и действительно удивленный. — Чем обязан, мистер Паркер? — Я отдам ее тебе, — выдохнул Питер и прикрыл глаза, откидывая голову назад, упираясь затылком в подголовник. — Просто так. — К чему такая щедрость? Я заплачу, не волнуйся, — тон стал мягче, что не ускользнуло от внимания. — Почему передумал? — Если ты готов на такие шаги, то тебе она важнее. Не хочу терять работу и уезжать из страны. — Куда уезжать?.. — Тони замолчал, словно что-то обдумывая. — Приезжай, нужно кое-что обсудить. Питер сбросил вызов и выдохнул. Еще несколько часов суеты — и можно будет поспать. ***** Дом Старка встретил его полумраком и тишиной. Питер тихо прошел вперед, останавливаясь возле винтовой лестницы и с любопытством разглядывая корешки старых книг. Стоило признать, что за то время, пока он здесь не появлялся, коллекция значительно пополнилась интересными экземплярами. — Кофе будешь? — голос раздался сверху из небольшого люка под потолком, в который упиралась лестница. — Не откажусь, — Питер улыбнулся, бросил последний взгляд на корешки, подмечая особенно интересные экземпляры, и ухватился рукой за перила. — Не думал, что ты стал букинистом. — Я разносторонняя личность, — Тони усмехнулся, хватая Питера за руку и помогая забраться на последнюю крутую ступеньку. Обычный чердак старого дома, переделанный под современную мастерскую, поражал. А больше всего Питера всегда удивляло то, как Тони варил себе кофе: в старой алюминиевой кастрюльке, которую взял неизвестно откуда. Конечно, как-то он обмолвился, что эта кастрюлька стоит дороже, чем тот самый рояль с аукциона, но его словам Питер не поверил, а рассмотреть ее ближе и проверить самостоятельно почему-то не довелось. В терракотовом свитере, нелепом рабочем фартуке и с испачканными руками Тони Старк не выглядел и наполовину так грозно, как в строгом дорогом костюме на очередном аукционе. Питер мягко улыбнулся, принимая из его рук большую глиняную кружку с ароматным кофе, и благодарно кивнул. — Так почему ты передумал? — Тони поставил кастрюлю на плиту и вытер руки о небольшое полотенце. — Не хочу оказаться за бортом, — Питер сделал глоток и блаженно закрыл глаза, но почувствовал на себе недоуменный взгляд. — Что? Мисс Поттс сказала, что ты подашь на меня иск по налогам. А ты ведь действительно знаешь, за что там можно зацепиться, потом меня депортируют. Не хочу так, мне важно мое дело. Тони нахмурился и сложил руки на груди, рассматривая Питера, но ничего не отвечая. — Ты хочешь сказать, что несколько лет нашей дружбы я предал бы настолько легко и выгнал тебя из страны? — Ты знаешь обо мне достаточно, Тони, чтобы действительно это сделать, — Питер развел руками. — И, согласись, сложно назвать дружбой наше вечное соперничество. — Два года мы обходились без него и прекрасно просиживали все выходные вместе в мастерской, — Старк поджал губы. — Неужели непонятно, что Пеппер блефовала? Без моего ведома. Просто хотела выполнить поручение любой ценой, вот и все. — Ты два месяца со мной не разговаривал после аукциона! — Считай, что я обиделся из-за отказа в перепродаже, имею право, — Тони пожал плечами. — К тому же, я уезжал в Америку. — Зачем тебе эта шкатулка? — Питер сделал еще один глоток и покрутил чашку в руках, грея замерзшие пальцы о горячие стенки. — Что в ней особенного? — Ничего, в том-то и дело, — Тони покачал головой и сложил руки на груди. — Это подделка, поэтому Карен так легко ее и уступила. Просто не знала, что тебе. — Я с ней работал, Тони, это оригинал, — Питер нахмурился, не понимая, зачем Старку его обманывать. — И ты бы не предлагал столько денег за безделушку. — Для меня это копейки, но не для тебя. Это подделка, Питер. Двойное дно, тогда как в оригинале — одинарное, обычное, шкатулка должна быть без тайника. Питер молчал пару минут, пытаясь собраться с мыслями. — И почему ты сразу не сказал? — А ты бы сразу поверил? — Тони по-доброму усмехнулся. — Молодой и горячий антиквар и реставратор не может ошибаться, так? — Зачем тебе вообще все это? Ну выставил бы я себя дураком — тебе от этого что? — Потому что я… Ну, мы… друзья. — Друзья? — Если честно, я надеюсь совсем не на это, — Тони протянул ему руку для рукопожатия и поджал губы, стараясь сдержать улыбку. Питер же ничего скрывать не стал: широко и открыто улыбнулся и чуть крепче положенного сжал чужую ладонь горячими пальцами. Тони смотрел на него с нежностью.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Железный человек"

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Первый мститель"

Ещё по фэндому "Человек-паук: Возвращение домой, Вдали от дома"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты